Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Человек, коллектив, общество

 

Что дает незрячему Всероссийское общество слепых?

 

Интервью-портрет  председателя филиала Липецкой  областной организации ВОС Нины Чернышевой

 

Ирина Зарубина

 

С Ниной Тихоновной беседует главный редактор журнала "Диалог" Ирина Зарубина.

 - Я родилась 20 января 1961 года. Окончила школу, затем поступила в техникум. После окончания техникума пошла работать. Отработала бухгалтером более 22 лет. Поступила в институт, но институт я не закончила, потому что у меня стало падать зрение. Зрение у меня начало падать в 2000-м году. Я подумала, что мне нужно заменить очки. Но я раньше не  знала, что такое МСЭ, что такое ВТЭК, и пошла к окулисту. Ну, а он сказал: «Мы вас посылаем на улицу Неделина (я не знала, что это МСЭ), и вам там очень хорошие врачи подберут очки». Но когда я пришла, там очень долго меня смотрели, потом сказали: «Подождите в коридорчике, вас пригласят». Меня пригласили и зачитали эту справку. И, конечно, я была в шоке. Я этого не ожидала.

 – То есть вам определили группу инвалидности.

 - Да.

 – Это была вторая группа?

 - Да. Конечно, я пошла на работу, это было 18 января 2000-го года. Пришла на работу, никому не сказала. Хотя у меня 20 января День Рождения. Опять молчала. Тогда после Дня Рождения пошла к генеральному директору. Он прочитал эту справку, сказал: «Давай, порву, будешь работать». Я говорю: «Не надо». Ну, потом меня уволили, но тут же приняли по соглашению. Я еще отработала полтора года. Но потом уволилась и сидела дома два года.

 – А после получения группы инвалидности. В Общество Слепых не обращались?

 - Я про Общество Слепых вообще даже не слышала.

 – Вам про ВОС на МСЭК даже ничего не сказали?

 - Нет, на МСЭК мне, может, и говорили. Но я была в таком состоянии, что...

 – Не услышали.

 -...ничего не слышала. Но я очень много читала, я очень много выписывала журналов, газет. И однажды я прочитала в газете в рубрике «консультирует юрист» о том, что  инвалид пишет: «я инвалид первой группы, могу ли я работать?» И ему юрист отвечает: «да, можете работать». Я сижу и думаю: а почему я-то сижу и не работаю? Я же могу работать. И начала искать свою справку.

- А почему Вы ее начали искать?

 - Когда я получила справку МСЭ, то я спрятала ее. Я же скрывала от мужа, что я инвалид.

 – У вас даже домашние не знали?

 - Нет.

 – Когда человек уходит на инвалидность, все-таки близкие, как правило, знают.

 - Знали две сестры. Ну, я просто боялась сказать мужу, что получила инвалидность.

 – К сожалению, ваши опасения в общем-то, обоснованы. И что было потом?

 - А затем взяла эту справку, посмотрела там телефон МСЭ, позвонила и сказала: «А где я могу работать?» Они мне сказали: «А вам нужно обратиться в Общество Слепых». Дали телефон, я позвонила в Общество Слепых. И я ожидала, что поднимет секретарша там молоденькая. Но поднял Николай Александрович Сарычев.

- Сарычев слушает.

Я даже хотела трубку положить, но потом говорю.

 – А вы уже знали, что это председатель?

 - Я не знала. Просто мужчина поднял, я думала, секретарша поднимет. Я сказала, что я хочу работать. Все выслушал, какая у меня группа. Он говорит: «Ну, нужно подъехать». А я даже не знала, куда ехать. Он начал мне говорить адрес, я говорю: «Сейчас я запишу». Он удивился и говорит: «А вы еще писать умеете?» Я говорю: «Да, умею». И, в общем, все, я записала и поехала в Общество Слепых. Меня поставили на учет. Председателем филиала города Липецка был Смолянинов Валентин Михайлович. Он мне сказал об Обществе Слепых, что проходят там различные социокультурные, спортивные мероприятия, есть журнал «Наша жизнь». Так как я любила читать, я сразу же его выписала, мне он очень нравился. Я его вообще от начала до конца в один день могла прочитать.

Потом выбрали меня групоргом. Я сначала подумала, что не смогу. Но мне все рассказали, В результате вроде бы групорг из меня вышел хороший.

 – Но это ведь вы искали работу, а нашли общественную работу.

 - Ну, да. Когда я уже встала на учет, и мне выписали ВОСовский билет, вы понимаете. Я была так далека от Общества Слепых, просто я ничего о нем не знала. Например, я иду в областную организацию, хотя можно подъехать две остановки, я иду и думаю: а что такое ВОС? На ВОСовском билете было написано. Я даже не догадалась открыть и прочитать. Прихожу к Николаю Александровичу, захожу в его кабинет. У него в кабинете так темно. Ну, я подумала, что Общество Слепых, это, значит, так положено. Оказывается, у него  в кабинете просто не был включен свет. И я не  ожидала, что Николай Александрович вообще ничего не видит. Он так уверенно смотрел на меня, и я подумала, что он видит.

Он рассказал мне о том, что в Липецке есть предприятие «Электроаппарат». Туда можно устроиться на работу. Я пошла устраиваться на работу. Но так как был конец года, и там было небольшое сокращение, мне предложили бухгалтером, но я думаю, я от бухгалтерии ушла и опять бухгалтером? Я сказала: нет, другую какую-то работу. Мне сказали, подожди. И вот я ждала работу.

Потом мне предложили поработать председателем районной организации, Липецкого района. Это филиал был маленький, 150 членов ВОС. Мне такая работа нравилось, я, в общем, справлялась с ней. С начала я как-то сомневалась, идти или не идти, потому что я в этой сфере никогда не работала. Но однажды пригласили на Заседание бюро. Я пришла. Потом гляжу, в филиал пришел Николай Александрович со своим специалистом и говорит: «Пойдемте». И я даже не ожидала, что там есть в этом здании актовый зал. Мы заходим, вижу, люди там сидят. И он говорит, что председатель пенсионного возраста, поэтому уходит с работы. и меня предложил на ее место. И так я осталась в филиале Липецкого района.

Затем в 2009-м году у бывшего председателя Смолянинова Валентина Михайловича получилась трагедия, у него погибла жена совершенно зрячая. И он незрячий говорит: «Все, я больше в филиале города Липецка работать не буду председателем». Ну, Николай Александрович пригласил меня на бюро. И меня поставили исполняющей обязанности большого филиала города Липецка. Так стала я председателем с 2009-го года.

 – И сложно было?

 - Я привыкла, 150 человек – это для меня было как игрушка. А это большой коллектив. Во-первых, я пока никого не знала. Ну, ничего, я быстро влилась. Работа одна и та же, так что по сей день работаю.

 – А вы человек, пришедший из мира зрячих. Насколько вам было тяжело погружаться в новый мир? Не странно ли было, когда вокруг так много инвалидов? Какие у вас были на первых порах ощущения, впечатления?

 - Я как-то очень серьезно к этому отнеслась. И я не могла даже слышать слово «инвалид», слово «слепой», слово «пенсионное удостоверение». Для меня это было как бы обидно что ли. Областная организация проводила мероприятие, и проводили «Наша местная самая чудесная». Однажды председатель мне звонит и говорит: «Что ты можешь готовить?» Ну, я рассказала, что я могу все готовить. И как раз он говорит: «Нам нужна выпечка». Я говорю: «Да, я могу и блинчики, орешки, Чупа-чупсы печь, торты могу». Он говорит: «Ой, нам такие люди нужны, нужно поучаствовать в конкурсе «Наша местная самая чудесная». Ну, я как-то быстро согласилась. И, в общем, так получилось, что мы заняли первое место.

 – Что вы подумали, когда увидели первый раз незрячего?

 - Если честно, я испугалась. Даже мне потом на МСЭКе сказали: «Да, вы можете тоже потерять зрение». Но я, конечно, это не хочу. Я отношусь к этому серьезно. Когда мне пришлось сопровождать незрячего, я неправильно его сопровождала, я его вперед, а сама сзади. Но потом мне сделали замечание.

 – к сожалению, так нередко новички сопровождают незрячего.

 - Мне сделали замечание. Мне Николай Александрович дал очень много литературы. Я читала, как надо правильно Сопровождать незрячих.

  – Вы говорили, что когда потеряли зрение, первые полтора года даже от мужа скрывали то, что у вас инвалидность по зрению. Но прошло столько лет, и, я думаю, скрывать свою инвалидность стало уже просто невозможно. Раскрылись?

 - Ну, да, раскрылась. Ну, он первое время спрашивал: «А ты в отпуске?»   Я говорю: «Да, я в отпуске». Потом проходит время, и он говорит: «А ты что не работаешь?» А я действительно работала далеко, ездила. Я говорю: «Я хочу найти работу поближе». Потом сказала, сказала, думаю, ну, что будет. А он ничего даже.

 – А не замечал, что вы стали плохо видеть?

 - Нет, я замуж выходила в очках, поэтому я сразу при встрече сказала, что у меня проблемы со зрением.

 – Это разве проблемы?

 - Ну, да. И для меня это была проблема. Потом, когда я действительно сказала, что я инвалид по зрению, он сказал: «Не может быть». Почему, потому что, во-первых, я все делаю. У меня и сейчас в настоящее время есть сад, огород небольшой, 50 соток, все делаем, заготовки. Поэтому он говорит: «Ну, и что».

 – А знакомые знают, что у вас инвалидность?

 - Знают. Ну, как, я не афиширую это. Ну, во-первых, с сестрой мы двойняшки, ее Ольга зовут. Как-то однажды я иду по улице, и ее соседка идет. А потом она спрашивает у нее: «Оля, я видела Нину, я думала, ко мне идет прямо. А потом раз – резко повернула». Сестра говорит: «У нее зрение плохое». Она говорит: «Не может быть, что у нее зрение плохое». Поэтому некоторые верят, некоторые - нет.

 – Ну, у слабовидящих, к сожалению, так бывает, и люди на них обижаются, не понимая, что они на самом деле не видят.

- Да, они думают, что гордая такая. Я бы с удовольствием поздоровалась, если бы увидела. Но прошла мимо.

 – Ну, вот когда приходят к вам люди в аналогичной ситуации, с которой вы столкнулись несколько лет назад, ваш опыт помогает в оказании им помощи?

