Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

ПОГОВОРИМ О ВОПРОСАХ И НЕ ТОЛЬКО

Прочитав размышления Владимира Савенкова о проблемах «КИСИ», задумалась. А ведь и правда, были эти неудобства и недовольство участников данного конкурса. «КИСИ» — аббревиатура всем знакомая, но помним ли мы, что она означает, а тем более, каким задумывался создателями этот конкурс команд, призванных не только отвечать на вопросы, но и показать все возможности игроков в области интеллектуального искусства?

Для меня всё началось с детства, с телевизионного «Клуба весёлых и находчивых», то есть с КВН. Было удивительно, когда молодые дядьки шутили со сцены на актуальные студенческие темы и соревновались между собой в остроумии. Потом уже, в девяностые, шутки кавээнщиков стали более резкими и даже злыми, время такое было, но они отражали проблемы жизни молодёжи, ведь состав команд менялся, игроки пересаживались в жюри, появлялись новые конкурсы, в том числе музыкальные. Организаторы старались удержать зрителей у экранов и сохранить рейтинг передачи. А я смотрела и впитывала суть конкурса.

Не меньший интерес вызвала и программа «Что? Где? Когда?», но ровно до тех пор, как там появились деньги. Но я не хочу здесь обсуждать необходимость коммерческой составляющей телевизионных проектов. А тогда переживали за знатоков, пытались отвечать на вопросы, обсуждали с друзьями прошедшие эфиры. Имена Александра Бялко, Фёдора Двинятина, Никиты Шаньгина, Нурали Латыпова были известны всем.

В своей студенческой среде мы тоже играли, но, конечно, без всероссийского размаха. И вот в ВОС родилась игра — синтез этих двух проектов, которая должна была стать весёлой и умной. И когда у нашей организации появилась финансовая возможность, мы из наблюдателей стали участниками в Москве в декабре прошлого года.

Мы как новички готовили своё представление, то есть «визитку», с учётом нашего дебюта, и жюри это оценило. Текст писали сами, шутки искали в интернете, советовались с кавээнщиками из студенческой среды Архангельска. Кстати, именно они подсказали нам ту особенность, какая и должна быть в «визитках» команд. Команда должна представлять себя на том уровне развития, на котором она находится, ту среду, из которой она вышла, и те острые моменты жизни региона, которые не затрагивают интересы и безопасность государства. А потому не следует брать во внимание даже такие темы, которые были актуальны двадцать лет назад или около того.

Возможно, я рассуждаю сложно и пространно, но мало где найдётся профессионал для написания актуальной смешной «визитки». А вот то, что её надо как следует разучивать и репетировать, чтобы на сцене чувствовать себя уверенно, это закон публичных игр, но, как показал декабрьский просмотр, не все так считают, полагаясь, как видно, на авось и свой прошлый опыт.

Многие из нас не видят совсем или почти совсем, но мы постоянно говорим о реабилитации и интеграции, а вот двигаться на сцене не умеем. И потому наши «визитки» похожи на литературный монтаж в школьном зале. А в зале КСРК в декабре прошлого года не только сцена не была украшена даже символикой «КИСИ», но и микрофоны были стационарными и не всегда находились там, где они требовались.

Однако эти трудности все команды преодолели. Тот факт, что участники долго несут к звукооператору свои фонограммы, задерживая всё действо, организаторы учли в подготовке к программе «Крымская осень 2017», и накладок с музыкой во время концертной программы «Коммунальная квартира» я не припомню. Ну, разве что, как я и предчувствовала, мою фонограмму долго не включали. Впрочем, это мелочи другого проекта. А относительно «визиток» для «КИСИ» подчеркну, что заранее присланная фонограмма очень облегчает  жизнь и участникам, и ведущим.

В нашем «КИСИ» нет конкурса капитанов или конкурса команд с вопросами, на которые соперники прямо на сцене ищут ответ, а это было бы любопытно. И набор очков не сводился бы к правильным ответам на вопросы ведущих.

Вот мы добрались и до самих вопросов. Как известно, хорош тот вопрос, на который ты ответил, и плох тот, который тебе не поддался. Это закон всех игр интеллектуального плана.

Мне не понравилось то, что по чьей-то воле или по жребию игроки должны отвечать на вопросы  определённой команды. Есть вопросы на глубокие и редкие знания, как правило, не берущиеся, есть вопросы из местного колорита, они примерно из той же категории. А большинство вопросов из интернета, где мы все успешно роемся, причём все в одном месте. А есть вопросы, уже отыгранные в местных соревнованиях региональных восовских организаций. Но и это не беда, если бы они не повторялись так часто. Попытка авторов сделать вопрос неузнаваемым иногда приводит к тому, что и ответ на него узнать нельзя. Да и тот факт, что попытка «слить» ответы и договориться с командой-соперником или спросить, как говорится, у «друга Яндекса» через припрятанный гаджет не является большой тайной.

Вы, дорогие читатели, можете сказать: «Критиковать каждый может. А что ты предлагаешь?»

А предлагаю я следующее.

Для начала все затребованные вопросы должны пройти экспертизу жюри и ведущих на предмет корректности и банальности вопросов.

Далее все годные вопросы приносят команде по одной десятой балла. Иногда эта одна десятая балла решает судьбу итогового места.

Все вопросы помещаются в общую базу и не играются в том туре, к которому были присланы. Это лишит команды возможности «сливать» друг другу ответы. Жюри может добавлять десятые доли балла за остроумные и логически красивые вопросы. А вот вопросов с двумя или тремя вариантами ответов и, соответственно, лишними баллами быть не должно. Не стоит ставить команды в неравные условия.

Всего, конечно, не предусмотришь и не предугадаешь, но некоторые изменения сделали бы кубок «интеллектуального искусства» более весёлым и интересным. Возможно, он не должен играться так часто, тогда и у команд будет больше времени на разные домашние задания.

Надежда Нельзикова,

 Архангельск

ЗНАМЕНИТЫЕ СЛЕПЫЕ          

НИКОЛАЙ ОСТРОВСКИЙ

Окончание. Начало читайте в № 10.

