Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

СТРАНЫ И НАРОДЫ

БАРСЕЛОНА НА ОЩУПЬ

Большинство туристов представляют себе Испанию как бесконечную череду солнечных пляжей, романтических островов и великолепных горнолыжных курортов. Это всё действительно так, но не следует забывать, что она является одной из самых древних стран Европы, которая имеет богатую историю, самобытную культуру и оригинальную архитектуру. В число же наиболее развитых её регионов, безусловно, входит Каталония. Это автономное сообщество, расположенное на северо-востоке Пиренейского полуострова между средиземноморским побережьем и Пиренеями. Исторически имеющая сильную националистическую идею, Каталония в разное время пыталась провозгласить свою независимость от Испании и к настоящему времени добилась автономии, наиболее широкой из всех подобных областей европейских государств. Обычно при упоминании этой части страны чаще всего вспоминается её неофициальная «столица» Барселона. Знаменитый Готический квартал, архитектура Антонио Гауди и великолепные парки создают облик города. Это словно бы музей под открытым небом. Увы, но далеко не для всех россиян поездка в Испанию доступна в финансовом плане. Также сдерживающим фактором является то обстоятельство, что это не англоязычная страна, а испанским у нас владеют немногие. Если же говорить о слепых людях, то совершенно очевидно, что мало кто готов решиться на столь далёкий и экстремальный вояж. Но, невзирая на все сопряжённые с поездкой сложности, этим летом нашлась-таки смелая незрячая девушка из Москвы, которая в одиночку рискнула отправиться на две недели в Барселону. О своих приключениях на малой родине Сальвадора Дали  и Монтсеррат Кабалье рассказала сама отважная путешественница Ольга Игнатьева:

— С детства я ощущала тягу к изучению иностранных языков. Это привело к тому, что три с половиной года назад я наконец-то стала плотно изучать немецкий, а год спустя — испанский. Посещая курсы, я познакомилась с девушкой Анастасией, которая впоследствии переехала в Барселону. У нас сохранились дружеские отношения, и вот  этой весной она пригласила меня в гости. Поначалу такое предложение показалось мне, мягко говоря, более чем авантюрным, но чем дольше думала, тем больше привыкала к этой мысли, и, в конце концов, согласилась. После принятого решения, разумеется, пришлось заниматься массой организационных вопросов — от согласования с домашними до оформления визы. Но, в конце концов, все сложности были преодолены, и в назначенный день я вышла из дома, села в заказанное такси и моё самостоятельное путешествие началось. В аэропорту «Внуково» меня встретила служба сопровождения и проводила в самолёт. Немного в нём посидев, я ощутила, как лайнер стал двигаться, затем всё больше и больше ускоряясь, затрясся и под аплодисменты пассажиров оторвался от земли. Спустя 4 часа я благополучно приземлилась в аэропорту Барселоны «Эль-Прат», где меня вновь  взяла под опеку уже испанская служба сопровождения. На такси приехала практически в самый центр города, без всяких проблем заселилась в квартиру на втором этаже обычного городского дома. Остановилась именно там, потому что совсем рядом с ним живёт моя подруга Настя.

Хозяйка Хисела встретила меня весьма настороженно — видимо, одинокие незрячие постояльцы из России останавливались здесь так же редко, как хоббиты или инопланетяне. Помню, как она удивилась, когда услышала моё пожелание получить обычный столовый нож. Хозяйка всё никак не могла взять в толк, зачем он мне нужен, если я, по её мнению, никак не смогу им воспользоваться. В первый день шёл дождь, и я ограничилась лишь походом в ближайший продуктовый магазин и салон сотовой связи, где купила местную sim-карту. К слову, люди, к которым я обращалась на улице, разговаривали на чистом испанском языке, без попыток перейти на каталонский. Меня это очень радовало, так как он представляет собой причудливую смесь испанского, баскского, немецкого, окситанского, арабского, французского и английского языков. Мои же знания испанского позволяли, если уж не вести философские диспуты, то объясниться на бытовые темы вполне.

На следующий день погода наладилась, и я бросилась штурмовать достопримечательности Барселоны. Настя была занята работой, так что в тот день, да и практически во все остальные я гуляла одна. Хисела посоветовала посетить Музей музыки и даже постаралась рассказать, как туда добраться. Правда, объясняла она как зрячему человеку, а потому я совершенно ничего не поняла.