 - Я считаю, что помогает. Когда приходит  поздноослепший у него такая депрессия. Мы с ним беседуем, рассказываем, что действительно Всероссийское Общество Слепых даст многое. Для них проводим различные реабилитационные социокультурные и спортивные мероприятия. Приходите к нам,

в очень тесном контакте работаем со МСЭК, нам дают списки, кто впервые получает группу инвалидности. И поэтому те кто  к нам приходят, мы им разъясняем. Те кто не приходят, мы пишем письма, пишем, что за филиал, можем трудоустроить. И к нам приходят на учет. В принципе, каждый месяц мы принимаем на учет прошедших первичное переосвидетельствование.

 – Когда люди приходят вставать  на учет, часто задают вопрос: а что ваше Общество нам даст? Задают ли такие вопросы вам вновь приходящие в организацию? И если задают, то как вы на него отвечаете?

 - Да, задают этот вопрос, и что нам даст Общество. И тем более многие у нас еще приходят на учет, которые вот общаются с нашими членами ВОС там, или лежат в больнице, или в санатории, они задают, да, что нам даст ВОС? Ну, мы говорим, что проводим реабилитационные мероприятия. Вы можете на каждое мероприятие к нам приходить. У нас специально в филиале ВОСовский день в четверг в 11 часов на улице Елецкая, 69. Это областная библиотека для слепых. Она предоставляет нам актовый зал. На мероприятия приходит у нас от 60 до 150 человек. Мы никого не обзваниваем, они сами к нам приходят.

Мы приглашаем на мероприятия различные коллективы, договариваемся, все выступают у нас бесплатно. «Сударушка» приходят к нам, «Серебряные годы», «Русские напевы», «Родные напевы», цыганский ансамбль «Егари», «Липецкие зори». Очень много коллективов к нам приходит. И у нас на мероприятии, если в год, два раза они повторяются, разные коллективы выступают. У нас выступают школы слепых, это раз в год.

Вот что интересно, у нас рядом общеобразовательные школы №9, №8. Они выступают у нас, даже приходят с пакетами сувениров, как бы оранжевое настроение. Это апельсины. И даже наши члены ВОС мне делают замечания: «Нина Тихоновна, что же они пришли с подарками? Они такие, возраста с 1 по 7 класс. Это мы должны им вручать».

 –  Нина Тихоновна, а какие коллективы существуют в вашей организации?

 - Ансамбль «Ретро».

 – А кто руководитель?

 - Сергей Леонидович Шкуратский. Очень замечательный коллектив, они, кстати, выступали у нас на областном фестивале в городе Орле.

 – Он у вас на общественных началах работает или штатная единица?

 - Нет, на общественных началах.

 – А вот вы говорите, проводим реабилитационные мероприятия. И что конкретно вы проводите в рамках реабилитационных мероприятий?

 - Мы проводим различные фестивали, конкурсы. Например, мы недавно проводили ярмарку талантов, посвященную Дню инвалидов. Проводим фестиваль «Поэты среди нас», поэтическое ристалище» Музыка нас связала» - это мы работаем с детьми, они у нас свои таланты раскрывали, конкурсы, и «А ну-ка, бабушки», КИСИ. Вот недавно мы проводили «Что? Где? Когда?» Потом «Наша местная самая чудесная», «А ну-ка, ВОСовец!» И «Красота, дарующая радость». Это было и выставка, и все приносили цветы. Два дня подряд шло, это комнатные цветы, которые у инвалидов по зрению растут на садовых участках.

Раньше я председателю региональной организации Николаю Александровичу Сарычеву писала: «Уважаемый Николай Александрович, приглашаем вас на такое-то, такое-то мероприятие». Но он однажды сказал: «Знаешь, можешь не писать, потому что у нас в региональной организации 12 филиалов, и у нас все 12 филиалов в четверг в 11 часов проводят мероприятия. Он может в любой филиал приехать в четверг и посмотреть.

Николай Александрович и к нам приезжает. Но, к сожалению, в нашем филиале стоит, потому что у нас стулья практически все заняты. Ну, я и сама стою на мероприятии, потому что нет мест у  нас.

 – Принимает ли молодежь участие в ваших мероприятиях?

 - Да, принимает. У нас конкурс проводили «Компьютерные грамотеи». Так как у нас предприятие ООО ЛПО «Электроаппарат», они работают в первую и во вторую смену. Те, которые работают в первую смену, ну, хотя неделю они могут пропустить. У нас есть лидер молодежного движения, это Симкина Наталья. Она проводит мероприятия по субботам, чтобы и те, кто не мог прийти в четверг, они могут прийти в субботу.

 – А много у вас молодежи?

 - Молодежи От 18 до 40 лет у нас 178 человек.

 – Немало. И какую работу вы проводите именно с этой категорией восовцев?

 - Например, конкурсы проводим. У нас есть талантливая молодежь, они играют на пианино, играют на гитаре, они поют, стихи читают, дискотеки проводим. Все говорят, что молодежь неактивная, я считаю, что молодежь активная. Просто, может, не хватает времени.

У нас есть областная программа «Доступная среда 2020». И мы всей молодежи, людям интеллектуального труда, это учителям, студентам высших средних учебных заведений, массажистам, музыкантам дали ноутбуки с речевым выходом и смартфоны с речевым выходом. Когда три года назад эта программа у нас начала действовать, молодежь к нам пошла.

 – Ну, я понимаю, когда они приходят получить какое-то техническое средство реабилитации. А есть ли те, кто приходят и говорят: «А чем мы можем помочь вашей организации?»

 - Некоторые молодые люди говорят: «можно мы сделаем вечер или концерт для людей среднего и пожилого возраста?» Мы от этого не отказываемся.

 – А бывают такие случаи?

 - Да, бывают. Наталья Симкина со своей молодежью проводит эти мероприятия.

 – А принимаете ли вы участие во всероссийских мероприятиях?

 - Принимаем, вот в Орле у нас молодежь посылали, в Курск. Во вторник у нас идет кружковая работа. Тоже люди знают, что у нас в 11 часов начинают работать кружки и все приходят на мероприятия.

 – А какие у вас работают кружки?

 - садоводов-огородников, литературно-музыкальная гостиная «Радуга», шахматы, шашки, «Хозяюшка», по изучению системы брайля и «Здоровый образ жизни». «Здоровый образ жизни» у нас ведет член ВОС, инвалид второй группы, бывший кардиолог, в  общем, очень хорошие занятия проходят. Кружок садоводов и огородников ведет член ВОС, работает в спецбиблиотеке для слепых.

После теоретических занятий по садово-огородным работам, мы проводим большое мероприятие, праздник урожая, или «Золотая осень», или «Дары осени», «Этим летом выросло все это», «Красота, дарующая радость». Члены ВОС, инвалиды по зрению приносят свой урожай, у кого есть приусадебные участки. Из овощей-фруктов делают замечательные поделки. Выставляют их на конкурс, работает жюри. У нас участвует более 15человек, потому что, может, и больше желающих, но у нас актовый зал не позволяет. И всем, конечно, выдаем сувениры.

 – У вас существует региональный перечень технических средств реабилитации. А проводится ли обучение работе на этих устройствах:

 - Да. У нас есть компьютерный класс на базе областной спецбиблиотеки, мы в тесном контакте с ним работаем. И у нас там члены ВОС обучаются. Все желающие, независимо от возраста, даже очередь существует на обучение. С удовольствием ходят.

 – А кто проводит обучение?

 - У нас один специалист из  библиотеки, человек зрячий. Проходил в КСРК курс обучения. Ну, и обучают у нас незрячие специалисты. И дистанционно у нас есть такой Гайворонский Денис, он очень грамотный, разбирается в компьютерах, смартфонах. Он член бюро, кстати, он тоже у нас, молодежь.

 – Как часто ваша деятельность освещается средствами массовой информации?

 - Я бы не сказала слишком часто, но освещается. У нас социокультурные, спортивные мероприятия все-таки освещаются. Также по «Липецкому времени»  транслируют рассказы о судьбах инвалидов, об их проблемах.

 – А как складываются ваши отношения с органами власти?

 - Мы тесно работаем с Департаментом социальной защиты населения города Липецка, с пенсионным фондом, с МСЭК, с департаментом транспорта, с Департаментом культуры, спорта и епархией.  В Великий пост у нас социокультурные мероприятия не очень-то любят. И в это время мы проводим и поэтическое ристалище, и «Поэты среди нас». В нашем филиале поэтов, которые сами пишут стихи, очень много. Мы сначала проводим отборочные туры в своем филиале, и мы это проводим 2-3 дня. А потом уже на областной уровень. Во всех соревнованиях, какие у нас есть, мы постоянно участвуем. Ищем спонсора, и социальная защита нам дает бесплатный автотранспорт. Мы собираем членов ВОС и едем на соревнования. И также на социокультурные мероприятия.

Вот недавно в декабре у нас проходила в селе Доброе «Ярмарка талантов». От нашего филиала было 60 человек, У нас областная организация дает квоту на каждое мероприятие. И независимо, большой филиал, маленький филиал, нам дают время по решению областного правления 10 минут, вот в 10 минут, 12 филиалов, мы должны уложиться. Если кто-то переберет время, то уже председателю будет сделано замечание, и уже мы думаем: а на следующее мероприятие наш филиал пригласят или не пригласят. Поэтому мы все понимаем, и все правильно делаем.

У нас замечательные рыбаки, это Гуляев Алексей Васильевич, Гуляева Наталья Ивановна, Куликов Александр Андреевич, Ивлев Виктор Васильевич, Корнев Виктор Николаевич, Корнев Николай и многие-многие другие. А рыбалка у нас в июле. Мы ждем вас в филиале города Липецка.

 – То есть иногородние участники тоже приветствуются?

 - Да. Конечно. Нам плохо работать никак нельзя, потому что у нас замечательный руководитель региональной организации Николай Александрович Сарычев. Он на месте сам не стоит и нам не дает.

 – Нина Тихоновна, нас слушают инвалиды по зрению, в том числе и недавно потерявшие зрение. Что бы вы им посоветовали?

 - Я бы посоветовала не терять время, а приходить в Общество Слепых. Там разъяснят, помогут и могут даже трудоустроить, быть самим  активными.

 – А близким тех, кто недавно потерял зрение, чтобы вы посоветовали?

 - Ну, чтобы не обижались на того, кто потерял зрение, наоборот помогали, реабилитировали. И чтобы помогали приходить им на мероприятия.   

Социальный проект

Война в моей семье

 

 Степан Кузнецов

 Тридцать первого августа две тысячи пятнадцатого года в конференц-зале Красноярской краевой специальной библиотеки прошла презентация книги «Война в судьбе моей семьи». В книгу вошли произведения незрячих авторов, победителей одноимённого конкурса, который библиотека проводила совместно с министерством культуры Красноярского края. Финансовые средства, на издание этой книги, библиотеке, совместно с краевой организацией общества слепых, удалось привлечь, приняв участие в конкурсе социальных проектов, который проводил центр культурных инициатив.

