Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Хроника событий

 

Итоги Совещания руководителей региональных организаций ВОС Центрального Федерального округа

 

Ирина Зарубина

 

14-15 декабря 2015 года в Институте «Реакомп» под руководством полномочного представителя президента ВОС, председателя Липецкой региональной организации ВОС Николая Сарычева прошло совещание руководителей организации ВОС Центрального Федерального округа. В работе совещания активное участие приняли президент Всероссийского Общества Слепых Александр Неумывакин, вице-президенты ВОС: Лидия Абрамова, Владимир Вшивцев и Владимир Сипкин, руководители 18 региональных организаций и учреждений ВОС, ответственные работники аппарата управления, а также главные редакторы   средств массовой информации ВОС.

Говорит полномочный представитель президента ВОС по Центральному Федеральному округу, председатель Липецкой региональной организации ВОС Николай Сарычев.

– Идея  этого совещания заключается в следующем: первое: подвести итоги работы региональных организаций Центрального Федерального округа.

Второе: чтобы руководители региональных организаций в ходе этого совещания могли определить, на каком уровне и где находятся их региональные организации, которые они возглавляют, относительно своих коллег. Ну, и, конечно, поставить перед собой задачи перспектив работы на следующий год. Учитывая то, что 2016-й год – это год отчетно-выборных конференций в региональных организациях.

 Выступая перед участниками совещания, президент ВОС подчеркнул актуальность эффективного взаимодействия с органами власти. На примере диалога с органами государственной власти Российской Федерации и Республики Крым по вопросам собственности он показал, как важны для руководителя знания и умения выстраивать общественные отношения, отстаивать интересы организации.

Депутат Государственной Думы Российской Федерации, вице-президент ВОС Владимир Вшивцев в своем выступлении дал развернутый обзор законотворческой работы представителей ВОС в Государственной Думе Российской Федерации. Он рассказал о проблемах и успехах в разработке и принятии законов, касающихся инвалидов по зрению. «Только в связи с ратификацией конвенции о правах инвалидов, мы переработали более 25 законов, внесли в них необходимые изменения и дополнения в интересах инвалидов», - отметил Владимир Вшивцев.

Об организационной методической и экспертной работе по реализации требований по обеспечению «доступной среды для инвалидов по зрению» сделала доклад вице-президент ВОС Лидия Абрамова. В обсуждении вопросов реализации госпрограммы «Доступная среда в субъектах Российской Федерации» приняли участие вице-президент ВОС Владимир Сипкин, председатель Тверской РО ВОС Александр Трегуб, Тамбовской РО ВОС Михаил Смольянинов, Белгородской РО ВОС Николай Поклад, генеральный директор Института «Реакомп» Сергей Ваньшин и другие участники совещания.

Результаты совещания комментирует председатель Владимирской областной организации ВОС Сергей Васильевич Воинов.

- Очень актуальный сегодня вопрос доступности. В информации вице-президента Лидии Павловны Абрамовой было подробно рассказано о направлениях реализации федеральной программы. Поставлены задачи, как нам работать с руководителями регионов по формированию и реализации областных программ по «Доступной среде». Очень сложно решается в регионах, я знаю, и не только в нашем, это включение наших объектов «Доступной среды». Больше внимания уделяется формированию доступности на объектах муниципальных и государственных. А наша сегодня задача с вами – именно включиться с нашими помещениями, которые находятся в собственности Всероссийского Общества Слепых.

Думаю, что очень перспективное направление. Это развитие системы сопровождения инвалидов. По типу системы сопровождения инвалидов в московском метро, в РЖД, У нас, в частности, в городе на железнодорожном вокзале работает схема сопровождения слепых. Их встретят с автобуса, с такси, посадят  в поезд, встретят с поезда. А далее по городу уже такая система не развивается. Вот сегодня я ставлю перед собой задачу добиться того, чтобы подобная служба была и в нашем регионе.

Николай Сарычев продолжает освещать работу совещания.

– 15 декабря, на второй день совещания очень много было уделено внимания, работы с госорганами. Открыл второй день совещания доклад Александра Яковлевича о работе его как представителя Всероссийского Общества Слепых на международной арене. Нам очень приятно, что позиции Всероссийского Общества Слепых на международной арене остаются достаточно высокие. У нас избран Александр Яковлевич, еще раз, первым вице-президентом Европейского Союза Слепых.

Также на данном совещании начальник управления правовой и кадровой работы Всероссийского Общества Слепых Рузляев  Владимир Викторович докладывал о тех правовых нормах,  которыми необходимо руководствоваться, о тех изменениях в законодательстве трудового права, которые сегодня у нас есть. Тоже очень объемный, насыщенный материал был. Сегодня большая пачка документов, которая мне была передана. И в свою очередь это все будет роздано в региональные организации.

Ну, и один из  сложнейших вопросов, которые сегодня есть во Всероссийском Обществе Слепых, это работа наших хозяйственных обществ. В нашем Федеральном округе 53 предприятия, все они разные и по их техническим возможностям, и по количеству работников предприятий. И здесь вообще-то вопрос ставился перед Владимиром Васильевичем Сипкиным. Я просил, чтобы была подготовлена тема «Работа наблюдательных советов с хозяйственными обществами». Он сделал глубокий анализ, в каком сегодня состоянии находятся предприятия Центрального Федерального округа, есть ли перспектива у отдельно взятых предприятий в дальнейшей их работе, и что необходимо сделать для их стабильной работы.

Мы когда в прошлом году собирались, то коллеги говорили, хотя бы на один день собраться, проговорить вопросы, которые сегодня есть перед нами, и сложно решать отдельно взятому председателю у себя в регионе. После совещания, говорят, не хватает дня. Хорошо бы два дня. В этом году два дня, и пришли к такому заключению, что вот при такой повестке дня, плотном графике работы, двух дней не достаточно. Потому что вопросы очень сложные, интересные, нужные.

 По завершении совещания своими впечатлениями от прошедшего мероприятия поделились председатель Владимирской областной организации ВОС Сергей Воинов и член Центрального правления ВОС, председатель Ивановской областной организации ВОС Андрей  Соколов.

Воинов: – Приятно было отметить, что это совещание прошло в очень деловой обстановке. Мы обсудили ход отчетно-выборной кампании во Всероссийском Обществе Слепых. Были указаны те замечания и недоработки, над которыми еще есть некоторое время поработать. Большая часть совещания была посвящена работе хозяйственных обществ Центрального Федерального округа, ну и в целом системе ВОС. Анализ, представленный руководителями структурных подразделений аппарата управления ВОС, показал, что ВОСовская промышленность в 2015-м году сработала лучше, чем промышленность России. Но это не говорит о том, что у нас нет проблем. Проблемы с занятостью остаются, низкий уровень заработной платы тоже остается. Но мы получили еще очень важный заряд.

Я, как руководитель Владимирской организации, понимаю, что одно из направлений в будущем – это активно работать с региональными органами власти. Нам пока в области не удается привлечь деньги на развитие ВОСовской промышленности. Но, тем не менее, мы вот в этом году все-таки активно сработали по постановлению правительства о социальной занятости инвалидов. И вот четвертый квартал, с октября по декабрь, все четыре наших предприятия Владимирской области, плюс руководители местных организаций были включены в программу социальной занятости и получили компенсацию по заработной плате в размере прожиточного минимума по Владимирской области, 8634 рубля. Это хорошее подспорье для наших небольших размеров заработных плат.

Соколов: – Прошедшее совещание председателей Центрального Федерального округа для меня полезно, прежде всего, той аналитикой, которую мы получили. Это информация  о работе наших предприятий, информация  об инвестиционных проектах. Вот это все позволит понять, все ли мы делаем правильно на местах, определить роль и место Ивановской организации вообще в Обществе Слепых, где мы, в середине, ближе к концу или ближе к началу. Ну,  и руководство к действию.

 Итог совещания подводит полномочный представитель президента ВОС, председатель Липецкой региональной организации ВОС Николай Сарычев.

– Основной итог этого совещания, прежде всего, тот, что руководители региональных организаций увидели ту глубину проблемы, те сложные вопросы, которые сегодня стоят перед Всероссийским Обществом Слепых. И какую работу проводят на федеральном уровне наши руководители во главе с президентом, вице-президентами и начальником управления.

Я думаю, что мои коллеги увидели то, что одни мы просто не сумеем выжить. И если мы хотим развиваться в социокультурном, спортивном и реабилитационном направлениях, так же, как и в промышленном направлении, нам нужно обязательно сотрудничать с исполнительными и законодательными органами власти в субъектах федерации.  

Человек, коллектив, общество

Общество должно быть презентабельным

 

Ирина Зарубина

 С председателем Красноярской краевой организации ВОС Валентиной Прудковой беседует Ирина Зарубина.

 

 - По образованию я учитель начальных классов. Я была человеком, конечно, влюбленным в свою профессию. С детства мечтала быть именно учителем, и именно начальных классов. 17 лет проработала в педагогике.  Потом потеряла зрение, и мне дали вторую группу инвалидности по зрению. Для меня Общество Слепых как-то прозвучало очень пугающе. Год я просидела дома.

 – Что вас пугало?

 - Я всегда работала с разными людьми, и брезгливого отношения к людям у меня никогда не было. Но сама вывеска меня как-то немножечко испугала.

 – Тем более что остаточное зрение есть.

