Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

ЛИЧНОСТЬ

РОДНАЯ ДУША

Этот рассказ о  собаке-проводнике Милорде  я хотела поначалу назвать «Собачья жизнь», но с учётом негативного оттенка, скрытого в  данном словосочетании, подумала, что по отношению к Милорду это будет некорректно, поскольку у него есть официальная должность — «проводник слепого». «Хлеб и воду» он зарабатывает  на трудной и ответственной службе в любую погоду и в самых сложных условиях. Быть глазами незрячего человека — это не на мягком коврике лежать в тёплой квартире. Это уже другой социальный статус. А значит, и  жизнь другая.  Конечно, не такая сладкая, как  у домашних любимцев, зато интересная и наполненная смыслом. Каким  же именно?  Забегая вперёд, могу сказать, что  Милорд научился встраивать свою природную  преданность  в общую философию любви, что говорит  о понимании им законов общения. . .

Впервые я увидела его зимой нынешнего года   в читальном зале РГБС на вечере памяти  реабилитолога Алексея Васильевича Шкляева. Он пришёл сюда вместе со своим хозяином, инвалидом по зрению  Владимиром Товканцом, который состоит на учёте в Лосиноостровской местной организации МГО ВОС, в ней когда-то был и Шкляев.  Пока Владимир, расположившись на диванчике, ждал  своего выступления в музыкальной части вечера, Милорд  вытянулся  у его ног  во всю длину своего мощного тела. «Отдыхает», — подумала я. Но, присмотревшись,  поняла, что отнюдь нет. Во-первых, он лёг так, что собой   закрыл подступ к хозяину. Никто из проходивших  людей не смог бы его задеть.  Во-вторых, несмотря на внешнюю отстранённость,  был начеку: периодически простукивал хвостом окружающее  пространство, проверяя безопасность, подёргивал ушами, сортируя  звуки.  В общем, вёл себя как  бдительный охранник.

 Когда ведущая объявила: «Владимир Товканец в память о Шкляеве исполнит на трубе песню «Есть только миг…», Милорд бодро встал, подвёл Владимира к микрофону, а сам  тихо прилёг в сторонке.  Разрывающая душу мелодия о бренности  бытия тревожной волной пробежала по рядам. Неожиданно к ней  присоединился робкий хрипловатый басок. Люди недоумённо переглянулись. Басок  постепенно набирал силу, меняя тональность, и, наконец,   зазвучал по-собачьи. «Это пёс, это пёс поёт», — удивлённо шептали зрители. На последней ноте все восторженно аплодировали им обоим: Владимиру и Милорду.  После мероприятия  многие из присутствующих, растроганные услышанным, подходили к необычному артисту, гладили по голове, благодарили. Всем своим видом он показывал, что  принимает комплименты, но прыгать от радости  не будет, потому что на службе. И когда Владимир взялся за шлейку,  снисходительно улыбнулся.  Мол, извините, мне работать надо.

Естественно, поющий пёс не мог не заинтересовать. Я  договорилась с Владимиром об интервью, чтобы узнать подробнее о его   уникальном спутнике. Правда, накануне побывала ещё на одном выступлении этого талантливого дуэта. В том же читальном зале. Но уже по случаю юбилея тоже «однопартийца» Товканца по МО ВОС, главного редактора «НЖ» В. Бухтиярова, где эта пара  должна была украсить культурную часть программы. Ситуация повторилась. Милорд помогал Владимиру во время соло на трубе, однако  молчал, когда    тот  пел украинскую песню. Видимо, в вокальном жанре  соперничать с исполнителем не рискнул.  И снова толпа поклонников вокруг.  И снова снисходительная реакция в ответ. Мол, знайте меру. Не перехвалите. 

Местом для беседы мы выбрали  офис  родной  первички Товканца.   Но так случилось, что  в это же  время сюда пришли депутаты и  чиновники муниципалитета с разъяснениями по  программе реновации пятиэтажек, под которую подпадают и жители данного микрорайона. Нам пришлось ждать своего часа. Владимир с Милордом сидели в первом ряду. У собаки — та же самая защитная поза, но уже со стороны сцены, где сгруппировались люди. Никто не рассказывал гостям о необычных способностях поводыря.  Но все они невольно поглядывали в его сторону.  А в конце собрания подходили,  разговаривали с ним, утверждали, что  Милорд обладает удивительным магнетизмом. От него исходит тепло, веет доброжелательностью. Мимо не пройдёшь. Хочется прикоснуться.

Это, в принципе, типичная для него картина. Своим обаянием он очаровывает всех, с кем приходится встречаться, будь то отдыхающие и сотрудники пансионата «Малино», куда  нередко приезжает с хозяином, или  прихожане местного храма, где  вместе с Владимиром в порядке исключения по разрешению батюшки  он смиренно выстаивает службы. Кстати, в храме Милорд не лает, не поёт, ведёт себя тихо. За очеловеченное отношение к православным обычаям  лично ему был подарен дубликат иконы с изображением святых покровителей животных «Пастырь Добрый. Болтинская»…

После того, как все присутствующие высказали свои симпатии этому Божьему созданию и в умилённом состоянии разошлись, мы, наконец, сумели поговорить, устроившись в кабинете председателя. Милорд, как обычно, лёг возле ног хозяина, замкнув пространство вокруг него, а я с диктофоном  села за столом напротив.

— Как  и когда это чудо появилось в вашем доме? — Таким был мой первый вопрос.

В ответ Владимир рассказал грустную историю. Правда, с хорошим концом. Он москвич. По профессии строитель. Работал в Министерстве обороны. Возводил военные объекты. Был начальником участка. Кризис, стрессы, которые он тяжело переживал, сказались на зрении. Сосудистое заболевание  повлияло и   на глаза. Правда, к тому времени он успел построить  дом в Подмосковье, где сейчас и живёт с женой, родить  детей и посадить не одно дерево.

Любая беда всегда  некстати. Надо было кормить семью, обустраивать жильё и обрабатывать землю. Поэтому при оформлении инвалидности попросил дать ему рабочую группу. Но наступило время, когда вопрос о мобильности встал ребром. Тросточка, конечно, вещь хорошая,  но хотелось больше независимости. О Купавинской школе подготовки собак-проводников для слепых Владимиру рассказал сосед — офицер-подводник Максим Минаков. Информация, естественно, заинтересовала. По всем параметрам он подходил, кроме одного. В ИПР в качестве средства реабилитации указана только белая трость и ни слова о поводыре. Пришлось заново проходить ВТЭК, переоформлять документы. «Раньше я занимался служебным собаководством, руководил собаками, не думал, что они будут когда-то руководить мной», —  вспоминает Владимир. Тогда, четыре года назад, для руководства собой он выбрал немецкую овчарку. Наверное, с учётом её великолепных охранных качеств, что понравилось и семье.  Но не судьба: собака трагически погибла, неудачно приземлившись после прыжка.

 Второй раз он приехал в Купавну уже за лабрадором. Это доброжелательная порода, с терпеливым, покладистым характером, умеет сдерживать эмоции. Совсем не агрессивна. Хорошо зарекомендовала себя в качестве партнера слепого. Верил, что на этот раз ему повезёт. Чёрненький, как смоль, похожий на медвежонка, пёсик из всех претендентов выбрал именно Владимира. С первого взгляда, как говорится, полюбил.  А когда вывели его родителей, он сразу узнал свою маму, подошёл к ней,  носиком прикоснулся к мордочке. Поцеловался, значит. Это так растрогало Владимира, что он, конечно, отдал предпочтение этому  «англичанину» — хоть и родился тот в России, но корни его в туманном Альбионе. Кстати, эту  канадскую породу считают самой загадочной на земле.

Замечу, что в тот трудный для него период Владимир не был членом ВОС. Об Обществе слепых  узнал  позже, когда понадобилась заявка для участия  в конкурсах собак-проводников. Сейчас он активист местной организации, играет и поёт в  самодеятельном ансамбле. О Купавинской школе, которая в какой-то мере и привела его в ВОС,  говорит с благодарностью, но не только за это. Прежде всего, за профессиональный подход к подготовке собак-проводников, особенно отмечает инструктора Анну Мурзенкову. Это она воспитывала Милорда. В том, что он получился таким самоотверженным и  верным другом, во многом её заслуга.

— А что потом? Вас лабрадор выбрал. А к дому как долго привыкал? Обычно у животных с  этим проблема.

— Да не пришлось ему привыкать. Я привёз его на дачу. Он обошёл всё вокруг, обнюхал. И всем своим видом показал: остаюсь.

— Он стал жить с вами в доме?

— Нет, я построил ему утеплённую будку. Она ему очень понравилась. В гости к нему  иногда заглядывают и две наши кошки, с которыми Милорд в большой дружбе. Ест с ними из одной миски. Правда, ревнует, когда  уделяю им внимание. Если их глажу, просит и его погладить.  Едва кошка устроится у меня на коленях, он носом её толкнёт — мол, иди отсюда. Сам он тоже любит у меня  на руках сидеть. В тёплое время  года Милорд спит в будке на сене. А в сильные морозы я забираю его к себе. Здесь у него есть собственный кожаный диван.

— То есть в дом разрешается заходить только в морозы?

— Нет, конечно.  Как только мы возвращаемся с маршрута,  и я снимаю с него  снаряжение, он становится обычной собакой. Носится по участку (это 13 соток),  гавкает. Знает, что это его территория,  заглядывает в каждый уголок. Может зайти в дом, походить по нему, осмотреться, а потом опять на улицу уйти. Ему нравится свобода. Нельзя же всё время быть в напряжении.  Он сам решает,  нужно ему в дом или нет. Кстати, ест он именно там.