Открыл мероприятие директор библиотеки – Павел Юрьевич Пермяков.

- Я рад приветствовать вас в помещении нашей библиотеки, в конференц-зале, на презентации авторского сборника «Война в судьбе моей семьи». Я хочу вас поздравить с окончанием лета, и завтра начинается первое сентября, новый учебный год, новые хлопоты у нас у всех. А сегодня, в последний день лета, мы презентуем наш совместный проект, с красноярской краевой организацией Всероссийского общества слепых, с центром культурных инициатив, который выступил грантодателем в данном проекте, и изыскал деньги на издание нашего сборника. Ну и я, конечно, рад приветствовать присутствующих здесь авторов, произведения которых вошли в этот сборник. Мы долго к этому шли, но можно уже смело говорить, что у нас всё получилось. У вас получилось написать замечательные произведения, у нас получилось провести конкурс по этим произведениям, и найти деньги с помощью нашего грантодателя, и издать сборник произведений, посвящённых Великой отечественной войне, в юбилейный год. В этом году, как вы помните, исполняется семьдесят лет со дня победы в Великой отечественной войне, и в итоге всей этой длительной совместной работы и получился наш сборник.

Выступая перед гостями презентации председатель Красноярской краевой организации Всероссийского общества слепых, Валентина Ивановна Пруткова, поблагодарила всех, тех, кто принял участие в этом проекте.

- Дорогие друзья, Павел Юрьевич сказал об окончании лета. Летом обычно у нас летние каникулы. Вот в нашей работе почему-то про эти летние каникулы мы уже давно забыли. Потому, что настолько много творческих людей, в нашей организации, настолько много социальных проектов, что мы, как говорится, не успеваем всё выдыхать. Но, тем не менее, я благодарна коллективу нашей библиотеки, я благодарна центру культурных инициатив за наш тройственный союз. И вот, благодаря этому тройственному союзу у нас уже выходит второй сборник. Первый сборник, посвящённый девяностолетию краевой организации, Нина Григорьевна Зайцева у нас издалась, и вот сейчас уже второй такой, хороший, качественный продукт.

А теперь расскажем о самой книге. И никто не сделает этого лучше, чем составитель сборника – Александр Владимирович Ёлдышев.

- День сегодня знаменательный - наконец-то вышел сборник. У пишущих людей вообще такая потребность, во-первых опубликовать, а во-вторых сборник получить. Ну, уж никуда не денешься, так уж устроены пишущие люди. День знаменательный, и для людей не только внимательно воспринимающих серьёзную литературу, но и пытающихся как-то излить свои мысли через рассказ, повесть, очерк. В юбилейный год Великой победы каждый Россиянин наверняка задумался о том, какую роль сыграла Великая война в судьбе его семьи. Война затронула, конечно, каждую семью. И этот наш конкурс проходил по трём номинациям: проза, поэзия и публицистика. И произведения прислали шестьдесят три автора: читатели библиотеки из Красноярска, Ачинского района, Енисейского, Канского, Краснотуранского, Манского, Минусинского. Шестьдесят три автора, а произведений семьдесят, потому, что некоторые в разных номинациях участвовали. Конечно, всех мы опубликовать не могли, объем сборника ограничен, но все-таки мы опубликовали двадцать три автора из шестидесяти трёх.

Вы знаете, в творческом деле очень трудно определить победителя. Это не то, что, например, поднятие тяжести – кто больше поднял, тот забрал приз Хотя и там бывают субъективные моменты. А уж здесь совсем всё сложно. Жюри долго принимало решение.

Я спросил у Александра Владимировича о критериях, которыми руководствовалось жюри при выборе победителей конкурса, и отборе тех произведений, которые вошли в сборник.

- Критерии очень просты. Просто хорошие произведения должны быть. Ну как определяются хорошие произведения, будь то проза, будь то поэзия – чтоб было хорошо написано, чтоб мысли там были интересные. Чтоб интересно было читать, чтоб и факты были. Художественное произведение – есть художественное, там можно фантазировать как угодно. А публицистика – там люди собирали факты в архивах, в интернете. Ну, писали то поскольку, «Война в судьбе моей семьи», от своих предков, участников войны, тружеников тыла. Вот это тоже интересно, тоже как критерий, насколько глубоко человек проникал, какие факты он там отбирал.

Победителями конкурса «Война в судьбе моей семьи», по итогам которого была издана книга, стали: в номинации «Проза» - Евгения Зуева; в номинации «Поэзия» - Анатолий Кобзев; в номинации «Публицистика» - Галина Шушкова. Все авторы, чьи произведения были опубликованы в сборнике, получили по пять экземпляров книги в плоскопечатном, и озвученном варианте. Авторы, которые смогли прийти на презентацию книги, имели возможность лично прочесть отрывок из своего произведения, познакомить гостей презентации с его героями, и поделиться с участниками презентации своими мыслями.
В завершении своего рассказа о книге и её презентации я бы хотел познакомить вас с отрывком произведения, автор которого, Наталья Геннадьевна Ерышева, заняла второе место в номинации «Публицистика». Своё произведение «Память об отце» она представила в виде литературно-музыкальной композиции, дополнив его музыкальными отрывками, которые она сама сыграла на рояле.

Наталья (читает отрывок из произведения): - «Память об отце». Ночью поезд остановился в Сальске. Я вышла на перрон. Был конец декабря, моросил дождь. Сыро, зябко, и такая тоска стиснула сердце. Где-то здесь, в Сальских степях, погиб в ноябре сорок второго мой отец. Он был техником на аэродроме, и писал маме: «Ты обо мне не расстраивайся. Наше дело копать да грузить, да поддерживать связь с землёй. Если нам придётся участвовать в боях, то только лётчикам». Участвовать в боях пришлось всем. Там был такой кипящий котёл, такая мясорубка: наступали, отступали, занимались, сдавали, бились за каждый камешек, за каждую травинку, что теперь и косточек родных не найдёшь, не то, что могилу. В Козьмодемьянске, в нашей комнате, стояла тумбочка, набитая фронтовыми треугольниками. Когда мама переезжала ко мне, она сожгла письма. И только одно, от двадцать девятого июля сорок первого года, привезла мне. Во много слов обо мне: «Люся, я рад, что у нас такая хорошенькая дочурка растёт. Ты почаще целуй её за меня». Вот за него меня и целовали, а ему не пришлось. И покачать, подержать на руках тоже. Ждал очень, когда родится дитя, но волновался, хватит ли на двоих то людей. Он служил в армии, когда я родилась, а потом началась война. Мама хотела ехать к нему, но воспротивился дедушка: «Ты хочешь ребёнка сиротой оставить? Там уже бомбят». Ограничились фотографией, мама держит на руках трёхмесячную дочку. Видно, это письмо и было ответом. А мама, молодая, красивая, ей нет ещё и девятнадцати. В двадцать лет она стала вдовой. Отец остался навсегда двадцатилетним.

Звучит фрагмент романса г. Свиридова в исполнении Натальи.

Наталья продолжает читать: У меня есть несколько его фотографий: вот он после выпускного бала, а здесь – со значком ГТО. Тогда все парни имели этот значок. Они были спортсменами, сильными, ловкими – видно чувствовали, что им предстоит, и готовились к этому. Отец переплывал Волгу, отлично бегал на лыжах, и ездил на велосипеде, участвовал в соревнованиях. Когда я училась в школе, в той же, где и мама с папой, оказалось, старый учитель физкультуры помнит моего отца. Посмотрев на меня несколько уроков он заметил с разочарованием: «И это дочка Геннадия Ерышева?». Я же была совершенно неуклюжа и не спортивна. И есть ещё одна фотография из армии: «Шлем со звездой». Военная форма красноармейца, похудевший. Людмила Андреевна Винская подарила нам портрет, сделанный с той фотографии. Бесценный дар. История его такова: в две тысячи седьмом году журналистки Людмила Андреевна Винская и Валентина Андреевна Майстренко помогли мне выпустить книгу «Добрая фея». Там есть раздел стихов, посвящённый отцу. Потом была презентация, на которой Винская сказала: «Гена Ярышев, который погиб, так и не увидев свою дочку, объединил сегодня всех нас. Он напомнил нам обо всех, кого не дождались дома. Это огромная память, и пока она живёт в нас, мы можем считать себя людьми достойными подвига тех солдат, которые так и остались молодыми.

Поставлю пред собой портрет,
За пианино сяду.
Отвечу папиному взгляду,
Как делаю уж много лет.

Это поминальный концерт девятому мая. С мамой, потом одна, шла в этот день в церковь, на панихиду, на парад. Покупала маме гвоздики, мы устраивали поминальный обед, зажигали свечу, и концерт. Я играла Шопена и Бетховена, Свиридова и военные песни, перемежая их своими стихами. Однажды достала то папино письмо, и прочитала вслух. Мама удивилась: «Ты хранишь?», «Храню, мама, и сейчас храню». И всё-таки свидание с отцом состоялось. Когда скульптор Учетич создал свой бессмертный мемориал «Родина-мать зовёт», на Мамаевом кургане в Волгограде, я прямо заболела – мне туда надо. Через год поехали с мамой на теплоходе, по Волге, по маршруту Москва-Астрахань. Уже от Саратова я начала волноваться и ждать. На рассвете появились очертания большого города. Долго-долго тянулись вдоль берега заводы, трубы, склады. Потом увидели полуразрушенное здание из кирпича. Дыры в стенах, оконные провалы, копоть. Это бывшая мельница, её сохраняют, как память о тех страшных годах. Рядом с ней жилые дома, потом потянулся бульвар, и на высоком кургане над городом женщина с поднятым мечом, устремлённая вперёд, зовущая в атаку.

Наконец пристали, экскурсионный автобус повёз нас по городу, и на Мамаев курган. Наш экскурсовод, молодая девушка, рассказывала так, будто сама пережила все события Сталинградских боёв. Я не только смотрела и слушала, я всё переживала сердцем, впитывала в себя этот воздух. На кургане колючая ёлка прикоснулась к щеке иголками, будто папа щекой небритой прикоснулся к моей щеке. Я ни за что не хотела уходить. Пришлось экскурсоводу договариваться со следующей группой, чтобы меня забрали. С тех пор десять лет подряд ездила по Волге.

Теплоход приходил в Волгоград рано-рано утром. Я покупала на причале цветы, садилась на трамвай, и ехала на свидание с папой. На кургане ещё никого не было. Я успевала подняться снизу до самого верха, пока появлялся караул, туристы, становилось людно. Для себя решила так: Сальские степи недалеко от Сталинграда, сколько таких отцов погибло там, сколько детей, таких же, как я, никогда не видели их. Я буду класть цветы на Кургане, будто на папину могилу. Ну и что же, что нет его имени среди защитников, Сталинграда. А Вечный огонь – он для всех, обо всех память.

