Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Хозяйствовать по-хозяйски

МОДЕРНИЗАЦИЯ ПО-СОВРЕМЕННОМУ

 Помню, лет тридцать тому назад на одном из совещаний в российском Госплане, где защищались заявки на высокопроизводительное автоматизированное оборудование, бывшее в то время большим дефицитом, один из ведущих экспертов никак не мог понять, для чего оно нужно ВОС. Пришлось задавать ему встречные вопросы. Как без такого оборудования модернизировать производство и обеспечить выполнение социальных и коммерческих задач, стоящих перед предприятиями Общества? Как выпускать продукцию надлежащего качества, да и про рентабельность не забыть? Как в жёстких рамках нормативного соотношения незрячих и зрячих организовать работу десятков тысяч слепых, трудоустроенных на наших предприятиях?

Надо отдать должное руководству Госплана — многие из наших заявок удовлетворяли. Подобное оборудование внедрялось на Таганрогском, Белорецком, Ленинградском № 4, Московском № 8 и других УПП. Разумеется, автоматизация технологических операций требовала перестройки всего производственного процесса, что позволяло успешно продвигаться вперёд, осуществлять качественное рациональное трудовое устройство слепых и получать приличную прибыль. Как же модернизируется производство в наших хозяйственных обществах сегодня?

Диверсификация

Совсем недавно в ООО «Глазов. Электрон» ввели в действие новую производственную линию по изготовлению жгутов проводов для бытовой техники. Поздравить глазовцев приехали глава Республики Удмуртия Александр Васильевич Соловьёв и глава города Глазова Олег Николаевич Бекментьев. Не сразу предприятие, отметившее своё семидесятилетие, подошло к этому: путь от верёвочной мастерской до современного  социально-производственного комплекса  совсем непрост.  Оглядываясь  назад, можно смело утверждать, что спасительной здесь оказалась диверсификация, то есть преобразование производства в совокупности направлений.

Вот что рассказывает об этом генеральный директор Габит Мансурович Муллахметов: «Были в жизни предприятия лапти, мочалки, корзины, щётки.  Но вот уже почти полвека выпускаем жгуты проводов для электрооборудования автомобилей и мотоциклов. Первым заказчиком стал завод «Ижмаш», один из ведущих производителей автомототехники в стране, с помощью которого началось освоение. Он и ныне наш крупнейший потребитель. Уже в двухтысячные годы освоили производство автопроводов для классических моделей автомобилей ВАЗа. При переходе завода на новые модели пришлось изрядно потрудиться, чтобы обеспечить выполнение его жёстких требований к смежникам. Основное среди них — сертификация по стандарту ISO 900, регламентирующему менеджмент качества выпускаемой продукции. Работа по подготовке к ней проводилась тщательно. При анализе выявился ряд существенных недостатков, особенно много претензий было к уровню квалификации персонала. Потребовалась серьёзная реорганизация технологических процессов. Только в 2013 году в техническое перевооружение было вложено более тридцати миллионов рублей. Приобрели комплект нового оборудования для обработки кабеля, комплекс для ультразвуковой сварки, установку для монтажа термоусадочных трубок и другое. С большой ответственностью подошли к организации контроля качества, установили многочисленные стенды для проверки готовой продукции. Значительная часть оборудования оснащена устройствами, автоматически блокирующими процесс обработки при отклонении от заданных параметров. На предприятии внедрена так называемая система «Допуск», когда сборщик ежедневно допускается к выполнению задания только в случае, если первое изготовленное изделие соответствует техническим требованиям.

 Наибольший эффект модернизация даёт при её комплексном проведении. Пришлось заниматься производственными и складскими  помещениями, инженерной инфраструктурой. Ввод новой компрессорной  системы осушения воздуха положительно сказался на качестве изделий и их себестоимости. Немало потрудились над оптимизацией внутренних грузопотоков. Внедрили электронную систему проектирования для разработки конструкторско-технологической документации. Особое внимание стали уделять подготовке и повышению квалификации персонала. Большая группа руководителей и специалистов прошла обучение в Академии качества альянса Renault-Nissan-АвтоВАЗ.  Открыли учебный класс, где регулярно проводятся семинары и тренинги.

