Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

ДОСТУПНАЯ СРЕДА

Путь начинается с «Воскресенья»

В России организации, оказывающие помощь людям с инвалидностью, чаще всего возглавляют руководители, не имеющие проблем со здоровьем. Безусловно, они мобильны, коммуникативны, успешны в работе за компьютером и в ведении документации, но вместе с этим многие проблемы людей с ограниченными возможностями с высокой долей вероятности окажутся непонятыми или даже  не замеченными ими. Совсем иначе может сложиться ситуация, если за руководство организацией, помогающей инвалидам, берётся человек, который на личном опыте или на опыте своих близких знает, с какого рода трудностями они ежедневно сталкиваются. Равнодушия и отстранённого отношения к работе в этом случае быть не может, а значит, и не может быть бесполезно потраченных ресурсов любого трудового процесса.

«У моей сестры синдром Ушера. Она — инвалид первой группы по зрению и носит слуховой аппарат, — рассказывает Лилия Головащенко, директор Приморской краевой общественной организации социальной помощи «Воскресенье», руководитель проекта «Обучение незрячих, проживающих на территории Приморского края, навыкам самостоятельного передвижения», инструктор по пространственной ориентации и мобильности инвалидов по зрению. — Сестра — человек очень активный, всегда хотела ходить самостоятельно, но даже выходя на улицу с белой тростью, часто возвращалась домой с синяками и ссадинами. Людям без зрения во Владивостоке передвигаться сложно: на дорогах много машин, горожане редко сталкиваются с незрячими и слабовидящими прохожими, и, конечно, удивляются, заметив человека с белой тростью. Да и белой тростью надо уметь правильно пользоваться, ведь  только в этом случае она сможет стать незаменимым помощником при самостоятельном передвижении инвалида по зрению. В нашем городе сестра так и не нашла инструктора, готового помочь ей освоить эти навыки, и была вынуждена ехать на реабилитацию в Бийск. А вернувшись во Владивосток, ещё острее осознала проблему отсутствия такого обучения в нашем Приморском крае.

К этому времени я три года проработала в социальной сфере и понимала, насколько важно человеку с инвалидностью чувствовать себя свободным и независимым. Мы решили создать Приморскую краевую общественную организацию «Воскресенье» именно для того, чтобы помочь незрячим людям освоить навыки правильного использования белой трости и сделать возможным их самостоятельное передвижение по городу. Благодаря выигранному гранту «Православная инициатива» мы с сестрой смогли поехать в Бийский центр реабилитации слепых, где прошли обучение на инструкторов по пространственной ориентации и мобильности инвалидов по зрению. Такое образование давало нам право профессионально помогать слепым и слабовидящим людям грамотно пользоваться белой тростью, а после выигранного Президентского гранта на развитие гражданского общества  такая работа стала возможной.

К сожалению, очень многие слепые и слабовидящие люди не знают, как правильно подобрать размер белой трости, не владеют техникой её использования, не понимают разницы между опорными и тактильными  тростями. И все эти проблемы нам хотелось бы решить в рамках работы нашей организации. Сейчас мы занимаемся на базе Приморской краевой библиотеки для слепых, планируем проводить занятия в школе-интернате для слепых детей, в доме-интернате для престарелых инвалидов, будем выезжать в отдалённые районы края. Для желающих научиться ориентироваться и передвигаться в пространстве при помощи белой трости мы проводим как теоретические, так и практические занятия. На первых уроках наши незрячие ученики могут познакомиться с техникой использования белой трости, принципами безопасного перемещения в закрытых и открытых пространствах, узнать о том, как определять и преодолевать препятствия, уверенно чувствовать себя в городском транспорте и передвигаться в условиях большого города. Прежде чем приступить к практическим занятиям, мы показываем ученикам различные виды тростей, вместе с ними выбираем подходящую им по размеру и материалу. Для работы на улице мы закупили недорогие удобные и прочные трости из стеклопластика, которые незрячие люди после обучения получают в подарок.

Практические занятия проходят на маршрутах, которыми они чаще всего пользуются. Если нашему ученику необходимо освоить путь от дома до магазина, от дома до почты или от дома до автобусной остановки, мы делаем это вместе  с ним. Работа на улице не ограничивается определённым количеством учебных часов — мы готовы и будем заниматься с незрячим человеком столько времени, сколько ему потребуется на освоение нужных маршрутов.

Первую группу учеников составляли одни мужчины: опытные специалисты  в профессиональной сфере, состоявшиеся как личности, они в зрелом возрасте потеряли зрение и достаточно тяжело привыкали к своей инвалидности. Мне было очень приятно наблюдать за тем, как после наших занятий они как будто духовно и физически окрепли, почувствовав возможность самостоятельного передвижения, снова ощутили себя сильными и мужественными людьми. Но если мужчины по своему складу характера больше склонны к длительному изучению теоретической информации, то женщины, вошедшие в следующую группу учеников, активно начали освоение именно практических навыков. Они проработали множество маршрутов и даже начали организованно посещать занятия по танцам, которые, как мне кажется, очень хорошо влияют на состояние их мышечной системы и на работу вестибулярного аппарата. Правда, на танцы я вожу их на своей машине, и была бы признательна помощи волонтёров, готовых стать их сопровождающими на этом маршруте. Мы приглашаем к сотрудничеству всех неравнодушных жителей Владивостока и районов Приморского края, а слепых и слабовидящих людей будем рады видеть на курсах пространственной ориентации инвалидов по зрению Приморской общественной организации социальной помощи «Воскресенье». По всем вопросам можно звонить по телефонам: 89024823432, 84232683432.

Елена Федосеева


--
Елена Федосеева

С любовью — о волнующем

Моё маленькое чудо

 Начало читайте в №№ 6,8,10 за 2017 год

Только немножечко,

чайная ложечка — это уже хорошо

Нам девять месяцев. Владислав Витальевич растёт не по дням, а по часам. Пришло время потихоньку переходить на рацион полноценного мужчины. Правда, на молочную диету он, в отличие от многих «однополчан», не жалуется. Поскольку современные педиатры не советуют вводить прикорм раньше 6-и месяцев, ведь у малыша пока ещё вырабатывается недостаточно ферментов для переваривания «взрослой» пищи, я и не торопилась, тем более что грудного молока, которое, как говорят, бесценно для детского иммунитета, хватает с лихвой. Ничего особенного я для этого не делаю, просто вдоволь пью обычную кипячёную воду. Не потому, что она обладает какими-то волшебными свойствами, а просто потому, что всем напиткам я предпочитаю её. Выслушав убедительную лекцию свекрови о необходимости калорийного питания мамы и поддавшись на эту провокацию, я набрала парочку лишних килограммов, так что, на мой взгляд, кормящая мама должна питаться разнообразно, при этом несильно увеличивая калорийность рациона. Словом, сына я решила раньше времени лишним не пичкать, и всё же, начиная с 6—7 месяцев, из материнского молока ребёнку поступает недостаточно питательных веществ, так что прикорм растущему организму крайне необходим. Однако вводить его нужно очень медленно и аккуратно. В первый раз я, признаюсь честно, несколько переборщила со свежим, протёртым через ситечко бананом, что сразу же отразилось на стуле крохи: вместо нормального жёлтого он стал зеленоватым. И хотя не случилось ничего страшного, я, конечно, расстроилась, зато впредь более осторожно предлагала своему чаду новые продукты.