Невозможно забыть добровольца бригады Котовского, а затем  бойца Первой конной армии, который играл на гармошке и задорно распевал частушку «на злобу дня»: «Улица, улица, гад Деникин жмурится, а Сибирская ЧК — разменяла Колчака…» Павка Корчагин был сражён шрапнелью под Львовом и демобилизован «вчистую», но не покинул строй, чтобы сражаться в ином качестве. Такой пленительный образ и сегодня остаётся актуальным фактором политической пропаганды.

Это особенно заметно в Боярке, расположенной в семнадцати километрах от украинской столицы и повысившей свой статус до городского лишь на излёте 1956 года, когда к ней присоединили посёлок Газовиков, Будаевку и Новую Тарасовку. К семидесятилетию со дня рождения Николая Алексеевича, как раз 29 сентября, там официально открыли долгожданный музей комсомольской славы.

Кроме всего прочего, на Октябрьской улице с 1989 года навечно установлен, возможно, последний уцелевший паровоз К-15776 («кукушка»). Данная уникальная достопримечательность тоже материально иллюстрирует подвиг строителей узкоколейки, по которой в Киев доставляли дрова студёной зимой 1921 года. Раньше в единый комплекс входил и бюст народного любимца, который изваяли В. Клоков и Г. Одинец. Жаль, что он варварски разрушен националистами, так отметившими триумф на майдане.

Полезно напомнить, что в курортной местности функционировал интернат для детей с ослабленным зрением и пансионат УТоС. Это стимулировало ежегодный поток экскурсантов, сопоставимый с общей численностью населения в 37 тысяч, а теперь туризм еле теплится, так как все родственные учреждения входят в краеведческие структуры «незалежной» и тоже переживают спад посещаемости.

Однако самоликвидация ВЛКСМ не повлияла на деятельность единственного в республике персонального музея Литератора с большой буквы. Под руководством словесницы Альбины Януш он продолжает функционировать на общественных началах в отдельном кабинете боярской  школы № 2, здание которой век назад дало приют юным «гвардейцам» ударной работы. Восхищает, что ещё в 1964 году здесь была развёрнута первая тематическая выставка, а неравнодушные энтузиасты вопреки невзгодам по сей день продолжают изучать и скрупулёзно реставрировать ценнейшие экспонаты, собранные детьми вместе с преподавателями.

Радует, что перед фасадом учебного заведения сохранился замечательный памятник литературному герою, созданный архитектором А. Игнащенко и скульптором  А. Харечко. Кстати, благодаря тем же талантливым соавторам в 1978 году на Воздухофлотском проспекте Киева гранитный постамент увенчала нестандартная фигура из бронзы. Мифический Прометей олицетворяет подвижничество трудоголика, имя которого было присвоено соседнему электромеханическому техникуму железнодорожного транспорта, где Николай учился.

После частичного  перепрофилирования в залах бывших музеев Островского по-прежнему демонстрируют архивные материалы и личные вещи земляка, а главное — на Украине покуда тщательно берегут уникальные экспонаты. Вилийские фондохранители  насчитывают полторы тысячи предметов основного и научно-вспомогательного назначения, у боярчан их на порядок больше, а шепетовские специалисты гордятся 25-тысячным собранием. Кроме того, в запасниках находятся живописные полотна и произведения декоративно-прикладного искусства, а также публицистические и стихотворные сборники «людей корчагинской судьбы» с дарственными надписями. Разумеется, львиную долю печатных единиц хранения составляет творческое наследие краснозвёздного литератора, начиная с очень скромных прижизненных томиков и вплоть до недавно вышедших в свет иероглифичных переводов с шикарными иллюстрациями.

На пике ажиотажного спроса в многонациональном Советском Союзе очередные выпуски «неказистого бестселлера» выходили в свет практически еженедельно, а «Роман-газета» выплеснула в народ 150 тысяч дешёвых экземпляров на газетной бумаге. В середине своей последней осени сам автор с гордостью утверждал: «Тираж превысил полтора миллиона… В три года — пятьдесят два издания. Даже для наших темпов это грандиозно… Если бы книга писалась сейчас, то, может быть, была бы лучше, глаже, но в то же время потеряла бы своё значение и обаяние. Там много недостатков, недопустимых с профессиональной, литературной точки зрения. В ней суровое отношение к правде. Все события и участники их даны без прикрас… Она даёт то, что было, а не то, что могло быть, и поэтому нашла пути к сердцам читателей, особенно к молодёжи… Удивительно, что «Как закалялась сталь» опубликовали в Японии, ведь там такая суровая жандармская цензура…»

Необходимо заметить, что в украинских музеях и сейчас практикуется демонстрация эталонных фрагментов идеологической кинематографии. Они превосходно иллюстрируют тематические  экскурсии. Как известно, только в Советском Союзе появились 4 версии культового произведения. Сначала знаменитый Марк Донской запечатлел на плёнке свою бережную переработку печатного первоисточника. Уже 28 сентября 1942 года яркий образец патриотического искусства вышел на экраны сражающейся страны, а во время Сталинградской битвы он был показан в Швеции и США. В нём воссоздавались героические страницы борьбы против немецких интервентов во  время Гражданской войны.

Текстовую базу второй по счёту экранизации заложил Константин Исаев. Она была названа «Павел Корчагин». Очень «человечный» портрет симпатичного паренька в 1956 году превосходно «скадрировали» Александр Алов и Владимир Наумов. Спустя 17 лет, уже сценарий этих маститых универсалов стал основой  шестисерийной телеагитки  «Как закалялась сталь» режиссёра Николая Мащенко, а вскоре в широкий прокат вышел и одноимённый художественный  фильм. Мощный посыл спаренного удара по ленивому самодовольству заслуженно получил две премии Ленинского комсомола. Как обычно, эмоциональный настрой потряс зрителей, а затем незаметно увяз в застойном болоте благостного безразличия.