- Да, и через год, когда я проходила переосвидетельствование, а в нашем глазном центре до  сих пор работает завотделением моя двоюродная сестра. Она говорит: «Ты что, с ума сошла, в очереди стоишь? Вот у вас там и магазины ветеранов, и все такое прочее, и масло там будешь получать». Ну, для меня тогда это роли особой не сыграло, но в 90-м году я пришла и вступила в Общество Слепых. И когда я зашла в это помещение, увидела сотрудников, увидела людей, как-то я сразу прониклась уважением к Обществу. Тут же меня в ревизионную комиссию выбрали. Я буквально в августе вступила в ВОС, и уже в сентябре была полностью погружена в работу, в мероприятия, в конкурсы. Ну, потому что у меня самой по себе такая жизненная активная позиция. И мне уже надоело за моими родственниками мыть посуду. У меня был повод уйти из дома и сказать, что «извините, у меня тоже есть своя личная жизнь, свои интересы и свои дела».

12-го мая меня избрали председателем центральной местной организации.  А в феврале 92-го года уже заместителем председателя Красноярской краевой организации. То есть я очень интенсивно пошла вверх по служебной лестнице. Это были очень сложные годы. Я сама по себе очень демократичный человек, инициативу я не люблю подавлять, а наоборот стараюсь ее поощрять. У меня в местной организации были очень инициативные бывшие руководители, директор банка, речного пароходства, еще несколько очень интеллектуальнейших людей, и авторитетнейших. И мы создали Фонд выживания слепых. И вот именно в это время, когда люди не получали заработной платы и пенсии мы поддержали людей. Мы их накормили, мы их напоили, одели, обули. И вот именно в эти годы авторитет нашей общественной организации значительно вырос.

Имея определенные денежные средства, мы могли уже развивать реабилитационную работу. У нас расширился хоровой коллектив, кружковая работа наладилась. Стали проводить такие замечательные мероприятия. То есть вот в эти трудные годы мы и повысили статус нашей общественной организации.

А второе, в трудный момент мы помогли людям. И вот именно в этот момент у нас сформировалось такое общественное ядро. У нас на огромную организацию было 3 или 4 групорга. К моей организации еще относился прилегающие Сухобузимский, Большемуртинский районы. Ну, это небольшие расстояния, от 50 до 100 километров, но тем не менее. И еще Кежимский район, это 800 километров, Богучанский район, это 600 километров, и вся Эвенкия. Ну, почему они вошли в нашу местную организацию? Потому что именно неподалеку от Помещения  местной организации был глазной центр, это центр города, все эти социальные учреждения. И руководство нашей краевой организации сочло разумным, что если эти люди по каким-то своим делам приезжают в краевой центр, и им, значит, удобно еще обращаться и к нам в Общество Слепых.

Хочу сказать, что мы не делали ставку на то, что вот только инвалиды, проживающие в Советском и центральном районе, имеют право на материальную помощь. Я постоянно изыскивала транспорт, ездила в районы края, Богучаны, Кежма, это были благополучные районы, я там только нашла инициативных людей, которые вот в такой же степени могли помогать нашим незрячим людям. А в Сухобузим и в Большую Мурту я ездила регулярно. И вот помню, что в Большемуртинском районе нас даже на порог соцзащита не пускала. Там такая была очень агрессивный руководитель.  Но, тем не менее, востребованность нашей организации была доказана. И сформировались такие замечательные группы в сельских районах, выявились активисты. И самое главное, что мы сделали, мы их прикрепили. Где-то это был Центр социального обслуживания, где-то - библиотека. Но, тем не менее, эти группы до сих пор по своим планам работают и функционируют. То есть это не мертвые души. Наверное, это то большое мое достижение, которое присутствовало, когда я была председателем местной организации.

–  А с какого года вы председатель краевой организации?

 - С 12-го года, три года уже. Я сейчас очень активно  езжу в районы, там, где нет наших местных организаций. Вот этот положительный опыт, который был у меня заложен в 90-е годы, я стараюсь перенести. Где-то, уже мои коллеги по местным организациям это уже сделали. У кого-то из председателей это еще не совсем хорошо получается.

У нас 11 местных организаций. Но наши инвалиды проживают в 42-х районах края. И поэтому в каждом районе должно бы активно функционировать наше Всероссийское Общество Слепых. Это моя идеология, и то, чего я стараюсь достигнуть. И достижения уже есть, но все равно качество реабилитации, качество связи членов ВОС и Всероссийского Общества Слепых я хочу улучшить. Раньше мы не успевали принимать людей, потому что ВОСовский билет давал определенные льготы, например, бесплатный проезд. Сейчас ВОСовский билет не дает таких льгот. Но моя идеология – Общество должно быть презентабельным не только по материальным каким-то составляющим, а прежде всего это духовная составляющая, это культура, и это понимание того, что инвалид по зрению вообще-то себя реализовать без общества не сможет.

 – Валентина Ивановна, край достаточно большой. Очень много удаленных уголков. Как вы выстраиваете отношения с окраинами вашего региона? Ведь все равно Общество не  может дойти до каждого, живущего в маленькой деревеньке. Как вы выстраиваете взаимоотношения с теми, кто живет очень-очень далеко от центра?

 - Прежде всего, конечно, я использую базу Министерства социальной политики Красноярского края. Я пытаюсь найти в районах края активных людей, пусть это не незрячий, а зрячий человек, представитель социальной защиты, или представитель культуры, все равно есть люди, заинтересованные в том, чтобы активно проводить нашу позицию.

Второе, что бы я хотела отметить это то, что до конца связь, конечно, не определена.  У нас в Красноярском крае 1625 пользователей. У нас есть компьютерные классы, где преподают незрячие наши консультанты, обученные по программе «Доступная среда» в Красноярском крае. Степан Кузнецов сейчас задумался сделать...

 – Степан Кузнецов – это председатель Центральной местной городской организации.

 - да, это мой преемник.

 – Это внештатный корреспондент «Диалога».

 - Да. Ну, он еще  хороший технарь, и инициативный парень. Мы хотим добыть электронные адреса всех наших отдаленно проживающих незрячих, он создаст систему рассылки, и будем новостную систему создавать, и будем налаживать обратную связь.

То, что современные технологические ресурсы надо использовать – это раз. Ну, а самое главное, конечно, мы ежегодно проводим социальные форумы, где стараемся видеть представителей всех районов, где проживают наши инвалиды. Ну, самых инициативных, самых авторитетных. Форумы – это праздник для них. Они говорят: «Мы общаемся, мы обсуждаем, где, что, как, в каком районе происходит. Я уже в район возвращаюсь другим человеком».

У меня есть пожелания еще найти незрячих людей. Правда, мешает сейчас закон о защите персональных данных, конечно, он свою роль играет. Но когда мы создадим систему информирования о нашем обществе, то и налаживать связь станет легче.

У нас очень мало программ по телевидению. Очень мало информации о жизни инвалидов. А ведь это самая главная ошибка, потому что,  раз мы ратифицировали конвенцию, а самое-то главное ее правило какое? Воспитание правильного отношения гражданского общества к инвалиду.

 – Валентина Ивановна, ну, вот вы говорите о работе со средствами массовой информации. А буквально недавно прошла информация в рассылках, и была размещена там ссылка на сюжет, прошедший на вашем телевидении. К сожалению, он  не в очень хорошем свете показал инвалидов по зрению. Разбираетесь ли вы с подобными ситуациями, и пытаетесь ли все-таки повлиять на то, чтобы средства массовой информации больше делали сюжетов позитивных, а не представляли инвалидов по зрению в не  совсем правильном свете?

 - Да, я с этим разбираюсь. Тем более, у меня очень хорошие отношения с Алексеем Дадатком, руководителем агентства по средствам массовой информации. Но вы знаете, то, что  в семье не без урода.

 – И журналисты, к сожалению, любят жареное...

 - Да.

 – И любят показывать инвалидов неправильно.

 - Есть  такое. Но, понимаете, все равно, я думаю, что мы только своими достижениями, своей позицией должны доказывать, что мы вообще-то не такие.

 – Ну, и, как правило, у вас на телевидении проходят очень интересные передачи. И, возможно, именно поэтому привлек мое внимание этот сюжет. Как правило, материал о незрячих у вас очень качественный

 - Этот сюжет прозвучал накануне такого замечательного мероприятия, которое проводится в рамках «Доступная среда», это «Сибиринка», где у  нас участвовало 5 детских садиков и дети начальных классов, то есть дети до 9 лет. 58 детей соревновались, кто талантливее. Это все  проходило в большом культурном комплексе – Дворец труда и согласия, на большой сцене. Были приглашены наши советы ветеранов, местные организации, школы. Перед таким вот хорошим позитивом прозвучал негатив, потому что с детьми мы работаем, у нас  прошло два больших краевых открытых мероприятия. Также  по спорту мы с детьми работаем. Прошло 4 форума. У нас в прошлом году обсуждалась проблема профориентации выпускников. А нынче обсуждалась проблема образования детей-инвалидов дошкольного и школьного возраста.

Мы очень тесно сотрудничаем с Министерством образования. Там есть такой замечательный человек Мария Геннадьевна Шуранова, которая является модератором площадок на форуме. Это самые интересные  площадки.

Мы стараемся лицензировать организацию, чтобы восстановить забытую государством услугу - обучение письму и чтению по брайлю поздно ослепших инвалидов. Ведь у нас же брайль умирает.

 – О брайле давайте поговорим чуть позже.

 - хорошо.

 – А сейчас я хотела бы вернуться к теме детей. Нередко слышишь от председателей региональных и местных организаций, что дети – это не совсем наш контингент, и в результате они детьми занимаются по остаточному принципу. Вы занимаетесь с детьми потому, что вы учитель начальных классов, или есть еще какой-то мотив?