Педиатр посоветовала нам вводить прикорм с овощей и фруктов, а не с каш, так как Владька — далеко не хилый пацан. Однако как-то так вышло, что начали мы с молочной продукции: сынуля за компанию со мной за милую душу уплетал кислый магазинный творог в пачках, смешно и со смаком причмокивая, пробовал питьевой или обычный йогурт. Затем последовали детские соки наряду с готовыми пюре из баночек. Врачи, разумеется, ратуют за свежеприготовленную домашнюю пищу, не слишком одобряя консервы, однако мы решили давать Владе и то, и другое. Дело в том, что консервированное питание гораздо разнообразнее: тут тебе как отечественные, так и заморские овощи, фрукты и ягоды. В итоге карапуз пробует самые разные продукты и их сочетания, выбирая понравившиеся. Кроме того, каждый раз готовить порции по 50—70 граммов не будешь — слишком много времени на это уходит. Плюс готовое пюре протёрто до однородной консистенции, а вручную, если в хозяйстве нет блендера или хотя бы миксера, так не сделаешь. Поэтому, как мне кажется, дома про запас всегда должно быть что-то из готового питания. Если придётся куда-то надолго отлучиться, по возвращении проголодавшийся ребёнок сможет сразу покушать, не дожидаясь, пока мама проделает сложный технологический процесс. Овощи и мясо можно слегка подогреть на плите, а баночки с фруктовыми пюре и коробочки с соком, особенно если их только что достали из холодильника, — поставить в ёмкость с горячей водой. Согласно инструкции, хранятся такие консервы в открытом виде не более двух суток, причём даже в холодильнике, хотя мы, бывало, держали и чуть дольше — обошлось.

Как я уже говорила, аппетит у Владюши отменный, настоящий мужской! До сих пор он довольно часто срыгивал, скорее всего, от переедания, но как откажешь любимому мужчине в удовольствиях? Практически сразу после рождения прабабушка купила в подарок Владке крохотную ложечку объёмом примерно в треть чайной. Наконец-то и она в хозяйстве пригодилась. На первых порах я давала сыночку пюрешки буквально на кончике ложечки, чтобы он научился как следует глотать хоть и протёртую, но уже не совсем жидкую пищу. Теперь, бывает, сначала отворачивается от ложки, а потом как распробует — только успевай в «клювик» закладывать! Если же малыш отвлекается от еды, смотрит по сторонам, можно постучать ложечкой о посуду: это, как правило, снова фокусирует его внимание на приёме пищи.

Помимо овощного и фруктового, Влад перепробовал и несколько разновидностей мясных пюре, от которых его, как и большинство мужчин, за уши не оторвать! Чтобы не промахнуться, указательным пальцем свободной руки я аккуратно нащупываю уголок его рта, а если даю ему сок, ложку стараюсь наклонять потихоньку: так у малютки меньше шансов подавиться, а у сока — пролиться мимо. Правда, теперь мой бутузик уже сам помогает маме, наклоняясь и на лету ловя ложку губами. А то и вовсе пытается отнять её у меня, мол, я сам умею, уже большой мальчик. Ну и, конечно же, грех не продегустировать, что там в тарелках у взрослых — мало ли что вкусное втихаря съедят!

До недавнего времени Владислав трапезничал,  располагаясь в автокресле, по-моему, это довольно удобно, особенно если  малыш толком не научился ровно и уверенно держать спинку. Теперь же моя егоза норовит перевернуться вместе с  ним, так что сидит на диване, от радости и удовольствия пританцовывая на попе. Чтобы не запачкать диван, своего несмышлёныша я сажаю на пелёнку, а на шею подвязываю слюнявчик. Как оказалось, их теперь существует великое множество: одноразовые и многоразовые, тканевые, полиэтиленовые, клеёнчатые и пластиковые, на липучках, завязках, кнопках и пуговицах, овальные, прямоугольные, фигурные и в виде фартука, однотонные и с рисунками, с кармашком и без него. В тканевом, на мой взгляд, нет смысла, так как он вмиг промокает, и одежда всё равно пачкается, по полиэтиленовому и соки, и пюре также стекают на одежду, спасти в таком случае может только кармашек снизу. Больше всего мне понравился слюнявчик, одна сторона которого тканевая, а другая клеёнчатая, правда, ткань на нём довольно быстро расползлась.  С липучками мама, разумеется, справится гораздо быстрее, чем с завязками или пуговицами, однако, как показывает практика, и малышу сорвать такой слюнявчик ничего не стоит. На мой взгляд, их нужно не так много: мы, например, обходимся двумя-тремя. После каждого кормления я сразу застирываю или ополаскиваю их водой, чтобы пятна не успели въесться, так что под рукой всегда есть, как минимум, один чистый и сухой. Ну, а если уж совсем боитесь запачкаться, лучше не покупать пюре насыщенного цвета вроде моркови, черники, чернослива и так далее. Хотя Ладке, например, они очень даже понравились. Да и отбеливатель с пятновыводителем никто не отменял, если, конечно, у карапуза нет аллергии.

Когда сынок привык к протёртой пище, мы стали потихоньку давать ему тоненькие ломтики яблока и свежего огурца, разумеется, без кожицы. Вскоре наш пиплёнок со смаком лопал и помидоры, и сливы, и дыню с арбузом. Ну и какое же лето без мороженого? Безусловно, подтаявшего. Начиная с 6-ти месяцев мой киндер-сюрприз сосал плотные детские крекеры, они не очень сладкие и практически не крошатся, так что подавиться ими трудновато. Как только крекер размокал с одной стороны, я переворачивала его, а потом меняла на новый. Чуть позже наш птенчик перешёл на сушки, а потом попробовал кукурузные палочки, желатиновые конфетки и даже чупа-чупс. Важный момент: когда малыш переходит на твёрдую пищу, необходимо постоянно следить за тем, чтобы он не откусил слишком большой кусок. Для этого достаточно держать пальцы недалеко от края печенья, хлеба или любого другого продукта. Надо сказать, что конфеты наш юный хулиган запихивает в рот профессионально, так что, чувствую, скоро придётся покупать сейф для хранения сладостей, ну и код подобрать посложнее, а то ведь этот юный хакер взломает всё что угодно!

В 6—7 месяцев, видя, как мама пьёт чай, мой скорпиошка потянулся за кружкой, да так вцепился, что я её еле-еле вынула у него из рук. Будь его воля, он бы, конечно, попил из большой бутылки, ибо к этим пластиковым тарам он питает особую слабость, а если на них ещё и этикетки красочные, да вода внутри булькает — восторгу нет предела! Ну, а пока наш лапушка только учится пить из кружки, мы решили приобрести непроливайку, которая, правда, оказалась ещё какой проливайкой: то он захлебнёт воды больше положенного, то, играясь, перевернёт поильник  и, довольный, льёт на себя водичку…Так что без слюнявчика никуда. Впрочем, пить из маленькой кружечки Владику нравится куда больше, чем из поильника. Наверное, это и к лучшему, так как последние исследования показали, что поильник вреден для зубов, а также оказывает негативное влияние на формирование прикуса.

Пищевая аллергия у нашего карапузика была лишь однажды, ровно в полгода. Возможно, это была реакция на какой-то из компонентов обожаемого мной салата оливье. Некоторые педиатры также говорят о том, что ребёнок может «цвести», реагируя на изменения гормонального фона мамы. Так или иначе, но сыпь больше не появлялась. Устранить её буквально за пару дней помогли специальные капли «Цетиризин», которые я капала в пластмассовый мерный колпачок — так их очень хорошо слышно, а плюс-минус одна капелька — не страшно. Проблемы с животиком тоже давно позади, несмотря на столь активное расширение рациона. Владюня довольно спокоен, весел и в меру активен. Распознать у малыша проблемы с кишечником довольно просто: он постоянно хнычет, инстинктивно поджимает ножки, а животик твёрдый на ощупь.

Хорошо бродить по свету

Поскольку на дворе пусть и нежаркое, но всё-таки лето, то гуляем мы подолгу, иногда и несколько раз в день. Часто неспешно катимся по грунтовой дороге, ведущей в соседнюю деревню. Три километра в одну сторону, столько же в другую. Кругом леса, поля, птички поют — красота! А на природе, сами знаете, просыпается просто зверский аппетит. Благо, что любимая Владина вкусняшка — грудное молоко, всегда при нас. Кстати, раньше я и не представляла, как это — кормить сидя, а теперь даже стоя или на корточках приноровилась. Чему только не научишься, став мамой!

