Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

К 75-летию Александра Неумывакина. Президент ВОС о времени, о людях, о себе

 

1 мая 2015 года президент ВОС Александр Неумывакин отметил 75-летие. В его адрес поступили многочисленные поздравительные телеграммы, в том числе от высших должностных лиц страны, руководителей политических партий, общероссийских организаций инвалидов, государственных и общественных деятелей, учреждений и организаций Всероссийского общества слепых, как руководителей предприятий, так и рядовых членов.

       О времени, о людях и о себе рассказывает сам юбиляр.

– Записан я юридически и фактически 1 мая 1940 года. Поскольку в войну все было сожжено, пришлось восстанавливать документы уже после Победы, когда отец с фронта пришел. В сентябре 1945 года я встречал его, это мне запомнилось на всю оставшуюся  жизнь. В 7 лет пошел  в первый класс, среднюю школу закончил в 1958 году, потому что имел счастье быть непоседливым пацаном. И в 8-ом классе меня оставили на второй год, так что я бывший второгодник. Но это мне не помешало сделать жизненную карьеру.

В десятом классе учился заочно в аэроклубе, закончил его с отличием, и мог бы стать, конечно, летчиком, но подвела недисциплинированность нашего учителя. Я был чемпионом школы по легкой атлетике, вид спорта – пятиборье, и, самая главная коронка, бег на 1500 метров. Должны были выехать в летние лагеря  в  Усмань под Воронежем на военный аэродром, для  прохождения летной практики. В это же время проходили областные школьные соревнования по легкой атлетике железнодорожных школ, наша школа – железнодорожная №18. Вызов мне пришел на практику не по адресу, где я проживал, а на школу, и его утаили от меня. Я поехал на соревнования, и во время вечерней прогулки в период соревнований встретил своих ребят в военной форме уже с голубыми погонами рядовых. Меня спрашивают: «Почему я не с ними». Я говорю: «Я не получал вызова». Вот такой у меня спотыкач получился в юности. После десяти классов поступил в техническое училище №4 города Воронежа, это училище от Воронежского шинного завода, где проучился один год и получил специальность машинист-резиносмеситель.

После окончания  работал на заводе. В 1961 году в моей жизни свершилось самое главное – я стал семьянином. С Александрой Тихоновной, которая тоже была  спортсменкой в школе, вместе на соревнованиях выступали, мы решили пожениться. 2 февраля 1961 года мы с ней расписались, а 1 мая в день моего рождения, как в той песне Марка Бернеса, гуляла вся Одесса, гуляли все Лиски.  Лето проработал на заводе, а осенью 27 ноября прибыл в город Наро-Фоминск Московской области в 4-ю танковую Кантемировскую дивизию. Меня определили в учебный 76-й отдельный танковый батальон, в котором год учился и получил должность командира танка. Затем  направлен в 43-й тяжелый танковый полк командиром танка. Когда  нас  выпускали из учебки, командир полка собрал, и мне объявили за отличное окончание учебного батальона 10 суток отпуска. Это был декабрь месяц, а в январе 1962 года у меня родилась Светочка, первая дочь.

Заканчивая учебный батальон, подал заявление о поступлении в танковое училище города Ульяновска. Приехал из отпуска, слышу, утром кричат: «Неумывакин, в строевую часть!» Прихожу в строевую часть, мне выдают направление в Ульяновское гвардейское командное танковое училище имени Владимира Ильича Ленина, Ордена Красной Звезды, дважды краснознаменное. В декабре 1962 года прибыл в Ульяновское гвардейское танковое училище, и началась учеба. За один год сдал экстерном за полный курс, выдали диплом, получил звание лейтенанта, был оставлен продолжать службу и обучать курсантов в танковом училище с декабря 1963 по 1973 год. 1 апреля 1974 года был уволен по состоянию здоровья. Зрение я потерял во время службы.

В танковом училище:  первое время  был командиром взвода, в 1967 году как раз был первый выпуск курсантов. Затем, в 1969 году, назначен командиром курсантской роты. Я еще был лейтенантом, а это майорская должность. Я очень гордился и собою, и моей судьбой в то время. Роту летом набирал в курсанты, экзамены принимал в комиссии, экзамены сдавали тогда, как и сегодня сдают: математика, физика, сочинение, и особенно спорт. Ротой я прокомандовал с 1969 по 1972 год. В 1972 году меня назначают начальником штаба войсковой части, это ремонтно-восстановительный танковый батальон окружного подчинения. К сожалению, мне не удалось стать генералом, дослужился только до капитана. В 1970 году получил капитанское звание, а 1 апреля 1974 года уже абсолютно не видел. Эпопея моя по госпиталям закончилась Ленинградской военно-медицинской академией. По инвалидности с первой группой  был уволен. Очень тяжело было мне, я признаюсь, сильно переживал, я очень любил свое дело. Но выдержал с помощью жены, детей, друзей.

Я зрение потерял в 33 года. В 1973-м году в декабре приехал из Ленинградской академии совершенно незрячий человек. В конце мая ко мне пришла общественница Нина Игнатьевна уговаривать, чтобы я не терял духа. Я говорю, мол, ничего не теряю. Магнитофон выписали мне, книги начал читать. Букварь брайлевский принесли, я сам изучил без помощи, азбуку начал понемножку писать. Читать трудно мне, да и сейчас трудно. Без практики, конечно, читать не так-то просто. По крайней мере, очень медленно, но читаю. Писать лучше получается. Я все изучал дома, потом ходил с тросточкой по военному городку в Ульяновске, там военные дома от училища построены были, квартиру нам дали. Раньше бесплатно давали  квартиры и, когда я приехал из госпиталя, моя жена и дети уже переселились в трехкомнатную квартиру. Безусловно, просторно, хорошо, даже начал заниматься реконструкцией квартиры. Дверь у нас в зал открывалась, решил сделать ее раздвижной, позвонил своим курсантам, попросил их принести алюминиевые уголочки, шурупы. Жена уходила на работу, дети в школу, а я за день-два сделал раздвижную дверь, она хорошо каталась на подшипниках

Пришел на прием к председателю Лученкову Михаилу Романовичу: «Мне бы на работу куда-нибудь устроиться».  Мы поговорили, он  бывший летчик, тоже слепой. Говорит: «Подожди, Саша, у нас в январе выборы, уходит председатель городской организации, а ты человек грамотный». Я говорю: «Как же так? Я еще в Обществе-то...» – «Нет, мы знаем, что ты много провел бесед в первичной организации по военной тематике, по политической». Я действительно привлекался Ниной Игнатьевной, всегда меня приглашали в первичные организации. Тогда в первичных организациях проводились дни литературных чтений. Зрячие люди приходили и читали нам последние известия, интересные статьи из журналов. Ко мне люди  хорошо относились, поэтому, когда  сказал... я же понимаю, что такое выборы, все-таки главного не сказал, что на заводе комсомольским вожаком в цехе был избран. Начиная с учебного батальона был секретарем комсомольской организации роты, в училище – командиром роты, секретарем партийной организации батальона. Когда состоялась в январе конференция первичной организации, меня единогласно избрали председателем. Четыре района у меня было в  1975 году.

 В 1977 году приехала комиссия из Москвы, была конференция. Михаил Романович уходил в отставку, москвичи выступили. Василий Афанасьевич, заместитель Зимина, говорит: «Мы предлагаем Ермошина». Обком поддерживает. А Михаил Романович, уходя, доложил, что сдает организацию и предлагает избрать меня. Зал зааплодировал, люди, которые организовали эту конференцию, безусловно, понимали настроение аудитории, и – «давайте мы перерыв сделаем и поговорим».  Из зала кричат: «Нечего перерыв делать, давайте голосовать»! Куда деваться, давайте голосовать. Трое «против», остальные все «за». Так я стал председателем Ульяновской областной организации. Когда закончилось все, я подошел к председателю облисполкома Владимиру Николаевичу Ланкову.  Говорю ему: «Владимир Николаевич,  как же работать, когда и обком против, и Москва против?» Он говорит: «Знаешь, Александр Яковлевич, мы люди выборные, выбрал народ – давай, работай». Так я начал работать.

Во-первых, взялся за предприятия. Я и сегодня считаю, что они являются основной базой Общества. Собрал специалистов, пригласил ветеранов, обсудили, что будем делать. Всего около 1000 человек на предприятиях работало: на Ульяновском моторном, приборостроительном, заводе низковольтной аппаратуры «Контактор».

Мы сегодня говорим о государственном заказе. Тогда такого слова не существовало. Необходимо было  дать работу незрячим. Мы просили администрацию какого-нибудь завода организовать  экскурсию, приходили  и определяли, что можно делать слепому человеку. Тогда, в основном, ручная сборка была. Приходим к директору, –  я сейчас их понимаю, и тогда понимал.