Усилия не пропали даром, мы успешно прошли аудит французской компании UTAG, сертифицировавшей многие предприятия, в том числе и автозавод в Тольятти. Год назад получили вторичный сертификат на три года. В 2016 году стали лауреатами  премии главы Республики в области качества продукции. Все это позволило завоевать доверие и вазовцев, и Ижевского автозавода. Мы являемся авторизованными поставщиками комплектующих для выпускаемых ими транспортных средств. Иметь партнёрами таких гигантов здорово, и мы стремимся развивать связи с ними.

 Но... Сегодня наш Автопром переживает, к сожалению, не лучшие времена. «Мерседесы» и «тойоты», «рено» и «дэу», «форды» и «киа», тысячи других «иностранок» теснят наши авто. Да и сами заказчики выдвигают всё более жёсткие условия, особенно по ценообразованию. Сказывается и изменение курса рубля — стоимость комплектующих для наших изделий возросла, а отпускные цены не изменились, что, естественно, ухудшает финансовое положение предприятия. Так что работать с ними совсем непросто. Народная мудрость гласит: не кладите все яйца в одну корзину. Вот и мы задумались над диверсификацией своего производства, начали изучать другие сегменты рынка жгутовой продукции. Выявили большой спрос на неё для бытовой техники. Решили найти здесь свою нишу. Десять лет назад начали реализовывать инвестиционный проект по подготовке производства  жгутов для стиральных машин, выпускаемых работающей в России итальянской компанией «Candy». Он позволил, скажу прямо, предприятию преодолеть последствия экономического кризиса 2008 года. При этом освоили ряд современных прогрессивных технологий. Одними из первых в России внедрили монтаж разъёмов на жгутах методом прорезания изоляции, обеспечивающий их высокое качество  и снижение производственных затрат. Применяем электроэрозионную обработку металлов на станках с числовым программным управлением, ведём ЗD-печать цельных трёхмерных объектов на основе цифровой модели. Проведённая модернизация производства привлекла к нам и другого изготовителя бытовой техники — турецкую компанию «Beko», получающую от нас узлы к холодильникам и стиральным машинам не только для работающих в нашей стране филиалов, но и для своих европейских отделений.

Сегодня объём выпуска жгутов для бытовой техники приближается к половине всего производства. Мощная материальная база, широкие технологические возможности, надлежащая квалификация рабочих и специалистов, высокое качество изделий, гибкие подходы к ценообразованию заинтересовывают новых партнёров. Рынок бытовой техники довольно стабилен, поэтому рост объёмов поставок комплектующих изделий для неё представляется нам весьма перспективным. Планируем провести очередной этап технического перевооружения.

 Один из самых сложных вопросов при модернизации — обеспечение полного и своевременного её финансирования. Скрывать тут нечего — без плодотворной работы с Центральным правлением ВОС и Правительством Удмуртии, оказывающими большую финансовую поддержку нашим планам, реализовать их было бы очень сложно. Она позволяет предприятию развиваться, мы вошли в двадцатку наиболее крупных производителей жгутов проводов, выпуском которых заняты свыше ста семидесяти человек, более половины из них имеют ограничения здоровья».

От ликвидации до устойчивого рынка

Свой путь модернизации прошло и ООО «Кунцево-Электро».  Лет пять назад его финансовое положение  было, скажем прямо, «аховым». Другого слова тут не подберёшь. Предприятие отставало с техническим перевооружением производства, не успевало осваивать востребованную продукцию, конкуренты начали вытеснять с рынка. Его ликвидация могла стать реальностью. Под угрозой оказалась судьба нескольких сотен работающих на нём незрячих.

Всё изменилось после того, как генеральным директором был назначен Валерий Александрович Моложаев, заслуженный машиностроитель Российской Федерации, возглавлявший до этого управление промышленности и экономики аппарата управления ВОС. С чего он начал? Конечно же, с поиска инвестиций, необходимых для технического перевооружения предприятия. Не каждому это удаётся. Моложаев сумел их найти. На заседании Координационного совета по делам инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при мэре Москвы, которое по инициативе нашей организации проходило на предприятии, он презентовал бизнес-план, аргументированно доказал необходимость его реализации и обратился к правительству города с просьбой о  финансовой поддержке. Мэр Сергей Семёнович Собянин, подчеркнув высокую социальную значимость ООО «Кунцево-Электро» для города и поблагодарив работников предприятия за серьёзную работу по трудовой и медико-социальной реабилитации лиц с ограниченными возможностями здоровья, поддержал инициативу. Вскоре правительство Москвы приняло решение о выделении ста двадцати миллионов рублей для проведения модернизации производства в целях сохранения занятости инвалидов.