Очень полезная и, я считаю, просто необходимая вещь — москитная сетка на коляску. Весной проснулись не только комары, но и мухи, пчёлы, осы, жуки и прочие жужжащие насекомые. Москитка же оберегает не только от них, но и отчасти от летящих из-под колёс автомобилей камешков, пыли, солнца и дурных глаз. Кроме того, малышу гораздо сложнее выкинуть игрушки из коляски, так как внизу их, чаще всего, сдерживает резинка, и они просто повисают вдоль бортика. Впрочем, наш маленький шалунишка пару раз всё равно нас перехитрил. Что делать — протирали игрушки влажными салфетками, без которых на прогулке как без рук. Единственное, что я не предусмотрела при выборе москитки, это наличие окошечка. В нашей модели его нет, поэтому приходится поднимать сетку целиком, рискуя напускать под неё крылатых жужжащих и тем самым нивелировать столь полезный эффект. Специально для прогулок купили мы Владюшке и модную кепку. Во-первых, в ней не так жарко, как в чепчике, во-вторых, можно регулировать размер, а в-третьих, козырёк защищает от приставучего солнышка, настырно заглядывающего в невинные глазки малыша. Однако наш озорник постоянно стягивает её с головы за этот самый козырёк, а мы не всегда вовремя замечаем, так что на следующее лето, пожалуй, подыщем какой-нибудь головной убор на завязочках.

К счастью, живём мы на втором этаже пятиэтажки, да и муж почти всегда дома, так что выносить на улицу неподъёмную коляску мне самой не приходится. Не представляю, как справляются другие мамочки, особенно после кесарева сечения. Спускать, а главное потом поднимать по лестницам почти 20-килограммовую коляску с 4—5-го этажа даже вдвоём — удовольствие весьма сомнительное! И хотя я освобождена от этой «повинности», боли в правом запястье мне избежать не удалось. Как выяснилось, это бич многих молодых мамочек: растущий вес малыша плюс нагрузка от управления неповоротливой коляской неизбежно приводят к такому синдрому. Как ни странно, наиболее остро он проявляется ночью, в состоянии покоя. С болью в запястье я прожила, пожалуй, лишь несколько месяцев. Исчезла она так же внезапно, как и появилась, причём без какого-либо лечения.

Из чего же сделаны наши мальчишки

Симпатяжку Владислава, будь он даже одет в боди с изображением машинок, чаще принимают за девочку, нежели за мальчика. Однако я с гордостью могу заявить, что носила на руках мужчину. А если серьёзно, то трудно представить, что человечек может быть таким маленьким, что его умненькую кругленькую головку можно накрыть ладошкой. Сидит моё лучистое солнышко на диване или на полу и кажется таким крохотным, хрупким, беззащитным… А ведь он уже так вырос: и весит втрое больше изначального, и вытянулся на целых 20 сантиметров. Купаться в детской ванночке нам стало тесновато, так что водные процедуры мы теперь принимаем по-взрослому. Перед каждым купанием ванну я хорошенько ополаскиваю горячей водой, иногда тщательно мою её детским мылом, особенно после чистящих средств. Водички набираю немного, буквально 10-12 сантиметров, а ещё после долгих раздумий и колебаний мы всё же приобрели надувной круг на шею, с которым малыш не только не захлебнётся и, не дай Бог, не утонет, но и, возможно, научится плавать. Именно в ванной наш скорпиончик впервые перевернулся с живота на спинку и начал вставать на четвереньки.

Владька просто обожает следить за тем, как я чищу зубы — аж не моргнёт ни разу! И чего это такое интересное мама делает? А то ещё и помогать примется, хватаясь за щётку. Пришлось выделить ему персональное средство гигиены, которым он с удовольствием ковыряет во рту. Надеюсь, и в дальнейшем чистить зубки Владя будет с энтузиазмом, ну или хотя бы без боя. Первый зуб у Владика прорезался в 7 месяцев и 11 дней, второй составил ему компанию через пару суток, третий присоединился к ним через месяц, а ещё через 3 недели показался и четвёртый, так что сыночек превратился в самого настоящего зайчика!

Тяжело бороться с ленью, остальное — ерунда

Дабы понимать, нормально ли мой шалунишка развивается как физически, так и психологически, регулярно читаю в интернете о навыках младенца в каждый месяц жизни. Конечно, всё это сугубо индивидуально, например, не секрет, что девочки, как правило, опережают мальчиков в развитии, однако наблюдать за этим крайне необходимо, чтобы не пропустить серьёзные отклонения и по возможности вовремя их устранить. Как только наш телепузик, очевидно, основательно отлежав бока, сам попытался подняться, мы стали потихоньку его присаживать. Сначала ненадолго, всего на 5—10 минут, затем, когда он начал сидеть немного увереннее, не шатаясь и не падая, уже на более длительное время. Для укрепления мышц мы делаем несложные упражнения, естественно, в игровой форме. Ладка просто обожает, лёжа вместе с мамой на диване, задирать ноги, изображая нечто вроде «берёзки», при этом хохоча до упаду. Так что мы заодно ещё и пресс качаем. Понравилось моему малышарику и в акробата играть: лёжа у меня на коленях, он выгибает спину и запрокидывает голову, а чтобы достать какую-то игрушку, бывает, складывается пополам и дотягивается до неё рукой. К 8 месяцам сын без проблем сидел у меня на коленях даже без поддержки, а вот ползать пока так и не научился — лишь смешно карабкается, как черепашка. И всё же переживать рано, так как некоторые детки сначала встают на ножки, а иногда даже делают первые робкие шаги и только потом начинают активно ползать. Впрочем, с такими круглыми щеками, пожалуй, всё равно далеко не уползёшь!

Судя по всему, Владька тот ещё болтун будет — весь в меня! Уже пробует говорить «мама», «папа», «баба» и «дядя», правда, если эти слова хотя бы периодически не повторять, они мгновенно выветриваются у него из памяти. Научился сынок и самостоятельно играть в ладушки: стоит только запеть соответствующую потешку, как он уже оживлённо нахлопывает в ладошки. Хоть и не девочка, а к зеркалу наш смешарик давно неравнодушен: уж очень нравится ему пухленький ангелочек по ту сторону зеркальной глади! Протянет ручку, дотронется до него и, сильно смутившись, прячется за маму, улыбаясь во все четыре зуба.

До чего вы мне, игрушки, надоели!

Игрушки постепенно «оккупируют» нашу квартиру, хотя, кажется, и не покупали особо. Правда, слонопотамы мама и папа всё на что-нибудь да наступят, так что пара погремушек уже пала смертью храбрых — только косточки затрещали. В такие моменты понимаешь, как плохо, когда у крохи нет своей комнаты или хотя бы специально отведённого для игр места. Приходится по 10 раз в день перекладывать их с места на место. Мы даже всерьёз подумывали купить манеж, но решили, что уж Владька-то там точно не усидит — только деньги на ветер выбрасывать, причём немаленькие. Перекочевали в разряд игрушек и не пригодившиеся пустышки. Кстати, замечательная штука — клипса на пустышку: прицепил к одежде, и можно не переживать, что она окажется на полу. Как и все детки, наш киндер обожает выкидывать игрушки и одежду из кроватки, при этом он так самодовольно хихикает, что сердиться на него просто невозможно! Мыть погремушки я уже даже не пытаюсь, всё равно они тут же снова оказываются на полу.

Глядя, как сынок, едва успев взять в руки игрушку, практически сразу бросает её и тянется за другой, я задаюсь вопросом: не приведёт ли их изобилие  к рассеянному вниманию у ребёнка? С другой стороны, он познаёт разные формы, цвета, материалы и прочее, а главное — у него есть выбор, и он учится его делать. Дошла, наконец, очередь до мягких кубиков, которые теперь Владюша без труда может удержать в ручках. На каждой грани длиной примерно 10 сантиметров нарисованы картинки «мальчик одевается», «девочка рисует» и т.п. И всё-таки пока его больше увлекают красочные бутылки и коробки из-под сока. Часами может сидеть и таскать их туда-сюда. Не остаются без внимания шуршащие упаковки и полиэтиленовые пакеты, однако нужно внимательно следить, чтобы маленький исследователь не оторвал кусок и не проглотил его, ведь такой кусочек может приклеиться к горлу или, не дай Бог, закупорить дыхательные пути.