– Вы  понимаете, нет у меня мест.

– Ладно, – говорю, – пойду в партийные органы.

–  Идите.

Прихожу в райком, горком, и в обкоме был, везде обязательно добивался успеха. Прихожу к секретарю промышленности,  рассказываю обстановку, что можно человек 20-25 трудоустроить. И ведь ничего не случится с огромным заводом, на котором работают от 10 до 15 тысяч рабочих, а люди не подведут. Он снимает трубку, спрашивает: «У тебя слепенькие были»?  На другом конце провода, слышу, отвечают: «Да». «Сколько они у тебя просили, на сколько человек»? «На 25 - 30 человек». «Все, – говорит, – завтра они присылают своих специалистов, договор заключайте, и чтобы люди имели работу». Так рождался государственный заказ. Наши люди не подводили заводы, шла качественная продукция, делали полуфабрикаты, а иногда целиком собирали блоки определенного назначения. Начали осваивать автокомпоненты на Димитровградском автоагрегатном заводе.

В Центральном правлении, на пленумах встречался с руководством, с Борисом Владимировичем Зиминым. И, хотя я был не их кандидатурой в Ульяновске, они меня приняли. В марте я был приглашен на учебу. У нас на территории сегодняшнего санатория «Сосны» был институт по подготовке и переподготовке кадров, где мы около 2-3 недель обучались. Нам читали лекции по экономике, финансам, социальным проблемам и направлениям, и, безусловно, промышленности.

Буквально через три года работы в Ульяновске были построены три дома в Димитровграде. Расширилось и Димитровоградское предприятие, где мы построили новый цех по сборке автопроводов, и на котором сегодня успешно работают люди.

Меня избирают заместителем председателя в Центральное правление. Тогда Анатолий Михайлович Кондратов ушел, и меня вместо него избрали на пленуме. В январе 1985 года я приступил к работе в качестве заместителя председателя Центрального правления Всероссийского Общества слепых. Так я проработал весь 1985 год. В августе 1986 года на заседание Президиума я приехал как председатель контрольно-ревизионной комиссии Всероссийского Общества слепых. Меня в ЦК вызвали, затем к министру, и объявили, что в сентябре состоится пленум. Борис Владимирович Зимин уходит, мы хотим рекомендовать пленуму вашу кандидатуру. Для меня это, конечно, было неожиданностью. На инструктаж попал к министру Домне Павловне Комаровой, которая  посоветовала закончить вуз. Решил поступать в Московский юридический институт на факультет государственного строительства. Вступительные экзамены  успешно сдал, одна четверка была по сочинению. Окончил институт, получил высшее образование. В 1989 году уже был председателем и был избран депутатом Верховного совета СССР. Через полгода стал председателем подкомитета по делам инвалидов. Все это время  работал  на общественных началах. Во время работы членом Верховного Совета мы с Дикулем разработали закон об основах социальной защиты инвалидов, в котором предоставлены были все льготы по всем видам. Он был принят в 1991 году.

Очень тяжело нам пришлось в период, когда  развалился  Советский Союз. Рухнули все связи со всеми заводами, отрезаны были кооперационные связи с Украиной, Белоруссией, Прибалтикой, Средней Азией. Сложности были, но пережили, выжили, сохранили все.

Первую награду получил в свой 50-летний юбилей. Меня поздравил Анатолий Иванович Лукьянов в Верховном Совете на заседании, а Министерство социального обеспечения вручило знак «Заслуженный работник социального обеспечения РСФСР». Позднее был отмечен государственной наградой, которую вручал Ельцин, это Орден «За заслуги перед Отечеством» 4-ой степени. Мне Ельцин вручал также Орден Дружбы народов. Через пять лет Орден «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени был вручен Владимиром Владимировичем Путиным. Еще через пять лет работы был представлен к Ордену «За заслуги перед Отечеством» 2-ой степени. Это  высокие награды. Президент Дмитрий Анатольевич Медведев подписал Указ о награждении Орденом Почета. Это был первый Указ, в котором 93 работника Всероссийского Общества Слепых удостоены государственных наград. Согласно Постановлению Патриарха Московского и Всея Руси также награжден медалью Владимира Киевского.

Я благодарен сегодняшнему руководству, президенту, всем представителям исполнительной власти Российской Федерации. Особенно благодарю своих соратников, которые действительно понимали меня. Мы принимали решения обоснованные, не дискредитирующие ни нашу организацию, ни тем более рядовых членов Всероссийского Общества слепых и его сотрудников. Организация наша на хорошем счету. Сегодня мы тесно и плодотворно работаем с Министерством труда и социальной защиты, с министром Максимом Анатольевичем Топилиным и его помощниками.  А аккумулятор всех дел – Департамент по делам инвалидов. Мы много лет создавали его. Он сегодня действует.

Мы много поработали над Конвенцией по правам инвалидов. Старались, чтобы при ратификации конвенции Российской Федерацией были самые положительные результаты. Хочу еще отметить, что меня радуют отеческие отношения президента Владимира Владимировича Путина, с которым мы неоднократно встречались. Наши руководители всех уровней участвуют в заседаниях, совещаниях, круглых столах, где идет разговор о проблемах организаций инвалидов, за что я от всей души благодарю их и желаю им всем крепкого-крепкого здоровья, долгих лет жизни и плодотворной работы на благо Всероссийского Общества слепых.    

      

Организация ВОС крупным планом

 

Интервью вице-президента ВОС Владимира Вшивцева по итогам заседания Совета ветеранов при ЦП

 

Ирина Зарубина

28 апреля 2015 года прошло заседание Совета ветеранов при Центральном правлении ВОС. В работе Совета принял участие Александр Неумывакин, рассказавший о работе Общества в прошлом году и состоянии дел в промышленном секторе. На заседании также обсудили новое в законодательстве об инвалидах, празднование юбилея ВОС и 70-летия Победы, работу «Всероссийского Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов», а также другие вопросы. Итоги совещания прокомментировал вице-президент ВОС, депутат Государственной Думы Владимир Вшивцев.

– Мы традиционно каждый год проводим Совет ветеранов Всероссийского общества слепых, на котором обсуждаем итоги предыдущего года.  Соответственно, обсуждаем вопросы, связанные с нашей дальнейшей деятельностью. Итоги работы докладывал президент организации. Я считаю, это правильно, ветераны должны знать, что происходит, какая работа на сегодняшний день проделана руководством всероссийского Общества слепых, какие перспективы развития, какие взаимоотношения с органами государственной власти на сегодняшний день. Конечно, интересовал ветеранов и вопрос, связанный с подготовкой и проведением мероприятий, посвященных 90-летию Всероссийского общества слепых. Данный вопрос тоже нашел отражение при обсуждении на Совете.

– А чем это заседание принципиально отличалось от предыдущего заседания?

– Два ключевых мероприятия в этом году, – это 90-летие Всероссийского общества слепых и 70-летие Победы советского народа над фашистской Германией. Мы же все отлично понимаем, что ветеранов, тех, кто воевал на фронтах, да и тех, кто в тылу ковал победу, становится все меньше. Соответственно, наша главная задача на сегодняшний день, чтобы эта история не пропала, не ушла, не стерлась из памяти людей. Мы зафиксировали в итоговом документе Совета, чтобы провести работу, связанную с бытовыми условиями проживания наших ветеранов на сегодняшний день – от уровня групп, местных организаций, региональных организаций. Такая задача будет поставлена в самое ближайшее время. Это комплекс мероприятий, связанных со встречами с ветеранами.

Хотелось бы, чтобы на уровне местных, региональных организаций эти встречи проходили бы не в каком-то таком формальном виде, а все-таки остались бы в памяти людей. То есть они были бы записаны, отражены. Сейчас же технологии позволяют значительный объем информации хранить на электронных носителях. В свое время у меня было предложение – на официальном сайте Всероссийского общества слепых иметь страничку, посвященную ветеранам. Это люди, судьбы,  их жизнь, она является историей жизни нашей страны. Частичка маленькая историческая – это человек, из судеб людей складывается история государства. Хотелось бы, чтобы история людей, которые являются членами организации, была отражена, и мы бы складывали историю Всероссийского общества слепых. Не столько – какие-то даты проходящие, 70, 80, 90 лет нашей организации, – а именно люди.

Тогда более подробно мы будем знать, что происходило на уровне местных организаций и региональных организаций, как развивались и работали наши предприятия, в каких условиях мы находились в 90-е годы. Было большое количество драматических ситуаций, ведь каждый переживал происходящее по-своему. И в целом для Общества, например, 90-е годы были болезненными.  Перестройка экономических отношений в государстве, политической ситуации накладывала особый отпечаток, в том числе и на Всероссийское Общество слепых. Сложно было выходить из того, что случилось с нашей страной, именно в рамках Всероссийского общества слепых. Большая заслуга ветеранов, которые не только заложили основу Всероссийского общества слепых, ее промышленный потенциал, но и большая заслуга всех тех, кто сумел удержать организацию от развала. А события к этому подвигались.