 - У меня два мотива. Во-первых, да, я учитель начальных классов. И когда я пришла в коррекционную школу 20 с  лишним лет назад, меня удивило то, что дети ходили, руки влево – вправо на расстоянии, чтобы на друг друга не наткнуться, не ударить. Во-вторых, я заинтересовалась, а их кроме школьного процесса к чему привлекают? Директора у меня очень четко отвечали: «Да вы что! Им спортом заниматься нельзя!» Они только пели, рисовали, больше ни чем не занимались, в лучшем случае шашки, шахматы. И  я тогда начала работу с родителями, приходила на собрания, и с учителями говорила о том. Смотрите, вот мы идем по городу, человек идет и попал в какую-то яму, он не умеет падать, он разобьется. А где он может научиться падать? Где он научится правильно ориентироваться и прочее? Только спорт поможет. Ваша девочка, если там каких-то показаний нет, она будет  рожать, она выйдет замуж, она возьмет две сумки в руки. И физически, и по другим параметрам она должна быть готова к жизни.  И постепенно мы растапливали лед. Я за это плотно взялась с 96-го года, ко мне присоединились и другие общественные организации, которые были заинтересованы в развитии спорта, и глухие, и колясочники, и прочие.

И мы общественную позицию по развитию спорта инвалидов укрепили. А в 2003-м году, когда Федерация спорта слепых у нас в крае организовалась, я ее возглавила, и до сих пор возглавляю. Потом пошли дальше, это паралимпийское движение. Все равно в одиночку невозможно решать все вопросы. Мы создали региональное отделение, паралимпийский комитет в России. Сначала я его возглавила, но подумала, что надо все равно тяжелую артиллерию подключить. Я посмотрела, что Лукин возглавляет паралимпийский комитет, а у нас Денисов Марк Геннадьевич уполномоченный по правам человека в Красноярском крае. И ему, наверное, все-таки сподручнее ходить к губернатору, решать вопросы.

У нас была спортивная школа для детей инвалидов. Мы ее, конечно, модернизировали. Мне везет на хороших людей. Министр спорта у нас Гуров Сергей Николаевич. Сейчас вот Алексеев Сергей Игоревич. То есть это люди, которые понимали значимость занятия инвалидами спортом, и поэтому всегда они мне помогали. И потом мы перекинулись на культуру. Но культура крепкий орешек, с ним еще надо работать.

 – Если уж мы заговорили про культуру, то, я думаю, было бы разумно перейти к вашей специальной библиотеке, она у вас удивительная. К сожалению, есть регионы, и их не так мало, где отношения между региональной организацией и специальной библиотекой складываются не очень хорошо, или вообще нет взаимодействия. Как вам удалось в таком тесном контакте сотрудничать со специальной библиотекой?

 - Ну, это, наверное, не мой успех, это успех предыдущего руководителя Владимира Васильевича Сипкина и еще тогдашнего директора Пермяковой Светланы Ивановны. Библиотека располагалась в очень неудобном помещении. Был решен вопрос строительства нашей библиотеки, и решен он, видимо, политическим путем губернатором Красноярского края Александром Геннадиевичем Хлопониным. И еще есть у нас замечательный человек, это Рукша Геннадий Леонидович. Вот именно на их плечах эта библиотека была вывезена. Ну и, конечно, Светлана Ивановна Пермякова. И сейчас я говорю, что мы сиамские близнецы, которых вообще нельзя разделить. И даже часто руководство не понимает, что краевая организация это одно, а библиотека это другое.

С библиотекой мы вместе проводим многие мероприятия. Вот последнее мероприятие – социальный форум.

 – Информация о нем была в предыдущем номере журнала «Диалог».

 - Да, кроме этого у нас есть Фонд культурных инициатив. Мы можем там участвовать в социальных проектах. Библиотека не может. У нас дефицит специалистов, у них больший штат сотрудников, они пишут проект. Мы его немного подкорректируем и  подаем. Через нас это финансирование проходит. Мы совместно проект реализуем. И результатом наших двух проектов стали две замечательные книги.

– Книга Нины Григорьевны Зайцевой была размещена в приложении к журналу «Диалог».

 - Да.

  – Читатели «Диалога», надеюсь, уже ее прочитали.

 - А мы ведь ломали голову, как найти деньги на издание этой книги. Все остальные организации, агентства социальных инициатив, президентские гранты, Фонд Прохорова, ну нигде не разрешается издательская деятельность. И мы эту дырочку нашли. И теперь мы там очень востребованные люди, потому что то, что мы сейчас издаем вместе с Фондом культурных инициатив – это уникально. Это книги в трех вариантах: брайлевский, звуковой, плоскопечатный. Они у нас находятся в местных организациях для чтения. И мы делаем рассылку по региональным библиотекам для Слепых.

 – А теперь давайте вернемся к вопросу об отношении инвалидов по зрению к изучению системы брайля. Ваши наблюдения, и как вы пытаетесь изменить ситуацию.

 - Это очень сложный вопрос. И то, что услуга утрачена – обучение чтению и письму по брайлю поздноослепших – это очень печально. Мы стараемся сейчас лицензировать эту услугу и  все-таки восстановить обучение. У нас библиотека постоянно проводит конкурс брайлистов, но как-то его немножко надо сделать многограннее.

У нас большая проблема вступление в члены ВОС молодежи. Сейчас я все равно пробиваю утраченную услугу: секретарь-чтец. Мы реализовали выплату субсидий, и я уже в категоричной форме с руководством нашего края работаю. Если возродим услугу «секретарь-чтец», то сразу же у нас поток молодежи будет больше, потому что это будет субсидия для краевой организации. И мы будем получать  эти деньги для оплаты секретарей-чтецов.

 – Да, как мы раньше молодые специалисты получали от ВОС субсидию на оплату секретаря.

 - Да, да.

Я недавно съездила в Зеленогорск, это закрытый город, встретилась с инвалидами. У меня там на учете состояло 10 человек. Взаимодействие с органами социальной защиты – это неотъемлемая часть работы. Они при библиотеке очень хорошо работают с нашими инвалидами. Пришли другие незрячие, узнали, что оказывается,  мы можем решать вопрос по обеспечению санаторно-курортным лечением в Геленджике, еще какие-то вопросы социальные только мы можем решать. И уже групорг Люба Зайцева приехала и привезла еще документы на трех человек. Степан Кузнецов съездил в Богучаны, поговорил, тоже привез документы. То есть нужно обязательно точечно работать.

 – Валентина Ивановна,  у вас существует достаточно богатый региональный перечень технических средств реабилитации. Как вам удается из года в год поддерживать эту программу?

 - Это все-таки результат диалога, это сотрудничество. Мы помогаем Краевому реабилитационному центру, который закупает ТСР составлять техническое задание, тестировать. Ведь в Министерстве видят и понимают, что действительно это ТСР жизненно-необходимое.

 – А что  у вас входит в региональный перечень?

 - Прибор письменный, грифель, плюс еще тетради и бумага брайлевская, это очень важно. Глюкометры с синтезатором речи, тест-полоски к ним, часы различных модификаций, смартфоны. Сейчас мы еще включили приемник с ТВ-диапазоном.

 – А ноутбуков нет?

 -инвалидам, которые обучаются, их мы им по закону выдаем.

 – По какому закону?

 - У нас закон Красноярского края об обеспечении условий для получения профессионального образования инвалидов.

 – И они обеспечивают техническими средствами реабилитации?

 - Да.

  – которые необходимы  именно для получения образования.

 -да. Ну, у нас еще и школы плохо работают. Можно и в школы все эти ТСР получить. И у нас есть еще пункт проката. Там за чисто символическую цену можно взять, например, ноутбук и им пользоваться.

У нас по программе «Доступная среда» закуплено специальное оборудование, созданы при ЦСО компьютерные классы. А в Ленинской организации вообще на базе местной организации  курсы. Потому что подход к ЦСО там  опасен при переходе улицы. Мы интернет провели туда, место это  оборудовали.

 У нас 12 инвалидов по зрению консультантами компьютерной грамотности трудоустроены в ЦСО. Кто на 0,3, кто на 0,5 ставки работает. Они  обучают инвалидов по зрению.

 – А это все-таки рабочие места.

 - 12 рабочих мест. Нам помешало то, что в «Реакомпе» было требование, что  обучающимся необходимо иметь высшее педагогическое образование, чтобы  поступить на курсы преподавателей. У нас со всего края нашелся только один желающий с педагогическим образованием, Леша Синцов из Назарово, мы его послали в «Реакомп». Он обучился, разработал свою программу. Затем мы организовали курсы  на базе Краевого реабилитационного центра, где есть и компьютерный класс, и гостиница.

 Мы собрали со всего Красноярского края тех, кто будет консультировать, не только в городе Красноярске, но и в районах края, в том числе и в северных районах.

Мы 12 инвалидов по зрению собрали, 2 недели их проучили. Деньги на обучение, на оплату проезда были заложены в программе «Доступная среда». И сейчас эти ребята обучают наших людей компьютерной грамотности.

 – А как вообще обстоят дела с трудоустройством инвалидов по зрению в Красноярском крае?

 - Сложно. У нас единственное предприятие. Боремся сейчас за заказы.

 – И сколько на нем работает?

 - Если инвалидов, то это где-то 37 человек, по-моему, это очень мало.

 – А где еще работают инвалиды по зрению?

 - Работают массажистами в салонах. Массажисты везде очень востребованные ребята. На базе Фармацевтического колледжа было свое отделение по обучению.

 – Массажу?

 - Массажу, да. И потом под каким-то благовидным предлогом закрыли, сейчас не открывают. Борюсь за то, чтобы вновь отделение открыли, потому что не все по состоянию здоровья, по финансовым причинам могут выехать в Омск, Кисловодск. А у нас еще обучались и с Иркутска, и из Приморского края. Мы обслуживали всю восточную часть Российской Федерации. Многие ребята приехали на обучение и у нас в Красноярске остались жить и работать. И такое очень важное социальное отделение закрыли.