Один из воздушных шариков наш шкет умудрился прокусить, к счастью, тот не лопнул, а просто потихоньку сдулся. Остальные шарики держатся уже несколько месяцев и, кажется, сдуваться не собираются. Очевидно, секрет в том, что клапан завязан на узелок, а не перетянут ниточкой. Но вообще, у Владислава появились игрушки посерьёзнее. Например, сынуля постоянно норовит вырвать у мамы из рук смартфон. Пока, конечно, ему главным образом интересно попробовать его на зуб, однако случайно и кнопочки нажимает, и приложения открывает. Так, у Nokia c5 Владик каким-то непостижимым образом умудрился отковырять кнопки, а с андроида не просто позвонил папе, набрав номер из журнала, но и на громкую связь поставил. Видимо, не за горами времена, когда будем драться из-за компьютера. Впрочем, к ноутбуку его уже словно магнитом тянет — интересно же клавиши понажимать, как мама с папой. Однажды, не успела я и глазом моргнуть, как Влад захлопнул крышку ноутбука, да так «удачно», что теперь мой незаменимый помощник нуждается хоть и в незначительном, но всё же в ремонте. Конечно, как можем, мы стараемся держать ребёнка подальше от гаджетов — успеет ещё компьютеризироваться. Требования вроде «дай!» пока что пресекаются довольно просто: достаточно показать Ладке другую интересную игрушку, привлечь к ней его внимание, а потом потихоньку забрать желанный предмет. Даже если он заметит и немного похнычет, быстро забудет этот «несчастный эпизод» своей жизни. Да и пусть уж лучше поплачет, чем будет грызть провода и термометр, засовывать в рот зарядку от ноутбука и т.д.

Отвлечь наше чадо от техники помогает синтезатор, который когда-то моему мужу подарили в Швеции: во множестве режимов он, конечно, пока сам не разбирается — это и для взрослого непростая задача, но на клавиши нажимает с удовольствием, и, надо сказать, иногда неплохая музыка получается. Правда, одну клавишу он уже сломал, так что теперь играет только под нашим строгим контролем. Можно здесь послушать и с десяток простеньких детских мелодий, во время проигрыша которых включается цветомузыка. А ещё Ладушка очень любит, когда папа играет на альте или гитаре и иногда даже пробует подпевать. По-своему, разумеется.

Анастасия Павлюченкова

МИР УВЛЕЧЕНИЙ

РУКОТВОРНАЯ ФЛОРА

Известно, что посредством бисероплетения можно создавать самые разные поделки и аксессуары. Из стеклянных разноцветных бусинок и лески плетут украшения — серёжки, кольца, колье, браслеты, а также нарядные шапочки, пояса и сумочки. Более того, эти маленькие шарики используют для изготовления картин, икон, ими расшивают одежду всевозможными орнаментами. Такой вид творчества популярен и у инвалидов по зрению, так как он активно включает в работу тактильные ощущения. А потому не удивительно, что многие незрячие и слабовидящие, один раз попробовав это занятие, уже не в силах с ним расстаться. Одной из таких «жертв», попавших в цепкий капкан декоративно-прикладного искусства, стала и Мария Даниловна Лукьянова, за каких-то несколько лет превратившаяся в одну из лучших мастериц Воронежской области. Историю своего увлечения рассказала сама рукодельница:

— В 2011 году, когда я получила первую группу инвалидности вместо второй, председатель нашей местной организации Виктор Васильевич Киселёв предложил поехать в Железногорский центр реабилитации слепых, что в Курской области. Там я провела два с половиной месяца. В числе прочих полезных навыков нашей группе преподавали бисероплетение. Уроки проходили очень интересно, я бы сказала, даже захватывающе. У меня стало получаться практически сразу, что, конечно, вдохновляло. По возвращении домой я захотела и дальше развивать свои навыки и очень расстроилась, узнав, что в нашем посёлке «Высокий» бисер нигде не продаётся. Но, позвонив своему бывшему преподавателю и рассказав о ситуации, я в скором времени получила от неё по почте несколько небольших пакетиков с бусинками. А позже дочка нашла женщину, которая из Ростова рассылает по всей России  стеклянные шарики за совсем небольшие деньги. Так и пошло. В моём огородике в три сотки растут две яблоньки, смородина, крыжовник, малина, виноград и много-много цветов. Возможно, это и мотивирует меня на создание именно растений. Плету цветы и деревья, а потом сажаю их на гипс в красивые плошечки, вазочки или кувшинчики. Свои изделия я изготовляю не по специальным схемам для слепых, а использую собственный способ. В цветочных магазинах мы с дочерью Надеждой обычно просим отдать нам устаревшие каталоги, приносим их домой, вместе выбираем какое-нибудь растение, а потом она находит видеоурок в интернете о том, как его сплести. Такие обучающие материалы обычно очень подробные, и для меня не составляет труда на слух понять, как нужно создать поделку. В моей коллекции уже есть розы, ромашки, васильки, маки, одуванчики, фиалки, астры, а также деревья — рябина, вишня, клён и многие другие.

Занимаясь рукоделием, я полностью отвлекаюсь от посторонних мыслей и сосредотачиваюсь на процессе работы, успокаиваюсь и как будто бы заряжаюсь положительной энергией. Поэтому после своего кропотливого труда чувствую не усталость, а, напротив, прилив жизненных сил. Плету не для продажи, а для собственного удовольствия. Очень многие работы я отдала друзьям и родственникам, что доставило мне массу положительных эмоций, надеюсь, и им тоже. За несколько лет своего увлечения уже много раз принимала участие в выставках ВОС — в Воронеже и областных райцентрах. К слову, в Воронеже мои работы очень приглянулись корреспонденту местного телеканала. Он даже взял у меня интервью и запечатлел все поделки, а вскоре сюжет показали в блоке региональных новостей. А через несколько дней ко мне домой приезжал репортёр нашей районной газеты «Заря». Тоже побеседовал со мной и сделал много фотографий.

Буквально пару недель назад история повторилась. Меня опять показали по воронежскому телевидению и написали обо мне в «Заре». Но, увы, поводом уже стало не моё рукоделие, а довольно-таки печальный случай. Шла я по центру нашего посёлка знакомой дорогой — рядом со школой, мимо памятника погибшим во Второй мировой войне солдатам. А в этом месте производился ремонт асфальта, но дело было вечером и рабочие уже ушли домой. Покрытие они, видимо, накидали, как придётся, так что края торчали. Зацепила я ногой эту новую дорогу и мало того, что упала, так ещё и кусок асфальта выбила. Порвала брюки, ногу поранила и руку сильно ушибла. Лукавить не буду, заругалась я. А тут, как из-под земли, вырастает корреспондентка воронежского телевидения. Как выяснилось, она снимала репортаж о наших горе-асфальтоукладчиках. Оказывается, они по-трезвому к работе вообще не приступали и даже умудрились расплющить катком и забетонировать четыре ивы, которые как раз по углам памятника стояли. Увидела она, как я упала, и ко мне… Я ей попыталась объяснить, что, наверное, сама виновата, потому как споткнулась сослепу. Но она всё равно взяла у меня интервью прямо на фоне горбатого растрескавшегося асфальта и вмурованных в него ив. А после того, как этот сюжет показали по телевизору, мне опять позвонили из местной «Зари», приехали, сфотографировали и тоже материал об этом написали. Не могу сказать, что я была рада вниманию прессы по такому поводу, совсем наоборот. Уж лучше пускай пишут о том, как я бисером плету, а не о моих несчастьях, — завершила свою историю Мария Даниловна.

Михаил Ингларов

ЗНАМЕНИТЫЕ СЛЕПЫЕ        

ОЛЬГА СКОРОХОДОВА

 В худшее не верится заранее,

Теплится надежда на авось.

Только всё равно непонимание

В «трогательном» мире разлилось!

Пахнет безнадёгой одиночество.

С глушью побраталась слепота.

Будущность повычерпана дочиста.

Это, безусловно, неспроста!

Горечью сочится испытание,

Ставшее привычкою почти,

Ну, а восприятие туманнее…

Значит, и дорогу не найти?..

Призрачная тень существования

Тягостной реальности под стать,

Впрочем, не иссякли ожидания,

Чтобы в пораженьях — побеждать!