Строго, горько стоят в карауле
Неподвижные тополя.
Вечным сном здесь солдаты уснули.
Будь им пухом родная земля.

Отец погиб второго ноября тысяча девятьсот сорок второго года. На Мамаевом кургане в последний раз я была второго ноября тысяча девятьсот девяносто первого года. Навигация заканчивалась. Мы стояли на палубе в тёплых куртках. Дул ледяной ветер, рвал из рук цветы, которые мы бросали в Волгу. А теплоход гудел, и гудел, прощаясь до будущей весны. Больше я в Сталинграде не была.

Звучит фрагмент Романса Г. Свиридова в исполнении Натальи.

Корни

 

Без прошлого не бывает будущего

 

Александр Гусев

Пятнадцатого марта две тысячи шестнадцатого года в конференц-зале центра культурно-спортивной реабилитации состоялась презентация книги /Владислава Куприянова «Санкт-Петербургская региональная организация Всероссийского общества слепых». Презентация прошла в рамках заседания совета по работе с ветеранами. Председатель Санкт-Петербургской региональной организации ВОС, Алексей Колосов, отметил, что без прошлого нет будущего, и предложил издать книгу в аудио формате.

- Уважаемый Владислав Тимофеевич, уважаемые друзья и коллеги, не скажу ничего нового. Без прошлого нет будущего в любой организации. Ну а для того, чтобы было это прошлое, оно должно быть написано, оно должно, ну, и прежде всего, проанализировано, и, соответственно, издано. И вот сегодня мы с вами присутствуем при замечательном событии. Несмотря на то, что формат книги по Брайлю вышел уже определённое время назад, поэтому может быть мы даже немножко и затянули с данным мероприятием. Не так давно уже появилась книга в плоскопечатном формате, красиво изданная, ну и, естественно, у нас остался ещё один формат, который пока не реализован – это аудио формат. Поэтому, наверное, первое моё предложение, и в какой-то степени обязательство перед Владислав Тимофеевичем – это согласовать вопрос с библиотекой, потому, что аудио формат доступен всем. Поэтому надеемся, что в этом году мы такую работу проделаем, и уже завершим тогда этот цикл.

Должен сказать, что в книге Владислав Тимофеевич приводит, различные цитаты: «Нам трудно, но мы победим». Ну, я думаю, что мы с вами согласимся и сегодня с тем, что это и актуально, и правильно. Слава Богу, для того, чтобы нам собираться сегодня, нам не надо наши пайки менять на трамвайные билеты. Конечно, трудности есть определённые в любой исторический период, поэтому мы в этом плане должны бороться за своё единство, за свою сплочённость. Мне кажется, что в определённой степени мы эти вопросы решаем, но, конечно, можно было бы их решать, наверное, ещё лучше. Но для этого и нужны такие значительные работы, которую провёл Владислав Тимофеевич Куприянов. Я совершенно ответственно говорю, что, данная работа Владислав Тимофеевича – на сегодняшний день это самое полное историческое издание о деятельности нашей организации, самое развёрнутое, охватывающее практически все периоды нашей истории. И в этом, конечно, её ценность, которую, наверное, нельзя преувеличить.

Хранитель фондов народного музея Санкт-Петербургской региональной организации ВОС, Галина Галямова, сделала краткий экскурс в биографию автора.

- Владислав Тимофеевич закончил школу с золотой медалью. Потом он поступил на исторический факультет Ленинградского государственного университета имени Жданова, закончил его, и в течение пятнадцати лет работал по специальности в химико-механическом техникуме. И с семьдесят седьмого года он был приглашён на работу в УПП один, тогда ещё не было ОО «Свет», он руководил очень крупным надомным цехом до первого января тысяча девятьсот восемьдесят первого года.

Вот когда было образовано объединение «Свет», тогда Владислава Тимофеевича назначают заместителем генерального директора по воспитательной работе. А в девяносто девятом году уже он стал заместителем генерального директора по реабилитации и социальным вопросам. И когда он был приглашён в дом культуры имени Шелгунова на должность Заведующий музеем, в музее было очень много работы, потому, что фонды находились, ну, в таком состоянии, неважном. Потому, что в сентябре тысяча девятьсот девяностого года умер Евгений Васильевич Клюшников, ну и так потом всё и пошло. Десять лет отработал Владислав Тимофеевич в музее, и благодаря его труду и появилась эта замечательная книга.

Нина Иванова много лет преподавала историю в школе-интернате имени Грота для слепых и слабовидящих детей. Она считает, что нынешней молодёжи есть, чему поучиться у незрячих людей, стоявших у истоков общества слепых.

- Прежде всего, я хочу может быть ото всех, всё-таки низко поклониться за этот труд Куприянову Владиславу Тимофеевичу. Мне думается, что с этой книгой, с этим трудом должны быть знакомы, действительно, не только члены ВОС в рамках нашего города. Эта книга написана для всего Всероссийского общества слепых. И нужно, чтобы эту книгу знали, читали. То есть знали прежде всего о тех людях, которые начинали это общественное движение. Кто тогда платил, в начале двадцатого века, слепым за их труд? За их хождение, я имею в виду, ремесленный труд – это можно было реализовать. А как можно было реализовать этот энтузиазм, как можно оценить было? А оценить было просто-напросто тем девизом, который был тогда: «Жить – значит трудиться!». А разве прошло сто лет, сегодняшний день не отвечает этому девизу? Поэтому нынешней молодёжи, людям средних лет, тоже с таким же энтузиазмом, как предыдущее поколение боролось за право жить – это значит трудиться, надо, наверное, и сегодня это сделать.

- По мнению директора издательства «Чтение», Олега Пилюгина, Владислав Куприянов в своей книге смог последовательно описать три важнейшие составляющие деятельности общества слепых: общественную, трудовую и культурную.

- Я думаю, что блажен человек, который добивается чего-то в своей жизни не в результате каких-то фантазий и амбиций определяя своё призвание, а в результате того, как жизнь сложилась. Куда, что называется, бог повёл. Лев Николаевич Толстой, который, как известно, склонен был к самоанализу, задавал сам себе вопросы, и сам на них отвечал, он так объяснял, почему он стал учителем в Крестьянской школе: «Я – помещик, значит живу рядом с крестьянами и отвечаю за них. Я – образованный человек, что я должен делать? Я должен учить, учить крестьянских детей». И так же, наверное, может быть не так буквально, не так чётко в мыслях, не отдавая, может быть, себе в этом такого, сознательного отчёта, но так же поступил Владислав Тимофеевич. Кто он по образованию? Историк. А кто он по жизненному опыту и по судьбе? ВОСовец. Вот он историю, и ВОСовскую свою жизнь объединил воедино.

Я очень рад, что книга вышла плоским шрифтом, и я уверен в том, что эта книга нужна не только незрячим людям. Она нужна зрячим, для того, чтоб они знали о наших возможностях, о наших мечтах, о том, как мы живём, и как мы хотели бы жить. Она нужна тем из зрячих, кто по долгу своей службы отвечает за положение инвалидов. Мне кажется, что Владислав Тимофеевич сумел последовательно описать, через разные исторические этапы, три важнейших составляющих жизни нашего общества слепых. Это непосредственно общественная деятельность, это трудоустройство, жизнь предприятий, и это многообразная, многоплановая жизнь деятелей культуры, коллективов художественной самодеятельности, писателей и поэтов, музыкантов, спортсменов – всех тех, кто создаёт культурную среду в нашем обществе. Ну и к этому примыкает последняя глава об истории Брайля, от Анны Адлер, до издательства «Чтение», в которой мы наиболее тесным образом с Владиславом Тимофеевичем сотрудничали. Спасибо Вам большое, Владислав Тимофеевич, за то, что Вы написали эту книгу.

Автор книги, Владислав Куприянов, подчеркнул уникальность Санкт-Петербургской, Ленинградской организации ВОС.

- Я старался показать, что Ленинградская, Санкт-Петербургская организация – единственная такая уникальная, на которую могут, и должны ровняться все остальные. «Первая артель», трудовое объединение где было создано? В Санкт-Петербурге. Первое объединение в масштабах России, предшественник нашего ВОСа – в Петербурге, Всероссийский союз слепых. Первый дом просвещения слепых где? У нас. Первая организация первичная работников интеллектуального труда. Ну а возьмите блокаду Ленинграда, нет ни одного города в стране, где бы проявили себя незрячие так, как у нас. В том числе и известные наши слухачи. Большое спасибо всем тем, кто мне помогал, в том числе и Пилюгину Олегу Николаевичу. Он очень много работал с тем, чтобы кое-какие места подправить, исправить, сгладить и так далее. Я считаю, что это обыкновенная книжка. Написал я её лишь только потому, что никто другой за это дело не взялся. Думаю, что самое главное её назначение в том, чтобы она до написания следующей книги была бы пособием для изучения истории нашей организации.

После презентации я побеседовал с Владиславом Тимофеевичем о его книге.
- Расскажите, пожалуйста, как вам пришла идея написать книгу? Ведь столько книг уже было написано по истории Всероссийского общества слепых, по истории нашей, Ленинградской, Санкт-Петербургской организации.

- Дело в том, что наша организация –очень известная в нашем обществе, а знаем мы об этом мало. И не только в других организациях, но мы даже сами друг о друге то ничего не знаем. Поэтому, когда я стал работать в музее, у меня сразу появилась мысль, что как-то надо всё это отразить, и чтобы лекции проходили, экскурсии проходили по определённому направлению, и высказывались определённые идеи. Поэтому я, не сразу, но, наверное, уже через несколько лет после начала работы стал подбирать материал для этой книги. За основу была взята книга Леонида Алексеевича Матвеева и Евгения Васильевича Клюшникова. Опираясь на неё, я, так сказать, многое изменил, добавил многие материалы, покопался в архивах, которые у нас в музее есть, ну и чувствую, что нужно, наверное, всё-таки книжку делать, чтоб она была пособием для ознакомления, ну и для изучения может быть даже, истории нашей организации.

- А чем Ваша книга отличается от всех других по истории нашей организации?