Инвалиды по зрению также работают юристами. Есть менеджеры. Иван Ветров, ну, это его такой ник. Он вообще технический директор Радио Шансон в Красноярске. У нас очень продвинутые ребята.

 – Инвалид по зрению?

 - Да, да, вторая группа у него, Ваня Чемериченко. Он уже тифлокомментарии сделал к двум фильмам. У нас сейчас будет премьера фильмов, так что надо лицензироваться, и на базе библиотек какие-то свои фильмы тоже, тифлокомментирование делать, потому что несколько точек в России с этим не справятся.

 – Валентина Ивановна, вы представляете достаточно удаленный регион от центра России. Но, тем не менее, ваших представителей часто  видишь и на КИСИ, и на КВН, и на других фестивалях, конкурсах. Где вы находите средства на оплату проезда, проживания, питания и так далее? Ведь это достаточно дорогое удовольствие.

 - Как и спортсмены. Даже Валеру Редкозубова возьмите, знаменосец паралимпийский, клятву спортсмена давал.

 – Да, вот деньги где берете?

 - Это, конечно, мои больные ноги и седые волосы. Потому что очень трудно все это изыскивать. У нас была школа, мы ее развили, мы сделали Центр адаптивного спорта. Там такой работает замечательный человек Надежда Васильевна Банникова, которая вот просто  рвет и мечет для инвалидов. И мы позволяем себе развивать дорогостоящие виды спорта. Потому что, когда мы начинали, я думаю: почему же у нас в Сибири только легкая атлетика и плавание. А оказывается, что там нужно только трусы и тапочки. А то, что мы начали развивать биатлон, лыжные гонки, он у нас прикреплен к Академии биатлона нашей знаменитой. И детишечки, они с 9 лет, допустим, начинают там инструкторами работать. У них уже трудовая книжка и определенная стипендия. Горные лыжи у нас находятся в ведении нашего Центра адаптивного спорта. Велотандем это же тоже дорогой вид спорта. При встрече с губернатором я этот вопрос решила. То есть это постоянно труд, труд, труд, труд. Нужно бегать, нужно себя позиционировать, нужно преподнести проблему, чтобы наша власть услышала, поняла, пошла навстречу. Но это очень сложный труд. И много энергии, много здоровья отнимается. Но это то, без чего я вообще-то жить не могу.

 – А как обстоят дела у вас с реализацией программы «Доступная среда»?

 - Ну, мы только что начинаем. 1 июля 15 года прошло заседание рабочей группы по созданию дорожной карты. Наверное, как и во всех регионах, то, что у наших властей понятие о доступности для инвалидов связывалось с пандусом. Я кричала на всех перекрестках, что это неправильно. В начале 2000-х годов у нас началась программа по созданию доступности к объектам социальной инфраструктуры. И тогда у нас, но тоже с большим трудом, появились звуковые светофоры. Это уже был прогресс. Сейчас только в Красноярске их работает более 200. Я всегда всем говорю, что звуковые светофоры – это не только для инвалидов по зрению. Я говорю, вот ребятишки, они без мамы, без папы идут в школу.

 – Пожилые.

 - Пожилые люди, они внимательны, они не торопятся, а дети... И я ГИБДД привлекаю. А если у вас на этих светофорных объектах случаи наездов на пешеходов, детей, нет? Это уже звоночек. Люди начинают задумываться. Как мы внедряли светофоры. Сначала нам какие-то сирены поставили, ну, действительно, было тяжело. Но потом умные люди нашлись в ГИБДД, мы изменили сигнал. Светофорный объект устанавливаем, кого-то из жильцов приглашаем. Установка светофора должна быть в результате коллективно принятого решения.

Сейчас потихоньку начинаем реализовать проект «Говорящий город». Это будет пока что 4 городских маршрута, но очень востребованных у инвалидов. 

Человек, коллектив, общество

 

Вместе с Россией

 

Ирина Зарубина

В сентябре 2015 года в Евпатории прошел Всероссийский культурно-спортивный образовательный фестиваль «Крымская осень-2015». Во время фестиваля Ирина Зарубина побеседовала с председателем Севастопольской местной организации ВОС Людмилой Феофановой и членом организации Наталией Челюскиной. Предлагаем вашему вниманию её материал «Вместе с Россией».

Феофанова - Я родилась в 50-м году в городе Севастополе. Училась, работала. Такая болезнь появилась как пигментная дегенерация, которая остановила мою трудовую деятельность. Я даже не знала, куда деваться мне с таким заболеванием. Пришлось прийти в УТОС, это Украинское товарищеское общество слепых, где меня поддержали. Я прошла реабилитацию на этом предприятии, и не жалею об этом.

КОРР. – И в каком году вы стали председателем?

Феофанова – Я была председателем производственной организации, это в 2008-м году.  И это уже год, я как освобожденный председатель местной организации Всероссийского Общества Слепых.

Челюскина – Я родилась в 1967-м году в Латвии, училась в школе, потом в институте, объездила полстраны, так как отец и муж были военнослужащие. Довольно долгое время живу уже в Севастополе. В Общество я пришла совершенно недавно,  в январе месяце этого года. Хотя зрение было плохое уже очень давно. С детства оно потихонечку падало. У меня такой же диагноз, как и у Людмилы Анатольевны, пигментная дегенерация. Инвалидность  я имею уже 18 лет. Но как-то складывалась моя жизнь, что я не обращалась в Общество Слепых, работала частным предпринимателем, в торговле. По стечению обстоятельств закончила свою трудовую деятельность, и поняла, посидев месяц дома, что надо что-то делать, надо куда-то идти, с кем-то общаться. И пришла в наше Общество, о котором, кстати, знала очень давно. И теперь жалею, что не пришла туда много лет назад. Не то, что направляли, ставили в известность: если хотите, у нас там есть такое Общество, можете пойти туда, обратиться. Причем, ставили в известность один раз при выдаче справки МСЭК. В этом году получилось, так что оказалась в этом Обществе.

КОРР. – Когда была создана ваша организация?

Феофанова – Организация была создана 11-го июня 1955-го года, 6 парней, которые остались без зрения после войны, решили организовать Общество Слепых. Им дали небольшой клуб, и они приходили в этот клуб, общались. Но пришел Иван Дмитриевич Жуков с фронта, тоже инвалид второй группы, увидел этих ребят и говорит: «Давайте создадим Общество. Не просто мы будем ходить в клуб развлекаться, а будем искать работу». Сразу после войны было очень тяжело найти работу, но они искали. Первое время они посылочные ящики сбивали, прищепку делали, муляж для декоративных сувениров. В общем, искали любую работу, чтобы только оказаться на работе. И ходили по домам, и собирали слепых, чтобы создать побольше организацию. Как только организация увеличилась до 50 человек, начали строить. Построили предприятие, построили вспомогательные цеха, и начали работать с заводом «Маяк». Кстати, Николай Михайлович Бубнов очень хотел приехать к нам в Севастополь, потому что он возрождал связи «Маяка» с УТОСом.

И я хотела бы еще рассказать о нашем старейшем работнике Общества Слепых Виталии Ивановиче Малярове. Ему уже 77 лет, он 60 лет находится на предприятии, создавал это общество. Был комсоргом, был бригадиром, был рационализатором. И сейчас наставник у молодых или вновь прибывших людей в Общество, помогает им в работе, переживает за то, чтобы наше Общество развивалось. И, конечно ему большая благодарность за это ото всех. А его сын знает, что отец слепой, понимает, как это тяжело, поэтому он помогает всем слепым. Кому часы отремонтировать, кого просто перевести через дорогу, кому помочь что-то поднести. В общем, душа нашего Общества.

КОРР. - Людмила Анатольевна, ну, а теперь расскажите о возглавляемой вами организации.

Феофанова – Наша организация сейчас насчитывает 180 человек. 9-го июля 2014 года мы с Учебно-производственного предприятия УТОС перешли в местную организацию ВОС, о чем не жалеем. И хотя и говорят люди, что инсценируем мы вот то, что мы очень хотели в Россию. Мы очень хотели в Россию, мы так обрадовались этому. Для нас это был праздник. Люди приходят к нам, мы даем рекламу по телевидению, чтобы как можно больше людей  пришло, чтобы люди у нас получили реабилитацию, оказываем любую помощь. Нам помогут зарегистрировать предприятие, и мы как можно больше людей будем набирать на предприятие, чтобы люди работали, это самое главное. И плюс будут заниматься интеллектуальным трудом, или будут читать книги, или будут петь, или будут фильмы смотреть. У нас даже девочка есть, говорит: «Давайте, я всех научу сетки вязать». Тоже вроде бы мелочь, а люди заняты делом. И очень многие у нас сейчас приходят и говорят: «Мы хотя бы посидим, чай попьем у вас». А за чаем мы рассказываем, какие у нас трудности, а какие законы об инвалидах, чтобы люди знали свои права. Поэтому к нам народ потянулся, и нам приятно это. Будем надеяться, что мы в ВОСе, думаю, не последнее Общество.

КОРР. – Вы, хотя и организация, с одной стороны, молодая, но оно же состоит практически из инвалидов по зрению уже с большим стажем. И раньше они входили в первичную организацию Украинского товарищества. И я думаю, что, в общем-то, цели и задачи УТОС и ВОС не очень отличаются.

Феофанова – Ну, немножко отличаются. Я, например, после фестиваля поняла, что задачи необходимы для Общества, и реализовать их можно больше. Потому что в Украинском обществе меньше нам уделяли внимания. Ну, смогли и смогли что-то сделать, не смогли – нет, вроде бы как щадили. А здесь, я смотрю, что действительно кипит жизнь,  что ты не должен отставать, ты должен сам все делать и другим помочь, чтобы мы были на уровне с Россией. Я, например, лично довольна, и такую патриотическую тему ведем, чтобы люди знали, что нашу Россию надо любить, чтобы больше ее не терять.