– Журнал «Диалог» тоже сможет помочь в том, чтобы сохранить память о ветеранах, инвалидах войны. Я хотела бы через журнал обратиться к корреспондентам региональных организаций, чтобы, пока ветераны живы, собирали информацию и присылали нам интервью, записанные на диктофон. И мы на страницах журнала «Диалог» разместим вашу информацию.

– На сегодняшний день возможность, которая нам предоставлена, чисто технологическая, дает основу для закладки большого объема информации, и надо этим пользоваться. Еще раз повторяюсь, время уходит. К великому сожалению тех людей, которые принимали участие в Великой Отечественной войне, их становится все меньше и меньше. Очень печально, что мы ранее не занимались этой работой. Коснулось – давайте будем собирать информацию. А уже людей нет, это больно. Хотя в свое время я предлагал: давайте будем использовать эту возможность, которая предоставлена. Были разные предложения: давайте книги будем печатать, давайте будем собирать материал, созовем редколлегию, которая будет заниматься этими вопросами. К сожалению, все эти проекты так и остались проектами. Конечно, работа велась. Но мы-то говорим совершенно о другом: мы  не должны замыкаться на том, что у нас есть отражение судьбы 10-15 человек. Мы говорим о гораздо большем формате. Чем больше людей мы охватим этой работой, тем шире, красочнее будет представлена вся история развития Всероссийского общества слепых.

История организации, как и история нашей страны – это судьбы людей. Через это надо все проводить, потому что многие вещи остаются за кадром – личные переживания человека, как он видел и понимал происходящее, – это важно. Я недаром говорил, обращаясь непосредственно к руководителям, а они, в свою очередь, должны обязательно обратиться к ветеранам, что, встречаясь с подрастающим поколением, не нужно рассказывать о каких-то масштабных вещах, глобальных. У нас же вся проблема заключается в том, что иногда ветеран приходит и начинает рассказывать детям о передвижении фронтов, о взаимоотношении государств. Ну, зачем рассказывать о том, что они могут и в книжках прочитать?

– Вы поймите правильно, это совершенно иное поколение, у которого достаточно информации на сегодняшний день – в интернете взять, посмотреть, выслушать разные точки зрения. Вы расскажите о себе, как вы жили, как вы воевали. Вот как вы, например, жили в траншеях, в этих блиндажах, как вы работали на предприятиях, – всё это интересно. Сложно современной молодежи понять, что такое небольшой паек хлеба, который давался тем, кто не работал на предприятиях и кто работал на предприятиях, какие заказы люди выполняли, как вообще они справлялись. Ну, что такое в 11-14 лет стоять у станка токарного? Когда ребенок просто не дотягивался до барабана, чтобы закрепить там какую-то деталь. За кадром оставались вопросы, связанные с тем, а как человек все-таки отдыхал?

– Жизнь продолжалась.

– Жизнь-то продолжалась, конечно. Как образовывались семьи, в каких условиях жили. Ведь даже я в свое время, вроде бы человек, который не захватил войну, родился в начале 60-х годов, я тоже жил в бараке. Те проблемы, которые были в семьях, вот это интересно молодежи.

– В Совет входят не только участники и инвалиды Отечественной войны, но и инвалиды других локальных войн. Вот об этих членах Совета расскажите, пожалуйста, немного.

– Наши руководители, которые сейчас прошли боевые действия, есть в наших рядах, естественно. И люди мало говорят о себе. Вообще афганская война, она для нас неизвестная. Мы судим об этой войне лишь по каким-то отрывочным сведениям, по фильмам, например, «Девятая рота». Я бы не сказал, что это шедевр, это образ человека, собранный воедино из многих каких-то событий происходящих. Притом, снят, на мой взгляд, не очень профессионально, – с точки зрения тех людей, которые являлись консультантами фильма. Я уж не говорю о тех условиях, в которых этот фильм снимался, потому что он снимался на территории нашей страны.

И руководители – это Сарычев, Чипков, Соколов из Алтайской краевой организации, – это люди, которые прошли боевые действия, они награждены, они достойные люди. Но очень мало известно об этом. У нас в аппарате управления работает начальник управления кадров, который командовал соединением, то есть дивизией. Это очень крупное соединение на территории Афганистана. Это более масштабное видение происходящих событий. Я – на уровне командира отдельного разведывательного подразделения. Перечисленные мной руководители региональных организаций служили солдатами, у них своя точка зрения на происходящее. Но все это тоже надо собирать.

И у меня была просьба в свое время к тем, кто принимал участие в боевых действиях, а их немало в нашей организации. Потому что в 1988 году нас собирали в Останкино, как раз руководство Всероссийского Общества слепых, – именно тех, кто прошел боевые действия. Тогда на  встрече было около 400 человек. Мы знаем только отдельные фамилии. Например, в Ярославской области руководитель местной организации Соколовский, человек, который принимал участие в боевых действиях. Такие ребята есть и в дальних регионах, в Сибири ребята, которые проходили боевые действия в Чечне. Некоторые не состоят членами Всероссийского Общества слепых. Считаю, это неправильно! Организация должна объединять людей, и люди должны быть в организации. Скорее всего, мы где-то недорабатываем. События, через которые прошли люди, тоже должны быть отображены в истории нашей организации. Если исторически посмотреть мою семью, практически все воевали, за исключением отца, потому что он войну захватил в период где-то 8-11 лет. С другой стороны, мне пришлось принять участие в боевых действиях, и моему сыну пришлось побывать в Чечне. Вот как бы история нашей страны в рамках той семьи, которая носит мою фамилию.

– Наверное, задача средств массовой информации Всероссийского общества слепых, в том числе и показать историю через конкретные семьи, через конкретные судьбы.

–  Я согласен. Вы поймите правильно, эти судьбы тоже непростые. Это хорошо, что вовремя на меня обратило внимание Всероссийское общество Слепых. Тогда была система при Советском Союзе. Как только я попал в Ленинград, в Академию имени Кирова, буквально после проведения первых операций пришли люди из Всероссийского общества слепых, из Ленинградской организации. Они были рядом, они уже начали со мной разговаривать, рассказывать про Общество, про вопросы, которые решает ВОС, о людях, о судьбах, показывая на примерах ветеранов Великой Отечественной войны. Поверьте, это дорогого стоит.

Когда человек попадает в сложную ситуацию и пытается проанализировать, в каком состоянии он оказался, что дальше делать, то помощь людей, которые имеют  большой жизненный опыт, – не просто теоретический опыт, а практический опыт, –   говорят о системе, которая реально работает, оказывает помощь, то появляется свет в окне. Ты уже понимаешь, что ты не один, есть направление, в котором ты можешь двигаться. Уже можно что-то планировать.

Мне принесли магнитофон,  я  был обеспечен литературой, я ее слушал. Я  начал изучать Брайль, быстро научился печатать на машинке брайлевской. Лечение проходил полгода, у меня было достаточно времени для того, чтобы подумать, что же дальше.

***

Наша работа, которая ведется сейчас, должна быть более интенсивной в том направлении, в котором ранее работало Всероссийское общество слепых. Эта сеть, имевшая региональную и местную разветвленность, и взаимоотношения с органами государственной власти, давала возможность не упустить ни одного человека, – это было важно. Сейчас у нас в этом отношении есть определенные проблемы. Такой момент нашей практической работы на сегодняшний день.

Проверки Налоговой инспекции по итогам нашей работы и плюс структуры, которые контролируют использование федеральных средств на сегодняшний день, заставили нас более серьезно подойти к системе отчетности и наличия членов нашей организации. Отчетность показала, что мы недорабатываем по ряду вопросов, связанных с тем, что на уровне групп, которые предоставляют информацию в местную организацию, появились проблемы, связанные с тем, что часть людей просто ушли из жизни, хотя они числились непосредственно в отчетности. Это первое. Второе, большое количество людей не являлись членами Всероссийского общества слепых, не обладали информацией о том, что такая организация есть, она работает, эта организация дает возможность совместно решать те проблемы, которые стоят перед человеком. Все это в целом дает возможность проанализировать  состояние дел, в том числе и в теме нашего разговора. Наша работа связана с событиями, происходящими в стране, людьми, которые участвовали в тех или иных событиях,– соответственно дающая  нам возможность не упускать что-то из виду.