Общественное мнение традиционно не жалует «ущербных, убогих и увечных», которых издавна считали недоразвитыми, а то и вовсе «лишними людьми». Отсюда и жуткие человеконенавистнические  теории. Увы, маломобильные граждане, обращаясь за помощью к условно здоровым, далеко не всегда встречают доброжелательный отклик. Неужели так сложно понять, что внутренний мир глубоких инвалидов тоже разнообразно богат, хотя средства познания и самовыражения у них гораздо экономней?!

Вокруг множество удивительных совпадений, и  даже в повседневности мы порой делаем неожиданные открытия, нужно лишь не пройти мимо эмоционального всплеска, стимулирующего взлёт вдохновения. Когда я делал первые робкие шаги  на тернистом пути стихотворца, творческая звезда Ольги Ивановны Скороходовой как раз закатывалась. Получается, что мне довелось заочно принять эстафету рифмованных прозрений. Закономерно, что внимание поэтессы поневоле привлекали чуткие персты и крепкие длани, а главное — надёжные десницы, да вот я-то  не знаю дактильный алфавит и крайне редко сбрасываю информацию в распахнутые горсти. Почему же и в моих  произведениях тоже возникает навязчивая тема «анатомического ряда контактной привязанности»? Символичная сопричастность, заключённая в магии «смысловых рукопожатий», была осознана  много позже при внезапном обнаружении необъяснимых параллелей чувств, помноженных на зеркальную родственность образов и эпитетов.

Наперекор жестоким обстоятельствам и беспросветным горестям бывшая детдомовка искала спасения в изнурительных успехах. Невзирая на технические погрешности, её искренняя лирика завораживала глубокой философичностью и пронзительной точностью деталей. В художественной форме она объясняла принципы компенсационного восприятия, пытаясь «докричаться» до «записных гуманистов»:

«Думают иные — те, кто звуки слышат,

Те, кто видят солнце, звёзды и луну:

«Как она без зренья красоту опишет?

Как поймёт без слуха звуки и весну?!»

Я услышу запах и росы прохладу,

Лёгкий шелест листьев пальцами ловлю.

Утопая в сумрак, я пройду по саду,

И мечтать готова, и сказать люблю…»

Сама Скороходова утверждала: «Я родилась летом 1914 на Украине в селе Белозёрки, возле Херсона…» Однако родня настаивала на двенадцатом годе. Интересно, что обе версии вроде бы подтверждались очевидцами. Но согласно недавно найденным церковным книгам она появилась на свет одиннадцатого июля 1911 года по старому стилю, а значит,  двадцать четвёртого числа того же месяца по новому. Выходит, к «паспортному возрасту» умершей писательницы добавили «трёхлетку». Данную дату косвенно подтверждает то, что Ольга помнила «ярмарочные подарочки тятьки», мобилизованного  на «государеву службу» и пропавшего без вести.

Спустя полвека, уже будучи старшим научным сотрудником «абсолютница» вспоминала: «Когда в 1915 году кормильца угнали на войну, мама осталась единственной работницей в семье… Она батрачила у священника, оставляя меня на попечение больного и доброго дедушки. Тяжелы были первые годы моей маленькой жизни, но всё же они казались «золотым детством» до того дня, как летом 1919 года я заболела менингитом…»

Сходные обстоятельства безысходности ограниченного существования, как правило, «рвут сердца» поздноослепших. Десятилетиями через непроглядную тьму или «бледную мглу», застилающую глаза, они бережно проносят сладкие зрительные воспоминания детства. Для впечатлительной украиночки «цветные отображения» минувшего и родной язык, на который всегда легко переходила, тоже стали «спасательным кругом», когда девочка  полностью лишилась зрения и начала терять слух. Вдобавок к остальным испытаниям вскоре умерла любимая мать. Сиротка скиталась по сердобольным родственникам и соседям будучи для них обузой и «лишним ртом». Слава Богу, обнищавшие земляки сообразили отвезти беспомощную калеку в Одесскую школу слепых детей. В голодном двадцать втором году это помогло ей выжить! Правда, детдомовке жилось не сладко, так как общение было затруднено, ведь к четырнадцати годам и правое ухо перестало воспринимать даже громкие крики. Диковатая провинциалочка совсем оглохла и стала гораздо хуже говорить. Недуги беспощадно изолировали подростка от окружающей среды и обрекли на вынужденное одиночество, но это не привело к окончательной деградации личности.

Вот очередная цитата из книги Ольги Ивановны: «В начале 1925 года я была отправлена в Харьковскую школу-клинику для слепоглухонемых. В то время там было уже пять воспитанников. К нам чудесно относились… Все работники и педагоги любили нас не меньше, чем своих родных детей. Когда я освоилась с новой обстановкой и привыкла к правильно организованному образу жизни, со мной начали заниматься. Сам Иван Афанасьевич Соколянский приступил к восстановлению моей устной речи. Труды профессора увенчались успехом…»

К счастью, по специальной методике у «гарной дивчины» реанимировали способность внятно говорить. Используя «пальцевую азбуку» и брайлевский шрифт, она успешно занималась по всем предметам школьного курса и получила среднее образование, а кроме того,  вступила в Коммунистический союз молодёжи. Все эти изумительные достижения оказались возможными благодаря встрече и многолетнему сотрудничеству с основателем советской тифлосурдопедагогики. Об отдельных этапах его жизненного пути необходимо кратко упомянуть, так как они неразрывно связаны с трагически-прекрасной судьбой замечательной ученицы.

Иван Соколянский родился 25 марта 1889 года. Талантливый и неблагонадёжный выходец из казаков блестяще окончил Кубанскую учительскую семинарию, попутно взяв на вооружение опыт быстротечной ссылки в глухую Вологодскую губернию. Затем остепенившийся студент успешно осилил естественно-исторический факультет Санкт-Петербургского психоневрологического института и Мариинские педагогические курсы. Он жадно впитывал лекции выдающихся русских физиологов И. Павлова, Н. Введенского и В. Бехтерева, конкретно дефектологию изучал у профессора А. Крогиуса, а с 1910-го уже преподавал в специальных училищах и после революции организовал в Умани школу для глухонемых.

Внимание смелого учёного привлекали  самые трудные случаи, включая вопросы преподавания для взрослых инвалидов. Его методы обучения чтению с губ и устному общению на основе родного языка, а ещё фундаментальный труд «Артикуляционные схемы в рецепторной и эффекторной речи» значимы и сейчас. Сконструированные им оригинальные телетакторы, механический букварь и читальная машина обычного шрифта для слепоглухонемых расширили техническое оснащение учреждений нового типа.

В 1920 году молодой специалист стал доцентом психологии Института народного образования в Киеве, а с 1923-го работал в одноимённом вузе Харькова и через три года был утверждён деканом факультета специального воспитания. С 1926 года целеустремлённый теоретик поочерёдно являлся директором украинских научно-исследовательских институтов педагогики и дефектологии. В то же время результаты передовых разработок применялись на практике. По инициативе незаурядного экспериментатора возникла единственная в своём роде школа-клиника для слепоглухонемых детей, закономерно им и возглавленная.

Подлинный гуманист мирового масштаба утверждал, что существо, отделённое от материального окружения непроницаемым барьером молчания и темноты, должно быть глубоко своеобразным. Став  слепоглухонемым в бессознательном возрасте или будучи таким с рождения, ребёнок и не подозревает, что есть  членораздельная речь и конкретные слова, обозначающие предметы и мысли. Индивидуум обладает лишь потенциальной возможностью развития. Однако без специального корригирующего педагогического вмешательства беспомощный инвалид на всю жизнь остаётся полным иждивенцем, предельно отсталым в интеллектуальном отношении. Не умея принять правильную позу, ходить, есть и пить по-людски, он боится покидать укромный «уголок безопасности», порой вообще не отваживаясь вставать с кровати.