КОРР. - Теперь конкретно расскажите, чем ваша организация занимается? Какие формы работы у вас проводятся?

Феофанова – Мы вовлекаем прибывших людей, стараемся их  реабилитировать, чтобы они понимали, что они пришли не просто так, на учет встали,  все, а чтобы занимались. Вот Наташа Челюскина пример. Я говорю: «А помоги ты мне то сделать, а помоги это». Те, которые хотят учиться и приобрести какие-то навыки, мы тоже заинтересованы с ними заниматься.

У нас есть слепые лежачие. Мы с их родственниками общаемся, стараемся помочь. Мы большую связь имеем с «Красным крестом», который помогает инвалидам совсем лежачим. Мы помочь и по телефонному звонку. А вот есть групорги, которые приходят на дом.

У одной женщины, она инвалид по зрению, и у нее был инсульт. Мы добились ей пересмотреть пенсию, потому что она не в состоянии сама была это сделать.  У нас не все еще гладко получается, но стараемся со всеми иметь связь, чтобы человек не оказался обделенный и сказал, что его никто не помнит.

Мы ходим в театры, мы ходим в библиотеку имени Толстого, смотрим фильмы. Пока что у нас нет возможности фильмы для слепых смотреть. Мне понравилась связь с библиотекой, потому что они нас приглашают и на всякие литературные встречи, музыкальные вечера.

Челюскина - Чтения областные поэтические.

Феофанова – Относятся доброжелательно, приходят к нам. Мы им рассказываем, что делаем. И я думаю, праздники будем совместные проводить.

КОРР. – А как давно вы с ними работать начали?

Феофанова – А мы с ними работать начали уже с лета.

КОРР. – А как возник этот контакт?

Феофанова – Они пришли к нам и говорят: «Нам нужны слепые, мы поставим их на учет и будем с ними заниматься».

КОРР. – Так у вас же есть своя библиотека.

Феофанова – Есть. Но они хотели еще в своей библиотеке организовать слепых, чтобы они учились на компьютерах, им должны компьютеры поставить.

КОРР. – А зачем, если у вас есть уже специальная библиотека?

Феофанова - У нас библиотека есть, но в библиотеке сейчас оставили только пункт выдачи.

КОРР. – То есть как филиал.

Феофанова - Да.

КОРР. – А филиал от какой библиотеки?

Феофанова – Имени Толстого в городе Севастополе. Это центральная библиотека. И они взяли функцию на себя, чтобы книги приходили к ним.  И говорили мне: «Людмила Анатольевна, не волнуйтесь, какие книги надо будет, мы вам все будем привозить сюда, будут люди заниматься, будут читать или записывать даже будут». Но у нас самое страшное – нет компьютера.

КОРР. – А специальной библиотеки в Севастополе нет?

Феофанова – Нет, у нас была своя библиотека Учебно-производственного предприятия УТОС.

КОРР. – Она была не филиал, а самостоятельная.

Феофанова – Самостоятельная. И город оплачивал библиотекаря. Но в связи с тем, что финансы пошли в библиотеку имени Толстого, они решили организовать помещение, где будут принимать слепых. Ну, я говорю, людям очень трудно будет добираться до вас. 11-го июня нам было 60 лет. И если 60 лет ходили в нашу библиотеку, а потом их заставить прийти к вам будет очень трудно. Поэтому вы нам  оставьте книговыдачу, чтобы мы могли новых людей привлекать.

КОРР. – А помещение осталось у вас?

Феофанова – Да.

КОРР. – Ваша местная организация находится на предприятии?

Феофанова – Сейчас уже считается местная организация Всероссийского Общества Слепых. А до этого при производстве у нас был председатель Общества Слепых, была библиотека, был клуб, где мы занимались. Но теперь мы ушли с клуба, потому что там очень большой ремонт нужно делать, там невозможно находиться. И сейчас нам директор дал цех, мы его переоборудовали, унесли туда книги, расставили на полки. У нас все это есть. И библиотеке очень удобно, что все слушатели книг проходят через нашу библиотеку. Им удобно не искать людей по городу, и не информировать их, что вот приходите в библиотеку, а просто к нам приходят и  говорят: «Вот кто хочет заниматься у нас, кто хочет читать у нас». То есть мы также информируем людей, чтобы они приходили туда. Но это очень трудно для слепого. Хотя там и не особо сложно находится библиотека, в таком районе неплохом, ровное место, все, но там остановка. И там всегда много людей. И когда слепой идет с тросточкой, он теряется. Поэтому мы и говорим, что придет время мы, наверное, всю библиотеку заберем себе.

Челюскина - У нас нет в городе никакой доступности пока еще.

Феофанова – Да.

Челюскина - Даже в ту же библиотеку никаких поручней нет. Раз в месяц у нас проходит там сеанс фильма с тифлокомментариями. Для людей это ново, они хотят. Но свои трудности туда добраться.

КОРР. – А так, в принципе, посещают эти мероприятия?

Челюскина -  Да, конечно, конечно.

Феофанова – Мы даже в цирк берем билеты, в театр берем билеты, в дельфинарий берем билеты, чтобы люди не только сами посетили, но и вместе с  семьей.

Челюскина - К сожалению, у нас пока в Севастополе, ну, и, наверное, в Крыму отчасти очень многого нет, что уже достигнуто в России. Мы все хотим сделать у нас, что мы на форуме увидели.

КОРР. – Но хотеть мало.

Феофанова – Да.

Челюскина -  Но мы будем пошагово это делать.

Феофанова – Мы загорелись.

Челюскина -  Хотим играть в КВН, мы хотим создать команду играть в КИСИ. У нас был опыт уже здесь. Лично я и Марина с нашей команды, мы участвовали в конкурсе. «Наша местная – самая чудесная». Удачно выступили. Наши ребята с Симферополя тоже создали свою команду и выступили очень хорошо. Я думаю, что мы семимильными шагами будем бежать за Россией, ее догоним...

КОРР. – И перегоним.

Челюскина -  И может и перегоним.

Феофанова – И перегоним.

КОРР. – А молодежи у вас много?

Феофанова – Ну, не так много идет. У нас, в основном, молодежь закомплексована. Я тоже посмотрела здесь на молодежь с России, я думаю – молодцы ребята, девчата. Вышли, не побоялись, что вот у них такое заболевание. А так они у нас прячутся. Ну, я думаю, мы все равно заставим всех взяться за руки, выйти и сказать, что «я такой же, как все». Это наша задача. Человек 20 у нас есть.

Челюскина -  Да, молодежи не очень много. В основном средний возраст, 50-60-е годы рождения.

Феофанова – Вот эти люди, которым уже  60-50 лет, они с удовольствием идут.

КОРР. – У вас на УПП раньше сколько работало?

Феофанова – До 93-го года у нас работало 380 инвалидов.

КОРР. – То есть это советский период.

Феофанова – Да, это как раз перестройка началась, объемы уменьшались по производству, и люди уходили. Заработка не было. Перед тем, как в Россию войти нам, или как мы смеемся, Россию к себе присоединили, осталось 30 человек. Конечно, это мало. Но у меня на учете состоит... ну, 100 человек точно будет работать. Я сегодня Неумывакину сказала: «Не волнуйтесь, Александр Яковлевич». – «Вы дадите сто человек?» Я говорю: «Дадим».

Челюскина - Будет работа, люди будут работать.

Феофанова – Да, да.

Челюскина -  И будут новые приходить.

Феофанова – И будут не только...

Челюскина -  И в Общество, и на работу, и во всю общественную жизнь. Сейчас мы приедем, растормошим всех.

Феофанова – Да-да.

Челюскина -  Все расскажем, что сможем, покажем.

Феофанова – Да, такой заряд бодрости – это вообще. Вы знаете, ну, праздник, праздник для души. И мы хотим, конечно, все это передать своим людям, чтобы они так же загорелись как мы. Много документов взяли, материалов разных, видео. Мы все будем показывать, чтобы они поняли, где мы находимся, куда мы пришли.

КОРР. – А кроме как на УПП где еще работают у вас инвалиды по зрению?

Феофанова – Один преподает в институте, другой в фирме работает. Кто второй группы, их несколько человек осталось. Ну, и есть работающие человек 15, которые работают на других предприятиях. Это с третей группой. Но они у нас состоят на учете. И говорят: «Если у вас заработает предприятие, мы обязательно вернемся!»

У нас самый молодой инвалид – это 20 лет, Вадим Кувалин, наш музыкант, который учился при Дворце творчества и юности, и сейчас преподает там маленьким деткам, с 1 по 3 класс. Его тоже мы трудоустроили туда, чтобы и зарплата, и навык уже был.

А так  у нас люди разные есть. Приходят на работу, вот когда работа была, что мне понравилось, что не успел молодой человек или девушка пришла, сразу вокруг такая поддержка от инвалидов. И мастер там пытается что-то показать, как вот нужно работать. Его отодвигают, говорят: «Уходи, мы сами, потому что никто другой как слепой не поможет друг другу. Поэтому мы как бы навыки получаем друг от друга». Я тоже пришла, я же работала в отделе снабжения много лет, я только ручку умела держать, ну, отчет составить. А тут отвертка, винтики, шайбочки, все крутить надо. Я пришла, столько помощников было, столько советов было. Просто было приятно, что ты не один.

У нас же был хор хороший,  нас была хорошая самодеятельность. Но все со временем ушло. Мы хотим такую художественную самодеятельность создать, чтобы была не хуже, чем было. Ну, сейчас все, конечно, очень переживают: «Ну как там, мы будем работать?»  Я говорю: «Будем, но надо подождать». В таком состоянии пока что подвешенном, но люди не теряют надежду и говорят: «Люда, мы все возродим. Все   у нас будет хорошо».