Организация ВОС крупным планом

 

Интервью вице-президента ВОС Владимира Сипкина по итогам мартовского заседания ЦП

 

Ирина Зарубина

 

Одним из основных вопросов мартовского заседания Центрального правления ВОС стало обсуждение и принятие антикризисной программы хозяйственных обществ на текущий год. Подробнее о реализации этой программы и работе предприятий главному редактору журнала Ирине Зарубиной рассказал вице-президент ВОС Владимир Сипкин.

– Принятая на последнем заседании антикризисная программа по промышленности Всероссийского Общества слепых – это программа, которая нацеливает руководителей наблюдательных советов, генеральных директоров предприятий на то, чтобы рассмотреть все возможные вопросы снижения затрат, имеющихся  на предприятиях. Это, как правило, постоянные затраты, это заработная плата. Я хотел бы сразу шире раскрыть этот вопрос в том плане, что заработная плата инвалидов, как правило, составляет 1/3 от фонда заработной платы всех работающих на предприятиях. То есть 2/3 фонда заработной платы получает управленческая и вспомогательная служба предприятий. Это сложилось давно, и льготы мы получаем в связи с тем, что у нас только 25% должен быть фонд заработной платы инвалидов, и не меньше. Выше может быть. Поэтому вопрос  нормальный, и эта ситуация должна быть понятна, если рассмотреть оптимизацию численности, прежде всего, управленческого и вспомогательного состава предприятий, там, где прячется 2/3 фонда заработной платы и наиболее высокооплачиваемые специалисты, управленцы.

На уровне многих регионов России есть свои региональные программы поддержки наших предприятий. Большую часть этой работы проводят, прежде всего, председатели наблюдательных советов.

Нужно отметить члена Центрального правления, председателя Свердловской организации Марию Ахмадеевну Юдину и ее команду директоров. Я могу сказать, что реально получаемая  поддержка в районе 20 миллионов рублей на 4 предприятия области, это весомый вклад в развитие предприятий, которые дают, в общем-то, хороший эффект. Эти деньги не уходят в песок.

Так же надо отметить Костромскую область, ее губернатора и законодательное собрание, которые первые приняли закон о поддержке костромского предприятия «Автофильтр», директор предприятия Сергей Станиславович Поляков. Там решен вопрос компенсации заработной платы 50% от минимальной заработной платы и налогов для работающих инвалидов. Это весомо, это большая помощь.

Этот пилотный проект спроецировался в 2014 году на Псковскую область. Александр Иванович Яковлев, наш ветеран, руководитель наблюдательного Совета на три предприятия сделал то же самое, законодатели приняли, губернатор Псковской области подписал, и мы очень благодарны. С 2015 года такая работа ведется в Татарстане. В Татарстане четыре предприятия. Они практически все успешно развиваются. В этом есть помощь региона,  президент Минниханов посетил предприятие «Юго-Восток» Альметьевское,  после этого появилось постановление правительства, в котором была  проведена такая компенсация.

Нельзя не отметить большую работу председателя Самарской региональной организации Анатолия Григорьевича Казанцева и директора Александра Константиновича Дорофеева, который с поддержкой идет по компенсации процентной ставки кредита. Они берут кредиты под 8%, тогда, как вы знаете, сегодня, в основном, банки дают кредиты более 20%. Эти процентные разницы компенсирует правительство Самарской области. Нужно отметить, что на поддержку сохранения рабочих мест инвалидов выделяются тоже приличные средства. В прошлом году это было 5 миллионов, на этот год предусмотрено 7 миллионов на Самарское предприятие. Идет прямая поддержка и помощь денежными средствами, Самарская область в прошлом году выделила помощь нашему предприятию на сумму 12,3 миллионов рублей. Мы выделили со своей стороны, потому что автопром был в тяжелейшем состоянии.

Сейчас идет работа по 35-му постановлению, очень большая, по линии Минтруда и занятости. Я могу сказать, что это реально на сегодняшний день такая работа кропотливая в каждом регионе. Потому что региональная программа защищается на уровне Министерства труда. Как правило, в эту региональную программу в некоторых регионах попали работники наших предприятий, это и инвалиды. Прежде всего, на сохранение рабочих мест выделены были средства через занятость от шести до девяти месяцев по 2015 году. То есть заработная плата плюс налоги. Наши предприятия в течение квартала платят заработную плату и налоги, через квартал им это компенсируется полностью из занятости. По поводу 35-го постановления мы отрабатывали вопросы, были в Министерстве труда у руководителя Департамента занятости населения Российской Федерации Кирсанова Михаила Владимировича. Он нам просто сказал, что если где-то будет не получаться, давайте сведения, мы в урочном режиме отработаем всю эту программу.

На уровне регионов – это получение заказов. Это основной сегодня момент, который необходим – работа с муниципальными, государственными заказами. В этом есть свои продвижения, есть свои вопросы. Наши депутаты Государственной Думы Владимир Сергеевич, Олег Николаевич и Кармазина Раиса Васильевна – это красноярский депутат, работающий в бюджетном комитете Госдумы уже не один год. К ним присоединился Михаил Борисович Терентьев, который сейчас является руководителем ВОИ, тоже депутат Госдумы. Они сейчас работают над внесением поправки в 44-й ФЗ, чтобы до миллиона рублей для наших предприятий могло выделяться без рассмотрения на конкурсах.

Идет сегодня работа по общественному партнерству с нашей организацией. Мы провели переговоры на Магнитке с руководителями предприятий, передали проект соглашения по поводу взаимодействия наших предприятий, сотрудничающими с Магниткой,  Обществом слепых и администрацией Челябинской области. Мы были у заместителя губернатора Редина, он поддержал этот вопрос. Сейчас это отрабатывается на уровне  области. Такие программы могут быть внедрены в любых других вариантах.

Положительный пример у нас есть на уровне России, это соглашение с РЖД, подписанное сегодня, и по нему ведется работа. Прошлый год показал, что более 30 миллионов рублей мы получили за счет заказов РЖД. Для небольших наших предприятий – швейных, электротехнической направленности – это неплохая поддержка. Нас понимают: были проведены совещания в Нижнем Новгороде на Горьковской железной дороге. Думаю, что аналогичное будет у нас и на других дорогах, там, где присутствуют наши директора. Напрямую мы рассматривали именно вопросы обеспечения заказами наших предприятий. Сегодня форм работы для председателей наблюдательных советов и для директоров очень много, и даже  в таких регионах как Северо-Кавказский округ, можно найти какие-то варианты именно такого взаимодействия, прежде всего с учетом государственного заказа.

– Владимир Васильевич, на Совете директоров многие говорили о том, что инвалиды по зрению не всегда хотят работать на предприятиях Общества слепых, особенно когда мы говорим о молодых инвалидах. С чем это связано?

– Есть, наверное, сегодня определенный момент, связанный с переходным периодом. Он затянулся для всей промышленности России, а мы часть этой промышленности. То есть мы развивались так же под определенным прессом российской промышленности, потому что мы работаем в экономических законах, существующих в России. Надо было переоценивать эту экономическую ситуацию немножко раньше, где-то в начале 2000-х, тогда бы всё могло быть по-другому. К сожалению, этот вопрос затянулся, и те рабочие места, которые были на наших предприятиях, во многом требуют модернизации. Могу сказать, что на сегодняшний день модернизацию прошли более 50% наших предприятий, практически около 2/3. Где-то есть человеческий фактор, управленческий, где-то есть определенные условия объективные, где-то есть субъективные. Реально мы все-таки успели и сделали модернизацию ВОСовской промышленности. Это и автокомпоненты, которые сертифицированы по всем европейским стандартам, это предприятия европейского уровня. То, что инвалиды не хотят работать, это, наверное, право человека выбирать более удобное, более приятное рабочее место.  Вопрос здесь один. Вы знаете эти режимы работы, как нам объясняли в Министерстве труда: гибкий график, неполная занятость – они накладывают негативный момент на работу, на рабочего инвалида. Когда человек не всегда полностью загружен, когда есть какие-то варианты простоя, люди уходят, чтобы сохранить предприятие, и без содержания, для того, чтобы не наращивать долги. Получается, что навык уже потерян. Для зрячего навыки теряются  при таком режиме работы. А представьте, как для инвалида. Говорят сегодня о низких заработных платах, что работа монотонная.

С другой стороны, мы пытаемся сегодня как-то связать современную систему труда с нашим большим опытом работы, именно с трудоустройством инвалидов по зрению. Стали понимать, что, нужен какой-то экономический поплавок для любого предприятия, для того, чтобы они могли работать именно с инвалидами. Инвалиды должны работать вокруг очень высокоэффективного выгодного производства.  Сегодня у нас еще сохраняется такое понимание в России, что какой-то начальник, вице-президент или какой-то руководитель проникнется, и предприятие должно заработать благодаря этому человеку. Нужно работать на открытый рынок, конкурировать и понимать ситуацию.