Интересно, что все ленты по мотивам романа создавали на киностудии имени А.П. Довженко или при её непосредственном участии. Из-за эвакуации творческой группы в Среднюю Азию съёмки дебютной картины проводились в содружестве с Ашхабадской киностудией, а последний телевизионный шедевр профинансировал отдел пропаганды горкома КПК города Шэньчжэнь. Очередную масштабную постановку осуществили по многочисленным заявкам трудящихся благодаря общегосударственному опросу. В итоге на рубеже веков сотни миллионов зрителей посмотрели двадцатисерийный ремейк производства Китайской Народной Республики с участием славянских артистов. Он имел ошеломляющий успех и был безоговорочно признан лучшим сериалом двухтысячного года, но почему-то так и не переведён на русский или английский  язык. Найти его можно только на азиатских интернет-сайтах.

Для всех талантливых актёров, исполнивших роль стойкого бойца, она становилась ключевой. Первым из них был Владимир Перист-Петренко. После премьеры он добровольцем ушёл на фронт и вскоре  погиб «смертью храбрых», не посрамив своего неистового героя. Василий Лановой в образе смертельно больного прозаика, теряя зрение, трогательно вспоминал о революционной юности и яростных схватках, о суровом быте и нечеловеческой усталости, о злоключениях военного коммунизма и своей застенчивой любви. Персонаж Владимира Конкина отличался от видеодвойников интеллигентной убеждённостью и потрясающим личным обаянием. Не зря он получал мешки писем от восторженных поклонниц! Яркий образ в трактовке Андрея Саминина из Киевского театра драмы и комедии до сих пор невероятно популярен на Дальнем Востоке.

Выдуманный Павка стал духовной опорой очередного поколения организованных масс. Недаром «Великий кормчий» Мао Цзэдун считал его литературную судьбу настоящей инструкцией к действию молодых революционеров, беззаветно преданных делу коммунистической партии. Такой уникальный опыт использования иностранного материала для мобилизации ресурсов бурно развивающегося государства достоин тщательного изучения, ведь в данном случае чрезвычайно продуктивно эксплуатировался чисто европейский сюжет. Сегодня каждый сознательный турист из Поднебесной считает своим долгом лично посетить Боярку, где в 1999 году проходили основные съёмки китайско-украинского фильма, в котором особенно удались кульминационные кадры строительства легендарной узкоколейки. Разумеется, творческий коллектив, которым руководил режиссёр Хан Ган, осыпали наградами на национальном конкурсе «Золотой орёл», ведь идейная направленность «масштабного видеоэпоса» понравилась пекинскому руководству.

Важный этап жизни начинающего автора связан с Новороссийском, поэтому логично, что в  1977 году горисполком постановил основать на улице Васенко Дом-музей Н.А. Островского. Во время войны данное здание было разрушено, а после Великой Победы восстановлено на прежнем фундаменте и отдано под жильё работникам вагоноремонтного завода. На реконструированных площадях в 1983 году была развёрнута выставка «Жизнь как подвиг». Неоценимую помощь в трепетном восстановлении реального вида дворика, фасада и внутренней планировки здания оказала вдова прозаика. Предельно точно воссоздана скромная обстановка импровизированного кабинета будущего писателя. Атмосферу подлинности создают газеты и книги  на столе, керосиновая лампа, ручка с пером и чернильница. Спустя ещё 7 лет на улице Советов была возведена трёхзальная тематическая экспозиция, завершившая формирование нынешнего  Исторического музея-заповедника департамента культуры Краснодарского края.

Век назад Новороссийск выглядел совсем иначе. Тогда в Мефодиевском посёлке, а фактически рабочем пригороде за рекой Цемесс были построены цементные заводы, порт, железнодорожный вокзал и крупнейший в Европе элеватор. Здесь, на прежней Шоссейной улице, в доме, принадлежавшем Порфирию Кирилловичу Мацюку, молодой большевик неистово занимался самообразованием и встретил своё личное счастье. Младшая дочь хозяина стала его женой, помощницей и верным другом. Когда они познакомились, высокий и стройный красавец ходил самостоятельно, опираясь на трость, а очень привлекательная девушка была в расцвете сил. Вопреки очевидному литературоведы акцентировали внимание  на  целомудренности чувств, намекая  на фиктивность отношений. В действительности ради Раи Николай снял свой запрет на «физическую сторону любви», потому что это приносило ей большое удовлетворение.

Так как «упёртый» зять не мог поладить с тестем, поначалу брак приходилось скрывать. Молодожёнов донимали житейские неурядицы, ведь у них не было своего постоянного пристанища. Мужу частенько задерживали выплату пенсии, а из-за очередного обострения недугов ему пришлось бросить заочную учёбу в Московском Коммунистическом университете имени Свердлова. Правда, азартные шахматные баталии в его арсенале сохранились и помогали налаживать перспективные контакты с интересными людьми.

Однако, в тридцатом году ситуация коренным образом изменилась, потому что страдальцу довольно удачно  удалили одну из четырёх паращитовидных желёз. Регулируемый ими уровень кальция в организме чуть-чуть снизился, а парализованные суставы стали понемногу сгибаться. Вскоре после операции утихла боль и появилась надежда на дальнейшее улучшение. К тому же прямо из московской клиники молодые супруги переселились в район Кропоткинской улицы. Там им предоставили комнатушку в коммуналке, где у неоштукатуренной щелястой перегородки притулилась кровать Николая, а рядом — табуретка с радиоприёмником и книгами. Увы, от сквозняков и сырости упорный сочинитель заболел крупозным воспалением лёгких. Впрочем, как только кризис миновал, он начал яростно вгрызаться в словесность, с помощью изобретённого им же самим трафарета фиксируя горячечные мысли. Документально подтверждено, что шестимесячный творческий марафон стартовал в мае 1931 года, а в октябре завершился титанический труд скрупулёзной сборки текста первой части воистину небывалого произведения. Таким образом, «дисгармонический» текст монтировался из отдельных готовых эпизодов «метельного стиля». В невыносимых муках родилось  детище «коммунистической любви и ненависти»!