Конечно, о каждом заботимся. Кому-то надо справку МСЭК переделать, потому что не написали по зрению. Кому-то тифлоприбор не дали, надо бежать, надо разговаривать. К 11 октября готовиться, кому-то трость подарить, кому-то часы. Это не такой уж праздник, но все равно мы его отмечаем.

КОРР. – А органы власти вам помогают?

Феофанова – Нет. В соцзащиту обращаемся – нет денег. Обращаемся в Законодательное собрание – нет денег. Вот к Меняйло Сергею Ивановичу обращаемся, он вообще ответ не дает на наши письма.

КОРР. – Ну, вот, может быть после того, как руководство с ним встретилось, Вам помогут?

Феофанова – Да. Потому что, конечно, я поняла, что многие сейчас, ну,  не ходят с протянутой рукой к  церкви, а приходят в правительство, приходят в Законодательное собрание и договариваются. И все-таки я так понимаю, что...

КОРР. – Ну, пишут проект, серьезное дело.

Феофанова – Да, да.

КОРР. – А актив у вас большой?

Феофанова – Правление Общества Слепых 7 человек. У каждого свои обязанности, каждый старается выполнять свое поручение. Вот у нас очень хороший шашист Валерий Чернышев. Он, кстати, на международные соревнования ездит по шашкам. К 3-му декабря или ко Дню Победы мы организуем шашечно-шахматные турниры. У нас традиция давняя уже.

КОРР. – И она сохранилась.

Феофанова – Да. Нам еще хочется  возобновить, также художественную самодеятельность. Вот если у нас это получится, это будет очень здорово. Нам будет, с чем ехать на фестивали.

КОРР. – Мероприятие, которое прошло в течение недели, много вам дало?

Феофанова – Конечно, столько информации, столько того, что для нас ново. Надо эту информацию еще переварить. Но мы обязательно постараемся все сделать, чтобы воплотить это все в жизнь. Столько впечатлений. Ну, такой праздник создать могла только Россия.

Челюскина -  Мы получили очень много информации, ну, буквально обо всем, начиная с тифлоприборов, заканчивая тем, как решить ту или иную проблему, куда обратиться, с каким письмом, в какой форме.

Конечно, нам хотелось бы, чтобы наше Общество, и не только Общество,  а предприятие заработало у нас в Севастополе, и мы могли бы жить нормальной полноценной жизнью в России.

Челюскина -  Но для этого нужно время, волшебной палочки ни у кого, конечно, нет. Мы будем всячески прилагать все усилия, внедрять в нашу жизнь то, что мы здесь увидели, все эти инновации. Будем стараться идти за вами, вас догонять. Россия, конечно, намного ушла вперед. Но мы не отчаиваемся, у нас все тоже будет очень хорошо.

Феофанова – Да, спасибо всем россиянам, всем инвалидам по зрению, которые нас так приняли. И огромное спасибо Александру Яковлевичу за то, что он не считается ни со временем, ни со своими силами. Он приехал и помог все-таки сдвинул камень, который нам мешал в регистрации предприятия. И все-таки сдвинулось это дело с мертвой точки. Всем огромное спасибо россиянам. Мы вместе с Россией.

Как организовать взаимодействие

 

Александр Гусев

 11 февраля 2016 года на базе «ОРП Свет состоялась рабочая встреча по вопросам кооперации между предприятиями энергетической отрасли Санкт-Петербурга и предприятиями Всероссийского Общества Слепых. По окончании встречи мы побеседовали с первым заместителем комитета по энергетике и инженерному обеспечению Ольгой Колесниковой и директором «ОРП Свет» Юрием Андрейченко/

Колесникова – Губернатор обозначил общую позицию и дал поручение, как всем комитетам и предприятиям города взаимодействовать с нашими предприятиями, со Светом с УПП. Мы со своей стороны как структура города, комитет по энергетике. И предприятия в нашей отрасли, считаем, что это наши предприятия, решили организовать более широкое взаимодействие здесь, прямо на предприятии. Нас интересует, каким образом сейчас поднять, во-первых, уровень производства. Нам бы хотелось и методически обеспечить, если это возможно и попробовать организовать взаимодействие с крупными производителями для того, чтобы, может быть, какие-то комплектующие для них изготавливать. Может быть наоборот, попробовать именно производственные задачи решить. Не просто обеспечить сбытом продукции. Ну, это, наверное, интересно, но в меньшей степени. Знаете, как раньше говорили, нам не рыба нужна, а удочка.

Мы хотим на постоянной основе поддерживать уровень предприятия, поддерживать интерес к нему. И организовать контакты в сфере энергетики с другими предприятиями отрасли. С нашими питерскими предприятиями. Очень интересно,  на самом деле, хорошее оборудование на предприятии установлено, достойный уровень поддерживается, и светодиодные светильники востребованы достаточно. Просто нужна, не назову это рекламой, но более широкая информированность предприятий друг о друге.

Сейчас развивается такое направление как кластерная политика. Многие подобные  предприятия, объединяются в кластеры для того, чтобы организовать взаимодействие и некую кооперацию своей работы. Вот здесь как раз такой вопрос о кооперации. Это партнерские абсолютно отношения, вот. Но при этом мы не забываем и о социальной направленности предприятия, и о том, что нужна поддержка некая со стороны города. И взаимодействие будем активно поддерживать.

КОРР. – Есть ли интерес у представителей предприятий, которые сегодня присутствовали?

Колесникова – Да, причем некоторые предприятия заявились сами с удовольствием, когда узнали о теме, которую мы здесь будем обсуждать, заявились сами. Хотели просто прийти на предприятие и посмотреть, посмотреть для себя на будущее, на перспективу. Даже не готовы, может быть, сейчас к конкретному взаимодействию, но на перспективу посетить предприятие с экскурсией и определиться для себя в каких-то точках соприкосновения, в возможности взаимодействовать с предприятием. Это вот у нас «Механотроника» предприятие. Предприятие Северо-Запада, «Группа Северо-Запад». Видите, сегодня у нас представитель из Крыма, представитель торгово-промышленной палаты. Первая встреча ознакомительная, но готовы к сотрудничеству.

Предприятия, которые сотрудничают, это и «Светлана Опт Электроника», это просто продолжение некой  работы, да. И я думаю, что мы сейчас очень активно начнем взаимодействовать. У всех есть интерес.

КОРР. – Что изменилось для вас с ноября, когда вы встречались с губернатором?

Андрейченко – Я всегда отмечал то, что мы, предприятия, руководство нашей региональной организации, Алексей Борисович никогда не думали, что вот это мероприятие, само по себе заседание правительства, которое 17 ноября прошло перевернет ситуацию с ног на голову, или появятся какие-то прорывы. Мы понимали, что это начало как бы, первые шаги на пути установления нормального продуктивного результативного взаимодействия наших предприятий со структурами города, структурами, которые подчинены правительству города.   И та встреча, собственно, дала такой первый толчок. Мы теперь стараемся всячески активную позицию занимать с комитетами правительства города, с унитарными предприятиями.  И развитие, ну, пусть, может быть, не так быстро, не так результативно, как нам бы хотелось. Но, тем не менее, идет. И во многом теперь уже от нас зависит, ну, скорость этого движения и те результаты, к которым мы стремимся.

Я всегда говорил, что за нас никто работать не будет. Нам сейчас надо очень активно работать, пока это все, так сказать, живо, пока все помнят, пока все готовятся к каким-то отчетам по этому вопросу. Мы должны, ну, грубо говоря, использовать вот эту ситуацию. И те буквально два месяца, которые прошли, подтверждают правильность такой моей позиции. Может быть, сегодня хвастаться особо, так сказать, нечем. Но первые шаги все-таки сделаны и делаются сегодня. И это мероприятие подтверждает то, что движение какое-то в сторону улучшения положения наших предприятий все-таки идет.

КОРР. – Ждете новых договоров, новых предложений?

Андрейченко – Я сегодня уже говорил, что в прошлом году мы начали серьезную работу со «Светлана-Оптоэлектроника». Надо сказать, что мы давно знаем об этой фирме, давно пытались установить взаимовыгодные отношения, но получалось плохо. И вот в этом плане встреча с губернатором свою роль сыграла. Мы активно стали работать в этом направлении, подписали уже соглашение о взаимном сотрудничестве. Сегодня прозвучала и позиция «Светланы опт электроник», позитивная, так сказать, позиция в этом плане. Я думаю, что 2016-й год, это уже будет годом совместного выпуска продукции.

Хорошо идет, ну, боюсь так сглазить, но сотрудничество с ГУП ТЭКом. Мы начали эту работу в прошлом году. Активно сейчас ее продолжаем. Ну а те компании, которые находятся в сфере нашего внимания в этом плане, и с которыми еще работа не начата, я думаю, что они уже на подходе, вот-вот тоже будут заключены какие-то соглашения о взаимном сотрудничестве.

КОРР. – Если так хорошо пойдут дела, готовы ли вы вновь брать наших инвалидов на вакантные места?

Андрейченко – Дело в том, что мы и сегодня берем инвалидов на вакантные места. Мы открыли в позапрошлом году новое производство пекарное, мы ищем туда людей. Мы приглашаем. И я хочу сказать, что я не разделяю позиции некоторых руководителей наших местных организаций, потому что когда мы проводим, допустим, заседания правления, мы все говорим: «нет новых рабочих мест, людей некуда трудоустраивать». Каково же было мое удивление, когда мы с трудом заполнили в прошлом году 10 вакансий, которые мы создали. И я даже уже немножко в растерянности, а надо ли создавать новые. Потому что все мои обращения к председателям местных организаций закончились ничем. Мне сказали: «Ну, что ты, Юрий Иванович, ты поищи где-нибудь в другом месте. У нас таковых нет».