В этом плане мы ведем работу через Минпромторг. Убедили уже замминистра, - назову кратко Департамента автомобильной промышленности, - родился документ для того, чтобы нам использовать льготу, которая у нас есть по НДС, по 149-й статье Налогового кодекса, пункт 3, подпункт 2. Если мы делаем промежуточный товар, допустим, жгут автопроводов, мы его отдаем своему заказчику на АвтоВАЗ, а ему невыгодно с нами работать. Потому что НДС, если мы его не предъявляем, у него получается на 18% идет удорожание этого жгута. Поэтому практически более 50% предприятий от льготы отказались, особенно те, кто работает в производственной кооперации. Естественно, эта ситуация нас сегодня заставила пойти в Минпромторг и начать искать какие-то пути поддержки не просто предприятий инвалидов, а предприятий современных, производственных, как АвтоВАЗ, как КАМАЗ. То есть это автопромовские предприятия мирового уровня на сегодняшний день, они укомплектованы техникой мирового уровня. Это «Комэкс», «Шленингер» и Шефнер, это все то, что в мире сегодня работает, в Европе на «Мерседесе», на всех остальных автомобильных концернах. Поэтому, когда мы столкнулись с этим вопросом, нашли такой вариант. Таким образом, мы работаем, и создано больше 500 рабочих мест,  власть нас слышит сегодня.

Да, проблемы иногда возникают. Но, вы знаете, все  наши начинания в итоге все равно приходят к тому, чего мы хотели. Нужно сделать так, чтобы нас слышал бизнес. Тут пока есть большое поле работы, есть плюсы, есть минусы. Допустим, придя в фирму, которая поставляет для Минобороны какие-то там вещи и прочее, они сомневаются, что мы сможем это все сделать красиво и качественно. Хотя автопроизводители знают, что наши коэффициенты брака ниже, чем у других мировых производителей в три раза. ИТМ, так называемый, намного ниже, чем у производителей, где работают зрячие люди. И вещи, которые мы делаем – качественные, как правило. Поэтому живем в том рынке, который есть. Когда нам говорят, что отдельно для нас кто-то создаст какие-то тепличные условия, их нет. Благо, что есть субсидии, которые нам выделяют сегодня, повышая страховые взносы до 30%, в какой-то мере их компенсируя. Льготы были, мы их вроде и чувствовали, и не чувствовали. А здесь реально нам отдают частично какую-то сумму денег. Те предприятия, которые начинают, мягко говоря, хандрить, проваливаться в каких-то моментах, мы их поддерживаем. Естественно, это более ощутимо, чем была бы какая-то льгота для этого предприятия. Но оно попало в сложную ситуацию, льгота есть, денег нет, – а тут реальные деньги. Считаю, что эта монетизированная компенсация разницы процентов более весома. Мы можем рассмотреть дополнительные программы, обеспечение оборудованием таких предприятий. Потому что там есть суммы, на которые можно реализовать какие-то проекты. Причем, не накладываясь на условия именно трудоустройства инвалидов, а экономически эффективно выгодные проекты создать, те, которые нас подводят под мировые образцы продукции. Мы закупили специальный комплекс по «Эйдиси» технологиям, это специальный центр, который делает жгуты для холодильников, стиральных машин. Там специальная колодка, руками там ничего не сделаешь, все  должно быть роботизировано. Наверное, мы бы его никогда не приобрели, если бы не было этой компенсации.

– Владимир Васильевич, какой примерно процент среди директоров инвалидов по зрению?

– Из 156 предприятий, где-то порядка 10% сегодня инвалиды по зрению. Откровенно могу сказать, сегодня члены ВОС директора более ответственно относятся к своей работе, более за нее держатся. Директорский хлеб сегодня очень тяжелый. Надо быть коммерсантом – и одновременно инженером, юристом,  психологом,  реабилитологом, – это все на генерального директора сегодня ложится.  Конечно, проблема есть. Есть ряд директоров с другими видами инвалидности, где-то порядка 25-26 человек.

– Надо все-таки профориентационную работу начинать со школы, и ориентировать ребят на то, чтобы они готовили себя к работе на предприятии, и,  обучаясь в вузе,  проходили производственную практику на наших предприятиях.

– Я считаю, мы должны просто сегодня для себя понять одну ситуацию. Когда ребята обучаются в школе, то им определенные амбиции вкладывают, что «вы все можете, вы на открытом рынке, вы вот такие-прямо-растакие». Мы видим это и в наших резервах кадровых. Амбиции – это хорошо. Но когда при работе с родителями, в местных организациях, в правлениях, надо родителей-то убеждать в том, что просто человек должен что-то попробовать на предприятии и сориентироваться. Мир огромен, но для абсолютно слепого человека,  мы все равно понимаем, что он где-то на уровне вытянутой руки. Поэтому, когда начинается профессиональная ориентация, – это именно в школе, в старших классах, – нужно человека просто окунуть в холодную воду и сказать: «А ты подумай, что будет дальше. Ты должен конкурировать, сегодня без конкуренции рабочее место ты не получишь». Эти «я» надо вставлять в нормальные рамки сегодняшней жизни. Нужно идти на предприятие или учиться заочно и работать на предприятии. Тогда из этого что-то получится. У него есть рабочее место, куда он вернется. Сегодня, с учетом дефицита рабочих мест на наших предприятиях, мы не можем каждого желающего взять, потому что у нас просто этих мест не хватает сегодня. Если человек незнаком с предприятием, я уже говорил об этом, это место будет затратно, его надо обучать, с ним надо заниматься, потому что теория это одно, а практика – это немножко другие варианты и другая жизнь.

– Надо привлекать  государство к решению этих вопросов.

– Конечно, потому что не всегда все получается, и у меня не всегда все получалось. Были какие-то проблемы во всех наших проектах. Есть всегда риски,  риски эти сегодня умножились, другая система, структура,  в общем-то, отношение другое. Не все так просто, но все в стадии развития. Сегодня этим интересно время, что рынок заставляет нас смотреть на жизнь иногда по-другому. Хотя не все люди в ней начинают перестраиваться и ориентироваться. Многие, к сожалению, остаются там.

Социальный проект

 

Голосовые чаты

 

Евгения Сосновская

 

Выучить иностранный язык, поставить радиоспектакль, поиграть в «Брейн Ринг» или в «Что? Где? Когда?», послушать музыку, поделиться кулинарным рецептом, посетить театральную премьеру или библиотеку, наконец, просто пообщаться или попеть в кругу друзей – и все это в режиме реального времени, не выходя из дома. Как реализовать самые смелые идеи рассказывает Евгения Сосновская.

Умение работать на компьютере и наличие интернета предоставляет незрячим большие возможности для общения и самовыражения. Незрячие пользователи создают различные сообщества, дискуссионные листы, рассылки, форумы, группы и тому подобное. Особое место среди них занимают голосовые чаты. Что такое голосовой чат? В общем-то, это понятно уже из названия, некая виртуальная площадка для голосового общения. Если не погружаться в технические детали, то можно сказать, что для пользователя это обычная программа, работа с которой несложна. Достаточно ее запустить на своем компьютере. Управление программой предельно простое, вы уже в чате можете общаться или просто слушать. Стоит ли говорить, что для многих незрячих людей таким образом решается проблема дефицита общения. А вот, какие голосовые чаты для незрячих существуют и чем заняты их постоянные пользователи, мы  расскажем в нашем материале. Чат «Вентрило», один из наиболее известных и посещаемых голосовых чатов. Об истории и интересных развлекательных и образовательных проектах рассказывает менеджер по связям с общественностью и администратор чата «Вентрило» Светлана Медведева.

– Нашему чату в этом году уже восемь лет, появился он на свет 16 августа 2007-го года. И у его истоков изначально стояли практически те же люди, которые и сейчас этим занимаются, это наша семья – я и мой отец Александр Медведев, Андрей Стегницкий из города Львова. С нами был еще Алексей Любимов из Москвы, который тогда обеспечивал нас площадкой для чата. Изначально мы находились на платформе mosinfo.ru. Это образовательный проект, при нем мы тогда начинали. С нами тогда был еще Владимир Лукьянов из Москвы, достаточно известная личность в наших кругах. Из этой команды на сегодняшний момент остались все те же, за исключением Лёши, потому что наши пути в определенный момент разошлись, и мы перешли на другой хостинг.

– У вас интересные проекты. Игра «Что? Где? Когда», изучение иностранных языков. Как вы стали это реализовывать? Почему пришла идея заниматься именно, скажем, играми «Что? Где? Когда?»