 «Первый этап этого процесса начался с приобретения, монтажа и отладки нового оборудования, — вспоминает Валерий Александрович. — Запустили приобретённые высокопроизводительные автоматы для переработки литьевых пластмасс, пресс-автоматы для изготовления контактных элементов, высокоточное оборудование, необходимое при производстве и ремонте технологической оснастки, другие станки. В соответствии с современными требованиями переоснастили почти две сотни рабочих мест для инвалидов, оптимизировали условия труда. Не забыли и о повышении квалификации персонала. Проведённая работа позволила в сложной ситуации «остаться на плаву», в короткие сроки вывести продукцию на новый, высокий уровень, освоить несколько современных моделей, увеличить объёмы, сохранив при этом конкурентоспособные цены. На предприятии внедрена система контроля качества. Все изделия сертифицированы, защищены патентами, наша деятельность отмечена многими престижными российскими и международными дипломами и грамотами.

Потребителей привлекают высокое качество продукции, обеспечиваемое современными технологиями, постоянным контролем на всех стадиях производственного цикла. Применение пожаробезопасных, экологически чистых материалов, высокая степень электрозащиты, длительный срок службы, простота монтажа, современный дизайн — также отличительные черты наших изделий. Весьма важно и то, что одним из основных принципов нашей работы является ориентирование на удовлетворение потребностей покупателей. Мы всегда оперативно реагируем на их замечания и отзывы, готовы предложить поставки в сжатые сроки, а также товарный кредит, информационную и рекламную поддержку. На рекламу обращаем особое внимание, оперативно обновляем наш сайт, регулярно участвуем в различных выставках и ярмарках, таких как ежегодная международная выставка «Электро», электротехнический форум и другие.

 Всё это позволяет предприятию уверенно чувствовать себя на рынке, несмотря на жёсткую конкуренцию со стороны других производителей. Сегодня мы вошли в число ведущих компаний страны по выпуску розеток, выключателей, удлинителей, таймеров, других электроустановочных изделий, занимаем более одной десятой части их рынка в стране.  Наша  продукция распространяется во всех регионах России, представлена в крупнейших торговых сетях супер- и гипермаркетов Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и других городов. Востребована она и в ближнем зарубежье —   Беларуси, Казахстане, Литве, Узбекистане. Изделия серий «Оптима» и «Селена» получили одобрение ряда крупнейших московских строительных компаний и включены в реестр инновационных технологий и технических решений, применяемых при строительстве объектов городского заказа Москвы».

Сейчас ООО «Кунцево-Электро» — единственное предприятие, выпускающее электроустановочные изделия, продукция которого внесена в данный реестр. Медленно, но уверенно при поддержке Центрального правления улучшается финансовое положение хозяйственного общества. Главное же в том, что почти четыре сотни работников, среди которых более половины — инвалиды, обеспечены работой. Вместе с тем после модернизации кунцевцы по уровню технической оснащённости, условиям труда, доступности рабочих мест незрячих вновь в ряду ведущих предприятий ВОС. Чуть больше года назад генеральному директору ООО «Кунцево-Электро» В. Моложаеву вручили Почётную грамоту Московской городской Думы за заслуги перед городом.

Сегодня мы рассказали о том, как осуществляется модернизация производства на двух восовских предприятиях, но ведётся она на многих. Так, только в мероприятиях по реализации в 2011 — 2015 гг. программы ВОС по дополнительному трудоустройству инвалидов, улучшению условий труда и повышению доступности рабочих мест в рамках государственной программы Российской Федерации «Доступная среда на 2011 — 2020 годы» участвовала почти половина из них. В современных условиях модернизация производственных мощностей стала непременным условием формирования конкурентных преимуществ наших предприятий, успешного функционирования в современной непростой ситуации, без которого невозможно обеспечить решение одной из основных уставных задач Общества по трудовому устройству людей с нарушениями зрения. Примеры «Кунцево-Электро» и «Глазов. Электрон» тому яркое свидетельство.