Нам всем надо подумать, действительно. Может быть, неправильно или не совсем правильно выстроена система учета граждан, которые желают трудоустроиться. Может, мы что-то здесь упускаем, может, мы чего-то не берем в расчет. Потому что на практике получилось так, как  я сказал. Но мы все равно будем продолжать эту работу, мы будем создавать рабочие места.  И будем, безусловно, искать людей с ограниченными возможностями здоровья. Мы не сегодня уже, а несколько лет назад начали реализовывать такую стратегию, что на интеллектуальных работах в качестве специалистов нашего предприятия, там где-то можно замещать эти должности инвалидами.

У нас сегодня для примера, юридическая служба, это человек с ограниченными возможностями здоровья. У нас два человека с ограниченными возможностями здоровья в отделе продаж на сегодняшний день работают. У нас группа интернет-проекта, там только девушки с ограниченными возможностями здоровья. У нас технолог сегодня в цехе работает, тоже инвалид по зрению. Это я к тому говорю, что те люди, которые получают специальное образование или его получили, но как-то не могут себя реализовать, они вполне могут рассчитывать на реализацию своих трудовых возможностей на нашем предприятии.

Надеемся на то, что встреча принесет плоды в самое ближайшее время. И предприятия Общества Слепых заработают в полную силу.

   

«Мечта» помогает выжить.

 

Анатолий Гусев

Наш корреспондент продолжает знакомить читателей «Диалога» с работой предприятий ВОС Уральского федерального округа. 

Как и вся страна, предприятия Всероссийского общества слепых переживают сейчас непростые времена. Чтобы вывести коллективы из сложной экономической ситуации, огромные усилия прилагают региональные власти, руководители областных и местных организаций, общества, директора и инженерно-технический персонал, профсоюзы.

О сегодняшнем дне, во многом типичного для Всероссийского общества слепых трудового коллектива Златоустовского предприятия электроизделий имени Николая Романовича Музыченко, этот рассказ.

В минувшем году Златоустовскому предприятию ВОС имени Музыченко исполнилось шестьдесят лет. В нынешнем – ещё одна знаменательная для коллектива дата, тридцать лет назад начался выпуск блоков регулирования мощностей и панели управления для электроплит «Мечта» для Златоустовского машиностроительного завода. Сегодня именно этот выбор помогает предприятию выжить. Рассказывает генеральный директор, Михаил Юрьевич Максимов.

- Сто пятьдесят работающих, из них  восемьдесят инвалидов. В основном это инвалиды первой и второй группы, тотально слепых у нас где-то человек пятнадцать, остальные с остатком зрения. Есть у нас инвалиды и других групп – это и опорники, и глухие. Иной раз и работы немножко не хватает, но мы численность держим. И те, кто работоспособны на сегодня, остались действительно те, кто работает. У нас бесцеховая структура, два участка, два мастера.

- Трудно с поиском новой работы?

- Трудно, очень. Почему мы держим для работы с машиностроительным заводом, схема электроплит позволяет задействовать инвалидов на ручных операциях. Это довольно простенькие операции, но они по силе инвалиду. То есть его не нужно, там, дополнительно обучать, переобучать. Конечно, схемы меняются, определённые обучения есть. У нас есть технический отдел, обязательно держу два технолога: технолог, который занимается продукцией, которую мы поставляем на свободный рынок, и технолог, который занимается непосредственно электросхемами для машиностроительного завода. То есть если есть какие-то изменения, технолог, конечно, обучает работника.

- Какие у вас отношения, вообще, с заводом?

- Ну, в принципе, на сегодняшний день, взаимоотношения у нас отлаженные, то есть на всех уровнях, начиная с начальника производства электроплит. Полное взаимопонимание, взаимодействие, получаем ежедневно задания, номенклатура большая, и мы чётко знаем, что мы сегодня должны сделать. То на одну плиту работаем, то на другую, как идёт отгрузка на машиностроительном заводе, мы под это дело работаем. Поставка нашей продукции идёт непосредственно на конвейер. Отгрузка продукции три раза в день. Мы можем с утра получить одно задание, и в течение дня оно может измениться. То есть здесь оперативно реагируем. С руководством завода тоже отношения выстроены. Активно работаем со службой снабжения и со службой сбыта. Согласно договору мы должны часть средств за изготовление схем для электроплит получать деньгами, а часть получать электроплитой готовой. Мы поставляем электроплиту, контейнерные поставки, от Магадана до Архангельска. Мы официальный дилер завода, то есть мы имеем возможность маневра по ценам.

 Конечно, до более или менее благополучного существования Златоустовскому предприятию ещё далеко. Об этом говорили незрячие рабочие, и посетивший коллектив вице-президент ВОС – Владимир Васильевич Сипкин.

Сипкин:  - Какая зарплата?

Рабочая: - Шесть.

Сипкин: - Минималка?

Рабочая: - Конечно.

Сипкин:  - А что, работы не хватает постоянно?

Рабочий: - Работа есть.

Рабочая: - Полно.

Сипкин:  - Работы полно, а зарабатываем мало.

Рабочая: - Да.

Максимов: - Сезонная, Тань, разная стоимость параллельной продукции.

Несмотря на все проблемы, предприятие настроено на развитие. По мере возможностей осуществляют техническое перевооружение.

Максимов: - Вот у нас стоит три автомата, обеспечивают всё производство заготовками разной длины. С помощью проводников мы обрабатываем до нескольких десятков километров в месяц. Автоматы – это Стрит девять тысяч. Это швейцарская фирма «Шлёнигер». Очень точная резка, электронная настройка, то есть мы можем настроить любой размер, что позволяет, данный станок, он режет, проводники дают нам заготовку, потому, что заготовка очень разной длинны, и снимает с двух концов изоляцию.

Гусев: - Один из тех, кто управляет этой высокопроизводительной техникой – Олег Сычёв. Можно сказать, ни смотря на свой молодой возраст, ветеран предприятия, работает здесь уже полтора десятка лет.

Сычев: - После школы сразу. Начинал, когда схема ещё была, когда холодильники делали. Там на раскрое работал, там на снятии работал, на раскройке проводов работал. Ну, можно, практически, сказать, что, сколько процессов есть на предприятии, на любом могу поработать. Ну, вспомнить, конечно, придётся.

Максимов: - Но ведь вот эти аппараты – это уже совсем другое. Вспомни, какая раньше была, да, раскрой.

Сычев: - Раньше был раскрой, там, аппарат стоял в полкомнаты, и грохот стоял на все три этажа, а сейчас дверь закрыть, и в коридоре практически не слышно будет. Всё точно, всё аккуратненько, самое главное следить за этим за всем. Что если не получается, у меня есть напарник старший, раз, по телефону, тык-тык-тык, он мне, бумс, объяснил всё, нормально, всё настроил, всё пошло, всё как часы. А вообще аппараты хорошие. Бывают, конечно, у них тоже сбои, они тоже

Максимов: - Ну, так это железка.

Сычев: - Но у нас есть специалисты-наладчики, они из любого, как говорится, конфетку сделают.

Стоящий рядом с нами директор подсказал, что Олег не только ответственный и работящий человек, но и внерабочее время находит для себя множество интересных занятий. Например – активный участник художественной самодеятельности.

Гусев: - Самодеятельность какая?

Сычев: - А, там, всякая, песни поём, пляшем.

Гусев: - Судя по фигуре Вы, наверное, ещё и спортом занимаетесь, да?

Сычев: - Ну да, в бассейне. Раз в Ярославль ездил, на армрестлинг. Четвёртый по России стал в своей весовой категории. В прошлом году третий, в этом году маленько подкачал. Ну, всякое бывает.

Художественная самодеятельность и спорт – очень важные стороны в жизни коллектива Златоустовского предприятия ВОС, и директор всячески поддерживает своих подчинённых в этом деле. Если есть такие составляющие, люди совершенно по-другому чувствуют себя даже на производстве. Но понятно, что для руководителя промышленного предприятия всё-таки приоритетнее другие моменты: обеспечение занятости, бесперебойное функционирование оборудования, обеспечение комфортных и безопасных условий труда.

Максимов: - Инженер по охране труда освобождённый, потому, что на предприятии численностью свыше ста человек обязательно должен быть освобождённый инженер по охране труда. Ну вот, у меня женщина, Францева Антонина Андреевна. Вопросу охраны труда мы уделяем очень большое внимание. Ну, во-первых это спецодежда, обязательно должна, заменяем её по мере сроков носки. Это пожарная безопасность. У нас должна была быть проверка пожарная. Сами знаете, что такое пожарник. Штрафы за нарушение пожарной безопасности начинаются со ста пятидесяти тысяч рублей. Если за все остальные по пять тысяч, то здесь сразу сто пятьдесят. Была большая работа проведена по охранно-пожарной сигнализации. То есть мы практически всю охранно-пожарную сигнализацию зарядили. То есть новейший есть у нас проект, средства пожаротушения – это огнетушители, обозначения, все кнопки тревожные. Мы вкладываем в вопросы технического перевооружения и охраны труда приличные деньги – это на сумму порядка полумиллиона в год, как минимум. Охрана труда – это и электробезопасность. То есть у нас все те направления, по которым люди должны быть аттестованы, у нас аттестованы все: это и пожарная безопасность, и электробезопасность, и общие требования к безопасности, и у нас есть некомпрессорные – это и сосуд под давлением. То есть все, начиная с меня, имеют удостоверения. Охрана труда у нас этим делом очень чётко занимается.

Гусев: - Как с сертификацией оборудования, и проверкой испытания оборудования?