— Когда носится по участку, грядки не вытаптывает?

— Обходит их. А вот  мимо  малины не пройдёт. Уж очень любит её. Снимает прямо с куста. Иногда усыпанную ягодами веточку сломает и обирает в сторонке. Лишний раз не хочет лезть в колючий малинник. Лакомится яблоками, а также сливами. Понял, что необязательно ждать, когда они сами упадут с дерева. Забирается на него и трясёт. Все упавшие при этом плоды — его. Мы не ругаем  за это.  Сад у нас большой. Всего много.

— А что  из еды  он ещё  любит?

— Основная его еда — это сухой сбалансированный корм немецкой фирмы. С удовольствием ест также творог, пьёт кефир, молоко, особенно любит сыр.  Когда мы приходим в МО ВОС, её руководитель Вера Филипповна  Букварёва всегда угощает  его этим лакомством.  Балует. А он доволен.

 — В его обязанности входит только ваше сопровождение?

— Он мой помощник по хозяйству. Мы с женой держим кур, кроликов. Заготовка корма — наше общее с Милордом дело. Он отводит меня на лужайку, где я кошу траву. Скошенное гружу на тележку, потом впрягаю его в повозку. Сам рукой держусь за тачку, толкаю её. И вместе мы движемся по направлению к дому. При этом он ещё следит, чтобы мы не сбились с пути, машины обходит.  К калитке подводит. Знает, как открывать её.

— Известно, что собаки обычно в знак  особой  признательности  своим хозяевам тапочки приносят. А вам?

— Это обязательно.

— А жене?

— Ей нет. Жену в детстве собака покусала. Психологическая  травма на всю жизнь осталась. Он это чувствует и с нежностями особо не лезет. Хотя отношения у них вполне дружеские. Но вот когда к нам приезжают внуки, а их у меня семеро, то тут такое начинается! Все обнимаются, целуются, возятся, играют. В ход идут мячики, палочки, свистульки. У Милорда игрушек много. Он позволяет делать с собой всё, что угодно. Обычно спокойный пёс превращается в азартного ребёнка. Эмоции зашкаливают. Он  отличный компаньон в игре. 

— Но всё-таки Милорд для вас  прежде всего  поводырь. Как он справляется с этой  главной своей работой?

— Думаю, что об этом лучше всего говорят его победы на  конкурсах, которые ежегодно проводит для своих бывших питомцев Купавинская школа. Мы были там дважды, и  возвращались с наградами. Первый раз — с золотой медалью как «Лучшему на маршруте», второй — с  победой по общему количеству баллов. Я им очень доволен. Это мой верный и надёжный друг.  С ним я не испытываю проблем  при передвижении. Куда надо, туда и иду.  Вместе мы ходим в воскресную школу при храме Святой Троицы, где я  также пою в церковном хоре, в МО ВОС, где занимаюсь в художественной самодеятельности, играю на трубе и тоже пою. В магазин, в аптеку, в Сбербанк. В поликлинике все кабинеты знает.  Спокойно сидит на приёме, но у стоматолога нервничает. На остановке всегда подведёт к нужному автобусу. Из всех стоящих в рядок выберет именно наш.  Заранее предупредит,  когда мы подъезжаем к своему дому, хотя я даже не прошу об этом. Здесь у него  свои приметы.  В последнее время я заметил, что он  читает мои мысли. Только  подумаю о чём-то, он тут же  отреагирует. Первый раз, когда он с учётом  только моего внутреннего желания, привёл меня к булочной, я очень удивился. Но подумал,  что,  наверное, подсказка была, просто я запамятовал.  Второй раз уже осознано, ещё в вагоне метро,  не говорю, но думаю, что  надо  купить колбасы.  Выходим на улицу,  Милорд уверенно направляется к продуктовому магазину.  Потом была проверка со Сбербанком, с аптекой. Сейчас я уже привык к тому, что мой друг не просто хороший сопровождающий, но ещё и телепат.

—  Говорят, что вы ещё и плаваете с ним?

— Рядом с нашим домом  находится  Пироговское водохранилище.  Естественно, вода манит. Особенно в жару.  Однажды я  попробовал самостоятельно поплавать вдоль берега. Но вскоре заблудился, очень испугался. Чуть не утонул. Теперь беру с собой Милорда.  Наматываю на руку поводок и —  вперёд! Он плавает хорошо. Это порода «водяная». У лабрадоров между пальцами даже есть перепонки.  Но далеко не заплываем. Он не позволяет. Метров через сто  разворачивается  и тянет меня обратно. Видимо, чувствует  глубину и не хочет рисковать.

—  Вы с ним строги? Приходилось ли вам ругать его за что-то?

— Был случай, когда я поскользнулся и упал. Вещи разлетелись в разные стороны.  Он начал собирать их. Принёс трость, сумку, шапку.  Пытался поднять меня, но не мог. Кое-как я сам справился с этим. Естественно,  сгоряча накричал на него. Куда смотрел-то? Он  скукожился,  заскулил. Мол, виноват, прости, исправлюсь.  А дома уже мне   стало стыдно: зачем  собаку обидел? Сам мог бы быть внимательнее. Знал, что   на дороге гололёд. Трость скользит, значит, остановись, сбавь скорость. Пошёл извиняться. Милорд обрадовался, повеселел. Обнялись мы с ним по-дружески. Признали свои ошибки.  И простили их.

— Как вы думаете, если поводырь допустил промах, способен ли он делать выводы, учиться на своих ошибках, не повторять их?

— Что касается Милорда, то однозначно, да. Однажды мы с ним попали в более серьёзную передрягу.  По дороге оба отвлеклись, и я свалился в канаву, довольно глубокую.  Он вещи достал. Стал меня вытаскивать. За капюшон куртки тянул. Как человек действовал. Я ему, естественно, помогал. В общем, выбрался. Но с тех пор Милорд перед  каждой ямой, канавой, любым углублением  не просто останавливается, а перекрывает мне путь, становится поперёк движения. А в метро, пока не придёт электричка, не подпускает к краю платформы метра за полтора.  Когда я отдыхал в санатории «Машук», то даже отважился сходить с ним в горы. Был уверен, что он позаботится о моей безопасности.

Скажите, могут ли  лабрадоры  защитить хозяина и себя, если потребуется?

—  Расскажу два случая. Мы гуляли на площадке со знакомым собачником, он — с овчаркой,  я — с Милордом. Стали бросать, как обычно, палочки. Милорд побежал за ней. А овчарка неожиданно набросилась на него и стала кусать. Я кинулся спасать. Хотел схватить  разъярённого пса за ошейник, а он вцепился мне в руку. У меня случился болевой шок. Я не мог сдвинуться с  места, но своими действиями успел отвлечь удар на себя. Рану мне обработали. Слава Богу, всё обошлось. В тот день Милорд ходил за мной, лизал, целовал, не знал, как и отблагодарить за спасение.

— Но это же экстремальная ситуация,  почему он не защищался?

— Лабрадоры, в принципе, обладают покладистым, терпеливым характером. К тому же в школе их приучают сдерживать свои эмоции, не лезть в  драки, быть доброжелательными к людям и животным.

 — А если посторонний человек вырвет из рук незрячего его поводыря, как это случилось два года назад со  слепой уличной певицей Юлией Дьяковой, он будет сопротивляться?

— К сожалению, нет. Излишняя доброжелательность в этих случаях работает против него. Однако хочу заметить, что Милорд всё-таки запомнил ту злющую  овчарку, которая покусала и его, и меня. И когда недавно ко мне пришёл друг с собакой этой породы, он выгнал её со двора.

— Чем же закончилась ваша история? Каким образом Милорд отблагодарил вас за спасение, если он такой всепрощенец?

—  Однажды к нам на участок зашли бродячие собаки, штук пять. Мы оба растерялись.  Я знал,  если они набросятся на Милорда, то ему не спастись. Что делать в этой ситуации? Держал Милорда за поводок в полной растерянности. Неожиданно он стал  ходить вокруг меня кругами. Один раз, второй, третий.   Собаки  присмирели,  ближе не подошли, а потом и вовсе покинули участок.

Я читала, что есть в магии такой приём — чертить вокруг себя  круги для защиты от злых сил. Они как бы  отделяют  то, что внутри, от того, что снаружи. Круг энергетически разрушает  негативное воздействие. Только откуда Милорд мог знать об этом?  А может, дело не в магии?  Бездомные собаки тоже имели когда-то дом, верой и правдой служили хозяину. А озверели, потому что потеряли смысл жизни. Обозначая кругами территорию хозяина, за которую нельзя заходить, Милорд как бы  пробудил в них добрые забытые инстинкты. Так это или нет, не знаю. Как разобраться  в  собачьей философии?

— Мы с Милордом научились понимать друг друга. Вот и этот случай о том, что на подсознательном уровне мы всегда  готовы броситься на защиту. Ну, а конкретное решение подсказывает  интуиция и генетическая память.

— Когда проявились его музыкальные способности?

— Я люблю играть на трубе. Занимался этим делом давно. Потом бросил. А сейчас снова начал. Ему нравится, когда играю. Заходит в дом, прислушивается. Видимо, за душу его берёт. А недавно сам запел. Вступает тихо, лаять начинает уже в азарте. У него есть любимые мелодии: «Только миг» и  «Муча». Почему он такой музыкальный? Вероятно, в прошлой жизни был музыкантом. Есть же теория о переселении душ.