– На самом деле все было просто. Дело в том, что в свое время Володя Лукьянов и мой отец играли в «Что? Где? Когда?», в КВН-овских командах, в Брейн Ринговых командах, то есть для них все это близко. Просто захотелось эту игру возобновить, подарить ей вторую жизнь. Но в условиях, скажем так, виртуальности, то есть дать возможность поиграть тем людям, которые приходят к нам в чат, хотят как-то интеллектуально развиваться. Была разработана система, как это все должно выглядеть в условиях программы «Вентрило». То есть имеется определенная специфика, когда сидят люди за одним столом, могут говорить одновременно. Когда мы находимся в интернете, у всех разные скорости соединения с сетью, одновременно говорить достаточно трудно,  все это было продумано. В августе чат появился, а уже 12 октября 2007 года у нас состоялась пилотная презентационная игра. Поскольку она показала, что людям это интересно, мы поняли, что нужно это направление развивать.  С тех пор повелось, что каждую весну, каждую осень у нас обязательно сезон. Сейчас это все развилось, у нас появился и «Брейн Ринг», то есть так называемые синхронные игры. Есть и «Что? Где? Когда?»

–  А кто занимается разработкой вопросов, наполняет игру содержанием? Ваша команда, или могут  пользователи этим заниматься?

– Изначально мы брали вопросы из общедоступной интернет-базы, тогда еще всему учились. Потому у нас был период, когда мы играли на вопросах, которые присылали команды. Сейчас у нас эта практика, в принципе, сохранилась. То есть, команды обязательно присылают пакет, но эти вопросы используются по минимуму, по одному-два вопроса в игре, и только в секторе «вопрос от соперника». То есть, если команда попадает на такой вопрос. Остальные вопросы придумываются либо нашими пользователями, либо мы сами их разрабатываем.

– Вы сказали, что была продумана система, как людей подключать. Как происходит общение внутри всего этого чата? Всё это было разработано вами?

– Мы взяли за основу программу «Вентрило», которая сейчас, кстати, уже не так популярна. Сейчас, в основном чаты перешли на другую платформу, на «Тинтал». Эта программа вообще геймерская, то есть люди, которые играют в сетевые игры, используют подобную программу для координации своих действий. Мы ее стали использовать как площадку для каких-то культурных, творческих проектов.

– У вас есть блок в работе – изучение иностранных языков, то есть пользователи приходят и могут полноценно изучить язык. Почему вы взялись за эти проекты?

– Да, на сегодняшний момент это эсперанто, английский, французский, испанский и польский. Начиналось все с эсперанто. У моего отца однокурсник Вячеслав Суслов из Самары является одним из активистов движения международного языка эсперанто. Он предложил организовать его изучение посредством чата. С этого все и началось. Впоследствии эсперанто перешло в ведение Николая Васильевича Соломинцева, он сейчас этим активно занимается, продолжает набирать молодых людей, которые практически с нуля начинают изучать язык. И, в общем-то, даже сейчас эсперанто используют в качестве реабилитации. То есть, вот у него занимается женщина после инсульта, ей нужно развивать речь. Она посредством изучения языка эсперанто совершенствует речь, развивает ее, учится снова говорить. Когда эсперанто уже немножко развилось, появились у нас иностранцы, которые тоже владеют языком эсперанто, французы, японцы стали приходить к нам.

Они попадали к нам через активистов эсперанто движения, через того же Николая Васильевича, через Славика Суслова. Но поскольку они приходили из Франции, Испании, Италии, Японии, Болгарии, людям стало интересно познакомиться ближе с культурой этих стран, с их языком. Так, собственно говоря, появился испанский язык. Изначально его начинал вести один из эсперантистов Рафаэль, он сам из Испании, но наши ученики не очень хорошо владели эсперанто. То есть нужен был фактически переводчик с эсперанто на русский, при этом еще как бы объяснять нужно было испанский. Было достаточно сложно, поэтому за ведение испанского языка в итоге взялась Татьяна Мухаметшина. Постепенно появилось желание изучать английский язык, нашлись люди, которые стали заниматься обучением английского языка. А уж французский язык – это вообще была отдельная история. Один из наших тоже одесских активистов Юрий Александрович Логинов организовал в свое время  в Одессе обучение группы школьников при французском культурном центре, и там познакомился с преподавательницей французского языка Полиной Белоус. Позднее Полина просто пришла в «Винтрилу» и стала преподавать французский язык на такую совершенно уникальную аудиторию. Сейчас у нее дело очень хорошо продвинулось, и продолжают учиться.

–  А еще, Светлана, расскажите о моем любимом из ваших проектов, я обожаю ваши спектакли, радиотеатр. Как, если немного так кухню приоткроете, вы репетируете, собираетесь как-то вместе? Или каждый записывает где-то у себя, и потом это все сводите?

– На самом деле кухня очень простая, мы собираемся единожды, когда предлагаем какой-то сценарий новый. Мы собираем тех, кто хотел бы в этом поучаствовать, проводим кастинг.

– Кастинг?

– Смотрим по голосам,  смотрим по качеству записи. К сожалению, все пишутся в домашних условиях, не в студийных, поэтому приходится отбирать тех людей, у которых качество записи будет все-таки более-менее высоким. Дальнейшее  общение происходит, в основном, только между артистом и режиссером. Высылается текст, человек его записывает, присылает режиссеру. Если режиссер одобряет, значит остается запись. Если нет,  человек переписывает, переделывает все в соответствии с требованиями режиссера.

– Насколько сложно стать пользователем чата «Вентрило»?

– На самом деле ничего сложного в этом нет. У нас все предусмотрено, зарегистрироваться нетрудно, достаточно отправить электронное письмо на наш администраторский ящик, он указан на сайте и во всех письмах он есть: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  В нем нужно указать имя, фамилию, город проживания, желаемый логин латинскими буквами, адрес электронной почты и написать, откуда узнали о чате. Или написать, кто рассказал. Мы просто знаем источник, откуда поступила информация, и помогаем человеку зарегистрироваться. Плюс, если человек недостаточно хорошо владеет компьютером, просто даже в той же заявке на регистрацию можно указать – нужна портабельная программа. Наша техподдержка обязательно все сделает, настроит и вышлет портабельную программу, которую просто распаковываешь. Она уже настроенная, и ей можно пользоваться.

– Я так понимаю, это некоммерческий проект.

– Да, это все исключительно на добровольных благотворительных основах. Те, кто хотят заниматься подобной благотворительностью, они ею, в общем-то, уже занимаются. Материально, конечно, мы не можем никого заинтересовать, и мы ничего не можем предложить.

***

Самарский городской чат был создан по инициативе Самарской областной специализированной библиотеки для слепых, что и отличает его от других подобных ресурсов. О своем проекте рассказывают директор Самарской областной библиотеки для слепых Тюгашова Валентина Викторовна и сотрудник библиотеки Грызунов Александр Викторович.

– Валентина Викторовна, ваш чат работает на базе библиотеки для слепых. Это немного необычно, потому что, как правило, директора библиотек не склонны развивать такую деятельность. Почему вы решили все-таки  создать чат и работать в этом направлении? Что вас к этому подвигло?

– Меня подвигло к этому участие в других чатах, которые существуют для незрячих. Я поняла, что в библиотеке это вполне реально можно и нужно делать для того, чтобы проводить и свои мероприятия, и взаимодействовать с сотрудниками. У нас несколько помещений, обособленные подразделения. В общем, это хороший ресурс, который помогает продвигать и услуги библиотеки, и книжный фонд. И когда в 2012 году у нас появилась такая возможность, я предложила Александру Викторовичу Грызунову, нашему программисту, подумать на эту тему. Он сказал, что все реально,  сделаю.  С 2012 года он у нас работает.

– А  ваш сервер, то есть  ваше оборудование – у вас находится?

– Да, ни от кого не зависим.

– То, что ваш чат – библиотечный, как-то отражается на его работе? Соотношение просто общения и библиотечных мероприятий как на работу чата влияет в целом?

– Библиотечный чат – это библиотечные мероприятия. Это главное, что здесь должно проходить. Остальное – общение, тифлотехника, компьютерные технологии – это  инициатива Александра Викторовича и его жены Ольги. Всё общение, которое происходит помимо библиотечной деятельности, в основном, держится на этих двух энтузиастах. Библиотечные мероприятия у нас проходят по плану, и они направлены, как у любой библиотеки, на раскрытие фонда, на продвижение книги.

– А что у вас происходит кроме библиотечных мероприятий?

– Кроме библиотечных мероприятий у нас есть комната «Планета Андроид», где люди приходят и общаются на тему изучения «Андроида». Об этом лучше Александр Викторович расскажет, потому что я особенно в это не вникаю. «Музыкальный сундучок» – проходят мероприятия, которые рассказывают о ретро музыке и вообще о музыке, которую интересно послушать людям. «Юридическая помощь» – один раз в месяц выступает юрист и отвечает на наиболее интересные для людей вопросы.