Теперь неоспоримо доказано, что психика развивается лишь  в ходе преемственно связанных этапов, а значит, решающее значение имеет «период первоначального очеловечивания». Он обязательно должен предшествовать непосредственным бессловесным контактам, основанным на полезных навыках бытового поведения и самообслуживания, которые формируются в процессе предметно-практических действий. Оказывается, улыбаться или хмуриться тоже нужно специально обучать. Для развития мимики разработана особая «методика демаскации». Лишь после этого можно осторожно приступать к постижению тонкостей общения с помощью универсальных знаков и абстрактных понятий, а разговорный язык со сложным грамматическим строем должен венчать всю многообразную систему общения.

 Не так давно бывшая коллега Ольги Ивановны Скороходовой, порой выполнявшая функции её секретаря, а ныне профессор Татьяна Александровна Басилова сообщила любознательным радиослушателям, что в конце гражданской войны Наркомпрос УССР назначил Ивана Афанасьевича Соколянского уполномоченным, а затем инспектором учреждений для аномальных детей. Впоследствии он некоторое время фактически командовал всем дефектологическим образованием на Украине. Так как беспризорники тоже входили в эту категорию, его непосредственным подчинённым был и знаменитый Антон Семёнович Макаренко.

Результатами педагогического новаторства в колониях для несовершеннолетних правонарушителей и бытом детских трудовых коммун интересовался и сам Горький, который  не раз лично посещал «полигоны пролетарского  воспитания», названные в его честь. Скорее всего, именитый гость в Харькове встречался и с неординарным социальным реформатором и познакомился с удивительными достижениями «трогательной» воспитанницы. Иначе не объяснить столь внезапное, как бы «самостоятельное» решение комсомолки обратиться напрямую к основоположнику советской литературы. Конечно, здесь не обошлось без тактичного посредничества мудрого профессора, переводившего Брайль в  обычный шрифт, а потом получаемый «плоский» текст — в рельефно-точечную запись. Как ни странно, между юной почитательницей и живым классиком социалистического реализма наладилась  довольно оживлённая переписка, продолжавшаяся вплоть до «загадочной гибели» прозаика и частично приведённая в тридцатом томе его собрания сочинений.

До революции Максим Горький в Новом Свете встречался с чрезвычайно «раскрученной» и вовсе необаятельной Хелен Келлер. Невольно сравнивая американку и украиночку, пострадавших по сходным причинам, он демонстративно отдавал предпочтение юной соотечественнице, которую уважительно называл по имени и отчеству. Данная позиция объяснялась таким образом: «На фоне грандиозных событий наших дней эта личность для меня, литератора — и тем самым немножко фантазёра — приобретает значение именно символа победоносной энергии человеческого разума, которая не может не проявить себя активно даже и тогда, когда она физически ограничена…»

Долгожданный ответ был отправлен из Сорренто третьего января 1933 года. Интересно, что заочные собеседники общались практически на равных, а послания затрагивали актуальные темы и оказались довольно длинными, что вынуждает цитировать их лишь фрагментарно. Очень поучительным вышел диалог о предназначении «абсолютницы»: «Наука, действуя на осязание, одно из пяти чувств, как бы возвратила Вам отнятое у Вас. Это говорит одновременно о несовершенстве, о хаотизме сил природы и силе разума науки. О его умении исправлять грубые ошибки природы, но невозможности  уничтожить самоё преступление… Вас она создала существом для эксперимента… Тем, что Вы есть, и тем, что с Вами уже сделано наукой, Вы служите человечеству! Это — так, Ольга Ивановна, — и Вы вправе этим гордиться…»

Через 4 месяца откликнулась и подопытная: «Не имея зрения и слуха и находясь в Институте изучения физической дефективности, я не считаю, что этим приношу себя просто в жертву. Я сама с большим интересом отношусь к научным объяснениям, особенно как к своей, так и другой человеческой личности. Тем более, если развитие усложняется какими-либо обстоятельствами… Вы мне писали, дорогой Алексей Максимович, что размечтались, а я, находясь под таким чрезвычайно сильным впечатлением, над многим призадумалась. Будем верить и надеяться, что со временем наука сможет разъяснить многие вопросы, которые требуют своего разрешения… Ваша поддержка своими глубокими мыслями и замечаниями имеет для меня исключительное значение. С сердечным приветом и наилучшими пожеланиями!»

Последний конверт пришёл уже из Теселли  в марте 1936 года и содержал резкую отповедь злопыхателям и невеждам: «Милая Ольга, очень приятно получить Ваше письмо. Спасибо Вам за память! Умница Вы! Правильно говорите. Дьявольски трудно изменить психологию мещанина — человечка, в маленькой, но ёмкой душе коего слежалась и окрепла в камень вековая пошлость. Не просто убедить его в том, что глухослепонемота изучается в конечном смысле, чтобы он стал менее идиотом…»

Кстати, существует «туманная версия», что Алексей Максимович поспособствовал оправданию создателя стройной системы эффективного обучения инвалидов после его «пробного» ареста в тридцать третьем году. Впрочем, «милостивая» отсрочка не спасла. В связи с постановлением о борьбе с педагогическими извращениями учёного вскоре опять репрессировали, а прогрессивные идеи, основанные на материалистическом представлении о развитии психики, были признаны «антипартийными» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Радует, что «апологету лженауки» всё-таки несказанно повезло и сравнительно мягкое заключение продлилось всего 18 месяцев. Уже в 1939 году принципиальный первооткрыватель был освобождён, а отважные руководители Наркомпроса РСФСР пригласили его в тогдашний Московский научно-практический институт специальных школ. В пору политической «оттепели» дело дошло и до полной реабилитации.

Владимир Бухтияров

Продолжение читайте в следующем номере.

 

 

 

КРУГОСВЕТКА

Три визита в Индию

Визит второй: «Легенды Гималаев»

Начало читайте в №№ 1—7, 2017 г., № 1, 2018 г.

Утренняя встреча с Дипаком принесла лёгкое разочарование. Настроившиеся накануне на нелёгкое восхождение по паломнической дороге к пещере «драгоценного учителя», мы, к своему огорчению, услышали, что вместо положенного благочестивым пилигримам и порядочным туристам преодоления бесчисленного количества вырубленных в скале ступенек и крутизны горных троп нас как избалованных сибаритов подвезут к вершине в комфортабельной машине.

Мы попробовали возражать и уверяли гида, что подъём к сакральной пещере вполне нам по силам, на это Дипак виноватым голосом пояснил: восхождение не состоится отнюдь не потому, что он не верит в наши возможности, а из-за элементарной нехватки времени. На пешеходный подъём уйдёт не менее двух часов, и это обстоятельство не позволит нам выполнить намеченную на день программу.

Вняв разумным доводам гида и сожалея о неудавшемся трекинге, мы, поприветствовав Гири, устроились на привычных местах в автомобиле. Примерно минут через 20, намотав на колёса с десяток километров горного серпантина, машина остановилась, и мы, на время покинув молчаливого водителя, направились к пещере Падмасамбхавы.

Утренний ветерок играл бесчисленными молитвенными флажками. Их шелесту аккомпанировали трели прячущихся в кронах деревьев многочисленных птиц. За флажками, на вертикальных скальных поверхностях, Дипак усмотрел вырубленные в камне надписи на тибетском языке. Подойдя к одному из петроглифов, мы прощупали замысловатую вязь незнакомых букв. Дипак, к сожалению, не владеет тибетским, поэтому мудрость, нанесённая на каменные страницы, осталась для нас непознанной.

Миновав небольшую лавочку с благовониями, мы подошли к завешенному плотной тканью входу в пещеру. Уже привычно разувшись, отодвинули тяжёлый занавес и вошли в первый зал. Со стены, окружённый богами и снежными львами, на нас, грозно нахмурив брови, взирал «драгоценный учитель». Голову Падмасамбхавы венчает высокая шапка, оранжевые монашеские одеяния выглядывают из-под золотой накидки, лицо учителя украшают тонкие усики. Закончив описание изображения второго Будды, Дипак предложил перейти в следующий зал.

И так невысокий потолок пещеры при приближении к скальному проходу и вовсе заставил меня пригнуться. Подняв к каменному своду руку, я нащупал множество приклеенных к нему монет. По-видимому, либо у паломников, либо у туристов, а возможно, у тех и у других существует некая традиция таким образом украшать интерьер сакральной пещеры.