— А может, он так глубоко проник в ваш внутренний мир, что стал с вами одним целым? Ваши эмоции как бы перетекают в него?

— Могу только подтвердить, что наш духовный контакт, действительно, очень тесный. Мне понятен его язык. Ему — мой.

— Поскольку у вас сложился своеобразный вокальный дуэт, на большую сцену не пробовали выходить?

— Выступаем мы с ним только в восовских организациях. На ТВ были в программе «Фактор жизни», показывали возможности поводыря, и у телеведущего Бориса Корчевникова в «Прямом эфире», когда речь шла о защите прав животных. Недавно участвовали в общероссийской культурно-просветительской акции «Библионочь», которую проводила РГБС.

— Сейчас Милорд понимает, что мы о нём говорим?

— Конечно, понимает.

— Ему это нравится?

— Бесспорно.

— Почему вы так решили? Он же во время разговора,  как говорится, и бровью не повёл.

— Я это чувствую.

— У него глаза всегда грустные? Это можно чем-то объяснить?

— Наверное, он за меня переживает.

Когда беседа закончилась, Милорд завилял хвостом. Говорят, это  признак радости. Но тогда чему он в данном случае радовался? Тому, что всё, наконец,  закончилось? Но как выяснилось,  виляя хвостом, собаки выражают различные эмоции. Для них это инструмент общения. И что конкретно они хотят сказать, можно прочитать по различным движениям хвоста: влево или вправо, вверх или вниз, а также по интенсивности и силе движений. Но мне незнаком код этих сигналов, к тому же я не  запомнила, в какую  сторону он махал хвостом.  Но хочется верить, что таким способом  он просто попрощался со мной и дал понять, что ему понравится, если материал о нём появится в журнале.

Напоследок Владимир хотел показать мне,  как Милорд работает на улице, но не случилось. Вера Филипповна пригласила их на чай с сыром перед дальней дорогой. А я торопилась на другую встречу. Уже в автобусе вспоминая наш разговор, порадовалась за то, что Владимир и Милорд нашли друг друга. Теперь у них одна любовь на двоих и общий смысл жизни. Наверное,  так и становятся родными душами.    Как и в  какой      момент это происходит,  сказать не берусь, но то, что это  бывает не только между людьми, но  и между человеком и собакой,  сущая правда.

 Я рассказала только часть того, что могла бы. Трогательных историй из жизни  вдумчивого и наблюдательного  друга у Владимира накопилось много.  Кроме  того, каждый день дарит новые. Даже при согласовании этого материала он вспоминал ещё и ещё. Я посоветовала ему записывать их, а потом издать книгу. В качестве литературного приложения к учебным пособиям. 

Валентина Кириллова

 

СЛАВЯНСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Наш голос из Канады

Я сижу на берегу Тихого океана, чьи воды омывают два самых больших по территории государства — Россию и Канаду. Сижу не у себя на Дальнем Востоке, а в другом, западном полушарии, на острове Ванкувер, в городе Виктория — столице одной из 10 канадских провинций. Прилетела сюда из Москвы на лето в гости.

Вулканического происхождения остров Ванкувер поразительно красив: огромные цветы и деревья до неба, секвойи, белые чайки над водой, вольные орлы и павлины в парках, изящные лани и красавицы-лошадки, которые развозят по улицам туристов в колясках, украшенных гирляндами цветов, — всего не опишешь.

Но вскоре после приезда, как только начинаешь приходить в себя, в сознании возникают вопросы не о дивной природе, подаренной Богом этому острову, а о жизни людей.

И вот я иду к океану, сажусь на скамейку и начинаю писать стихи. Первое — это реакция на окружающую меня чужую речь. Это стихотворение о родной, русской речи.

Английский язык знаю: я — международник. И проблем с контактами у меня нет. Но без звучания родной разговорной речи чувствую себя ущербно, как при нехватке кислорода. И в таком вот состоянии лёгкого стресса рождается первый стих на канадской земле — «Родная речь».

Вторым вопросом, который заставил меня провести журналистское расследование, стал вопрос о жизни незрячих людей. Я побывала в городском офисе Общества слепых, побеседовала с организаторами работы в поддержку незрячих, получила приглашение на чаепитие, которое регулярно устраивается здесь для общения людей.

Оказалось, что бюджет Общества слепых формируется за счёт ежегодных грантов, выделяемых правительством, и частичных пожертвований. Ведутся строгий контроль и отчётность о потраченных деньгах. Несколько раз в год в Канаде устраивают больше благотворительные акции, доход от которых идёт для поддержки не зрячих.

Например, берётся в аренду большое помещение, в котором выставляют на продажу картины. Один только билет на такой вернисаж стоит 400 долларов. Второй пример: организуется игра в гольф, за участие в которой тоже нужно заплатить немаленькую сумму. Ну, это уж из английских колониальных традиций.

Незрячим людям помогают социальные службы оформлять документы об инвалидности, льготные билеты на автобус. Для них есть бесплатный номер телефона. Инвалиды по зрению получают ежемесячное пособие.

В Канаде организовано два вида помощи волонтёров: на постоянной основе (это сотрудники социальной службы) и по заявкам на конкретный вид услуги за деньги. Во всех провинциях есть библиотеки для незрячих, там ведётся обучение Брайлю.

При городских офисах имеются магазины и льготные аптеки, в которых незрячий человек, его близкий или волонтёр купят необходимые вещи: трости, тифлоприборы и прочее.

Число людей с проблемами по зрению в Канаде растёт так же быстро, как и у нас. И с таким же упорством они стараются преодолевать возникшие трудности, чтобы вести достойный образ жизни, участвуя в самых разных культурных и спортивных мероприятиях.

Одним из запомнившихся мне таких событий явилось празднование Дня Канады 1 июля. И вот почему. Концерт, объявленный в эту честь, начался в 7 часов вечера, когда в бухту вошёл белый корабль, на котором оркестранты, одетые в белые костюмы, первым номером исполнили Первый концерт для фортепьяно с оркестром. Через мощные усилители звука объявили: «Питер Тшайковски», и сотни канадцев, расположившихся на газонах возле королевского дворца, замерли в торжественном молчании. Я заплакала. А на завтра родились стихи. Вот они.

Родная речь

Родная речь — моё спасенье:

Приют для трепетной души.

В ней все слова полны значенья.

И звуки — дивно хороши!

В ней рифмы кружатся, как чайки.

Неповторим мелодий звук!

И льется свет необычайный

Вне лингвистических наук.

Здесь всё — за гранью изумленья.

Здесь чистой истины исток.

И удаляется в забвенье

Словесной гадости поток.

Из слов родных я строю фразу.

И верю: фраза будет жить.

Пусть ненадолго, пусть не сразу

Мечтам о Родине служить.

А в час обиды иль сомненья

Скажу — и словно камень с плеч:

Покой от самовыраженья

Несёт в себе РОДНАЯ РЕЧЬ.

Музыка Чайковского

Со мной — Чайковский!

В этом нет сомненья.

Вчера в Виктории

был праздник — юбилей.

И главным на концерте украшеньем

явилась музыка из Родины моей.

В порту, напротив замка королевы,

стоял корабль. На корабле — оркестр.

А перед ним и всюду — справа, слева —

Канадцы из окрестных мест.

Кто — на траве, кто взял детей на руки

и, просто стоя, слушал в тишине

божественные, праздничные звуки —

такие близкие, родные мне.

Торжественно и радостно звучала

симфония великого Петра —

Петра Чайковского, и это означало,

что русская культура не стара,

не ограничена Европой или Азией,

близка не только русским по крови,

но всем, знакомым с нашей русской классикой,

живущим по понятиям любви.

Людмила Лебединская

СИЛА И ВОЛЯ

БОЛЕВОЙ ВСЛЕПУЮ

20 мая в Москве, в спортивном комплексе Московского Государственного Строительного Университета, состоялось историческое событие — Первый всероссийский чемпионат по самбо среди слепых и слабовидящих. Его организаторами выступили Министерство спорта, Федерация спорта слепых, а также Всероссийская и Московская федерации самбо. В соревнованиях приняли участие почти сто самбистов из более чем двадцати регионов России, между которыми и были разыграны медали в девяти весовых категориях у мужчин и у женщин.

Основные правила по этому направлению самозащиты без оружия практически не подверглись коррекции, что наглядно демонстрирует его доступность для инвалидов по зрению. Некоторые отличия заключались лишь в том, что схватка у борцов начиналась не со свободной стойки, а с контактной, и в случае, если спортсмены в процессе борьбы «теряли» друг друга, судья останавливал встречу и снова выводил их на середину ковра. Так же, как и у обычных самбистов, разрешалось применять броски, удержания и всевозможные болевые приёмы на руки и ноги.

 Помимо самих состязаний, для всех присутствующих была проведена торжественная церемония открытия, на которой зачитали поздравительные письма от Международной и Всероссийской федераций. Председатель комиссии по развитию самбо слепых в Московской области Сергей Синицын исполнил на саксофоне Гимн Российской Федерации. Как признался сам музыкант, для него это стало очень волнительным и ответственным моментом.

— Я впервые публично играл Гимн России да ещё на таком серьёзном мероприятии. Хотя владею саксофоном достаточно профессионально, но выступал соло, что держало меня в определённом напряжении. Но я надеюсь, что это событие стало для меня лишь первым подобным опытом, и у меня не раз ещё появится возможность исполнить на всероссийских и международных чемпионатах Гимн своей страны, — высказал надежду Сергей Синицын.