– А ваш чат доступен круглые сутки?

– В принципе, он работает круглые сутки. Но про мероприятия или посиделки сообщается в рассылке.

– Сколько пользователей приходит в ваш чат? Какая бывает заполняемость? Каким образом вы это отслеживаете?

– Здесь все зависит от мероприятия, от интереса, который оно вызывает.  Я могу признать, что у нас пока не очень много бывает народа. Но если мероприятие вызывает интерес, то приходит и 35, и 50, а иногда и 5 приходит, если мероприятие оказывается людям неинтересно. То есть разброс большой. Максимально, думаю, человек 45.

– Ваш чат немножко вам мешает, или, наоборот, в помощь? Как вы это оцениваете?

– Конечно в помощь, это важно для людей, которые не могут выйти из дома, но пользуются нашим сервером. У нас тоже есть сервер с книгами в специальном формате с криптозащитой. В нашем фонде 12250 книг, и мы для этих людей рассказываем о книжном фонде и о книгах вообще. Не все могут прийти на обычные мероприятия, и почему бы виртуально не пообщаться друг с другом? Это прекрасный инструмент для работы. Я  рада, что он у нас есть и всегда говорю, что Александру Викторовичу большое спасибо за то, что он отозвался на мой призыв и сказал, что это возможно сделать.

– Ваши посетители не только из Самары?

– Нет, конечно, они не только из Самары, они все из самых разных концов земного шара.

–  А теперь можно несколько вопросов Александру задать?

– Конечно, нужно даже.

К беседе подключается Александр Грызунов.

– Александр, насколько должен быть опытный пользователь, чтобы быть в вашем чате?

– Вообще программа очень простая. Она в свое время была разработана для командных игр через интернет, то есть для зрячих, в принципе, программа придумана. Но слепые взяли эту программу на вооружение. Она портабельная, то есть ее достаточно настроить и можно даже с компьютера на компьютер переносить. Там единственная трудность – нажимать какую-то горячую клавишу. Нажимаем клавишу, например, «Ctrl», и как по рации говорим. То есть ничего больше не нужно знать, даже попросить можно близкого человека запустить программу, а далее вы попадаете в горячие, как говорится, объятия администратора.

– Расскажите, пожалуйста, что все-таки у Вас происходит интересное? Контент ваш весьма разнообразен, как я понимаю?

– Да, очень разнообразный. Причем это  иногда зависит от того, что конкретный ведущий хочет рассказать. А ведущими у нас являются чаще всего даже не библиотечные работники, а именно активные читатели, которые хотят вот таким образом самовыразиться.

– Выходит, что у вас благодаря вашему чату еще есть возможность самовыражения для ваших читателей?

– Конечно, и они меняются. Одно время у нас были интерактивные викторины, сейчас вот перешли в фазу различной бытовой техники, «Андроиды»  и так далее.

В. Тюгашова: Это удивительное дело! Я всегда поражаюсь тому, насколько наши читатели потрясающие люди. Те, кто берется вести эти программы, обладают  хорошей речью. Допустим, Ольга Лещинская обучала работе в социальных сетях. Я всегда поражалась, насколько у нее хватает терпения по многу раз одно и то же, возвращаясь, проходить. Или, допустим, кулинарные какие-то рецепты. Настолько творческие вещи порой бывают. Борис Александрович Клименко, – думаю, его многие незрячие Российской Федерации знают, – это кладезь музыкальной информации. Он как-то так удивительно чудесно ведет, – сидишь и слушаешь, и невозможно оторваться от того, что он рассказывает.

– Какими вы видите дальнейшие перспективы развития вашего чата? Вы будете продолжать искать что-то новое, увеличивать количество пользователей?

– Перспективы? Мы же не ставим себе задачу завлечь как можно больше людей. Будет интересно – будут приходить. Не будет интересно – приходить не будут. Тематику планируем. То есть у нас всегда будет старая добрая классика, это  библиотечное дело. Все остальное будет зависеть от запросов, требований и веяний времени, и от того, что будет интересно нашим людям.

***

Еще один популярный и посещаемый голосовой чат со сказочным названием «Теремок». О своем проекте рассказывает гостеприимная хозяйка уютного «Теремка» Тамара.

– Тамара, скажите, пожалуйста, сколько лет существует ваш чат?

– Мы открыли его в феврале 2013 года.

– А чем вы занимались до того, как решили создать голосовой чат? Как вы пришли к идее заняться голосовым чатом?

– Я зарегистрировалась на другие чаты, меня туда привели друзья, рассказали, что и как. Я в первый раз сильно боялась туда заходить. А потом мне это  понравилось, захотелось самим что-то создать. Мы на другом чате тоже начали концерты делать. А потом открыли свой чат. Потому что, когда не на своем чате, у них там свои правила, свои предпочтения. Мы открыли свой чат. И там уже, конечно, у нас команда есть. Есть ребята, которые минусовки находят, есть, которые что-то в интернете могут найти, какой-то сценарий. Мы спектакли делаем. Сначала мы сценарии раздаем, каждому распишем, кому что, и они присылают голоса. Наши  операторы, которые хорошо в компьютерах разбираются, в звуковых редакторах, – они могут эти голоса чистить от шумов, звук подравнять, расставить, подобрать звуки, сделать классные спектакли.

– Давайте поподробнее поговорим о ваших программах. Вы делаете спектакли, практически это радиотеатр, я так понимаю? И какие вы ставили спектакли?

– «Сказка про мужичка, Бабу-Ягу и злую жену». Это маленький спектакль был. Потом побольше спектакль наш был – «Кот в казаках». Мы находили минусовки, аранжировки даже некоторые делали, под гитару пели, – чтобы они подходили к этому спектаклю. Затем «Суд над осенью». Очень хороший спектакль был. Тоже нашли в интернете, переделали под наш «Теремок», всех заинтриговали. Все  говорят: «Будет на «Теремке» суд, приглашаем всех на суд».

– А что еще кроме спектаклей? Я знаю, концерты у вас проходят интересные, творческие вечера?

– Да, да, тоже у нас много. Многие ребята из незрячих выступают и красиво записывают классные песни. Они присылают нам песни своих друзей, знакомых, свои песни записывают. Если нам необходима песня, именно на определенную тему, ребята находят минусовку, присылают. Говорю: «Надо, чтобы ты мне спел (или спела) эту песню. Тебе срок – неделя или сколько надо»? Собралась большая база  записей, песен. На каждого артиста заведен свой альбом, своя папочка. Когда необходим нам какой-то концерт, мы идем в эту базу, берем оттуда нужные  песни. Потом сочиняем к ним подводки или стишки. У нас поэты есть, которые сочиняют. У нас есть программка «Вдохновение», туда присылают только авторские песни и стихи. Кроме концертов есть кроссворды, каждый вечер ребята собираются в комнате. Кто свой кроссворд принес, кто какие-то загадки, все вместе разгадывают. Потом еще игры по воскресным дням. Там уже командами по несколько человек играют.

– А какие у вас комнаты в чате?

– Библиотека есть. Там, кстати, много файликов выложено. Есть комната «Ресторан коннект», мы там часто празднуем дни рождения. Кто хочет, присылает свои музыкальные открытки, стихи, поздравления. Мы из этого делаем такую передачку, концерт, и все слушают этот концерт, желающие могут скачать. Есть «Концертный зал», комната, где выложены наши все концертные программы. Есть «Подземный переход», мы придумали такую комнату для прикола. Туда все музыканты собираются вечером, делятся своими записями, просто общаются. «Соловьиная роща» есть, просто такое название. «Каштановая аллея», «Театр у микрофона», там мы крутим радиоспектакли готовые, которые из интернета скачали. Объявления есть, – у нас в коридоре висят, и в рассылку даем объявления. Все программы идут  в определенное время, то есть можно одну неделю походить к нам, записать себе, что, где, когда происходит, и уже приходить. Все программы начинаются минута в минуту, без всяких задержек. Есть «Киносеансы», крутим фильмы с тифлокомментариями. Еще комната есть «Моби мир»,  где люди изучают различные программы на телефонах.

– Где-то в рассылках было,  что у вас  и OsmAnd изучали.

– Да-да-да.

– А сколько у вас посетителей?

– 1509 человек у нас зарегистрировано. Дело в том, что у нас приходит на концерты человек 70-80, 100, и больше приходят. А так по вечерам человек 20-30 сидит на портале каждый вечер. А по OsmAnd`у, по Андроиду многие приходят. У нас Александр Пивень и Светлана Цветкова знакомят с новыми программами, они людям доступно все необходимое объяснят, расскажут.

– А возраст ваших пользователей?

– Ой, да не имеет значения, от 15 до 80 лет, и школьники есть.

– Я к тому, что даже люди в возрасте могут освоить эту программу.