Ныне мемориальная доска украшает дом 12 в Пречистенском переулке, который ранее более полувека носил имя Н. Островского, а до 1937 года официально назывался Мёртвым. Этот жутковатый топоним едва не стал пророчески роковым, но,  к счастью, обошлось. Конечно, в столице чтут память автора хроники пламенной эпохи: во Втором Сельскохозяйственном проезде, во дворе спецшколы-интерната № 5, установлен его бюст скульптора А. Рыбкина и архитектора Н. Боярского, а бывший Мазутный проезд, начинающийся от Проспекта Мира, с 1965 года именуется улицей Павла Корчагина.

Когда захлёстывали тяжкие периоды хронического безденежья, семейную пару  выручали друзья,  в том числе и большевичка с дореволюционным стажем Александра Алексеевна Жигирева. Знакомство с ней состоялось в санатории «Старая Мацеста». Она иногда присылала Островским небольшие суммы и даже помогла им  обосноваться в Сочи, выхлопотав крохотную жилплощадь во флигельке дома 47 на Ореховой улице.

Как раз там в августе 1934 года слепой страстотерпец через наушники лихорадочно слушал радиотрансляцию со съезда писателей. На нём литературный функционер Владимир Ставский в докладе о перспективной молодёжи упомянул пролетарского автора. В связи с этим «Комсомольская правда» дала биографическую справку, где он ошибочно назван Николаем Павловичем.

Уже год спустя, советское правительство подарило умирающему орденоносцу удобный дом на сочинской улице Павла Корчагина, получившей своё наименование ещё при жизни автора. Как ни странно, до тех пор это тоже был Мёртвый переулок. От подобных невероятно-убийственных совпадений  кровь стынет!

Там и была развёрнута первая в мире выставка, посвящённая творчеству легендарного большевика. Государственный музей был учреждён Постановлением Совета Народных Комиссаров от 15 февраля 1937 года № 262, а в День солидарности трудящихся он уже принял посетителей. Через два десятилетия рядом с памятником республиканского значения построили специальное здание для разросшейся коллекции. Теперь всё вместе это составляет Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Литературно-мемориальный музей Н. Островского в городе Сочи», функционирующее круглый год, а в курортный сезон работающее вообще без выходных.

Романист мечтал постоянно жить и лечиться в Москве, однако только в декабре 1935 года Моссовет  предоставил ему отдельное благоустроенное жильё. Это произошло по личному распоряжению Иосифа Сталина после коллективного письменного обращения к вождю редакторов издательства «Молодая гвардия». Авторитетные мастера художественного слова Анна Караваева и Марк Колосов, сыгравшие огромную роль в творческом становлении сочинителя «колдующей песни» переломных лет, из предложенных вариантов выбрали знаменитый «дом Волконских», где бывали Пушкин, Жуковский и Тютчев. Прозрачный пророческий намёк поднял обездвиженного слепца на головокружительную высоту, где ему, наверное,  было не слишком уютно, ведь крутые параллели неизбежных сравнений с гениальными классиками могли стать для него тяжким нравственным испытанием. Ситуацию усугубил  актёр и режиссёр Всеволод Мейерхольд, высказавшийся в печати по-немецки  лаконично: «Я имел однодневную беседу со Львом Толстым, много беседовал с Антоном Чеховым — и Николая Островского ставлю третьим…»

Великолепный памятник архитектуры зодчего Матвея Казакова с конца XVIII века неоднократно перестраивался, постепенно утрачивая свой первоначальный облик. Перед революцией особняк принадлежал предприимчивому купцу-миллионщику. Значительную часть помещений занимал его элитный магазин, который до наших дней известен как «Елисеевский». Несколько этажей элитного здания были отданы под меблированные квартиры. В одной из них, среди удобств трёхкомнатной  роскоши с кухней в придачу, пятнадцатого ноября как раз и проходило выездное заседание президиума правления Союза советских писателей по обсуждению первой части  нового романа «Рождённые бурей». Потом боец литературного фронта трудился до полного изнеможения по 20 часов в сутки, яростно исправляя замечания и торопясь подготовить книгу  к печати. Таким образом, эпилог своего  земного существования «евангелист ленинского призыва» встретил в доме 14 по улице Горького. Знаменательно, что основоположник социалистического реализма, узнав о мученическом подвижничестве Николая Островского, сказал: «Его жизнь — яркий образец торжества духа над телом!»

В последние месяцы своей жизни непреклонный страдалец гордился, что наконец-то «вернулся в строй», так как ему официально было присвоено звание бригадного комиссара и выдан военный билет  политкомсостава Красной Армии. Увы, истончившаяся ниточка его судьбы оборвалась 22 декабря 1936 года. Бравые кавалеристы в будёновках сопровождали траурную процессию до Новодевичьего кладбища, где прогремел  винтовочный салют.

В своём образцовом труде «Обручённый с идеей» известный критик Лев Аннинский с горечью писал: «Что могла сделать со строптивым партийцем эпоха победившего «культа личности», от которой он ушёл в смерть? Страшно подумать, что было бы с автором повести «Как закалялась сталь», не умри он своей смертью, или, рискну добавить, не прикрой его судьба болезнью, а потом и славой, ведь власть создала вокруг Островского влюблённый культ…» Действительно, тип неуёмного борца, «сжигаемого внутренним пламенем», плохо уживался с «эпохой беспрекословной консолидации». Из «высшего эшелона» комсомольских вожаков корчагинского поколения мало кто уцелел: «Все подряд идут под расстрел!» Получается, что талантливый летописец поры беспощадных перемен скончался очень вовремя! Уже на старте третьего тысячелетия бескомпромиссный литературовед справедливо заявлял: «В обществе налицо преобладание неистового потребления благ… Если же будет шанс сохранить в этом абсурде разум, и ощутится нужда в герое, вот тогда Островский будет прочитан и осмыслен заново…»

По инициативе Раисы Порфирьевны, уже 24 июля 1939 был основан литературный мемориал. Сразу же после его официального открытия в октябре следующего года сотрудники стали собирать материалы о людях с тяжёлыми физическими недугами, которые выстояли, найдя смысл существования в творчестве. Сегодня здание оборудовано практически всем необходимым для углублённого обслуживания незрячих и осуществления тематических проектов. В связи с расширением сферы деятельности многофункциональное учреждение культуры в  1992 году получило своё  новое официальное название:  «Государственный музей — гуманитарный центр «Преодоление» имени Н.А. Островского». В настоящее время общая площадь его фондохранилищ и экспозиционно-выставочных залов составляет более тысячи  квадратных метров.