В церемонии открытия также приняла участие Президент Федерации спорта слепых Лидия Павловна Абрамова, которая по завершении официальной части поделилась историей организации турнира и своим мнением о нём:

— Благодаря поддержке Всероссийской федерации самбо и инициативе основоположника движения самбо слепых Романа Новикова 6 лет назад в качестве социальных проектов стали проходить  первые турниры для инвалидов по зрению. Их особенностью стало то, что в них принимали участие и зрячие самбисты, а годом позже подобные мероприятия стали организовывать для инвалидов всех нозологий. В ноябре 2015 года в Минспорте состоялось историческое заседание, в ходе которого во всероссийский спортивный реестр была включена дисциплина «самбо слепых», это самый настоящий прорыв. Мы хотим, чтобы этот вид спорта стал по-настоящему популярным, ведь для незрячих владеть приёмами самообороны чрезвычайно важно. Уметь постоять за себя или сконцентрироваться при падении для нас  особенно важно. Самбо слепых — официальный вид спорта, и я думаю, что у него большое будущее. Первую презентацию этого направления борьбы для инвалидов по зрению я провела в Токио, когда состоялось заседание исполкома IBSA, посвящённое проведению летних Паралимпийских игр в 2020 году. Многие страны заинтересовались, и сейчас по всему миру открываются специальные комиссии по самбо слепых, правда, пока только при федерациях здоровых спортсменов. Сегодня у нас состоялся большой праздник, и мне очень приятно и отрадно,  что именно ВОС и ФСС сделали для своих людей всё, чтобы этот вид спорта получил хорошую поддержку и вышел на всероссийский уровень, — резюмировала Лидия Павловна.

Прошедший чемпионат также прокомментировал руководитель комиссии по работе со спортсменами с ограниченными возможностями по зрению Роман Новиков:

— Организация этого турнира проходила с немалыми сложностями, и не раз его проведение висело на волоске. У региональных федераций спорта слепых с деньгами более чем напряжённо, и спортсмены добирались сюда кто как мог: кого-то командировали местные министерства спорта, кого-то — региональные организации ВОС, а кто-то приехал благодаря поддержке спонсоров или же за свой счёт. Но когда все вопросы были решены, в стенах этого спорткомплекса остался чистый спорт. Временами накал борьбы доходил до кипения и перехлёстывал через край, особенно когда на ковре боролись горячие парни из Дагестана. Имели место даже споры по начислению баллов, судьям приходилось останавливать встречу и на специальном мониторе смотреть повтор за повтором, чтобы ещё раз оценить все нюансы схватки. Но в целом, атмосфера была партнёрская, дружеская, на коврах царил здоровый соревновательный дух. К сожалению, по разным причинам не все желающие смогли приехать на этот чемпионат, но, тем не менее, география получилась достаточно обширной. Присутствовали ребята из Саратова, Хабаровска, Санкт-Петербурга, Чувашии, Татарстана, Крыма и других регионов. Но особенно мне бы хотелось рассказать о судьбе одного парня из Ростовской области, для которого самбо стало самой настоящей возможностью выйти в люди. Зовут его Андрей Демидов. Он сирота и всё детство провёл в детдоме. Случилось так, что, заступаясь за девочку, в уличной драке он получил удар по голове и практически лишился зрения. Оформив первую группу инвалидности, парень стал жить в своём селе и полностью замкнулся в себе. Но спустя какое-то время у него проснулся слабый интерес к жизни, и Андрей потихоньку стал заниматься в местной секции самбо. Случайно он узнал, что существует такое направление, как самбо слепых, и в конце концов, вышел на меня. Я отправил его к моему другу — президенту организации самбо Ростовской области Апету Варданяну. Тот проникся ситуацией и пригласил Демидова в Ростов, экипировал его и дал отличного тренера. Он несколько лет интенсивно занимался в группе зрячих спортсменов, выступающих за Ростовскую область, и к нашим соревнованиям подошёл в хорошей форме. Все, кто его видел, говорили, что Андрей чисто и профессионально делал все приёмы: «ножницы», «висячку», «заход на косу» и другие, что помогло ему в равной борьбе вырвать бронзу у старшего тренера женской сборной по дзюдо слепых Ислама Ибрагимова. Хочу обратить внимание, что этому парню самбо дало самую настоящую путёвку в жизнь. Занимаясь борьбой, он уже успел принять участие во многих спортивных событиях по всей России, чувствуя себя при этом востребованным и реализованным. В самбистских кругах Ростовской области Демидов является некой знаменитостью. Его заметили и уважают, им интересуются тренеры, спортсмены, функционеры и зрячие девушки в том числе. А сейчас он думает получить высшее образование. Коротко говоря, жизнь у парня налаживается. К слову, стать победителем на нашем турнире, как я считаю, Андрею помешал его своеобразный максимализм. Несмотря на то, что его приезд финансировала региональная федерация самбо, он не пожелал приезжать без копейки в кармане. Перед самым турниром вместо того, чтобы отдыхать и набираться сил, две ночи таскал на стройке мешки с песком и цементом, чтобы в Москве купить подарки себе, девушке и друзьям. Кто-то может сказать, что это довольно-таки глупо, но я считаю, что эта история характеризует его, может, не как расчётливого спортсмена, но как настоящего мужчину уж точно. Я знаю, что он никогда не спекулирует на своём зрении и посему посчитал, что если он, видя вокруг себя лишь какие-то смутные тени, всё-таки может таскать тяжести и тем самым зарабатывать деньги, значит, он будет это делать. Но ему всего 24 года, и я считаю, что всё самое лучшее у него ещё впереди. Уже сейчас Андрей Демидов является председателем комиссии по развитию самбо слепых в Ростовской области, и я вижу в нём хорошего организатора и будущего чемпиона.

Несомненно, самбо учит побеждать и учит думать, потому что лишь сторонний наблюдатель может считать, что на ковре кто свирепее тот и выиграл. На самом деле, в единоборствах выигрывает тот, кто в первую очередь быстрее думает, ведь если ты в схватке не умеешь принимать мгновенные решения, то за тебя их будет реализовывать твой соперник, что автоматически приведёт к твоему поражению. И таким образом получается, что самбо — это в первую очередь схватка интеллектов. Борьба также становится неким стилем жизни. Все лучшие черты характера, которые она прививает, переносятся и на жизнь вне ковра. К сожалению, все эти прелести самбо никак не могут раскусить девушки, что не лучшим образом отразилось и на прошедшем турнире. Но сейчас начинает разворачиваться образовательная программа под названием «Самбо в школу», что, разумеется, должно коснуться и коррекционных интернатов для инвалидов по зрению. И я надеюсь, это начинание увеличит количество занимающихся девочек-самбисток, да и парней тоже. Хочется сказать искренние слова благодарности спонсорам нашего турнира — компаниям «Рэй-Спорт» и «NAKOVER» за предоставленную экипировку и подарки призёрам, поблагодарить владельца сети фитнес-клубов «Vityaz Fight» Эдуарда Филбгера за регулярную организационную и финансовую поддержку, а также выразить признательность Международной и Всероссийской федерациям самбо за специальные подарки самым молодым участникам и их тренерам. Сегодня у нас состоялся отличный старт, и теперь ежегодно мы планируем проводить аналогичные турниры, а если получим достаточное финансирование, то организуем ещё и международный чемпионат. Этим направлением самбо активно интересуются в США, Канаде, Мексике, Бразилии, Венесуэле, Турции, Японии, Индии, Малайзии, Чехии, Словакии, Италии и многих наших бывших советских республиках, так что я считаю, что этот турнир явился лишь первой ласточкой в веренице будущих международных чемпионатов на всех уровнях, — резюмировал Роман Новиков.

Своими впечатлениями и мыслями относительно прошедшего мероприятия поделился и спортсмен из Республики Чувашия Никита Линик:

— На этом турнире всё было организовано на очень хорошем уровне: проживание, питание, спортивный комплекс и вся атмосфера в целом, я считаю, никого не заставили разочароваться. Да и тот факт, что приехали мы сюда из Чебоксар с ветерком, на машине всей командой вместе с нашим тренером, добавило нам хорошего настроения. В турнирах для слепых и слабовидящих я принимаю участие уже третий раз и могу уверенно сказать, что уровень этого всероссийского чемпионата намного выше, нежели предыдущие локальные соревнования. Здесь мне даже не удалось занять третье место, за которое я упорно боролся. В дзюдо — виде спорта, который является олимпийским и паралимпийским — в моей весовой категории до 100 килограммов обычно бывает четыре — максимум шесть человек, а здесь в первый же раз было заявлено сразу 9 спортсменов, что говорит о высокой популярности самбо среди инвалидов по зрению. К слову, у наших состязаний есть одна очевидная особенность: некоторые спортсмены являются тотально слепыми, а кто-то видит весьма неплохо, что всё-таки предоставляет последним некоторое преимущество. А посему я считаю, что витающее здесь предложение надевать на всех борцов специальные полностью закрывающие видимость шлемы, несомненно, будет уравнивать шансы на победу. Мне кажется, было бы неплохо провести несколько турниров в таком формате и по результатам и отзывам спортсменов решить этот вопрос окончательно. Формируя единые проверенные принципы соревнований, тем самым, мы делаем этот вид спорта более систематизированным и понятным, что будет работать на интеграцию самбо слепых в паралимпийское движение, чего бы мы все очень хотели.