Пробравшись по узкому коридорчику в следующий зал, останавливаемся перед стеклом, за которым находятся три статуи. Центр композиции составляет блистающий золотым напылением Падмасамбхава, по правую руку от него располагается статуя Будды, а по левую — изваяние девушки по имени Мандарава.

Мандарава — именно так звали мудрую принцессу из легенды, накануне поведанной нам Дипаком. На просьбу описать статую царевны гид ограничился лаконичным: «Очень красивая».

Пригибаясь, входим в следующий узкий проход и слышим доносящийся из третьего зала размеренный речитатив молитвенных напевов. Пещеру наполняет запах благовоний. Именно здесь «драгоценный учитель» медитировал несколько лет, прежде чем достиг просветления. Стараясь не шуметь, мы подошли к вырубленной в скале не то узкой лежанке, не то широкой скамье и присели рядом с распевающими мантры ламами. Пригнувшись к Дипаку, описывающему окружающую обстановку, внимательно вслушиваемся в его шёпот. Сидящие в рядок слева от нас обряженные в оранжевые одеяния семеро буддийских священнослужителей держат в руках раскрытые толстые фолианты. Возможно, это какие-то тибетские молитвенники.

Из противоположной от нас стены выступает вырубленная в скальном массиве четырёхметровая статуя Падмасамбхавы. Изваяние украшено разноцветными лентами и цветами. Вокруг сидящего в позе лотоса «драгоценного учителя» расставлены фотографии Далай-ламы. Через прорубленное в скале отверстие на голову Падмасамбхавы падает луч света. Отражаясь от нанесённой на статую позолоты, по стенам сумеречной пещеры прыгают солнечные зайчики. Снизу статую красиво подсвечивают разноцветные лампочки.

Воспользовавшись тем, что в вознесении молитв возникла пауза, знакомлюсь с сидящим рядом со мной монахом. На мой заданный на английском вопрос: «Как вас зовут?», слышу: «Црынь». В свою очередь представляюсь, и на этом беседа прерывается, так как хор лам вновь приступает к чтению мантр.

Размеренно звучащие молитвы и сама аура сакральной пещеры создавали необычайно комфортную атмосферу. Казалось, мы находимся в гостях у очень близкого, родного человека. Возникло ощущение светлого, возвышенного покоя. Особенно прониклась этим состоянием Татьяна. На предложения Дипака проследовать дальше она умоляющим голосом просила: «Давайте посидим ещё немножко!» Всё же гиду удалось вырвать нас из медитативного состояния и продолжить экскурсию.

Прошли ещё через несколько небольших залов. В одном из них с потолка размеренно капала влага, и я едва не растянулся, поскользнувшись на мокрых мраморных плитах, выстилающих весь пол в пещере. В другом зале мы немного покрутили молитвенные барабаны и вышли под открытое небо.

Рядом с пещерой Падмасамбхавы находятся ещё несколько уходящих в глубь горы гротов, а выше по склону располагается целый пещерный монастырь. Живут в нём пожилые буддийские монашки. Конечно, неплохо было бы осмотреть и соседние гроты, и монастырь, но вечная нехватка времени вновь гнала нас в дорогу.

Преодолев горные теснины, ведомый Гири автомобиль вернулся в покинутую нами накануне долину Кулу. Дипак, памятуя о том, что мы лишены возможности любоваться живописными окрестностями, стараясь скрасить переезд, выдаёт максимум информации.

В древности долина носила название Куланхапитха, что означает «конец обитаемого мира». Со временем  Куланхапитха сократилось до Кулу. Ныне эту красивую долину, протянувшуюся в длину на 50 километров, шириной от полутора до трёх километров неофициально называют долиной богов. Ни в одном из районов Индии нет такого количества богов, как в Кулу. В каждой из расположенных здесь многочисленных деревень поклоняются наряду с главными персонажами индийского пантеона и своему собственному божку — девате. Имеется и главный бог долины, зовут его Рагхунатх и обитает он в городе Кулу.

Раз в год в праздник победы над демонами — Дассейры сотни статуй девате в сопровождении депутаций от каждой деревни на богато украшенных паланкинах прибывают в этот город. Десять дней, пока длятся пышные празднества, гостят они у Рагхунатха, а затем возвращаются в свои скромные сельские храмы.

Если верить Дипаку, а не доверять ему он повода не давал, в каждом из многочисленных селений долины Кулу, помимо собственных богов, имеются и связанные с этими деревнями легенды. Учитывая, что в долине и окружающих её горах расположено более трёхсот селений, ознакомиться со всеми сказаниями не представлялось возможным. Поэтому Дипак изложил только несколько из них.

Высоко в горах у подножия ледника Малана приютилась деревня с одноимённым названием. Жители, населяющие её, и внешне и языком отличаются от остальных обитателей долины. Рассказывают, что некогда правил этим селением злобный демон. Он всячески измывался над бедными крестьянами. Не в силах больше терпеть власть демона призвали селяне на помощь бога Джамлу. Тот победил и, изгнав жестокого демона, стал персональным богом деревни Малана. Однако перед тем как сгинуть, коварный демон успел произнести заклинание, в результате которого маланцы стали говорить на ракшасе — языке демонов, непонятном другим жителям долины. Согласно же другой легенде, связанной с этим населённым пунктом, маланцы ведут свою родословную от греческих воинов Александра Македонского, покорённых местными красотами и поселившихся здесь после того, как основная часть войска великого полководца покинула Индию. Подтверждением этой легенды вроде бы служат рельефные изображения воинов в доспехах, напоминающих античные, встречающиеся на стенах некоторых домов селения.

Ещё одной достопримечательностью деревни является хранящаяся в сельском храме небольшая конная статуя шаха Акбара. И с ней также связана своя легенда. Во время правления этого великого императора отправился заболевший проказой житель Маланы в паломничество. На одной из дорог алчные слуги шаха отняли у несчастного последнюю пару монет. Неисповедимыми путями попали эти инфицированные монеты в руки шаха Акбара. И подхватил могучий повелитель страшную болезнь. Не знаю, как удалось выявить источник заражения и каким образом вышли на скромную горную деревушку, но вознамерился занемогший шах Акбар посетить Малану и попросить бога Джамлу об исцелении. Только то ли диагноз императору был поставлен неправильно, то ли болезнь каким-то чудом отступила, но визит высокого гостя в селение не состоялся. Вместо того чтобы явиться в деревню самолично, император, посчитав этого достаточным, послал в горную глухомань собственную статую. Ну, а местные жители и поныне наряду с деревенским девати поклоняются и статуе шаха Акбара.

Слегка ошарашенный изобилием легенд, связанных только с одним селением, я попросил Дипака отвлечься от фольклора и описать окрестные виды. Вершины окружающих долину гор покрывают сверкающие на солнце вечные снега. Ниже зеленеют кедровые леса. Там, под сводами высоких деревьев, обитают могучие гималайские медведи, изящные барсы и, как утверждают местные жители, таинственный снежный человек — йети. Ещё ниже, на склонах ущелий, встречается неожиданное сочетание кедров и пальм. На свободных от леса горных склонах зеленеют террасы крестьянских полей. Бурные потоки протекающей по долине реки Биас на всём её протяжении подпитываются низвергающимися со скал многочисленными водопадами. По пути встречается много фруктовых садов, в которых созревают ярко-красные и золотистые яблоки. Саженцы яблонь завезли в долину в XIX веке англичане.

Постоянная угроза землетрясений привнесла в местную архитектуру некоторые особенности. Большинство строений в проезжаемых нами поселениях выстроено по сложившимся в веках традициям. В стенах чередуются деревянные балки и каменная кладка, сложенная без использования раствора. При возникновении подземных толчков стены не противостоят им, а колеблются вместе с грунтом. При этом каменные плиты, не скреплённые раствором, просто скользят по поверхности друг друга. В качестве кровельного материала также используют в изобилии встречающиеся в горах камни. Местные сланцы легко колются на тонкие пластины. Их-то вместо черепицы и укладывают на крыши.