Готовясь к поездке в Барселону, я допустила один серьёзный просчёт — не овладела в должной степени навигатором на своём смартфоне и потому, отправляясь на экскурсии, мне всегда приходилось спрашивать дорогу у прохожих. Первый день выдался особенно тяжёлым, так как я совершенно не знала город. Вооружившись тростью, сперва с какой-то женщиной дошла до остановки и села в автобус. Водитель тоже был внимателен и, предварительно поинтересовавшись, куда мне надо, вовремя подсказал, где выходить. Тут я столкнулась ещё с одной проблемой, которую до конца отпуска так и не удалось решить. Дело в том, что все светофоры в Барселоне «немые». Но, насколько мне известно, как и во многих других европейских городах, они оборудованы предназначенной для инвалидов системой. У местных незрячих есть специальные приборчики, которые сообщают им о местоположении и цвете светофора, а при необходимости даже передают на него соответствующий сигнал, предупреждающий водителей о том, что дорогу будет переходить маломобильный гражданин. Кстати, та же навигационная система позволяет слепым людям находить и некоторые здания городской инфраструктуры. У меня же такого устройства не было, поэтому каждый раз приходилось обращаться за помощью к прохожим.

Перейдя дорогу, я через какое-то время всё-таки дошла до Музея музыки. Располагался он в культурном центре «Л’Аудитори» и на данный момент собрал около пятисот экспонатов. Своё существование он начал в 20-ых годах прошлого века, когда комиссия по культуре приняла пожертвования от группы богатых меломанов для запуска проекта нового Музея театра, музыки и танца. Организованные дирекцией Этнологического музея экспедиции в дальние страны позволили существенно обогатить выставку предметами культуры Африки, Дальнего Востока и Латинской Америки. Со временем власти города решили расширить проект, и возникла идея постройки масштабного комплекса в Барселоне, целиком посвящённого музыке. В начале двухтысячных был введён в эксплуатацию большой концертный, многоцелевой и камерный залы, а Музей музыки стал завершающим элементом в этом ансамбле.

Этот музей, безусловно, весьма интересен, но, увы, кроме местной вариации бубенчиков мне потрогать ничего не дали, зато была возможность послушать многие другие инструменты, так как в помещениях стояли  стенды, из динамиков которых звучала музыка. Бродила я там достаточно долго, пока не позвонила Настя, сказав, что со мной готов погулять по городу её друг Родриго. Идея понравилась, и я поехала обратно. До остановки рядом с музеем дошла достаточно благополучно, но местные посадили меня в автобус, следующий не в ту сторону, а догадалась об этом я далеко не сразу. Остановок через шесть всё-таки вышла и решила возвращаться домой пешком. Но когда какой-то прохожий поинтересовался, на какую улицу направляюсь, он категорически запретил мне топать в такую даль и посоветовал воспользоваться метро. Я подумала, что это весьма здравая мысль, и с удовольствием разрешила проводить себя до входа в подземку. Во многих мелочах она отличалась от московской, но, пожалуй, больше всего меня удивило, что двери в вагонах автоматически не открывались, а пассажирам приходилось вручную отодвигать задвижечку, чтобы створки разъехались. Тактильная напольная полоса для незрячих там тоже имелась, только была она одна-единственная, раза в 4 шире той, которая есть в московском метрополитене, и располагалась  вдоль всей станции по центру платформы. Наверное, от грохота поездов и людской толкотни я немного растерялась, а потому опять умудрилась сесть не в ту сторону и успела проехать полгорода, пока это осознала. Ко мне подошёл мужчина, сказал, что он работает в аэропорту с такими же, как и я, пассажирами, и поинтересовался, куда мне, собственно, надо. Я объяснила, он сильно удивился, что еду я в противоположную сторону, и подсказал, где нужно выйти и сделать пересадку, чтобы добраться до необходимой станции.

С грехом пополам я всё-таки доехала, и была благополучно подхвачена Родриго. Мы прогулялись по парку с кафешками, волейбольными площадками и даже забрели на окраину самого настоящего нудистского пляжа. По понятным причинам, в тактильной форме я не могла удостовериться в пикантной особенности местечка, но по заверению моего нового друга вокруг нас все ходили, в чём мать родила, а один пожилой сеньор даже увязался за нами и пошёл вглубь парка. Но Родриго меня успокоил, сказав, что в таком виде его очень скоро остановит полиция, и волочиться за нами ему осталось совсем недолго.

Перекусив в ближайшем кафе, он проводил меня до дома, чем и завершил первый экскурсионный день. Кстати, гуляя по городу, лично я не ощутила, казалось бы, такого традиционного для Испании явления, как сиеста. В послеобеденное время люди на улицах не заваливались храпеть, кто где стоял, как принято думать, а совсем наоборот — ни людей, ни машин меньше не становилось. Правда, в эти же дни один мой знакомый из Валенсии писал, что у них с двух до четырёх дня город как раз-таки буквально вымирает. Наверное, этот испанский обычай соблюдается как-то выборочно, в зависимости от региона.

Продолжение истории о путешествии Ольги Игнатьевой читайте в следующем номере.

Игорь Михайлов