О ближайших перспективах и задачах самбо для инвалидов по зрению также рассказал председатель федерации самбо Тюменской области Николай Мыцик:

— В настоящее время Россия подаёт заявку на включение самбо в олимпийский вид спорта, что в случае положительного решения самым лучшим образом должно сказаться и на самбо слепых, ведь, как правило, если есть олимпийский вид спорта, то он наличествует и на Паралимпийских играх. Несомненно, на самом высоком соревновательном уровне Россия может притендовать на призовые места, так как самбо является именно нашей национальной гордостью, так же как дзюдо — это гордость Японии, тхэквондо — Кореи, карате — Китая, а джиу-джитсу — Бразилии. Мы в Тюмени стараемся всячески культивировать этот вид борьбы, и, возможно, поэтому именно мне предложили в следующем году провести второй всероссийский чемпионат по самбо слепых, на что я откликнулся с большим энтузиазмом. Честно говоря, этот турнир с незрячими и слабовидящими ребятами стал для меня первым в моей богатой практике, и я никак не рассчитывал увидеть такой серьёзный уровень спортсменов. Если ты не знаешь, что борются самбисты с ограничениями по зрению, этого даже не скажешь — броски, амплитуды, падения, болевые и удержания — все элементы выполняются на самом высоком уровне. Ребята просто красавцы, и всех их вместе со спортсменами из новых, неохваченных первым турниром регионов мы будем рады видеть у себя в гостях в следующем году.

Победителями соревнований  в весовых категориях у мужчин от 52-х кг до 100+ стали: Александр Тюкавкин, Хабаровский край; Шамиль Исаев, Республика Дагестан; Саид Шахманов, Республика Дагестан; Артём Меркулов, Уфа; Василий Кутуев, Хабаровский край; Зелимхан Суракатов, Республика Дагестан; Владимир Федин, Москва; Анатолий Шевченко, Краснодарский край; Павел Морозов, Тюмень. У женщин, соответственно, в категориях от 48-и до 80+ первенствовали: Айгуль Файзуллина, Ульяновская обл.;  Алина Аитбаева, Уфа; Наталья Овчинникова, Пермь; Ирина Бикбаева, Уфа; Екатерина Бузмакова, Свердловская обл.;  Ольга Забродская, Ульяновская обл.; Лиана Хайруллина, Татарстан;  Татьяна Савостьянова и Ирина Кальянова,  Москва.

Игорь Сергеев

С ЛЮБОВЬЮ — О ВОЛНУЮЩЕМ

ДОМ НА ФУНДАМЕНТЕ ЛЮБВИ

Моя собеседница, инвалид первой группы по зрению Светлана Киселёва, живёт в посёлке Запрудня Талдомского района Московской области. Ей 36 лет. Она мама троих детей, музыкант, руководитель кружка в Доме культуры, хозяйка и жена, а ещё — верующий человек, утверждающий, что наша судьба — в руках Божьих. Мы говорим о жизни,  семье, детях, работе — в общем, о том, что составляет суть нашего бытия и на чём строится наше счастье. За время общения мы очень сдружились. Я узнала о ней много интересного и полагаю, что её пример поможет молодым современным женщинам найти свой путь в этом сложном, но таком прекрасном мире.

— Света, расскажи, пожалуйста, о корнях.

— Родилась я в республике Татарстан, в городе Елабуга. Нас было трое у мамы Клары Николаевны и папы Александра Фёдоровича. Моего старшего брата родители усыновили. В больнице, где санитаркой работала мама, появился отказной ребёнок. Вот он и стал их первенцем. Своих детей у них тогда не было, хотя после свадьбы прошло более десяти лет. Но благое дело воздалось сторицей. Через два года мама забеременела мной. Потом родилась и младшая сестрёнка. Вот так нас и вышло трое. Дружная и весёлая семья.

Мой родной город уникален тем, что в нём жила известная поэтесса Марина Цветаева. А ещё у нас есть музей художника Ивана Шишкина. Помнишь, картину «Утро в сосновом лесу»? Это он написал.

— Тебе нравилось жить в многодетной семье? Ты, наверное, тоже мечтала о такой же?

— Я никогда не думала о том, много нас или мало. Но лично я не хотела много детей. Мой сознательный возраст пришёлся на трудные 90-е годы. Кушать особо нечего, зарплату родителям не платили. Спасал огород и собственное хозяйство. У нас были свиньи, курочки, а ещё и корова. Я научилась доить её, ухаживать за ней. Выгоняла в стадо, а потом встречала. Дел было много, надо было помогать родителям, они ведь ещё и в совхозе работали. Я видела, как они выкладывались, чтобы прокормить детей, и уже тогда начала понимать, что большая семья — это большая ответственность.

— А тебе поблажек не делали?

— Требования ко мне у мамы и папы были такими же, как к моим брату и сестре. Работала наравне со всеми.

— Когда к тебе пришло осознание, что ты всё же инвалид?

— Проблемы со зрением у меня начались рано, но они были незначительными. На третьем месяце беременности мама угорела в бане, и как нам впоследствии сказали медики, именно на этом этапе формируются органы чувств. Не знаю, может, причина моего плохого зрения кроется в этом, но для нынешней жизни это неважно, я об этом не думаю. Первые операции мне начали делать почти сразу же после рождения. Я прошла через многих специалистов, тем не менее, особых результатов не было. А во время оформления инвалидности по зрению поняла необратимость процесса. Но на судьбу не жалуюсь.

— По какому принципу ты выбирала профессию?

— Сначала я решила, что буду массажистом. Но мне сказали, что с моим заболеванием работать по данной специальности нельзя. Другого выхода, кроме как поехать в Курское музыкальное училище, у меня не было.

— А как же творческие способности?

— В 16 лет я пошла работать на УПП ВОС. Одновременно училась в вечерней школе. Участвовала в самодеятельности. Куда меня только ни носил интерес! Всё было моим, в том числе и пение. Молодо — зелено.

— Рассматривала ли ты возможность получить другую профессию?

— До того момента, пока в моей голове чётко не засела мысль о том, что я плохо вижу, очень хотела быть полицейским. В нашем городе была школа милиции. Будучи ребёнком, а потом и подростком, кроме как студенткой этого учебного заведения, никем себя больше не мыслила. Я всегда думала, что это моё призвание. Я и сейчас полагаю, что если бы была зрячей, обязательно стала бы полицейским. А оказалась на распутье двух дорог — музыкант или массажист. Другие мысли в голову не приходили.

— Как отнеслись к твоему творческому выбору мама и папа?

— Они были против. Я не послушала их. Тогда уже сама зарабатывала, купила билет на себя и свою подружку и отправилась в Курск. Очень сильно хотела научиться вокалу, заняться постановкой голоса.

И что из этого вышло?

— Было очень трудно, особенно если учесть, что я не имела базового музыкального образования. К тому же меня пугали моим будущим педагогом. Мол, попала к монстру. Но оказалось, что Зоя Ивановна Москалёва мне была послана Богом, я могу сказать, что это человек, давший мне дорогу в жизнь. Она преподавала хоровое дирижирование. Поступив на это отделение, я ей попросту досталась как остаток от имеющих музыкальное образование, которых расхватали другие. Возможно, это Божий промысел. Я всю свою жизнь буду ей благодарна, и молиться за неё.

— Чему же она тебя научила?

— В сущности, Зоя Ивановна дала мне всё. Она научила меня работать над собой, над своими ошибками, умению прощать, а самое главное — просить прощение. Могу утверждать, что большую часть личных качеств привила мне учительница. Я же пришла к ней, в сущности,  деревенщиной неотёсанной. Она старалась дать нам не просто музыкальное образование, а сформировать духовный мир, читала нам много книг. В годы учения я побывала там, где никогда не была. Например, мы ездили в усадьбу Поленово, которая находится в Тульской области, там жил художник-передвижник Василий Поленов, были в Ясной поляне, которую прославил Лев Толстой, в родовом имении Ивана Тургенева Спасское-Лутовиново.

Мы осмотрели дворцы Санкт-Петербурга, гуляли по Москве. Для нас организовывали очень интересные встречи, можно сказать, что я видела легенд отечественной культуры. Например, в Большом зале Московской консерватории я побывала на репетиции концерта Академического симфонического оркестра, лично познакомилась с его руководителем и главным дирижёром Юрием Симоновым. Это было что-то непередаваемое!

Зоя Ивановна заложила в нас культурный фундамент, который потом послужил основой для большей части моей собственной жизни. С её помощью я стала личностью, женщиной мыслящей и понимающей. Она говорила, что мы должны быть другими, по той простой причине, что мы девушки. Например, прививала нам необходимость смирения и мягкости. Вместе с ней мы очень часто ходили в церковь. Она дала нам умение петь на клиросе. Мы впитывали всё как губки, нам  это нравилось. Вместе с учительницей мы стояли службы. Даже на Рождество, когда она идёт долго. Это не было простым простаиванием, мы принимали во всём этом празднике активное участие. Это самые приятные впечатления. Ты выходишь после такой службы — на улице ночь, а ты, полная благоговения, идёшь на другой конец города. Понимаешь, что скоро утро, а тебе вот только сейчас удалось соприкоснуться с таинством. Я не могу передать это словами, потому что это надо ощутить, это часть внутреннего мира человека.

Где ты познакомилась со своим мужем Алексеем?

— Это было в Курске. Я училась на первом курсе, а он уже на четвёртом. Его друг занимался у моей преподавательницы. Однажды они пришли в класс вместе. Я ему очень понравилась. Но мне это не нужно было, я же приехала за знаниями. Хотела получить специальность. Однако уже на втором курсе вышла замуж.