В том месте, где в реку Биас впадают воды реки Парвати, долина Кулу граничит с долиной Парвати. Дипак, сожалея о невозможности отступления от программы тура, рассказывает, что, если, оставив автомобиль, подняться по недоступной транспорту дороге на возвышающуюся неподалёку священную гору, выйдешь к древнему храму. Местные жители утверждают, что культовое сооружение существует здесь уже двенадцать тысяч лет. Это храм Шивы-разрушителя. Называют его Биджили Махадев, или храм молний. Над святилищем на двадцатиметровую высоту возвышается увенчанный трезубцем громоотвод. Молниеуловитель каким-то образом соединён с Шива-лингамом, установленным внутри храма. В дождливый сезон грозы в Гималаях не редкость, и могучие атмосферные электрические разряды часто бьют в высоко поднятый трезубец. Пройдя по громоотводу, молния ударяет по Шива-лингаму и раскалывает его. После грозы храмовые служители с помощью клея, изготовленного из теста и масла, восстанавливают лингам, и так до следующей молнии. Потом всё повторяется. Нескончаемая череда разрушений и возрождений символизирует космическую ответственность Шивы за эти процессы.

Слушая гида, я всё больше осознавал, что по Гималаям мы путешествуем буквально галопом и что для знакомства только со всеми интересными местами долины Кулу нам, пожалуй, не хватило бы всех двенадцати дней тура.

Тем временем наш автомобиль, на время покинув эту долину, всё больше углублялся в долину Парвати, и Дипак приступил к изложению легенды, связанной с местом, где нам предстояло сделать остановку.

Давным-давно, когда богам ещё не докучали безмерно расплодившиеся впоследствии люди, эта узкая живописная долина очень понравилась Шиве и его супруге Парвати. И решила божественная пара немножко пожить здесь. «Немножко» длилось более 1000 лет. Впрочем, время для бессмертных богов мало что значит. Шли века. Шива и Парвати наслаждались духовной жизнью, любовались живописными окрестностями, купались в кристально чистой воде реки, протекающей в неглубоком ущелье. И вот однажды, отправившись, как обычно, купаться, Парвати вошла в реку, оставив на берегу одежду и драгоценности. Вдоволь наплескавшись, вышла она из воды и обнаружила, что её любимые сапфировые серьги исчезли. Глубоко опечаленная пропажей пришла Парвати к божественному мужу и оповестила его о криминальном происшествии. Уязвлённый безмерной наглостью вора, который к тому же вполне мог видеть его супругу обнажённой, Шива впал в ярость. Призвал к себе разрушитель вселенной толпу младших богов и повелел им разыскать вора. Тщательно обшарив всю поверхность Земли и не обнаружив ни драгоценной пропажи, ни похитителя, направились необычные детективы в её недра. Недружелюбно встретил божественную «следственную бригаду» властитель подземного царства змей Шеша. А после того, как «дознаватели», невзирая на чины, подвергли его допросу, и вовсе разгневался. Как известно, на воре шапка горит, в данном случае царя подземного мира подвела его вспыльчивость. Шеша так раскипятился, что припрятанные им в ноздрях ворованные серёжки под воздействием скопившегося внутри змея пара выстрелили и, пробив геологические пласты, оказались в руках Парвати.

По-видимому, несмотря на прошедшие с тех давних времён тысячелетия, Шеша и поныне не остудил своё негодование, так как в городке Маникаран, куда мы направлялись, из-под земли и сейчас бьют многочисленные горячие источники. Память о том давнем происшествии живёт и в названии этого небольшого, зажатого между скалами и рекой Парвати поселения.

Маникаран переводится как «серьга». Местные жители используют бесплатное горячее водоснабжение для отопления жилищ и приготовления пищи. Медные или глиняные горшки ставят в переполняемые почти кипящей водой каменные раковины, чтобы они не всплывали, придавливают их валунами, и вскоре рис, бобы или овощи готовы. Также природная горячая вода подведена к общественным прачечным. В расположенных под открытым небом каменных ваннах местные жительницы, весело общаясь между собой и поглядывая на туристов, стирают и полощут бельё.

Выйдя из автомобиля и размявшись, следуем за куда-то нас влекущим Дипаком. Разувшись, по команде гида складываемся чуть ли не пополам и, протиснувшись под низко нависающим косяком, входим в чем-то похожий на пещеру гулкий зал. Каменный пол ощутимо пригревает подошвы. Воздух насыщен горячим паром. Со всех сторон слышен гул голосов. Я спрашиваю у Дипака, что делают здесь все эти люди? «Ничего, — отвечает гид, — просто, лёжа на горячих каменных плитах, греют косточки».

Подойдя к мужчине, торгующему небольшими тканевыми мешочками с рисом, покупаем у него парочку и отправляемся к расположенному неподалёку квадратному бассейну. Невысокие, примерно по пояс, каменные стенки термального источника напоминают сруб деревенского колодца. Держа за длинные завязки, опускаем упакованные в лёгкую ткань порции риса в исходящую горячим паром воду. Через десяток-другой минут извлекаем заметно разбухшие мешочки и помещаем их в целлофановый пакет. Немедленно приступить к дегустации не было времени, но вечером мы весьма недурственно поужинали этим, так экзотично приготовленным рисом.

Затем, препоручив Татьяну заботам направляющихся в женскую купальню индийским дамам, мы с Дипаком поспешили к мужской. Гид вновь отказался разделить со мной радость омовения и остался около повешенной  на вбитые в стены гвозди одежды. Подойдя к краю бассейна, я намеревался сразу сигануть в него с бортика, но всё же, подумав, решил сначала оценить температуру воды. Осторожно опустил вниз стопу и тут же выдернул её. Показалось, что купальня наполнена кипятком. Раздумав нырять, отыскал ведущие в бассейн ступеньки и стал медленно погружаться.

Ехидный Дипак, стоя на безопасном расстоянии от пышущего жаром водоёма, глумился надо мной, подзуживая фразами: «Ну что ты, Андрей, так долго решаешься? Посмотри, вон индусы плавают и ничего». Бормоча про себя: «Может, твои индусы — йоги  и им, что в крутом кипятке, что в расплавленном алюминии, что в жидком азоте плавать одинаково», всё же погрузился по шею в попахивающую серой воду. Опасаясь повторить судьбу царя из бессмертного произведения П.П. Ершова «Конёк-Горбунок» — «Бух в котёл, и там сварился», я медленно дрейфовал по бассейну. Постепенно тело привыкло к высокой температуре, и купание даже начало приносить удовольствие.

Термальные воды Маникорана весьма полезны для ревматиков и страдальцев, мающихся болезнями суставов. Со всей Индии, и не только, приезжают они сюда, чтобы, пройдя курс лечебных омовений, избавиться от мучительных болей.

Побултыхавшись в целебном бассейне минут 15, я, распаренный, выбрался к стоящему на страже моих джинсов и майки Дипаку. Немного остыв, оделся, и мы вернулись в наполненное гулом голосов просторное помещение. Вскоре к нам подвели, несомненно, ещё более похорошевшую после купания в волшебных водах Татьяну. Вновь совершив вынужденный поясной поклон, мы выбрались на свежий воздух.

По заполненной шумной толпой улице под аккомпанемент раздающихся со всех сторон индийских мелодий и песен, вдоль бурлящей в ущелье реки Парвати прошли к рынку, где в изобилии была представлена местная сельскохозяйственная продукция. На прилавках — разнообразные овощи чередовались с непривычными для индусов яблоками, сливами, грушами. Эти фрукты в Индии растут только в долине Кулу и в Кашмире. К моему удивлению, оказалось, что в Гималаях выращивают и ананасы, и манго. Я почему-то думал, что эти культуры растут гораздо южнее. Прикупив к ужину овощей и фруктов, мы помыли их в ближайшем термальном источнике и направились к машине.

Вернувшись в долину Кулу, наш автомобиль, трудолюбиво преодолев ещё несколько десятков километров горных дорог, на закате въехал в селение Наггар и остановился у отеля, в котором нам предстояло провести три ночи.

Андрей и Татьяна Усачёвы