Лев Либман,

кандидат экономических наук

При подготовке настоящей статьи использованы материалы, размещенные на сайтах: ВОС http://www.vos.org.ru ООО «Кунцево-Электро» http://www.k-electro.ru/ ООО «Глазов. Электрон» http://www.glazov-elektron.com/ насайтеhttp://ostec-press.ru/fdocs/publications/6/bulletin/2015-12-08/vvt7- 20/files/assets/common/downloads/publication.pdf насайтеhttp://special.mos.ru/pres

К 75-летию битвы за Москву

Москва за нами!

Историческая память неразрывно связана с людской.  Это обстоятельство объединяет прошлое и настоящее невидимыми нитями духовной близости, окропляя события далёких лет эмоциями современности…

Передо мной очень пожилой незрячий человек. Ему 95 лет. Но он не похож на старика. Моложав и общителен. У него быстрая ответная реакция.

Его телефон мне дала Вера Филипповна Букварёва, председатель Лосиноостровской МО ВОС, за что я ей очень благодарна, ведь Пётр Иванович Юрин — непосредственный участник одного из самых кровопролитных сражений Великой Отечественной войны — битвы за Москву,  75-летие которой мы отмечаем в декабре. Воевал в составе 38 Отдельной стрелковой бригады на Калининском направлении.

Мы беседовали с Юриным накануне этой знаковой даты. А спустя несколько дней ему вручили памятный знак «75 лет битвы за Москву», учреждённый правительством столицы. Он представляет собой стилизованное изображение медали «За оборону Москвы». На лицевой стороне изображена Кремлёвская стена, а на её фоне — легендарный танк Т-34 с группой бойцов на нём. На оборотной —  надпись «За нашу советскую Родину».

Мой собеседник продемонстрировал хорошую память, рассказывая свою военную историю. Я записала наш разговор на диктофон. И вот что получилось.

— Пётр Иванович, как осенью 1941 года Вы оказались под Москвой?

— Родился я в Казахстане. Отец работал стрелочником на маленькой железнодорожной станции Кудук. Здесь не было посёлка. Только служебные постройки.  Когда  я подрос, отец попросил, чтобы его перевели на станцию Аккемер,  где имелась начальная школа. Там я  пошёл в первый класс. Для дальнейшего обучения меня как сына железнодорожника отправили в Актюбинск, в школу-интернат, на полное государственное обеспечение. Я там жил и учился. В Актюбинске же окончил четырёхгодичный техникум связи с отличием. Имел право выбрать любое место работы в стране. Я предпочёл Южно-Уральскую железную дорогу, чтобы быть поближе к родителям. Не успел  обустроиться, как началась война.Всё остальное развивалось так стремительно, что я не успевал осознавать, что к чему.

— Что конкретно Вы имеете в виду?

— В первые же дни войны меня вызвали в военкомат. Приказали взять вещмешок и запас продуктов на три дня. Потом вместе с ещё пятью новобранцами, ничего не объясняя, не спрашивая согласия, в сопровождении сверхсрочника посадили на пассажирский поезд, следовавший в город Фрунзе — столицу Киргизии, которая сейчас называется Бишкек. Сколько мы его ни спрашивали, куда и зачем нас везёт, он не проронил ни слова. И только когда мы прибыли на станцию, отошли от неё примерно метров на 300 и приблизились к забору, то над воротами увидели надпись: «Фрунзенское пехотное училище». Так я стал курсантом. Проучился здесь месяца полтора.

— Как развивались события дальше?

— Осенью 1941 года во Фрунзе проходило формирование 38 Отдельной стрелковой бригады. Меня как специалиста отобрали в батальон связи. Командир, подполковник-казах Кагентуков, лично проверил меня.   Определили в отделение телеграфной  связи. Я должен был обеспечивать работу командного пункта. Когда сформировалась бригада со всеми необходимыми техническими средствами, в срочном порядке нас погрузили в товарные вагоны и на правах  курьерского поезда направили в Подмосковье. Мы двигались с большой скоростью. Даже замена паровоза происходила в живом темпе. На определённой станции нас уже ждал заправленный паровоз. Старый быстро отцепляли, новый соединяли, и мы практически без задержки продолжали путь.