Нам дали комнату, как и всем семейным парам, в общежитии. Потом уехали к нему на родину в Подмосковье. Жили вместе с родителями мужа. Не сказать, что всё было гладко и радостно, но со временем острые углы стёрлись, и осталась только радость от общения друг с другом. Сейчас мы не живём вместе со свёкром и свекровью, но отношения у нас очень тёплые.

— Когда у вас родился первый ребёнок?

— Наш Слава появился на свет в апреле 2005 года. Ещё во время беременности я старалась найти работу. Ходила в музыкальную школу. Остаток зрения был хорошим. Меня туда на работу не приняли. Самое обидное, что директор был выпускником всё того же Курского музыкального училища, почти не видел. Он сказал, что не может меня принять, потому что нужна другая специфика, определённые условия. Работу я не нашла. Решила, значит, пока мне это не надо. Тем более через год и девять месяцев родилась Маша, а через четыре года — Никита.

— Как у них со зрением?

— Многие незрячие страдают предрассудками, связанными с тем, что если они оба не видят, то и дети могут родиться точно такими же. А может, это и не предрассудки, но такое мнение в среде незрячей молодёжи существует. Мой муж тоже из тех людей, кто очень сильно боялся этого. После того как родился первый ребёнок, который оказался зрячим, нам стало проще.

Я ездила к Святой Матроне, просила, чтобы у ребёнка не было проблем со зрением. Так делала для каждого своего малыша. Естественно, когда я забеременела в первый раз, то обратилась к местному гинекологу. Она сделала большие глаза и повела меня к окулисту, задаваясь вопросом, а можно ли мне вообще рожать. Для меня это был шок. Я же раньше жила в большом городе, где в незрячих семьях дети росли вполне благополучно. Окулист дал положительный ответ.

В течение всей беременности врач не могла решить, каким способом мне всё же родоразрешиться. Направила на консультацию в Московский институт акушерства и гинекологии. Помимо этого, я посетила генетика, там мне дали заключение, что вероятность рождения зрячего ребенка составляет 95%. В сущности, я и без этого понимала, что всё будет хорошо, я же отчаянная оптимистка!

— Что изменилось в твоей жизни после рождения ребёнка?

— Очень многое. Круг проблем расширился, поменялись и эмоции. Конечно, бессонные ночи и постоянная нервотрёпка сильно сказались на моём самочувствии, особенно на зрении. Хотя радость за себя и свою семью неописуемая.

— Кто тебе помогал на первых порах?

— С самого начала мы с мужем потерялись оба. Помочь было совсем некому, потому что свекровь неожиданно попала в больницу. Я пригласила тётушку, которая приходилась нам дальней родственницей. Она приходила ко мне в роддом, потом нас встречала, показала нам, как первый раз купают ребёнка, вместе мы прокипятили пустышки, бутылочки. Нет, рожать не страшно, просто, что потом делать, когда ты привезла ребёнка домой, на первых порах не знаешь.

Муж, как умел, подготовился. Купил кроватку, ванночку, коляску — всё то, что зависело от него, он сделал, а самое главное — встретил с цветами. Остальное бремя забот падает на плечи мамы. Чем старше становится ребёнок, тем ком проблем больше. Хотя со временем помощь мне совсем уже была не нужна, справлялась сама и получала от этого процесса ни с чем не сравнимое удовольствие. Я привыкла во всём полагаться на себя. Если уж совсем не получается, то могу и попросить. Искупать или накормить ребёнка я могла и самостоятельно. Приноравливаешься, учишься, с опытом это перестаёт быть сложным. К тому же у каждой женщины есть материнский инстинкт. Несмотря на то, что женщина не видит, этот инстинкт никуда не девается. Он присутствует. Потом, когда рождается ребёнок, открываются и другие каналы получения информации. Ты начинаешь чувствовать, что хочет малыш. Например, почему он кричит, почему что-то делает так, а не иначе, куда и зачем ползёт, когда осваивает мир, почему молчит или издаёт какие-то звуки. В целом, тебе становится понятен его язык. Со вторым и третьим это уже не сложно. А когда детей много, то они уже могут заменить меня в каких-то ситуациях. Да, безусловно, под контролем, но в любом случае могут. Мне кажется, что чем больше детей, тем лучше.

— Какая самая большая проблема возникает в воспитании незрячей мамой подросших детей? Сегодня Славе уже двенадцать лет.

— Первая проблема — это невозможность и неспособность отследить их внешний вид. Зрячей маме невольно бросится в глаза, в чём ребёнок отправился в школу. Мне же нужно постоянно помнить об этом и целенаправленно контролировать. Другая проблема — домашние задания. Я не могу проверить их, а также содержание дневника. Правда, сейчас уже имеются электронные дневники, что облегчает задачу.

Довольно сложно отследить, где именно гуляют твои дети. Если я отпускаю маленького, которому шесть лет, во двор, то точно, где он находится, я не знаю. Могу понять это лишь по его голосу. Неведомо мне, что он там делает, с кем играет, не озорует ли. Помогает то, что с самого начала старалась строить отношения с детьми на доверии.

— В какой момент твои дети узнали, что папа и мама не видят?

— Мне кажется, они всегда об этом знали. Просто мы никогда не обсуждали в семье, что об этом могут спросить другие. Дочери в детском саду сказали, что её мама слепая. Маша не знала, как ей на это реагировать. Придя домой, сразу начала задавать вопросы, а я опечалилась. Важно говорить с детьми о своих проблемах со зрением, потому что им придётся отвечать на вопросы окружающих. К примеру, могут спросить о том, почему твоя мама за тебя держится. С возрастом дети научились отвечать на это, их сверстники и друзья спокойно реагируют на такую ситуацию. Во всяком случае, никто их не дразнит.

— Бытует мнение о том, что в семье незрячих родителей ребёнок очень быстро лишается детства, так как его рано нагружают совсем не детскими проблемами.

— Я смотрю на это с другой стороны. Дети незрячих родителей растут более ответственными. Они понимают, что есть такие особенные люди, которым нужно и важно помогать. Я своих уж слишком ничем не обременяю. От того, что они лишний раз сходят с мамой в магазин, мало что меняется. Им это даже нравится, они первыми туда бегут. Иногда я их чем-то стимулирую. Могу сказать, сходим, а я там тебе что-то куплю. Но не за поход, а потому что им это тоже нужно. Я могу им что-то предложить взамен, но так бывает не всегда. Нельзя взращивать в них потребление. Не потопаешь — не полопаешь — вот мой девиз. Я считаю, что дети должны быть всегда в труде, а не слоняться бесполезно на улице. У любого нормального ребёнка есть занятие, например, он может рисовать, читать, заниматься чем-то интересным. Важно, чтобы он развивался. Я не считаю помощь мне чем-то ущемляющим право моих детей на детство.

— Как в вашей семье распределены обязанности?

— Они поделены между всеми. Стараюсь дать всем детям часть домашней работы, которую они обязательно и беспрекословно должны выполнять. Дела распределяю согласно возрасту и по силам. Например, кто-то выносит мусор, кому-то необходимо пылесосить, а кто-то поливает цветы.

Между мной и мужем обязанности поделила сама жизнь. У меня они женские, у Лёши — мужские. К примеру, я готовлю обед, стираю бельё, слежу за уютом и чистотой дома. При этом Леша меняет полетевший на кухне смеситель, чинит детские велосипеды, а ещё нам всем подбирает качественные девайсы для жизни.

— Светлана, несмотря на семейные заботы, ты смогла найти себе работу. Расскажи об этом.

— Да, у меня сейчас действительно есть работа. Только вот не я её нашла, а она меня. В 2013 году, когда моему младшему исполнилось два года и он пошёл в садик, мне предложили руководить музыкальным кружком в нашем Доме культуры. Я подумала, что пришло время. Раз мне предложили работу, значит, нужно её взять. Это кружок по эстрадному вокалу. Мы разучиваем песни, а потом представляем свой посёлок на различных тематических фестивалях. У кого петь получается лучше, я стараюсь их послать на конкурс, благо, такая возможность имеется. Это нужно для того, чтобы они смогли посмотреть на других, поделиться своим опытом и перенять чужой. Я тоже привожу с таких мероприятий что-то новое и интересное. Так получилось, что дома и на работе вокруг меня всегда дети, я стараюсь отыскать к ним подход, ведь в кружок ко мне приходят и пятилетние малыши, и пятнадцатилетние подростки. Вся моя жизнь крутится вокруг детства. Это прекрасно!

— Света, знаю, что ты окончила факультет психологии. Для чего тебе это нужно?

— Недавно я защитила дипломную работу в дистанционном университете и стала психологом. Мне это нужно для работы с детьми, а ещё — для самосовершенствования и развития. Учиться дистанционно для незрячего — неплохой выход, особенно если есть работа и семья.

— Ты также подала заявку на участие в работе Общественной палаты вашего района, зачем?

— Я пошла туда, скорее, вынужденно, потому что каждый день водя детей в детский сад, отправляясь на работу, в магазин или аптеку, совершая, в сущности, вполне повседневные дела, я ежедневно сталкиваюсь с тем, что передвижение таких людей, как я, по нашему посёлку опасно для жизни. Я хочу донести до власти, чтобы она занялась созданием доступной среды обитания для людей с ограниченными физическими возможностями. Мир должен помогать нам, а не угрожать.

— Чем сейчас занимается твой муж?