Впрочем, на рубеже веков ситуация была сверхсложной, так как Центр на возрождённой Тверской потерял самостоятельность и оказался в субаренде у знаменитого гастронома. Из-за клеветнических статей ему грозило закрытие. Многие литераторы в бредовом угаре писали о «рыцаре словесности» в мрачных тонах, называли его «идеологом тоталитарного режима» и даже отказывали в авторстве легендарного романа. Надо было вступиться за «гордого пролетария духа».

Эту ответственную миссию с  блеском выполнила Тамара Андронова, которая подготовила сборник «Николай Островский — человек и писатель — в воспоминаниях современников» и литературоведческое исследование «Семья Островских», а ныне на её счету первая выверенная научная биография самородка, названная «Слишком мало осталось жить…» Теперь необоснованность огульных обвинений недобросовестных хулителей выглядит смешно. Недаром в прессе возрос объём объективных и доброжелательных публикаций. К тому же после впечатляющей презентации монографию уже озвучили в РГБС, а в  Калужской спецбиблиотеке её напечатали укрупнённым шрифтом. Благодаря общим усилиям торжественная церемония награждения лауреатов премии имени Н.А. Островского, проводимая в Международный день инвалидов, снова стала значимым событием. Хочется надеяться, что очередная реорганизация 2017 года не перечеркнёт прежние достижения, а «Государственный музей — культурный центр «Интеграция» имени Н.А. Островского» сохранит социально значимую направленность своей  деятельности.

Наверное, в реестре «литературных увековечений» лишь «пушкинизмов» больше, чем улиц Островского. Такое изобилие возникло потому, что некоторые из них прославляют классика драматургии, а остальные — партийного прозаика. Порой и старожилы затрудняются в идентификации. «Инфраструктурные тёзки» есть в Абакане, Барнауле, Владикавказе, Волгограде, Данкове, Евпатории, Казани, Керчи, Коломне, Костроме, Липецке, Муроме, Пензе, Петрозаводске, Пятигорске, Рязани, Салавате, Саранске, Северодвинске, Таганроге, Чебоксарах и Челябинске. К ним нужно добавить переулок в Томске и бульвар в Тольятти. Впрочем, в Астрахани, Перми, Туле и Электростали уж точно выбрали комсомольца, включив его инициалы в конкретные адреса.

На Украине «скаженный и заскочистый хлопец» обрёл «уличную славу» в Константиновке, Виннице, Луцке, Одессе, Полтаве, Ровно, Сумах, Хмельницком и Шепетовке. Только вот мощная волна сомнительных реформ грозит смыть с табличек на домах привычную фамилию. Харьковчане уже предпочли «толстовские мотивы» и недавно переименовали улицу Николая Островского в Яснополянскую. Странно, что и в Минске проявилось «пагубное поветрие». Там «писательскую артерию» «загримировали» под Раковскую. Правда, остальная Беларусь столичное «новаторство» не поддержала. В Бресте, Витебске, Гродно, Гомеле и Могилёве всё осталось по-прежнему.

Поражает, что в Кирове, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Орле и Севастополе топонимировали сразу и автора, и его персонажа. Пожалуй, в мировой практике идентичных примеров попросту нет. Русский почин поддержали в казахстанской Алма-Ате и украинском Днепропетровске, ныне перекрещённым в Днепр, а в Донецке почествовали обоих литераторов. Островска есть и в латвийском Даугавпилсе. Разумеется, в столице Российской Федерации, Кирово-Чепецке, Комсомольске-на-Амуре, Кургане, Хмельницком, Чернигове и Костанае библиотеки называли в честь обездоленного, но по-своему счастливого созидателя.

Пятидесятилетию  со дня рождения Николая Алексеевича была посвящена советская почтовая марка, астероид номер 2681 носит его имя, а беллетризованная сущность остаётся актуальным примером для подражания и оказывает заметное влияние на развитие новейшей истории. Закономерно, что на фронтах Великой Отечественной войны сражались танк и самолёт, носившие его фамилию, а в составе Черноморского флота громил врагов аналогичный боевой корабль. Одноимённый прогулочный теплоход типа «Москва» был приписан к речному порту Киева.

Ужасно жаль, что яркое достижение «босяцкой словесности» беспощадно изгнали из современного учебного процесса. Даже нынешние вузы с филологическим уклоном «красные жития» не жалуют, а ведь впечатляющие страницы оказывают мощное  эмоциональное воздействие, помогая сотням тысяч страждущих «удержаться на плаву». Однажды журналисты спросили Олега Смолина: «Какие произведения, по его мнению,  следовало бы включить в школьную  программу для воспитания мужества и героического начала в наших подростках?» Опираясь на собственный опыт, незрячий академик ответил: «Конечно, романы Рафаэлло Джованиолли «Спартак», «Айвенго» Вальтера Скотта, «Овод» Этель Лилиан Войнич и «Как закалялась сталь» Николая Островского…»

Кстати, меня тоже «краешком зацепило» выстраданное повествование, когда на финише десятилетки я очутился в клиническом отделении Института имени Гельмгольца. Из-за коварной аллергии на импортные снадобья экспериментальное лечение пришлось прекратить, а корчагинская мини-эпопея так и осталась последней книгой с достаточно крупным шрифтом, которую мне всё-таки удалось целиком осилить своими глазами. Спустя ещё четверть века, я с удивлением обнаружил в брайлевском варианте журнала «Наша жизнь» плоскопечатный сюрприз, а именно портрет духовного наставника и его напутствие: «Ты всё сделал, чтобы вырваться из железного кольца? Сумей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой! Сделай её полезной!»