- Она отличается, самое главное, двумя обстоятельствами: Первое – что она более дана обширная предыстория, до создания Ленкубсовета так называемого, и ещё даны материалы уже девяностых годов, и даже начала нашего, двадцать первого века. А второе – что во всех предыдущих книгах не было чёткого разделения на отдельные периоды. Я постарался сделать отдельные главы, отдельные разделы по периодам. В каждом из этих периодов есть свои задачи, есть свои методы работы и выполнения. И теперь работать вот с этой книгой очень легко в том плане, что если ты хочешь рассказать, например, о подъёме нашей организации, то открывай соответствующую главу – «Шестидесятые-семидесятые годы». Если хочешь поговорить о культуре – пожалуйста, две главы: «Очаг культуры» и «Дом культуры». И таким образом для изучения всей нашей истории, особенно для руководителей местных организаций стало проще знакомить всех своих вновь пришедших членов общества. Да и, может быть, и старых, которые не знают историю нашей организации.

- А каким годом начинаются, и каким годом заканчиваются материалы, описанные в вашей книге?

- Начинается история нашей организации с конца девяностых годов девятнадцатого века. Включает в себя весь двадцатый век, и заканчивается, можно сказать, первыми двумя пятилетками, одиннадцатым даже годом уже нашего, двадцать первого века.

- А планируете ли Вы дополнять и переиздавать книгу, включая уже нынешний период?

- Это можно сделать, но очень трудно. Потому, что рассказывать об истории последних лет это всегда субъективно. Трудно найти объективную оценку, которая бы действительно отвечала и времени, и интересам всех участников этого исторического процесса. Даже по последнему периоду в моей книге, это первое десятилетие двадцать первого века, и то уже были разные подходы, разные мнения о том, какую роль играли те, или иные предприятия в этот период, какое значение имели те, или иные события, да и вообще какое направление приняло развитие нашего общества. Это вопрос пока носит, мне кажется, такой, сугубо личный, субъективный характер. Поэтому писать о последних годах сложно, ведь всем известна фраза, что большое видится на расстоянии.

- А вам не кажется, что история всегда субъективна, и взгляд на какие-то исторические события зависит от того, какая сейчас ситуация в стране, в мире?

- Есть, конечно, разные подходы к разным событиям, но всё-таки объективность, я думаю, что впоследствии вырабатывается. Но не сразу.

- А как Вы думаете, есть ли ещё в каком-нибудь регионе написанная книга об истории региональной организации общества слепых?

- Начиная, мне кажется с нашей, Ленинградской организации. Это была первая история региональной организации. А вот уже в нашем, пожалуй, двадцать первом веке, появляется уже много историй. Есть некоторое, такое описание, краткое правда, Смоленской. Довольно хорошая появилась книга о Красноярской организации. Но эта Красноярская организация носит как бы такой, сугубо личный характер. Зайцева, которая её написала, она написала её о своих позициях. Она сама, как правило, занимала какие-либо руководящие посты в этой организации, и описала то, что она видела.

Есть книга о Новосибирской организации, написал её Графов. Но, к сожалению, вот, по моим понятиям, она тоже имеет такой недостаток, что он описывает то, что он сам видел, то, что он сам делал. Причём много рассказывает о психологии слепых. То есть не совсем историю, а, так сказать, в целом отношение слепых к труду, к жизни.

Появилась книга, «В едином строю» о Московской организации. Но здесь, мне кажется, большой недостаток в том, что рассказывается очень подробно об отдельных Московских предприятиях, а общей истории мало. Не даётся. Поэтому в отличие от этих появившихся историй отдельных региональных организаций я постарался написать так, чтобы, во-первых общая была картина, и во-вторых чётко разделил её на периоды.

- Как Вы думаете, может быть стоит обратиться к руководству Всероссийского общества слепых для того, чтобы была написана книга по общей истории?

- Я думаю, что они и сами это прекрасно понимают, и знают, что просто удивительно, почему до сих пор этой истории нет. Вот историю Московской организации очевидно написал целый коллектив по заданию. Потому, что я её прочитал в журнале «Диалог», и там даже не назван автор. То есть получается, что неплохую книгу, очень много собрано, видимо, архивного материала, но видимо её писали по заданию. Большой какой-то коллектив, целая, там, бригада. Поэтому абсолютно таким же методом, очевидно, можно, наверное, всё-таки напрячь силы, и пора уже сделать историю всего Всероссийского общества слепых. Тем более, как мне представляется, вот мы сейчас находимся на таком, переломном моменте в истории нашей организации. Ушли, и уходят постепенно многие те желания, стремления, идеи, за которые боролось наше общество в прошлом, появляется много новых направлений. И, наверное, пора уже это дело отразить, чтобы и новым людям, новым членам общества слепых было понятно, чем они сейчас живут, и чем жили наши предшественники.

- Сейчас многие представители современной молодёжи считают общество слепых ненужным. Как Вы считаете, есть ли перспективы у общества слепых?

- Я думаю, что перспектива всё-таки есть. Хотя зависимость одного незрячего от другого, мне кажется, снижается. По моим понятиям это связано с развитием техники. Если раньше был труд, физический, общим для всех незрячих, и все сходились на одной идее, что нужно работать, подразумевая руками работать, где-то что-то производить, а это невозможно в одиночку. То теперь в связи с компьютеризацией, с развитием информации наверное, уже доступен, и возможен труд отдельных незрячих, даже без связи с обществом слепых. Ну, нужно им помогать. Вот это общество всё равно длительное время будет востребовано. Без единой организации, единого общества, невозможно будет решать проблемы отдельных людей.

 Благодарим Владислава Тимофеевича за такую интересную, увлекательную беседу, и надеемся, что в самое ближайшее время, помимо плоскопечатного и брайлевского варианта, книга выйдет и в аудио формате.

Доступная среда

Шереметьевская Одиссея

Ирина Зарубина и Алексей Упшинский

В ноябре две тысячи пятнадцатого года, накануне Международного дня слепых, главный редактор журнала «Диалог» Ирина Зарубина и  заместитель главного редактора Алексей Упшинский предприняли экспериментальную поездку. Суть этой поездки заключалась в том, чтобы изучить работу служб сопровождения маломобильных граждан. А маршрут пролегал от станции метро Таганская до Шереметьево, и далее – по самой территории аэропорта. Непосредственно в пути мы записали ряд интервью. Так что эти материалы можно без натяжки назвать «Полевыми» записями.

О результатах эксперимента мы и расскажем нашим читателям.
Итак, первая часть маршрута – метро: от станции Таганская, до станции Белорусская, кольцевой линии метрополитена. Далее – наземная часть пути, пролегающая  через площадь Тверской Заставы, до здания Белорусского вокзала, где и расположен терминал Аэроэкспресс Шереметьево.

Работников службы мобильности пассажиров метрополитена мы вызвали по телефону заранее, так что двое сотрудников в униформе уже ждали нас у входа в подземку

- Инспектор центра мобильности пассажиров, меня зовут Игорь.

- Давно Вы работаете в Центре?

- С февраля.

- А Вас специально обучали тому, как правильно помогать инвалидам по зрению?

- Да, обучение проводится  в центре и постоянно проходят инструктажи.

В сопровождении двух инструкторов входим в метро. Ирину Зарубину сопровождает Игорь. Проходим вестибюль.

- Вам через рамки металлоискателя можно проходить?

- Можно, конечно. А что, бывают случаи, когда нельзя?

- Да, бывает. Если кардиостимуляторы, стоят у человека, то тогда он проходит мимо.

 - И вы спрашиваете, можно ли проходить.

- Да. Обязательно. Так, сейчас мы прикладываем карточку. Давайте, я Вам помогу. Жёлтенькая, вот, всё, проходите вперёд.

Мы прошли через турникет.

- Так, сейчас будет эскалатор. Шагаем. Я встану немного впереди.

 - Мы сейчас вышли из поезда, и переходим на Аэроэкспресс, да?

- Ну да, мы сейчас выйдем в город, и до Белорусского вокзала надо будет метров сто пятьдесят пройти. И войдём в Аэроэкспресс. Сейчас дверь будет. Так, прошли.
Однажды был случай. Заказали сопровождение. Трое человек незрячих было – двое парней, и одна девушка. Так, сейчас небольшая ступенька вниз? Вот, и немножко левее, прямо.

Они приехали из Калининграда, а ехали в Казань. Мы их встретили, и сопровождали на Казанский вокзал. Оказалось, что они с соревнований ехали по теннису для незрячих, заняли два первых места и одно второе.

- Когда человека сопровождаете, всё-таки не просто идёте молча, а вступаете с ними в контакт?

- Ну да, ну так же проще. Сейчас будут ступеньки наверх.

 Мы подходим к зданию "Аэроэкспресса".

 - И какие ваши действия дальше будут?

- Если Вы, например, созванивались с работниками "Аэроэкспресса", и они Вас встречают, то мы провожаем до Аэроэкспресса, и, соответственно, сдаём работникам. Если, например, у Вас не было заказа на сопровождение, то Вы приобретаете билет, и мы Вас уже сажаем в вагон.

- Вы сажаете тогда?

- Да. Так, нам направо.

 Мы идём по направляющим, проложенным на полу зала.

 - Вот здесь к кассам вход через кафешку.

- А направляющие закончились перед кафе?

- Да, направляющие закончились, а кассы – это ещё вперёд.

- Через кафе проходим к кассам?

- Да.

- И здесь уже никаких направляющих нет?

- Здесь нет.

Подробнее о работе службы мобильности пассажиров метрополитена рассказал напарник Игоря.

- Старший инспектор, Лучезар. Мы имеем право сопровождать вплоть до терминала, посадки аэропорта.

-  Это сопровождение тоже осуществляет  служба метро?

- Да, служба метро. У нас есть разрешение, мы можем проехать вместе с вами в Аэроэкспрессе. Так же мы можем встретить инвалида в аэропорту, в зале , где встречают пассажиров по прибытии в аэропорт.

- Эту услугу также заказывает маломобильный гражданин?

- Да, заказываете по нашему телефону, и просто предупреждаете операторов, во время звонка, о том, что Вы хотели бы воспользоваться сопровождением до аэропорта, либо встречей непосредственно в аэропорту.

- А, вот, смысл этой услуги, если эту же помощь оказывает "Аэроэкспресс"?

- Просто некоторым инвалидам по зрению удобнее, чтобы их на протяжении всего маршрута сопровождал один человек, к которому они привыкают, а не менять сопровождающих. И поэтому мы расширили немножко зону нашего влияния для того, чтобы Вам было комфортнее с одним человеком. Он Вас встречает, Вы к нему постепенно привыкаете, и не надо менять сопровождающего.

- Есть инвалиды по зрению, которым проблемно проехать одним в Аэроэкспрессе. Вот на этот случай, наверное, тоже услуга метрополитена полезна.

- Ну конечно, конечно. То есть случаев много, , и мы расширили перечень оказываемых услуг. Постоянно развиваемся.