— Он так же, как и я, руководит кружком эстрадного вокала, но для взрослых.  Ему это интересно.

— Света, а что бы ты пожелала незрячей женщине, которая ещё не смогла решить для себя, рожать ей детей или нет, создавать ли семью, а если дети уже есть, как быть?

— Как человек воцерковленный, могу сказать, что дети нужны по той простой причине, что мы — прежде всего, женщины. Быть матерью — это наше предназначение. А ещё — это непередаваемое ощущение! Стоит жить ради того мига, когда тебя назвали мамой, ради осознания, что ты кому-то нужен. Я могу сказать тем, кто сейчас находится на распутье, что рожать нужно. Если вы верующий человек, то старайтесь вымаливать у Бога, чтобы у вашего ребёнка всё было хорошо. Можно поездить по святым местам, просто просить. Как говорит Бог – «будет по вере вашей».

А тем, у кого дети уже есть, хочу пожелать терпения, смирения. Конечно, у нас, незрячих, больше трудностей, но впереди нас ждёт нечто уникальное и важное, к чему стоит стремиться. Думаю, в любом случае приятно услышать от взрослого сына или дочери, что ты у меня вот такая, не слишком здоровая, но я тебя люблю и очень горд, что ты моя мамочка.

— Света, а что, на твой взгляд,  можно назвать семейным счастьем?

— Счастье — это когда все вместе. Изначально семья строится на любви друг к другу. А потом она начинает обрастать такими вот «кирпичиками», которые называются уважением, поддержкой, улыбкой, радостью, взаимопомощью и тому подобным «строительным материалом». Тем не менее, весь этот строящийся всю жизнь дом устоит только на прочном фундаменте любви.

Беседовала Вероника Филиппова

        ЗНАМЕНИТЫЕ СЛЕПЫЕ

МИХАИЛ МАРГОЛИН

Нависла действительность тягостным бременем,

Сжимает кольцо неприятностей рать.

Мы платим здоровьем и собственным временем

За право тропинку во тьме выбирать.

Бесспорно, на деле гораздо дороже то,

На  что беззаветно потратиться смог.

И если былое с достоинством прожито,

Легко принимается честный итог.

Театры и улицы, школы и площади

Укутались в память достойных имён.

Иных поколений святое тепло щади —

Душевностью нынешний век обделён.

Восславим погибших, но всё ж, тем не менее,

Хоть изредка чествовать стоит и труд!

Прижизненно нужное людям творение

Фамилией автора пусть нарекут!

Как известно, выдающиеся литераторы и музыканты, а также кудесники различных искусств во все времена получали свою долю почёта, что по традиции закреплялось надписями на обложках соответствующих изданий или самих шедеврах. Правда, реальными благами  это подтверждалось, только если творцы были приближены к знаменитым полководцам или меценатствующим олигархам, влиятельным политическим деятелям или «особам королевской крови». Уже с античности считалось допустимым именовать в честь открывателей законы мироздания, формулы и теоремы. Лишь в XIX столетии очередь дошла и до  материальных воплощений пытливой мысли, вследствие чего стали гораздо чаще увековечивать память великих учёных-практиков и знаменитых мастеров. В жёстких условиях прогрессирующей цивилизации вошло в моду чествование лучших представителей технологической элиты. Организаторские способности, помноженные на финансовое чутьё, позволяли талантливым инженерам преобразовывать их изобретения и усовершенствования в успешные бизнес-проекты. Наряду с лампочками накаливания и достижениями архитектуры, а также  новейшими средствами передвижения и связи собственные названия начали присваивать и популярным видам стрелкового оружия.

Вспоминая о персональных средствах боевого применения, нельзя обойти вниманием бельгийские суперревольверы, которые разработали братья Наган. Интересно, что когда Эмиль заболел и практически потерял зрение, семейное дело в одиночку продолжил Леон. Пожалуй, начиная с 1878 года, сопоставимую известность получил германский «Зиг-Заг», чаще называемый просто «Mauser». Львиная доля смертоносной продукции компании Петера Пауля фон Маузера, включая ружья, отправлялась на экспорт, что обеспечивало стабильный доход.

Вне всякого сомнения, в «фирменном» перечне харизматичных мастеров и промышленников преобладают граждане Соединённых Штатов. Согласно хронологии, первый из них — Самуэль Кольт, которого прославил одноимённый «барабанный пистолет» или, точнее, «revolving gun». Американцы говорили: «Бог создал людей сильными и слабыми. Samuel Colt сделал их равными!» Популярен и другой вариант: «Авраам Линкольн дал людям свободу, а полковник Кольт уравнял их шансы!» У охотников и сторожей по сей день в почёте реликтовая «трёхлинейная винтовка образца 1891 года» генерал-майора Сергея Мосина, предшественницей которой была «берданка», находившаяся на  вооружении войск нашей страны с 1869 года. Несомненно, на бурное развитие собственной мощной школы изобретательства повлияла именно эта чисто русская модификация детища полковника Хайрема Бердана. Впоследствии его тёзка по фамилии Максим создал культовый пулемёт, наименование которого совпало с привычным для славян именем. Кстати, этот разносторонний уникум перебрался из Нью-Йорка в Англию, так как ему надоели  постоянные тяжбы с Эдисоном из-за патентных приоритетов.

Что касается россиян, то они предпочитали вплотную заниматься пистолетами, вполне заслуженно становясь Героями Социалистического Труда и лауреатами Сталинских премий. Причём на их оригинальное творчество в значительной степени повлиял Джон Мозес Браунинг из Брюсселя, потому что этот предприимчивый уроженец США придумал и ввёл в обиход чрезвычайно удачную схему запирания затвора ручного огнестрельного оружия. Совсем не случайно наших переимчивых «рукомыслов» на Западе считали опасными конкурентами. Это вполне закономерно, ведь они многократно доказали свою состоятельность. Вот и визитной карточкой Николая Макарова надолго стал сверхнадёжный «ПМ». В свою очередь, «ТТ» прославил Фёдора Токарева, который, кроме всего прочего,  ещё в 1927 году разработал первый отечественный пистолет-пулемёт. Правда, для серийного производства отобрали более позднюю модель «ППД» Василия Дегтярёва, а уже безотказный плод титанических усилий Георгия Шпагина — «ППШ-41» вошёл в число овеществлённых символов Великой Отечественной войны, попав даже на памятники той эпохи.

Естественно, Михаил Марголин встречался, консультировался и порой сотрудничал практически со всеми знаменитыми советскими оружейниками, но значимых государственных наград у него было несоизмеримо меньше. Возможно, ещё и поэтому мужественный военспец законно гордился медалями «За оборону Москвы» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 годы». Кроме того, в 1960 году он получил Большую серебряную медаль ВДНХ СССР, а через 5 лет ему было присвоено почётное звание «Заслуженный изобретатель РСФСР».

Невезучему пасынку слепой Фортуны, скорее, казались привычными досадные провалы и роковые стечения обстоятельств. Не зря великий создатель самого тиражируемого на планете автомата Михаил Калашников отмечал: «Я думаю, какой же силой воли, страстностью и преданностью делу надо обладать, чтобы переступить через «не могу» и заниматься работой, выполнять такие обязанности, взвалить на себя такой груз ответственности, какой не всякому зрячему по плечу! Марголин почти никогда не рассказывал о том, сколько неудач довелось ему пережить на тернистом пути конструирования, сколько обидного недоверия пришлось перенести от чинуш, отвергавших саму возможность слепого изобретателя творить, созидать…»

Надо сказать, что жизненный марафон будущего виртуоза малокалиберных механизмов стартовал в дремотном Киеве на шестой год прошлого века. Это произошло 29 января по старому и, соответственно, 11 февраля по новому стилю в довольно обеспеченной семье, которая вскоре перебралась в Первопрестольную. Прямо здесь можно было бы и закончить повествование о детстве удивительного человека, потому что в его собственноручных мемуарах период до двенадцати лет старательно замалчивается. Поневоле приходится удовлетворяться парочкой случайных эпизодов, где фигурирует его «безымянная» матушка, да  единственным упоминанием больного отца, сделанным вскользь. Довольно противоречивые и краткие сведения о родителях удалось почерпнуть лишь в неофициальных интернет-источниках, согласно которым Екатерина Клемм (Гринберг-Самуильсон) профессионально занималась живописью, а Семён Марголин был успешным инженером. Всё бы ничего, да вот почему-то у Михаила отчество Владимирович! Вообще, личность незрячего оружейника, уцелевшего во всех чистках и карательных кампаниях, но явно  обделённого государственными почестями, окутана плотным туманом таинственности, в чём ещё не раз предстоит убедиться. Как бы то ни было, у мальчишки рано обнаружилась наследственная предрасположенность к рисованию в сочетании с художественным вкусом и необузданной фантазией. Крепыш больше ничем особенным от сверстников и не отличался, разве что был не по-детски хватким и любил устный счёт. Наверное, он пошёл в деда Давида Семёновича, не гнушавшегося предпринимательством.

Кровавая бойня растоптала привычный уклад и разбросала близких людей по свету. Марголины тоже покинули насиженные места и в тесной теплушке вывезли больного главу семьи из революционной Москвы на сытую Украину, а вскоре, опасаясь непредсказуемых репрессий и погромов, обездоленная ячейка общества вновь сорвалась в эвакуацию. В торопливой суматохе «интеллигентного бегства» недоучившийся гимназист отстал от родственников и был вынужден мыкаться по знакомым. Когда в октябре девятнадцатого к городу на Днепре неожиданно прорвались части под командованием Ионы Якира, тринадцатилетний киевский Гаврош примкнул к советским войскам и даже поучаствовал в уличных перестрелках, но через сутки паренька отправили домой. Красноармейцам пришлось опять отступать, да только беспощадность боёв и суровый быт не остудили его романтический пыл.