– Конечно. У нас есть женщина 65 лет, может, даже уже больше. Она поет, сама сводит эти песни, трехголосье, четырехголосье накладывает, сама умеет на компьютере все это делать, классно у нее получается. Мы каждый концерт ставим ее песни.

– А как вы боретесь с хулиганством, если вдруг кому-то придет в голову?

– Правила есть, нельзя материться, нельзя обижать друг друга, оскорблять, у нас этого нет практически. За два года только один такой товарищ был, которого мы за это забанили. Он просто не сможет зайти на сервер, заблокирован будет. Вообще-то у нас есть комната такая, называется «Без тормозов». Бывает такое, что какую-то песню хотят прокрутить, не совсем приличную...

– То есть, пожалуйста – туда, и там уже...

– Да, и там крутите. Или когда вечером совсем поздно, могут детки зайти с родителями слушать. То есть «вот такого» у нас нет, никакой пошлости. Всякая политика, разборки, – мы тоже это исключаем, потому что тут все равно никто не сможет никому ничего доказать. Мы в этом убедились, и только перессориться  можно из-за этого. А у нас люди с разных стран, различных вероисповедований, поэтому мы стараемся это пресекать.

– А название «Теремок», как вы его придумали?

– Я живу в Киеве на массиве «Теремки», и так получилось, что доменное имя у меня было tamara.teremki.ua. Ну, раз оно уже есть «теремки», «Теремок» пусть будет, – сказочное, уютное. Оно как-то сразу вызывает теплоту, улыбку.

К сожалению, временные рамки нашего материала ограничены, и мы не можем рассказать обо всех существующих на сегодняшний день, голосовых чатах. Но с уверенностью можем сказать, что они объединяют незрячих пользователей интернета, предоставляя разнообразные возможности для общения, саморазвития и самовыражения, являясь также и развлекательно-познавательным ресурсом. Важно и то, что какой бы чат не выбрал пользователь, везде его ждет радушный прием администраторов и посетителей, интересное общение и масса положительных эмоций

Репортаж о VIII открытом Кубке ВОС КИСИ Республики Татарстан

 

Марина Платонова

 

 17 апреля на сцене Культурно-спортивного реабилитационного комплекса Татарской региональной организации прошел VIII открытый Кубок ВОС Команд Интеллектуального Современного Искусства Республики Татарстан.

Подобное интеллектуальное состязание проходит раз в два года. Приезжают все желающие, команды из разных городов России. В этом году на открытый кубок КИСИ Татарстана приехали участники из Владимирской области, Краснодара, Красноярска, Москвы, Омска, Саратова, Ульяновска, а также из Мордовии и Чувашии. Татарстан представляли  шесть команд. Утром перед началом игры в здании нашего Культурно-спортивного реабилитационного комплекса было шумно и весело. Радость встреч, общение, легкое волнение перед игрой. Среди участников мероприятия я встретила много давних друзей и знакомых. Например, Рифката Гардиева из Чистополя. Рифкат Гариханович, капитан команды «Провинциалы», – игрок со стажем. Разумеется, в беседе мы не обошли тему интеллектуальных игр.

– В этом году исполняется двенадцать лет, как команда Чистополя стала играть в КИСИ. Впервые это произошло в марте 2003 года на игре «Казан-Байрам», где неожиданно для себя мы завоевали кубок Татарстана. Интеллектуальное движение среди незрячих именно тогда зарождалось. И с тех пор мы провели очень много игр, не все они были такими успешными, к сожалению

– А чего ожидаете от сегодняшней игры, каких эмоций?

– Каждая игра это праздник, прежде всего, праздник общения, праздник узнавания чего-то нового, праздник новых знакомств, новых впечатлений. Так что победа для нас не самоцель. Главное здесь олимпийские принципы, участие в этой замечательной игре, которая была придумана лет пятнадцать назад и до сих пор успешно продолжается.

***

 Среди опытных игроков на открытом кубке КИСИ Татарстана были и новички. Например, Олеся Гавриленко из Чебоксар.

– Олеся, ты приехала впервые на игру?

–  В игре участвую впервые, хотя наша команда играет уже не первый год.

– Как называется ваша команда?

– Наша команда называется «Азамат».

–  Скажи, пожалуйста, чего ты ожидаешь от игры сегодняшней?

– Во-первых, хотелось бы вообще посмотреть, как проходят такие масштабные кубки, потому что в первый раз выезжаю на такие мероприятия. Хотелось бы, чтобы наша команда выступила достойно. И, как минимум, попала в финал.

***

После торжественного открытия мероприятия команды представили на суд жюри и радость зрителей свои творческие визитные карточки. Давайте послушаем выступление команды «Симбирские сквозняки» из Ульяновска.

Ульяновск: Внимание, главные новости. Первая новость, которая сегодня потрясла весь Приволжский Федеральный округ. В городе Ульяновске на базе КСРЦ ВОС открылся институт четвертого возраста с отделением «Кому под 90». И наш собственный корреспондент посетил это уникальное учреждение.

Добрый день, дорогие зрители. Герой нашей программы, неувядающий на ветру, не поддающийся сквознякам, клуб «Кому под 90». И они уже 90 лет шагают по жизни. Ну, некоторые сидят или лежат... под лозунгом «Умным ты будешь, кого не спроси, если будешь играть в КИСИ». Ну, а нам, как известно, очень-очень интересно, как же было тогда, 90 лет назад. Как жили, чем дышали наши участники клуба.

(Юмористический фрагмент)

– Да-да, с мобилами не расставайтесь...

– А что это дедушка все время головой качает?

– Так это наш музыкант?

– В смысле?

– Гляди. Але, але! Девушка, девушка, мне Дормидонтыча. Дормидонтыч, я тебе трек послал. Если понравится – один раз по батарее стукани, а если не понравится, два раза долбани. Ну, я на связи, на скайфе...

– На скайфе... да-да.

– Не диктаторы мы, а дикторы.

– Да какая разница?

– А вот такая, дикторы отвечают на вопросы, а диктаторы их оценивают, тундра!

***

Потом началось интеллектуальное состязание. По итогам трех отборочных туров три команды вышли в финал. А затем пятерку победителей дополнили две команды из полуфинала. Думаю, наилучшим образом атмосферу игры передаст фрагмент ее записи.

(Фрагмент записи игры)

– Итак, господа, я понимаю, что все устали, но осталось еще немного. В финале мы с вами разыграем без всяких тем 28 вопросов. Вопрос получает команда «Провинциалы». Дорогие земляки из города Чистополя, слушаю вас.

– Номер 10.

– Номер 10. Спекулянты грампластинками назывались «утюгами». Ваша задача – через 30 секунд вспомнить или догадаться, как назывались спекулянты книгами. Время! Слушаю вас, «Провинциалы».

– Ой, честно сказать, версии нет. Ну, скажем, давайте «букинисты».

– Букинисты.

– Дальше.

– Что Москва скажет?

– Чайники.

– Чайники. Что думает «Зеленая улица»?

– Самовары.

– Самовары. Что думает «Красный Яр»?

– Ну, книжные черви.

– Книжные черви. И последняя команда у нас – сборная Краснодарского края. Слушаю вас.

– Кирпичами или каменщиками еще их звали.

– Их называли «чернокнижники». А догадаться можно было вполне.

***

Думаю, вам интересно узнать, кто же стал победителем открытого кубка КИСИ Татарстана. В этом году первое место заняла команда «Красный Яр». Кубок с фигуркой совы уехал в Красноярск. После игры я побеседовала с представителем победившей команды. Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

– Меня Антон Нечаев зовут, это команда «Красный Яр», город Красноярск.

– Вы вчера победили на открытом кубке.

– Да, мы победили, слава Богу.

– Какие впечатления и эмоции?

– Впечатления очень хорошие. Была интереснейшая игра, нервная, даже местами скандальная, много было разборок. И это мне понравилось, потому что это показало, какой на самом деле накал страстей царил, и как люди переживали, насколько для них все это серьезно. Мощный выплеск энергии был. Это было незабываемо, на самом деле. Мы очень рады, что мы победили.

– Я вас поздравляю от души. Всю вашу команду.

– Спасибо большое.

– А вы не в первый раз участвуете на нашем Кубке Татарстана?

– Нет, я лично не первый раз. Но Красноярск первый раз, в принципе победил, хотя это пятое участие. Мы выигрывали здесь Россию, но Кубок Татарстана нет, это первая победа. Она тем более ценная, несмотря на то, что Кубок Татарстана и Кубок России – разный масштаб. На самом деле Кубок Татарстана представительней, больше команд, борьба идет более ожесточенная.

– Приятно слышать.

– Приятно, приятно было выиграть именно этот приз.

Я как участница игры получила массу позитивных эмоций и немало новых знаний.