- Ваш единственный недостаток – ограниченное время работы.

- Да, мы знаем, что инвалидам не достаточно отведенное время с восьми, до восьми. Особенно, если заявка в аэропорт – тоже нашим сотрудникам же нужно ещё доехать. Поэтому там, если встречать, то ранние, наверное, около девяти часов будут встречи. Да, это большой минус.

За последние полгода очень многие о нашей службе узнали, и поэтому очень много заявок стало поступать.

- К вам очень тяжело стало прозвониться.

- Ну, опять же, мы думаем, как это исправить, как расширить наш штат, чтобы помогать всем желающим.

Игорь и Лучезар сопровождали нас до самого терминала, где в зале оформления проездных документов нас встретил уже местный служащий. Инвалиды на Аэроэкспрессе ездят бесплатно, если не отказались от социального пакета. О том, как здесь помогают маломобильным пассажирам, и рассказал нам сотрудник "Аэроэкспресса".

- Необходимо иметь при себе документ удостоверяющий личность, документ подтверждающий льготу, и справка СНИЛС, где указано, что Вы не отказались от льготы. Ну, в принципе этих документов достаточно.

- Если инвалид не воспользовался помощью сотрудников метро, а самостоятельно добрался до "Аэроэкспресса", какие должны быть его действия?

- Сотрудник "Аэроэкспресса" или сам его увидит и подойдет к нему, либо ему помогут, подойти к стойке информации, и там вас встретит старший смены. То есть специалист терминала, поможет приобрести билет, и проводит в экспресс. Далее он передаёт информацию в Шереметьево, для того, чтобы в терминале вылета вас встретили непосредственно уже у поезда, и провели на регистрацию в терминал.

- А если я еду из аэропорта на Аэроэкспрессе, то меня так же сотрудник "Аэроэкспресса" встречает уже у вагона?

-  Всё правильно. Вас службы аэропорта приведут в терминал "Аэроэкспресса", там вам помогут приобрести билет, и посадят в поезд. А здесь я уже вас встречу и помогу выйти из здания "Аэроэкспресса" или связаться со службой метро для того, чтобы уже вас встретили, и до места доставили.

- То есть, по крайней мере, Сотрудник "Аэроэкспресса" до метро меня проводит?

-  Конечно. До метро в любом случае проводят, либо помогут, дойти до такси. То есть кому что надо.

- Если заказано такси, то вы поможете мне его найти?

- Конечно. Мы вас до машины доводим, поможем сесть, и дальше уже сами. Можно и подойти, можно позвонить заранее по телефону горячей линии. Делаете заявку, вас так же встретят уже в назначенное время, в назначенный день, и помогут всё то, что, о чем сейчас говорил, сделают.

- А встречать где будут?

- Здесь, у входа в терминал.

- Могут меня встретить у машины, или я обязательно должна подойти к входу?

- Конечно, всё индивидуально решается. Да, обычно мы встречаем здесь, но если необходимо, я выйду, и так же вас встречу уже у машины. В метро я, конечно, не могу пойти. А так, у машины встречу, не вопрос.

Сотрудник "Аэроэкспресса" помог Ирине Николаевне сесть в вагон. Для людей с ограниченными возможностями здоровья в поезде предусмотрены отдельные места. Проход между посадочными местами здесь расширен, есть держатели для инвалидных колясок. Все службы сопровождения постоянно держат друг с другом связь. У дверей поезда в Шереметьево нас уже встречали работники аэропорта, в том числе и пресс-секретарь службы "Аэроэкспресс" Шереметьево -  Екатерина Бони.

- Прежде всего нами оказывается  помощь маломобильным пассажирам при путешествии в аэропорт, и из аэропорта. Как это происходит обычно: так как Аэроэкспресс – это, так сказать, немаловажный объект транспортной инфраструктуры города, мы всегда держим тесную связь с московским метро, с Мосгортрансом, с аэропортами, да. И как только к нам поступает запрос от пассажира, о том, что он будет совершать поездку, мы сразу связываемся со службами аэропорта, узнаём рейс, на котором едет пассажир, доводим его до выхода из терминала "Аэроэкспресс", после чего передаём службам аэропорта. Помимо того, что есть непосредственная услуга «Персональный помощник», у нас есть специальные вагоны для маломобильных пассажиров, которые оборудованы широкими дверными проёмами, широкими коридорами, специальными туалетными комплексами, которые так же адаптированы под людей на инвалидных креслах, и так далее. Более того, существует пандус, который помогает преодолеть препятствие между вагоном и платформой. То есть всё это направлено на то, чтобы создать правильную безбарьерную среду на объектах транспортной инфраструктуры. Я считаю, что это настолько важный, настолько ключевой аспект, который должна учитывать каждая транспортная компания. И в аэропорту Шереметьево все эти аспекты учтены, так как это один из крупнейших аэропортов страны, принимающий ежегодно невероятное количество пассажиров, среди них, естественно, есть и маломобильные граждане, которых надо обеспечить максимальным комфортом во время путешествия. Поэтому при работе с аэропортами мы это всегда учитываем, работаем с ними постоянно. Ну а самое главное – это создать те условия, после которых маломобильному пассажиру будет не страшно совершить путешествие.

Конечно безбарьерная среда должна учитывать не только людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, но и, естественно, с нарушением зрения. Наш терминал, в том числе, оборудован тактильной плиткой, чтобы все пассажиры слабовидящие могли с комфортом путешествовать. При строительстве наших терминалов, которые мы сейчас делаем, например, на Павелецком вокзале, в том числе он будет оборудован лифтом для специального выхода  на платформу, прям к поезду. Оборудован тактильной плиткой, оборудован пандусами удобными, которые будут так же комфортны для пассажиров. Существуют, например, специальные кассы, адаптированные для людей с нарушениями слуха. Всё это, конечно же, мы делаем специально для наших пассажиров.

Говоря про слабовидящих пассажиров я хочу заметить то, что у нас существует версия сайта для слабовидящих, которая имеет контрастную оцифровку, и люди со слабым зрением могут прекрасно совершить покупку на нашем сайте, так же приобрести билет, и совершить поездку. То есть это комплекс мер, направленный на то, чтобы создать безбарьерную среду, чтобы всем было комфортно и удобно. Потому, что забота о пассажирах – это первоочередная задача для компании.

По территории аэропорта Ирину Николаевну сопровождал сотрудник службы сопровождения Шереметьево Николай.

Сотрудник аэропорта помогает инвалидам донести багаж, пройти контроль без очереди. По зданию терминала всех незрячих, как и других маломобильных пассажиров, возят на электромобилях. Все эти услуги предоставляются людям с инвалидностью бесплатно.

- Подошли к рамочке досмотра. Сейчас я возьму у вас сумочки. Телефон и диктофон, пожалуйста, положите, в сумочку. Сейчас я кладу всё на ленту.

- Трость тоже надо положить на ленту.

О своей работе, и о себе нам рассказал Николай – сотрудник службы сопровождения Шереметьево.

- Мы со стройки здесь работаем.

- С самого-самого начала?

- Да, с самого-самого начала.

- А почему пошли работать в службу сопровождения?

- В две тысячи восьмом году получил тяжелейшую травму. Учился заново ходить, год восстанавливался, тяжелее ручки и стакана, как говорят у нас, не поднимал. И в две тысячи девятом году ребята позвали сюда. А так мы оба – профессиональные водители. Мой напарник с семьдесят третьего года, наверное, да, а я с семьдесят пятого.

- Может быть, поэтому вы и лучше инвалидов понимаете?

- Вы знаете, я порядка восьми лет на скорой помощи отработал, и жена у меня медик, поэтому мне всё это близко, и понятно. Я с любовью отношусь к своей работе, и пассажирам.

- А вот не тяжело? Каждый день инвалиды, инвалиды, инвалиды, дети, взрослые.

- Нет. Нет, нет, нет, абсолютно. Я об этом не задумываюсь, Я наоборот почувствовал себя, то, что я ещё, извини, ого-го. Я всю жизнь просидел за рулём, а тут я вдруг столько двигаюсь. Мы до тринадцать, тире пятнадцать километров за смену делаем в хорошие дни. Это считается естественно. И если я вышел на улицу, и прошёл пять километров пешком – я не чувствую этого расстояния. С незрячими, я считаю, немножко проще работать, чем с глухонемыми, потому, что с глухонемыми сложней мне объясняться. Если человек понимает по губам – это хорошо. А тут надо доставать лист бумаги, или достаёт человек, который глухонемой, и он пишет мне на бумаге то, что он хочет. Потому, что к сожалению, я языка их не знаю, я могу только определить, что они глухонемые, и поэтому общаются по средствам пальцев. Своя специфика.

- А с незрячими какие проблемы?

- Практически никаких. Спросишь только, как удобнее вам идти: слева, справа, держась за меня, или вас поддерживать.

- Мне очень часто предлагают поехать на коляске, я всегда отказываюсь.

- Вы знаете сейчас вставал вопрос, брать коляски, или нет. Я говорю

-  Ну сейчас мы едем на каре. Это немножко другое. А вот ситуация, когда вы везёте инвалида на коляске. Слепые, как правило, от коляски отказываются.

- Вы знаете, я никогда не предлагаю коляску, если человек меня не попросит. Я его предупреждаю, что у меня есть коляска. Просто если из опыта работы, я, как бы, уже чувствую людей. Подошёл человек, и я уже вижу, нужна ему коляска, или не сядет человек.

- А иногда просто настаивают, уверяя, что всё-таки на коляске быстрее.

- У меня исключительно пожелание ваше. Если у вас есть желание идти пешком, мы пойдём пешком. Я просто могу сказать, что расстояние примерно, там, ну, далеко. Я не буду говорить то, что мне удобно, а буду, как удобно вам.

- Идём к стойке регистрации?

- Да.

- И что мы здесь будем делать?

- Ну, я так полагаю, что зарегистрируемся, сдадим нам ненужный багаж. У нас есть специальные стоечки, где инвалиды обслуживаются. Они со специальным обозначением   инвалидная коляска. И, соответственно, мы подходим к этой стойке, и уже непосредственно обслуживаемся вне всякой очереди.

Далее мы прошли к стойке регистрации, оттуда – в зал «Сатурн». Это специальный зал отдыха для людей с ограниченными возможностями здоровья. Зал расположен в общедоступной зоне терминала «D», на первом этаже. При посещении зала необходимо предъявить документы на вылет, и справку МСЭ, или удостоверение инвалида. Подробнее об этом зале нам рассказала дежурная сотрудница.