Максимов: - Нет, это производится. То есть здесь она следит за тем, что, вот, у нас очень много штампов. Стоят настольные пресса, полутонники, и штампы вживные. Есть у нас ограждения на них, то есть соблюдение охраны труда на рабочем месте – это, конечно, инженера по охране труда. Но в принципе она контролирует, а отвечают за это мастера, бригадиры. То есть они – это первичное звено как раз по охране труда. Естественно, все у нас проходят инструктаж плановый, как положено, там, с росписью в соответствующих журналах. Много инструкций по охране труда, то есть она следит за этим. Она у меня даже следит за соблюдением температурного режима на предприятии, потому, что это тоже проблематично. Вот когда у нас большие морозы, двадцать градусов, я считаю, не мороз, а когда, там, за тридцать, градусов – это уже мороз, и теплоноситель, который нам подают, от центрального теплоснабжения снабжаемся, его, правда, иногда не хватает. Вот, в прошлом году по её настоянию мы закупили тепловые пушки на участки для того, чтобы поддерживать нормальный температурный режим, вот когда у нас такие большие падения температуры есть.

Проблема охраны труда очень близка и Ольге Владимировне Павловой, председателю профсоюзной организации. Впрочем, она считает, что для их предприятия эта проблема не отличается особой остротой.

- Ну, тут же у всех свой допуск есть. Люди с первой группой, их и не посадят на сложные станки. А люди с остаточным зрением. Некоторые сами просятся работать на станках. Переводят, мастера наблюдают, смотрят, да, инженер по технике безопасности контролирует, со мной согласовывается. Если человек справляется, может, я ему говорю, да, я вижу, прекрасно справляешься.

- Как у вас с травматизмом?

- Слава Богу, очень редко, и, как правило, человеческий фактор – по вине работника самого.

Профсоюз является главным помощником и союзником, а когда надо, то и оппонентом директора в деле обеспечения благополучия коллектива. Ольга Владимировна Павлова на предприятии уже восемнадцать лет. Начинала в должности контролёра ОТК, потом получила высшее образование, перешла в управление, и стала работать специалистом по сбыту, и уже полтора года председатель профсоюзного комитета предприятия. Председатель не освобождённый, и в положенном ей кабинете бывает не часто.

- Профсоюз – это, прежде всего защита интересов рабочих, от каких-то, может быть, не правомерных действий работодателя, от нарушений закона.

- Ну, вам приходится часто защищать?

- Честно сказать, не сталкивалась я за свои полтора года с таким нарушением. Какие-то нюансы мелкие бывают, Михаил Юрьевич всегда идёт навстречу. Мы с ним всегда можем договориться.

- В старые времена на профсоюзе ещё много лежало: и организация быта, организация отдыха детей, и лечения и отдыха взрослых рабочих, и охрана труда и безопасности производства. Сейчас это в какой-то мере сохранилось всё-таки, и что делается у вас в этих направлениях?

- Всё это есть и сейчас у нас. Просто, конечно, в некоторой степени, меньше стало этого всего, потому, что средний возраст наших работников превышает пятьдесят пять лет, и детей на предприятии очень мало. Детские лагеря отдыха мы не можем обеспечить, потому, что средств у предприятия очень мало. Новогодние подарки, мероприятия, какие-то выезды – такие развлечения мы устраиваем. Материальная помощь обязательно. Навещаем больных долго болеющих в больнице, это тоже материальная помощь им выписывается. С бытом сложнее, потому, что сейчас ни квартиры не выдаются, ничего, как раньше. Посыпаем дороги, где-то бьёмся за ремонт лестниц, перила чтобы были, оградки, потому, что инвалиды. Звуковые сигнализаторы где-то устанавливаются. Обновление, ремонт, перила, поручни, за которые инвалиды держатся, светящиеся знаки «Выход», «Вход», «Выход», повороты, там, пожарные выходы – вот это всё обновляется, ремонтируется.

- В городе есть свой комитет? У вас есть какие-то с ними контакты, общаетесь?

- Конечно, вчера было совещание, мы собирались. Приезжали представители из Челябинска, из областного комитета профсоюзов. Да, решаются проблемы. Вот на данном этапе, например, я решаю проблемы, я начала биться, потому, что у меня инвалиды. У нас изменился маршрутный трамвай, и рабочим стало неудобно из других районов добираться на работу. Писала обращение главе города, заместителям, директору трамвайного управления. Пока идут отписки, которые не устраивают нас, скажем так. Вот, обратилась вчера в горком профсоюза. Как раз представители из Челябинска приехали, и они поехали все на совещание в администрацию. Ещё там обещали мне помочь, поднять этот вопрос.

- А почему изменился маршрут? Просто, что называется, оптимизировали, или там, ремонт какой? Или

- Ну трамвайное управление тоже объясняет это тем, что у них сложная социально-экономическая ситуация на предприятии: и не хватает единиц транспорта, и якобы в других городах это показало положительный результат. Но люди недовольны, очень сложно стало. Я на себе испытала, что стало неудобнее, было лучше. Люди у нас многие из другого района, им трудно добираться.

Свои отношения, как профсоюзного вожака с директором, Ольга Владимировна Павлова оценивает, как конструктивные.

-  У нас Михаил Юрьевич молодец. Не приходится нам с ним бодаться. Всегда он понимает всё, и, не могу сказать я, что у нас какие-то прям такие, жёсткие ситуации. Он всегда идёт навстречу. А вот со спецодеждой бывает, да, с трудом. Тут приходится нам доказывать, что нужно, и по коллективному договору у нас прописано. Он пытается, да, конечно пусть поносят, денег нет, вот, получим, тогда купим. Ладно, мы и рабочих пытались уговорить, что поносите, директор обещал. Пытаемся, крутимся, как можем, выживаем. Коллектив вообще очень давно работающий, сплочённый, потому, что текучки на предприятии нет, и приёма, как такового, сейчас тоже нет. Очень редко мы принимаем, если кто-то уволился, или умер, ни дай Бог, и нужно срочно заменить, тогда принимается новый человек. Ну, тогда это, опять же, нужно обучать какое-то время. Помощники, конечно, есть. Всегда есть активные люди, которые давно работают, и которые сами активные, и помогают. У меня хорошие помощники – Константин Коновалов, Костина Антонина, Татьяна Тукачёва, Елена Сычёва – моя правая рука, Мурзакова Таисия Прокопьевна – мой казначей, - всегда помогут. Культурно-массовые мероприятия какие-то, трудовые споры – всё это решается, все мне всегда помогают.

- А трудовые споры какого рода бывают?

- Это обычно зарплата. Люди хотели бы больше, ну сложная ситуация. Люди это понимают, потому, что лучше иметь синицу в руках, чем журавля в небе. Пусть зарплата небольшая, но стабильная, задержек по выплате нет, работой снабжаем. Выхожу на участки специально, с профсоюзной целью. Приглашаю парикмахера, хожу, делаю объявления людям, спрашиваю, кого пригласим, даже выбираем мы, бывает, и из двух-трёх девочек, когда пригласим, на какое время. Заказываем овощи-фрукты, привозили картофель, лук на предприятие.

- Подешевле, да?

- Подешевле, да. Зимой, бывает, замороженную продукцию привозим: вареники, пельмени, что там, заморозку разную, консервы. Тоже подешевле стараемся найти. Магазины приезжают, у нас тут располагаются, люди набирают, кому что надо. У нас столовая тут же рядом, мы постоянно заказываем: юбилеи, праздники, дни рождения, поминки.

Добрым словом отзывается о Павловой и Михаил Юрьевич Максимов. Он считает, что коллективу повезло с профоргом.

- Она ходила у нас в профком. Девушка активная, и позиция у неё такая, активная жизненная. Я всегда говорю: «Вы никогда не стесняйтесь, профком – это защита прав рабочих». Потому, что, ну, мой взгляд на ситуацию – это взгляд директора, для меня экономика превыше всего, а вы должны отстаивать интересы рабочих. Не всегда мои действия, допустим, стопроцентно правильные, но с точки зрения, вот, взгляд снизу – он обязательно должен быть.

- А Вы могли бы привести примеры, где ваши точки зрения разошлись?

- Есть у нас совет ветеранов, ходят туда бывшие работники предприятия. Ну, они работают, год заканчивается, подходит ко мне Ольга Владимировна, и говорит: «Слушай, надо как-то поощрить активистов, председателей, тэ-тэ, тэ-тэ.». Я говорю: «Денег нет». «Ой, Михаил Юрьевич, у тебя всё время отговорка «Ну вы понимаете, что денег нет?», но ведь люди работают». В принципе она убедила, что действительно люди работают, и ветераны у меня собираются, они участвуют во всех празднествах. И внесли мы дополнения в коллективный договор, что в принципе люди за общественную работу, должны получать энную сумму в виде вознаграждения. То есть в конце года мы обязательно председателя профкома и активистов премируем.

И всё же, как бы трудно ни было сегодня работникам Златоустовского предприятия «Электроизделия», и руководство, и коллектив понимают, что на зарплате, что называется, свет клином не сошёлся. Есть и обычные человеческие радости, которые помогают подниматься над житейскими неурядицами.

Максимов: - Новогодние вечера. Мы обязательно проводим, готовятся выступления нашей художественной самодеятельности, столики ставим. То есть участвует в новогодних вечерах всё предприятие. Вот всегда говорю: «Мы работаем на одном предприятии, мы работаем вместе. Единое предприятие, единый коллектив должен быть. И никаких, там, распрей, слепой, зрячий, не должно быть. Интересы то у всех одни». Да, рабочие готовят, но я им всегда говорю: «Вот вы сделали, но всё, что вы сделали, надо продать, тогда у нас будут деньги». И на сегодняшний день это понимание есть. То есть, есть понимание того, что коллектив.