Неслучайно очень слабовидящий поэт-песенник Михаил Исаковский утверждал: «Николай Островский стал знаменитым писателем вовсе не потому, что он был инвалидом, а потому, что он оказался очень талантливым человеком!» Вот и проникновенные строки слепого лирика Михаила Суворова из поэмы «Мой Островский» позволяют нам через «бинокли памяти» пристально вглядеться в прошлое:

«Хочу, чтоб к штыку приравняли перо!» —

Читаю строку восхищённо,

Но если поставлен вопрос на ребро,

То надо работать бессонно…

Недуг не подступится, если не сдашь

Отбитых однажды позиций.

Неловко страницы клевал карандаш

И падал подстреленной птицей…

Вписать бы в роман огневые куски

И к людям из мрака пробиться!

Жена с половиц подбирала листки,

Чтоб выбелить за ночь страницы…

Полынные мысли ползли чередой,

Но сердце тайком понимало,

Что смерть побеждают солдаты борьбой,

А сделано, кажется, мало!

         Владимир Бухтияров

КРУГОСВЕТКА

СЕКРЕТЫ ЭМИГРАЦИИ

Проблемы эмиграции существовали в России всегда. Были времена, когда наши соотечественники вынужденно, по политическим причинам покидали Родину. Они тосковали, надеялись, что совсем скоро смогут вернуться обратно, но для большинства из них это так и осталось мечтой. Такие эмигранты писали стихи и повести, наполняя их живыми воспоминаниями о прелестях жизни в России, вели разговоры о её истории и культуре, самобытности и особой духовности, но умирали далеко от родных мест, на чужбине, так и не ставшей домом.

Сегодня у эмигрантов, покинувших отечество, есть возможность вернуться, но они, чаще всего,  не делают  этого. Одних задерживает хорошая работа, других — семейные отношения, третьих — социальная защищённость, которой Россия не может похвастаться до сих пор. А если у русского эмигранта есть инвалидность, кажется, ему тем более не хочется и не надо возвращаться на Родину. Большинство из нас уверены, что жизнь человека с ограниченными возможностями в Европе комфортна и безмятежна. Но так ли это на самом деле? Как равенство может приводить к сложностям и почему иногда выгоднее быть безработным, нежели трудоустроенным, читателям нашего журнала рассказала Ksenia Blake, незрячая россиянка, уже более семи лет проживающая в Великобритании.

— Семь лет назад я выиграла гранд Фордовского фонда и благодаря этому получила возможность обучаться в Англии на специалиста в сфере цифровых СМИ. В России я окончила Московский Педагогический Государственный Университет (факультет лингвистики и международной коммуникации), поэтому трудностей с языком у меня не было. Училась я с удовольствием. Для освоения предметов, требующих визуального контроля, мне давали дополнительного педагога. Принимая на обучения людей с инвалидностью, образовательные учреждения Англии всегда будут создавать ему специальные условия. При необходимости оборудуют рабочее место, пригласят сурдопереводчика для глухого студента  или волонтёра, который будет сопровождать незрячего по учебным корпусам. Для этого университеты и колледжи заключают договор с агентством, которое предоставляет все эти услуги. Но, несмотря на, казалось бы, комфортные условия для обучения людей с инвалидностью, надо понимать, что они всё равно будут за это платить наравне со здоровыми студентами. Для этих целей государство может предоставить им кредит, но никаких скидок или льгот в сфере образования не существует. Что касается школьного обучения, то решение о его инклюзивности остаётся только за родителями. Сегодня многие дети с инвалидностью учатся в общеобразовательных школах, но только  в том случае, если те могут предоставить им специальные условия. Как правило, это оказывается возможным только в школах с хорошим финансированием, например, в католических, где даже существует отдел работы с инвалидами. Многие родители для своих детей по-прежнему выбирают специализированные учебные заведения. Хотя свои сложности есть и в этом решении. К примеру, в школах для незрячих детей получают образование ученики, имеющие не только проблемы со зрением, но и ментальные нарушения, а это накладывает свой отпечаток на их общение и развитие. Вот в таком случае, на мой взгляд, равенство приводит к сложностям. Специализированные школы есть в крупных городах Англии, хотя, кажется, их становится всё меньше и меньше опять же в силу сокращения финансирования.

После получения среднего образования незрячие люди могут пройти обучение в колледже в Вусторе, где им помогут подготовиться к экзаменам в университет, освоить бытовые навыки  и принципы ориентировки на улице. Выбирая профессию, они, конечно, должны учитывать возможность дальнейшего трудоустройства. И, несмотря на видимую толерантность к людям с инвалидностью в обществе, вопрос это тоже сложный. Не так давно меня, наконец, приняли на работу в Королевский Институт Слепых специалистом по доступности информационных технологий, но до этого мне пришлось пройти 15 неудачных собеседований. Дело в том, что, принимая на работу человека с ограниченными возможностями, работодатель должен предоставить ему специальные условия. Но далеко не все работодатели знают о существовании агентства «Доступ к работе», которое помогает их создать. Крупным компаниям или социальным структурам, работающим с инвалидами, оно хорошо известно, и трудоустраиваясь, человек с ограниченными возможностями должен обратиться туда за квалифицированной помощью в организации рабочего процесса. Самая большая поддержка нужна, конечно,  слепым и слепоглухим людям. Для работы таким сотрудникам может понадобиться компьютер с синтезатором речи или брайлевским дисплеем, транспорт, человек, помогающий сориентироваться на территории, где ему предстоит работать, может быть, секретарь. Всё это будет оплачено государством, но работодатели не знают об этом и не торопятся принимать на работу людей с ограниченными возможностями. Как и в России, найти работу проще всего людям, у которых нет явных признаков инвалидности, в том числе имеющим нарушения опорно-двигательного аппарата. Трудоустроиться незрячему человеку сложно, а слепоглухому — практически невозможно. Мой муж не видит и плохо слышит, пользуется слуховым аппаратом, и для него может быть трудно даже добираться до работы. Мы живём в небольшом городке, в семидесяти километрах от Лондона, и стараемся быть абсолютно независимыми от родственников. Нередко нам оказывают помощь волонтёры из организации «Сервис для чтения». Раньше они помогали людям читать письма, но сейчас расширили круг своих услуг и могут проводить в магазин человека с инвалидностью, помочь ему выбрать одежду, сходить к врачу или  съездить на концерт. Если же ему необходима помощь переводчика жестового языка, он должен заранее сообщить об этом  в организацию, которую ему нужно посетить. Больницы, банки, юридические компании — любые социально важные объекты обязательно имеют специалиста по жестовому языку, который общается с глухим или слепоглухим посетителем.