- Здесь более комфортное пребывание до вылета, для пассажиров с ограниченными возможностями. Всё предусмотрено в туалетах, для того, … там поручни, чтоб можно было удобно подойти к умывальнику, к туалету. У нас есть книги специальные, чтобы время провести, допустим, для людей с ограниченными возможностями здоровья. Чай, кофе. Если человек сам не может подойти, мы можем налить. Удобные диваны. У кого-то очень долгое ожидание, он может поспать.

- То есть можно и прилечь?

- Да, можно прилечь.

- И подушечки есть, да. Так что всё это предоставляется. К рейсу разбудим.

-  Незрячие без сопровождения у вас часто бывают?

- Ну, не так часто, но бывают, Чаще с сопровождением, или со своими родственниками летят.

-  Скажите пожалуйста, а если человек приезжает без сопровождения, вы можете его чаем напоить?

- Конечно. Если человек сам не может, то мы сразу и чай предлагаем, и провожаем до туалета. Там, дальше, в туалете поручни, то есть он сам уже там может передвигаться.

- А если незрячий приехал с сопровождением, то сопровождающий тоже может здесь находиться?

- Да. Одного пассажира может сопровождать ещё один сопровождающий, но если зал не заполнен, то могут быть и два. Если, допустим, это семья летит.  Здесь даже есть комната специальная, матери и ребёнка, в которой есть кушеточка и  игрушки.

- То есть здесь же, рядом с вами, да?

- Да. Ну, чуть-чуть подальше, здесь две комнаты есть.

- А вот если, допустим, летит семья незрячих и с ними ребёнок. Им надо воспользоваться комнатой матери и ребёнка, или вашей комнатой?

- Ну, это по желанию пассажира, но в основном остаются у нас. Потому, что их устраивает эта детская комната, она отдельная, закрыта, удобно ребёнка переодеть, спать положить. Комната закрытая, им никто не мешает.

Здесь же, в зале «Сатурн», мы взяли интервью у Анны Ионовой – начальника службы обслуживания пассажиров с ограниченными возможностями здоровья.

- Расскажите, пожалуйста, что необходимо инвалиду по зрению сделать, чтобы воспользоваться вашей службой.

- Достаточно позвонить в call-центр, сказать номер своего рейса, дату вылета, и ожидаемое время прибытия в аэропорт, этого достаточно. Наши сотрудники попросят вас уточнить за двадцать минут до подъезда к аэропорту, точное время вашего прибытия. Соответственно, мы направим вам сотрудника, для сопровождения, оказания помощи.

- То есть встретят с Аэроэкспресса или такси?

- Или от Аэроэкспресса, или от такси, или от общественного транспорта, или от вашего личного транспорта на привокзальной площади мы тоже встречаем.

- А если я пришла непосредственно на пункт досмотра, могут мне здесь помочь. Или мне уже в этом случае помощь не будет оказана, так как я заранее её не заказала?

- Нет, помощь вам может быть оказана и по факту обращения в аэропорту к любому сотруднику. Вас в любом случае проконсультируют, свяжутся с нашей службой, и предоставит обслуживание. В этом случае наш сотрудник пребывает в течение пятнадцати минут с момента подачи заявки. Если вы предварительно не оставили заявочку, то потребуется некоторое время для того, чтобы распределить ресурсы, для того, чтобы наш сотрудник нашёл вас, да, и, соответственно, встретил вас, и проводил. Но помощь, однозначно, будет оказана в любом случае, независимо от того, предварительно ли вы заявили эту услугу, или обратились по факту прибытия в аэропорт.

- И уже сотрудники службы сопровождения могут меня сопроводить?

- Да, безусловно. Прибывает сотрудник службы сопровождения, конечно же, интересуется у вас перечнем услуг, которые вам необходимы: помощь с багажом; сопровождение ли просто ли. Пассажиры могут и через медпункт же путешествовать, да? Кому-то нужно осмотреться перед полётом. Соответственно, они у вас интересуются тем, что вам необходимо, и оказывают соответствующую помощь: сопровождают до линии регистрации; помогают сдать багаж, оформить в качестве зарегистрированного; сопровождают до зоны ожидания посадки, и далее оказывают помощь при посадке на борт воздушного судна до места в салоне воздушного судна. И только после этого уже заканчивается работа нашего сотрудника.

- А если я прилетаю в аэропорт Шереметьево. Какие должны быть мои действия, чтобы я получила помощь по прибытии?

- Здесь так же, два варианта: эту услугу можно так же заявить через наш call-центр, это может сделать либо сопровождающий, либо вы лично; а так же обратившись на линии регистрации аэропорта вылета к сотруднику авиакомпании для того, чтобы он внёс специальный код в телеграмму, в сообщение, для нашего аэропорта. Тогда мы будем знать, что на рейсе есть такой пассажир, и однозначно уже не нужно дублировать эту информацию. То есть вам достаточно в аэропорту вылета заявить о себе и сообщить какая помощь вам необходима будет в аэропорту прибытия. Точно так же и у нас, когда вас регистрируют в аэропорту Шереметьево, аэропорт прилёта мы информируем, какая помощь вам нужна будет там.

- И мне помогут получить багаж?

- Безусловно.

- Дальше, допустим, мне надо сесть на Аэроэкспресс, или в такси, или найти встречающих в аэропорту. Ваши сотрудники мне могут оказать эту услугу?

- Конечно же. Наше обслуживание заканчивается в тот момент, когда мы убеждаемся, что вы выбрали способ, как уехать из аэропорта. Это может быть как личный транспорт, общественный, Аэроэкспресс.

- А сколько, примерно, инвалидов ежедневно пользуется услугами вашей службы?

- В сутки это около трёхсот пассажиров, в месяц, в среднем около семи тысяч мы обслуживаем.

- А инвалиды по зрению часто пользуются услугами вашей службы?

- Каждые сутки есть такие инвалиды. Если сам пассажир с сопровождающим, да, он может не заказывать нашу услугу. Без сопровождения если пассажир летит – однозначно обращается за помощью.

- Ну и такие случаи у вас тоже не такая редкость.

- Нет, конечно же.

- А с собаками-проводниками часто летают?

- Вот это редкость. Честно скажу вам. Иностранные граждане чаще летают, чем наши, русские. Из иностранных рейсов раза, там, четыре-пять в месяц мы видим такое. Иногда три, сейчас, зимой, пореже будет. А наши, российские граждане, вот я, если честно, за всю историю своей работы один раз видела нашего, русского пассажира с собакой-проводником.

Из зала отдыха мы вернулись к началу нашего маршрута по аэропорту, продолжая беседовать с Николаем.

- Люди абсолютно все разные. И артистов возим. Да кого только не приходится. Уже иных и в живых нету, которых мы обслуживали. Известных людей, имеется ввиду. Вишневскую перевозил, Аросеву, Депардье. Депардье – это вообще частый гость был.

- Тоже ваш клиент?

- Наш клиент. С мотоцикла упал, ногу повредил. То вообще просто пришёл, заказали коляску. Автограф у него брал.

Спортсменов часто приходится видеть, паралимпийцев: футболисты, хоккеисты. Масса людей, которых мы видим, и обслуживаем.

Я честно говорю не кривя душой, я к своей работе с любовью отношусь, и с большой долей ответственности. Потому, что здесь сколько людей – столько характеров, столько голов, и столько мыслей. Это море, вы понимаете, это океан. Каждого понять – это надо быть психологом здесь, прежде всего. Простой пример: снимаю женщину с борта, женщина вся вот такая. Садится в коляску, матерится под нос. Мне девочки вышли, сказали, она весь борт на уши поставила. У человека, наверное, с психикой не всё в порядке. Проехали двадцать метров, останавливаю коляску, вижу, она успокоиться не может. Вы знаете, что я сделал? Я взял её за плечи, так наклонился, и говорю: «Мадам, мы на земле». Она с какого-то, как будто оцепенения, выходит, так поворачивается, смотрит мне в глаза, и глаза у неё мгновенно добреют. Она так меня спрашивает: «А вы что, психолог?». Я говорю: «Да здесь с вами не только психологом станешь. Вы успокоились?». Она говорит: «Да, а что? Мы можем ехать». Я говорю: «Ну вот, совершенно другое дело». Видимо у неё там эксцесс какой-то был, на борту, а я вот этим касанием за плечи прижал её, и она сразу раз, как будто это, всё куда-то у неё ушло. То есть сталкиваешься практически ежедневно с такими людьми. То есть люди очень разные, и к каждому ключик надо найти.

Перед посадкой в электропоезд мы весьма душевно попили кофе в терминале "Аэроэкспресса". Попрощались с нашими сопровождающими, и отправились в обратный путь.

В завершении нашего эксперимента несколько слов от главного участника – Ирины Зарубиной.

- Эксперимент завершён. Читатели вполне естественно задаются вопросом, удачен ли он? Да, с моей точки зрения эксперимент удался. Я достаточно часто пользуюсь различными службами сопровождения: метро; аэропортов, как столичных, так и расположенных в разных городах Российской Федерации. И с уверенностью могу сказать, что эта система работает достаточно хорошо. Да, конечно, иногда бывают незначительные сбои, не всегда сотрудники этих служб так внимательны и профессиональны, как те, о которых мы сегодня рассказали. Но, в общем, система работает, и работает неплохо. Я очень рекомендую читателям журнала «Диалог» воспользоваться услугами служб сопровождения маломобильных граждан. Благодаря им мы становимся свободны, и без проблем, без посторонней помощи, можем совершать различные путешествия. Мне, честно говоря, без сопровождающих летать нравится даже больше. Сидишь в зале ожидания «Сатурн», читаешь книжку, слушаешь плеер, работаешь на нетбуке, и сопровождающий тебя не отвлекает. В нужный момент подойдёт сотрудник службы оказания помощи маломобильным гражданам, проводит тебя до самолёта. И ты не отвлекаешься на ненужные разговоры, и тебе оказана квалифицированная помощь. Не нужно тратиться на покупку билета для сопровождающего, и так далее, и так далее. Можно назвать много плюсов именно такого передвижения по России. Так что, читатели журнала «Диалог», не бойтесь, и самостоятельно отправляйтесь в путешествия.

Как вызвать службу сопровождения.

 Московский метрополитен, телефон: 8-495-622-734-1

 Международный аэропорт Шереметьево, в том числе "Аэроэкспресс" Шереметьево: у входов в терминалы, до пунктов контроля безопасности, расположены интерактивные информационные стойки. Позвонив с них вы можете попросить сопровождение с того места, откуда звоните. На привокзальных площадях есть телефоны-автоматы «Народный телефон», по которому вы так же сможете связаться с единым диспетчерским пунктом помощи пассажирам с ограниченными возможностями здоровья. Можно обратиться на стойке регистрации, или информации непосредственно в аэропорту, или в call-центр международного аэропорта Шереметьево по телефону:

8-495-578-6565 или 8-925-100-6565

Тифлокомментирование: технологии и решения

Третья ипостась

Виктор Розанов

Предлагаем Вашему вниманию очерк «Третья ипостась», в котором Виктор Розанов начинает знакомить читателей журнала с историей тифлокомментирования.