Гражданская война взвалила на детские плечи тяжкий груз взрослых забот. В общем, он «хлебнул лиха». Кочевник поневоле примкнул к беспризорникам, а сразу после восстановления Советской власти отправился на Кавказ, где его мать преподавала в школе-коммуне. Мальчишке довелось работать по найму конюхом, помощником шофёра и матросом. Тогда в Причерноморье ещё продолжались ожесточённые столкновения с национальным уклоном. Конечно, активный паренёк не мог оставаться в стороне от яростной политической борьбы и уже в 15 лет исполнял обязанности коменданта штаба Частей особого назначения в Хосте, а вскоре, направленный в Абхазию, стал командиром взвода и вступил в комсомол. В апреле 1924 года в перестрелке с бандитами случайная пуля угодила в голову бойца. Тяжёлое ранение спровоцировало полную слепоту, казалось бы, лишив всякого смысла дальнейшее «существование в беспроглядной тьме». Однако жажда жизни одержала верх. С помощью товарищей он пытался преодолеть «депрессию тупиковой ненужности», а когда едва не утонул в море и чудом выплыл на голос друга, окончательно излечился от хандры и понял, что не всё потеряно.

Как водится, верные соратники спешно собрали деньги на поездку из Очамчиры в Сухуми. Однако врачи республиканской больницы оказались бессильны, поэтому пришлось отправляться в столицу, но и ведущие специалисты знаменитой Алексеевской глазной клиники, впоследствии ставшей Институтом имени Гельмгольца, тоже вынесли безнадёжный приговор. Таким образом, восемнадцатилетнего парня, по сути, вычеркнули из списков активных строителей светлого будущего, из-за чего «изгой» угодил в жутковатый «инвалидный распределитель», по своему контингенту больше напоминавший приют для «убогих бродяжек» или камеру предварительного заключения. Пожалуй,  такое прозябание могло испугать  похуже смерти. К тому же Марголина не миновала и очередная компания по оптимальному перемещению кадров «в целях разгрузки Москвы». Тогда ретивые члены «аттестационной комиссии» решили отправить «бесперспективного тотальника» по месту рождения — в Киев. Там его никто не ждал, но резкая  смена обстановки, несомненно, пошла на пользу.

В своей документальной книге Михаил Владимирович так описывал «самостоятельный бросок в неизведанное»: «Поезд, громыхнув буферами, тронулся дальше, а я остался на платформе один, среди чужих людей. Раздумывать было нечего, и я пошёл, ориентируясь по памяти и на слух, поводя перед собой лёгкой бамбуковой тростью, которую вырезали мне сухумские друзья… Двинулся осторожно, ощупывая дорогу, пропуская перед собой ломовиков и машины. Вот остановка — звенит трамвай… Больше мне ничего не надо. Забираюсь в вагон, еду и, кажется, будто вижу знакомые улицы…»

Без посторонней помощи отыскав Крещатик и площадь Коминтерна, молодой подранок скоро оказался в горисполкоме, а к вечеру добрался до Киево-Печёрской Лавры и нашёл базировавшийся на её территории образцовый «инвалидный городок», куда его устроили на постоянное жительство.

Летом ему предложили отправиться в столичный Харьков на курсы массажа и врачебной гимнастики при Наркомате социального обеспечения Украины. Их организовал и вёл профессор Трифон Цыганков. Этот однокашник Антона Чехова, служа земским врачом, ослеп и за границей освоил модную профессию. Михаил сразу согласился на переезд, ведь  было просто невыносимо «сидеть сложа руки», поэтому и к обязательному постижению системы Брайля тоже отнёсся с пониманием. С дореволюционных времён он неплохо знал немецкий и французский языки, помнил начала латыни, что помогло быстро освоить азы рельефно-точечного шрифта. Бесконечную череду прочитанных пальцами книг открыл «Царь Фёдор Иоаннович» Алексея Толстого. Полтора года напряжённой учёбы вперемешку с калейдоскопом значимых событий сняли последние мучительные сомнения. Пришла вера в свои силы, а затем захлестнуло вполне осознанное желание: «Трудиться наравне со зрячими!»

С ворохом планов и надежд неуёмный юноша в 1926 году вернулся в Москву, где уже обосновалась его родня. Правда, устроиться массажистом не удалось, но благодаря курсам пролетарского актива он с головой окунулся в бурную общественную жизнь, и вскоре по инициативе тотальника в Центральном доме комсомола возник первый в столице учебный «военный кабинет», начальником которого его самого и назначили. Талантливый наставник по-большевитски страстно проводил теоретические занятия и тематические игры с патриотическим уклоном. Увлечённый пропагандист популярных технических видов спорта помогал ребятам правильно разбирать и снова приводить в рабочее состояние средства индивидуальной защиты и штатное оружие Красной Армии. Хочется подчеркнуть, что мощную материально-методическую поддержку неутомимому инструктору оказали Замоскворецкий районный комитет ВЛКСМ и авторитетное оргбюро «Общества содействия обороне, авиации и химическому строительству».

Изумительной кульминацией воспитательно-просветительской деятельности Марголина стало празднование одиннадцатой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Тогда на сборный пункт не явился внезапно захворавший командир комсомольского батальона. Именно Михаил отвечал за проведение политического мероприятия и в кризисной ситуации не растерялся. На виду партийно-советского руководства, с широко распахнутыми, но незрячими  глазами, рисковый комиссар уверенно прошагал по Красной площади во главе спаянных рот Замоскворечья. Он ориентировался на ритмичную дробь и чётко следовал  за барабанщиком, проведя сводный отряд парадным маршем, ни разу не сбившись!

Авторитетный вожак молодёжи в 25 лет стал членом партии большевиков. Его приняли единогласно, хотя он и оставался кандидатом дольше обычного. Отсрочка была связана с важными командировками, а главное — с выездом на село для участия в коллективизации. Тогда же фанатичный трудоголик, учившийся в губсовпартшколе, «заразился вирусом военно-прикладного  изобретательства». Толчком к погружению в технические глубины послужило знакомство с комбригом Александром Смирнским, поражавшим мишени ещё на Олимпиаде 1912 года в Стокгольме и потом побеждавшим на чемпионатах СССР. Он лично разработал мелкокалиберный «наган» и три учебных винтовки, поэтому превосходно разбирался в тонкостях проблемы и сетовал, что конструкторы совершенно не думают о нуждах спортсменов, хоть сами частенько и стрелять-то толком не умеют. Опытный офицер не видел перед собой «увечного иждивенца», а тем более «ущербного инвалида», предрекая самоучке блестящее будущее. Основанием для лестных прогнозов служили ещё наивно-прожектёрские, но смелые проекты доморощенного экспериментатора, который к тому времени ухитрился придумать противогаз с биозащитным фильтром, крылатый дирижабль и подводную лодку с движителем без гребного винта. На поверку оказалось, что его ключевые «интуитивные открытия» уже совершили продвинутые предшественники, а он об этом и не подозревал. К тому же кое-что и вовсе изобретать не стоило из-за практической бесполезности, абсолютной непригодности к реальному внедрению или умопомрачительной дороговизны производства. Только эти неудачные попытки свидетельствовали о незаурядном уме, терпеливом упорстве и смелой фантазии кандидата в первопроходцы. При симбиозе таких ценных качеств, дополненных багажом библиотечной премудрости, можно было надеяться на беспрецедентный эффект. 

Проявив способности к инженерному творчеству, по сути, настырный дилетант без технического образования приступил к серьёзным изысканиям и сразу ощутил катастрофический дефицит  профессиональных знаний. Ему  пришлось самостоятельно постигать  устройство машин, теоретическую механику и сопротивление материалов. Он был вынужден признать, что для создания собственного суперизделия сперва необходимо пройти суровую школу реального производства, улучшая отдельные комплектующие или упрощая чужие крупнотиражные модели, имеющие спрос у потребителей.

Уникальные экспонаты минувших эпох, а также  замечательные новинки пытливый трудоголик находил и скрупулёзно изучал на складах и выставках, в арсеналах и музеях. Обильную пищу для размышлений давали конструкторские бюро и цеха заводов. Хотя чувствительность пальцев даровитого самородка уступала компенсационным возможностям тотальников от рождения, всё-таки приоритетным инструментом познания стало  «вдумчивое» осязание. К тому же он умел отлично считать в уме и быстро научился вслепую вырезать свои макеты из пластилина и воска, хозяйственного мыла и дерева. Неиссякаемый «генератор идей» на ощупь определял размер с точностью до сотой доли миллиметра, а так как «математическим Брайлем» не владел, заодно приноровился «диктовать» сложные чертежи, существовавшие лишь в его воображении. При этом  выручали прежние навыки, въедливость и отличная зрительная память. Выдающийся мастер точных линий Аркадий Похмельнов иногда умышленно допускал крохотную ошибочку, а Михаил Марголин должен был её «не глядя» обнаружить. Даже рабочие иной раз изготовляли причудливые детали прямо с его слов. Когда классный фрезеровщик впервые успешно выполнил задание «на слух», он даже глазам своим не поверил. Ну, ведь получалось!

Владимир Бухтияров

Окончание читайте в следующем номере.