Прибыв в Подмосковье, разместились в Мытищах. Мы все были в летнем обмундировании — по среднеазиатской погоде. Стоял ноябрь, месяц холодный, а осенью 1941-го температура оказалась даже ниже нормы.   К нам отнеслись должным образом. Выдали тёплое  бельё, ватные брюки и телогрейку, валенки, шапку-ушанку, рукавицы трёхпалые и белый маскировочный халат. Шинель надевали на ватную куртку. Выдали также лыжи. В один из памятных дней нас подняли по тревоге, и мы двинулись из Мытищ в направлении Калинина (сейчас Тверь).

— Пётр Иванович, из исторических источников я узнала, что на вашу 38 Отдельную стрелковую бригаду была возложена большая задача. Ей предстояло вместе с другими свежими силами задержать наступление немцев. Уничтожить противника в полосе Пено, Соколово, Великое Село, Сычёво, разобщить Демянскую и Старорусскую группировки противника, прикрыть правый фланг 3-ей Ударной армии. Бригада вела ожесточённые бои, прорвала оборону, глубоко вклинилась в расположение противника. Что Вы помните из тех трудных времён?

— Когда нашу бригаду без предварительной подготовки, без разведки ввели в бой, немцы уже начали отступать, их гнали от Москвы, и мы приняли в этом участие. Наша задача —  не дать немцам закрепиться.

Необстрелянные юнцы, мы впервые оказались на настоящей войне. Лично я испытал шоковое состояние и долго не мог из него выйти. Единственно верным способом внутренне собраться, не поддаваться эмоциям, было чёткое выполнение указаний офицеров, что я и делал. Помню, мы шли вдоль брошенной немецкой техники. Танки, бронетранспортёры, повозки стояли на обочине дороги. Бесхозные лошади бродили неподалёку.  Немцы рассчитывали на победу, готовились к параду на Красной площади и собирались продемонстрировать мощь своей армии. При отступлении же всё побросали. Единственная шоссейная дорога узкая, всего 8 метров. Спасали себя, а не технику. Немцев я не видел. А вот их машины и лошадей — да. Они особенно запомнились — настоящие ломовые. К технике нам подходить запрещали, опасаясь минирования.

Мы передвигались сначала на лыжах. А когда они  поломались, пешком. Это самый трудный период. Мороз, сугробы  по колено. Чтобы поспать, сгребали снег, укладывали на него лапник, а сверху стелили солдатскую плащ-палатку. По 10 человек плотным рядком ложились на брезент. Дежурный через каждые 30 минут заставлял нас переворачиваться на другой бок. При команде «подъём» быстро вскакивали и бегали на месте, согреваясь. Разводить костры не разрешалось, чтобы не привлекать вражеские самолёты. Немцы, отступая, оставляли после себя в наших сёлах только печные трубы. Что можно, взрывали, а что горело, поджигали. Местные жители скрывались, жили в окопах.

— Расскажите о том периоде, когда ваша бригада выполнила задачу по уничтожению противника, разобщив немецкую группировку.

— Когда мы достигли населённого пункта Пено, где разместился штаб бригады, наше отделение телеграфистов остановилось в уцелевшем доме, здесь жила чудом выжившая женщина. Домик состоял из комнаты и коридора. Там мы развернули средства связи, ходили дежурить. Это было на расстоянии 160 километров от передовой линии. Разделив немецкую группировку, мы не давали им возможности объединиться, чтобы наступать на Москву... Но ближе к весне возникли трудности. Растаял снег. Началось половодье. Вскрылись болота. Ожили речушки и ручейки. Снабжение продовольствием и боеприпасами прекратилось. Конные повозки не могли добраться до нас по бездорожью. Мы стали заложниками распутицы. Ели конину. А кожу конскую палили на костре, чтобы как-то её прожевать. Немцы жили припеваючи. Они размещались в деревне. Самолёты доставляли им всё необходимое. Они на наших глазах сажали на шоссе транспортные самолёты с продуктами, боеприпасами. А мы не могли даже стрелять. Нам говорили: два патрона в сутки, две мины на неделю. И только в случае, если немцы будут наступать.