(Звучит фонограмма.)

Именно это услышали в конце 1978г. незрячие, собравшиеся в московском кинотеатре «Буревестник», что рядом со станцией метро «Добрынинская». Двухсерийная, костюмированная, историческая мелодрама «Клеопатра», производства США, открыла в нашей стране новую эру кино – «кино для незрячих». Сначала, как известно, была эра немого кино, потом наступила очередь звукового. И вот, наконец, пришла пора охватить большое количество людей, которые в силу своих особенностей не могли видеть происходящего на экране.

(Фонограмма.)

Собственно говоря, даже немой синематографический иллюзион с его титрами после Социалистической революции 1917 г. был в какой-то степени доступен незрячим. «Как это»? – Спросите вы. Да просто в электротеатрах сидели чтецы, которые зачитывали вслух титры для неграмотных зрителей. Конечно, это не то что нынешние фильмы с тифлокомментариями, но корни следует искать где-то там.

Когда на смену Великому немому пришло звуковое кино, слепые обрадовались. «Ну наконец-то»! Они сидели в  просмотровом зале, слушали игру киноактёров и  все-таки могли составить некоторое представление о сюжете  фильма. К сожалению, впечатление частенько бывало обманчивым. Кто кому что сказал и сделал, да и вообще, где всё это происходит – сплошные вопросы. Даже если кто-либо пытался комментировать незрячему происходящее на экране, то или сбивался, или не успевал за происходящим. А объяснения после сеанса вообще больше походили на пересказ картины.

Нет, снова не то.  Но если уж говорить о настоящих предках тифлокомментариев, то, по сути, ими были спортивные радиорепортажи, которые по радио Коминтерна велись у нас  где-то с конца 20-х гг.

 Самым известным, популярным и любимым был, конечно, пионер спортивной отечественной радиожурналистики Вадим Святославович Синявский.Как только в эфире звучал до боли знакомый голос: "Внимание! Внимание! Говорит Москва! Наш микрофон установлен на московском стадионе "Динамо"... – Страна замирала. Радиослушатели, полагались только на свой слух и на искусство журналиста, ведущего радиорепортаж. А Синявский так увлеченно и талантливо рассказывал о перипетиях   футбольных схваток, что людям казалось, будто они и впрямь находятся на переполненных трибунах стадиона.

(Фонограмма. Синявский.)

Вот как вспоминал потом этот матч сам Вадим  Святославович. «Ноябрь 1945 года. Московская команда «Динамо» в Лондоне. Утром, глянув в окно, я не увидел противоположного дома. А улочка была не больше двадцати метров шириной… туман… настоящий, лондонский, чертовски густой… 

Стадион бурлит, но я со своего комментаторского места ничего не вижу, хотя по реакции трибун понимаю, что-то происходит... Взрыв аплодисментов после того, как метнулся Хомич. А что произошло – не знаю. То ли Хомич пропустил гол, то ли взял мяч? Чему аплодируют?.. Я  кричу нашему капитану: «Миша! Что???» Он отвечает: «Хома взял»! После чего я эти два слова расшифровываю: «В необычайно красивом акробатическом броске Алексей Хомич парирует сильнейший удар и спасает наши ворота от верного гола"! Самое интересное выяснилось из рассказов игроков уже после матча: Хомич действительно в феноменальном броске взял мяч, и действительно из правого верхнего угла».

(Фонограмма. Футбольный марш.)

Но не только спортивные радиорепортажи были сродни тифлокомментариям. Прямой радиоэфир с места политических, научных и общественных событий служил дополнительной аудиоинформацией для тех, кто не мог лично присутствовать на мероприятии. Хотя  сюда вряд ли можно отнести трансляцию концертов, когда ведущие называли только имена исполнителей, название номера и автора произведения. Немного исправлял унылую картину лишь талантливый конферансье, скрашивавший паузы между номерами своими юморесками и репризами.

Совсем другое дело аудиозаписи спектаклей с пояснительным текстом от ведущего. Так называемый «Театр у микрофона». Здесь, ясное дело, визуальный ряд отсутствует. Как же в таком случае добиться полного восприятия? Как включить воображение слушателей? – Чрезвычайно просто. С этой целью в пьесу вводится дополнительный актёр, читающий текст «от автора». Он-то и дает пояснительную информацию, отчего произведение воспринимается полнее, да и понятнее.

(Фонограмма. Театр у микрофона.)

Ну, скажите на милость, чем же это не тифлокомментарий!? Радиотрансляции спектаклей из драматических и музыкальных театров с пояснительным текстом,  практиковались на Всесоюзном радио с 1935 по 1991 годы. Каждый будний день с 15 до 16 часов транслировалась программа «Театр у микрофона» и многие с удовольствием слушали эти передачи.

Казалось бы, решение проблемы  демонстрации фильмов для незрячих лежит на поверхности. Но прошли годы, да что там, десятилетия, прежде чем был создан первый в Советском союзе и в мире фильм  для слепых. Готовила картину группа специалистов Всероссийского общества слепых под руководством кандидата технических наук Вадима Александровича Усика — заведующего в то время лабораторией в НИИ Медицинского приборостроения, и при участии главного редактора звукового журнала «Маяк» Московского городского правления ВОС Александра Ивановича Лапшина.

 (Фонограмма.)

Музыка из «Клеопатры» возвращает нас к премьерному фильму.   Почему был выбран именно кинотеатр «Буревестник»?  – Причины две: он находился поблизости от Республиканской центральной библиотеки для слепых, которая   тогда еще не переехала на Протопоповский, сменив название, а располагалась на Валовой, в доме №33.

Вторая причина – особенность этого кинотеатра. В его зале была специальная радиопроводка, позволявшая зрителям с ослабленным слухом воспринимать звук через собственные слуховые аппараты. То есть, для того, чтобы передавать комментарии к фильмам, достаточно было подключить микрофон и раздать незрячим карманные слуховые  аппараты.

Первым комментатором первого фильма стал кандидат искусствоведения доцент Московского государственного института культуры Анатолий Иванович Чечётин, который по образованию был актёром. После «Клеопатры» незрячим крутили «Мимино», «Осенний марафон», «3+2» и еще несколько. Всего –  десять фильмов, после чего по причинам организационно-финансового характера этот проект был, свёрнут. Впрочем, основной-то причиной было недостаточное качество комментариев. Это и неудивительно, начиналось же всё с нуля!

(Фонограмма. «Чито грито».)

Примерно через год все эти фильмы были переданы в КСРК ВОС, который тогда еще назывался  Центральным домом культуры.  Кроме уже известных фильмов, в кинозале крутили все ленты, копии которых удавалось раздобыть. Поэтому на экран в ЦДК попадали художественные фильмы, которые    уже давным-давно прошли в прокате. Ну и качество комментирования было совсем не «комильфо», так что зрителей было совсем немного. И, тем не менее, эта технология просуществовала дольше всего  – с начала 1979-го по 1984 год.

(Фонограмма. Хроники.)

В конце 80-х годов по инициативе того же Усика был апробирован ещё один способ тифлокомментариев. Студия «Мосфильм» изготовила (в единственном экземпляре) копию фильма «Хроника пикирующего бомбардировщика» с наложением на саундтрек фильма комментариев. Этот экземпляр давал возможность слышать в зале не только звуковую дорожку фильма, но и соответствующего комментария.  Однако это  было не слишком удобно для обычных зрителей. Так что дальнейший выпуск таких фильмов был признан нецелесообразным, поскольку их можно было демонстрировать только на специальных показах для незрячих. Ну и денег это стоило немалых.

(Фонограмма. Хроники.)

В те же годы начался выпуск так называемых звукофильмов. Это записанная на какой-то  носитель   смесь звуковой дорожки фильма и тифлокомментария к нему. Грузинское общества слепых выпустило с помощью грузинского отделения Бюро пропаганды советского киноискусства на грампластинках звукофильм «Отец солдата», режиссера   Резо Чхеидзе. А в Москве Центральное полиграфическое учебно-производственное предприятие    ВОС (теперешний ИПТК «Логосвос») организовало выпуск звукофильмов уже  на кассетах в формате «говорящих» книг.

Инициатором и непосредственным участником этой новации был начальник технологической лаборатории, ныне генеральный директор Издательско-полиграфического тифлоинформационного комплекса «Логосвос», вице-президент ВОС Владислав Сергеевич Степанов. Звукозапись пояснительного текста накладывалась на фонограмму кинофильма и получался звукофильм. Иногда эти пояснения укладывались в паузы - допустим, на шумах или на музыке. А иногда для этого приходилось как бы «останавливать» действие фильма. Теоретически это позволяло и комментатору, и слушающему лучше постигать суть происходящего.  Однако звукофильм практически был «говорящей книгой», так что непосредственного отношения к экрану и кинопрокату эта технология не имела.

Лаборатория, изготовив оригинал, затем тиражировала его  и рассылала в библиотеки для слепых по всей России.

Всего было выпущено 7 звукофильмов: «Человек с ружьём», «Синяя тетрадь», «Они сражались за Родину» (две серии), «Баламут»  и «Александр Невский».

(Фонограмма. «Александр Невский».)

В середине 80-х годов подобные работы проводил также отдел информатизации, механизации и множительной техники Республиканской центральной библиотеки для слепых. Звукофильмы здесь готовили с помощью видеотехники начальник отдела Н. Н. Дьячков и старший инженер отдела Николай Николаевич Шулаков. Участвовал в этом и  старший редактор отдела Сергей  Николаевич Ваньшин (в 1994 г. он генеральный директор Главного центра компьютерных технологий ВОС, который в свою очередь с 2002 г. стал Институтом профессиональной реабилитации и подготовки персонала ВОС «Реакомп». 

 В роли диктора выступал Н. Н. Дьячков. К великому сожалению, качество этих звукофильмов оставляло желать лучшего. Часто фонограмма звучала громче, чем комментарий, и забивала его. Да и сами пояснения накладывались на речь героев фильма. В результате незрячему, помимо комментария, требовалось объяснить происходящее на экране. На сегодняшний день «в живых остались» только два звукофильма  «Три тополя на Плющихе» и «Белое солнце пустыни».  Пусть они останутся как память о работе по расширению для незрячих  информационного пространства.

(Фонограмма. «Белое солнце пустыни».)