Социальные работники в Англии тоже существуют, но они помогают только очень тяжёлым инвалидам, которые не могут даже самостоятельно одеваться. С ними социальные работники живут постоянно, а нам с мужем, к примеру, поддержка такого рода не нужна. Пенсионные выплаты инвалиду предусматривают и оплату услуг помощи в быту. Состоят они из четырёх частей:  основное пособие по инвалидности;  доплата в связи с тем, что человек не может работать вследствие инвалидности;  оплата жилья или помощь в его аренде; пособие по уходу, благодаря которому и можно нанять человека, помогающего по хозяйству. С учётом всех пунктов пенсия может достигать 1200—1400 фунтов в то время, как моя зарплата будет всего лишь на несколько сотен фунтов выше. Кроме того, если человек с инвалидностью работает, двух выплат (по безработице и помощи в аренде жилья) у него не будет. Теперь, когда я устроилась на работу и тем самым увеличила семейный бюджет, пенсия моего мужа станет гораздо ниже. Именно поэтому многие люди с инвалидностью предпочитают не работать, тем более что найти работу рядом с домом практически невозможно.

Мне приходится ездить в Лондон и, несмотря на то, что делаю я это с удовольствием, наших знакомых это очень сильно удивляет. Люди обычно стараются работать в своём районе, а ездить на нескольких видах транспорта в другой город, тем более будучи незрячим человеком, им кажется безумием. Конечно, в крупных городах пространство стараются адаптировать для людей с инвалидностью: устанавливают звуковые светофоры, кладут тактильную плитку, но есть разделённые зоны, в которых паркуются автомобили и одновременно ходят люди, так что незрячим пешеходам просто невозможно ориентироваться. В Королевском Институте Слепых мы пытаемся организовать кампанию по борьбе с подобными городскими пространствами, но это долгая и кропотливая работа, требующая сбора подписей  и обращения в  разные структуры, в том числе и в парламент. Вообще же, в Англии, как и в других странах, необходимо хорошо понимать, что тебе нужно, и   настойчиво бороться за свои права. Такая борьба обязательно увенчается успехом!

Елена Федосеева

ПОЭЗИЯ

Владимир Шишлов
Воронежская обл.

* * *

Стою один я у иконы.

Сознанье душит тишина.

Кладу ненужные поклоны —

Судьба давно предрешена.

На сердце боль острее бритвы,

Но волю не даю слезам.

Давно забытые молитвы

Шепчу безмолвным образам.

Здесь, у алтарного порога,

Не полагается грустить.

Пришёл сегодня в церковь к Богу,

Чтобы совета попросить.

На сердце боль острее бритвы,

Всевышний, дай же мне совет:

Какие сотворить молитвы, 

Чтоб вновь увидеть белый свет?

В молитве каждый призывает —

Пусть благодать сойдёт с небес.

Чудес на свете не бывает,

Но очень хочется чудес!

На сердце боль, открыта рана

В святой церковной тишине.

Я помолился, как ни странно,

Немного легче стало мне.

Маргарита Мельникова
Екатеринбург

* * *

Постигнув боль небесных кар,
Пройдя сквозь муки и страданья,
Я обрела великий дар —
Любить без права обладанья.

Насколько этот дар велик,
Я осознала постепенно.
Уж не способен мой язык
Разлуку проклинать презренно.

Спокоен дум моих поток,
И от смятенья дух свободен,
А мир, что раньше был жесток,
Отныне — словно храм Господень.

Волшебный дар — любить того,
С кем не разделишь ни мгновенья.
И не винить ни в чём его,
Преследуя упрямой тенью.

Он не узнает мой секрет,
Когда пройду с улыбкой мимо,
Что я нарушила запрет
Любить того, кем нелюбима.

* * *

Нас учили считать до ста,
Уступать пожилым места,
Не глазеть на чужое окно,
Делать вид, будто всё равно.

Нас пугали Бабой Ягой,
Красотой распутной, нагой,
Божьей карой, кипящей смолой,
Появлением мачехи злой.

Нас держали за дураков
Меж зеркал, витрин и замков,
Вездесущих огней реклам,
Постановочных теле-драм.

Нам велели служить добру,
Не ломать чужую игру,
Каждый год ходить по врачам,
На Луну не выть по ночам.

Мы росли, и сужался мир
До коттеджей, дач и квартир,
Новой обуви, старых авто,
До брезгливого, сонного: «Кто?!»

Нас простили за громкий смех,
За крылатый школьный успех,
За осколки разбитых ваз...
За одно не простили нас —

За стремление быть собой,
Верховодить самой судьбой.
Отличаться, не быть в строю,
Не откладывать жизнь свою.

      

МИР УВЛЕЧЕНИЙ

«УМНЫЙ ДОМ»

В настоящее время мир, описанный фантастами двадцатого века, с каждым днём становится всё ближе. И если говорить о полётах в другие галактики, машине времени, телепортации ещё преждевременно, то кое-какие казавшиеся невероятными ещё пару десятков лет назад технологии уверенно начинают входить в нашу жизнь. Это касается и домов будущего, которые кое-где уже стали домами настоящего. Жилища, в которых контроль над всеми инженерными системами возложен «на плечи» современных технологий. Освещение, отопление, вентиляция, кондиционирование, энерго- и водоснабжение, видеонаблюдение, сигнализации, всевозможные электроприводы — всем этим управляет автоматика. Неудивительно, что подобными идеями заинтересовались и в России, ибо подавляющее большинство наших соотечественников выросло на сказках, в которых печка сама печёт пироги, горшочек варит кашу, а избушка по команде хозяина поворачивается к тебе то передом, а то задом. Кто бы отказался жить в таком доме?!

К сему хайтековскому движению несколько лет назад присоединился инженер из Сибири, который в один прекрасный момент решил, что именно он рождён для того, чтоб сказку сделать былью, и взялся за собственноручное превращение заурядной квартиры в центре Красноярска в обитель высоких технологий. Возможно, в этом и не было бы ничего особенно примечательного, если не тот факт, что Сергей Мильчаков едва-едва видит свет и все новшества внедряет исключительно на ощупь. Вот какие нюансы своего прихода в столь интересную сферу рассказал сам чудо-мастер:

— По профессии я массажист, восемь лет проработал в краевой больнице. Но, приходя вечером домой, я частенько садился что-то чинить, паять или изучать микросхемы. Первым прогрессивным устройством, которое я установил у себя в квартире, стал выключатель на инфракрасном управлении. Наводишь на него любой пульт — и можно включать-выключать свет, задерживаешь кнопочку — регулируется яркость. Порадовавшись первому успеху, я углубился в эту тему и начал конструировать полноценную систему интеллектуального дома. Процесс шёл достаточно медленно, так как у меня не имелось профессионального технического образования, а спросить совета было не у кого. Также добавляло сложности, что на некоторые устройства документация предоставлялась только на английском языке. После продолжительных раздумий о своих жизненных приоритетах, в конце концов, я поступил в Институт космических и информационных технологий на кафедру вычислительной техники. В настоящее время являюсь студентом четвёртого курса и успел уже в значительной степени начинить своё жилище всевозможной электроникой. Свою квартиру я воспринимаю как человека, где мозг — это системный блок, сенсоры и датчики — глаза и уши, а приводы — руки и ноги. Главное — это основной блок управления. Сигнал от него идёт в контроллер, а он, в свою очередь, переводит команды на бытовые приборы. На сегодняшний день к блоку подключено освещение, климат-контроль, батареи, окна, тёплый пол, кондиционер, вентиляция, увлажнитель, озонатор, вытяжка, аудио- и видеооборудование.

На практике всё это функционирует примерно следующим образом. В 7 утра «умная система» будит меня и желает доброго утра. Затем открывает жалюзи или включает свет заданной яркости. На кухне кофеварка уже готовит свежий кофе, комнаты заполняются звуками любимой музыки, а в ванне набирается вода. За десять минут до выхода из дома голос из динамиков начинает меня поторапливать и предупреждает, что времени на сборы осталось совсем немного. Я выхожу на улицу и нажимаю кнопку, которая отключает электроприборы, перекрывает воду, переводит домофон на переадресацию, ставит квартиру на охрану. Когда возвращаюсь вечером домой, нажимаю ту же кнопку, и всё начинает функционировать по-прежнему. Освещение у меня устроено таким образом, что, если встаёшь ночью, лампочки включаются на тридцать процентов, а в дневной режим переходят с шести утра. Отопление отключается при плюс 25 и снова включается, если температура опускается ниже 23 градусов. В моей трёхкомнатной квартире площадью 55 квадратных метров работает около пятидесяти датчиков, подающих информацию в компьютер. По комнатам протянуты примерно километр низковольтных проводов и около полукилометра электрического кабеля. Даже дверцы кухонного шкафа оснащены системой подачи звуковых сигналов, если они неплотно прикрыты. Датчики на створках, в первую очередь, нужны для того, чтобы моя кошка по кличке Киса не смогла полакомиться без разрешения печеньем. Но есть у системы и более важные функции. Например, в квартире поднялась температура выше той, что я задал, и электроника сразу же начинает анализировать, почему это произошло. Сверяет температуру  батареи, оценивает погоду на улице, снимает данные с датчиков дыма. И если не произошло ничего экстренного — просто приоткроет окно.

Я постоянно совершенствую свой дом, и сегодня все системы могут управляться, в том числе, с моего смартфона. В ближайшем будущем планирую установить исполнительные модули, которые могут поддерживать заданную температуру воды в ванной. Ещё хочу поставить датчики, отслеживающие восход и заход солнца и на основе этого регулирующие освещение. Из самого прогрессивного в планах — идентификация пользователя на основе персонального датчика. Надевает человек специальный браслет вроде тех, которые используют для фитнеса, и системе это даёт понять, впускать его в дом или нет. Кроме того, с помощью этих браслетов можно отслеживать состояние здоровья хозяина, что особо актуально для пожилых людей. Если техника, к примеру, заметит, что у человека наблюдаются симптомы инсульта или сердечного приступа, то родственники моментально получат тревожное сообщение. Хочу заметить, что стоимость оборудования «умного дома» по сравнению с зарубежными аналогами не так высока. Для трёхкомнатной квартиры в среднем обойдётся в пятьдесят тысяч рублей без учёта бытовых приборов. Эти приборы, кстати, могут быть самыми допотопными. Например, простая духовка без таймера, регулятора температуры и часов превратится в навороченную со всеми возможными функциями, если её подключить к «умному дому». Причём она, как и все прочие приборы, не утрачивает при этом возможности управления вручную.

К слову, практически весь монтаж оборудования или прокладку новых проводов я осуществляю сам с помощью тактильных ощущений. Могу, например, спаять штекер, это не так сложно, как кажется. Если речь идёт о более тонких манипуляциях, я всегда могу найти человека, который мне поможет. Гораздо важнее знание того, что нужно соединять, а не сама работа с паяльником. Основная проблема заключается в другом. В обычном модуле имеется около 60—70 входов и выходов, с которыми исключительно на ощупь разобраться невозможно. Я прошу зрячего человека просто назвать мне эти клеммы в порядке очерёдности. Я их записываю на компьютер в специальный документ и по этой схеме начинаю подключать провода. Цвет клемм и проводов я тоже предварительно узнаю и переношу в тот же файл. Любую инструкцию к прибору я могу отсканировать и распознать текст, что даёт мне самую полную информацию. Так что получается, что при желании любой незрячий человек может сделать из своей квартиры самый настоящий дом будущего, полностью адаптированный именно под его потребности. Правда, это занятие нужно по-настоящему любить и быть своего рода фанатом, иначе за это и браться не стоит, — резюмировал Сергей Мильчаков.

Игорь Сергеев