Положение усугубилось, когда люди стали пухнуть с голода,  заболели цингой. Было принято решение выходить из этого  плена природной стихии. Поступил приказ всю технику потопить в болотах, миномёты взорвать, чтобы ничего не оставлять врагу. Уходили  налегке. Норма выдачи составляла в то время — сухарь на день. Мы должны  были переправляться через реку Ловать. Пошёл снег. Тем, кто не умел плавать, командиры рекомендовали приспосабливаться самостоятельно, применяя имеющиеся средства. Одни использовали для переправы  куски дерева.  Другие  набивали хворостом палатку и держались за неё. Хорошо, что в детстве я научился плавать. Помню, разделся до нижнего белья. Сапоги сбросил в реку, винтовку тоже. Надо было преодолеть метров 40 — 50 в ледяной воде.  Последнее, что я помню, то, как отчаянно цепляюсь за  береговой кустарник. Потом потерял сознание. Очнулся лежащим на столе, две медсестры меня растирали. Подошёл врач, осмотрел, приказал дать спирту. Мне налили полстакана. Я выпил и отключился. Проснулся  через некоторое время уже в большом помещении бывшей конюшни. Рядом со мной на соломе лежали другие раненые. Думаю, их было не меньше 200 человек. Посредине стоял стол и фонарь «летучая мышь». Это был полевой госпиталь. Я не мог жевать. Десны кровоточили. Ноги опухли. Кормить меня начали так: одна сестра раздвигала рот ложкой, а вторая заливала в него бульончик. Три недели меня лечили.

— Как отражались эти тяготы войны на настроении солдат? Они жаловались хотя бы друг другу на трудности?

— Мыслей даже таких не было! Думать об этом не могли! Настроение только патриотическое. Все рвались в бой. Хотели побыстрее разбить врага, прогнать его с нашей земли.

— Насколько я знаю из исторических источников, ваша бригада, несмотря на то, что вынуждена была вывести свои части с намеченного рубежа, сумела быстро подготовиться к контрнаступлению. А что случилось с Вами лично?

— Когда я выписывался из госпиталя, врач сказал: «Сопровождающего мы вам дать не можем, но как идти, подскажем. Двигайтесь сначала прямо, а дальше по указателям». Их для ориентировки прибивали к деревьям с номером воинской части. Мне повезло. Нашёлся попутчик, тоже возвращавшийся из госпиталя. Но он нашёл свою часть раньше меня. Я же был очень слабый. Через каждые  10 — 15 метров останавливался и отдыхал. Три километра преодолел за полтора часа. Но всё-таки добрался к своим. После окружения бригаду собрали, сформировали заново. За проявленную отвагу в боях за Москву, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава  она была преобразована в 4 Гвардейскую отдельную стрелковую бригаду во главе с  полковником С. Даниеляном.

— Как дальше складывалась Ваша военная судьба?

— После Калинина нашу бригаду, с которой я не расставался всю войну, направляли на самые опасные участки. Новую технику дали, доукомплектовали. Повезли в сторону Москвы. Ростов проскочили, свернули на юг. Доехали до Астрахани. На баржах, пароходах по Каспийскому морю переправили технику в  Махачкалу. Погрузились на поезд. Добрались до Грозного. Там вступили в бой. Наша бригада трое суток не давала противнику захватить город. Отбила около 30 танков. Немцы вынуждены были повернуть в сторону Моздока.

Потом как имеющих хороший боевой опыт  нас перебрасывали по всему Кавказу. Где мы только не были! Целый год воевали на Кавказе. Освободили Новороссийск, пешком добрались до Ростова. Потом оказались на юге Украины. Дошли с боями до Днепра. Завоевали плацдарм около городишка Пятихатка. Немцы по 12 атак проводили, чтобы столкнуть нас в Днепр. Но мы твёрдо стояли.

Весной 1944 года после сильной артиллерийской атаки была прорвана немецкая оборона. Наша бригада освободила Николаев и, преобразованная уже в 108 Гвардейскую Николаевскую стрелковую дивизию, двинулась в направлении Одессы. Освободили этот прекрасный город. Представляете, какую встречу нам устроили жители! Потом был Тирасполь, левобережье Днестра, его правый берег оставался за немецкой и румынской армиями.

В августе 1944 года меня включили в передовой отряд стрелкового батальона, усиленный техникой, посадили на грузовые машины и по коридору, очищенному от мин сапёрами, ввели в бой. Предстояло преодолеть 40 км по бездорожью, захватить опорный пункт немцев в тылу и удерживаться там до прихода основных сил корпуса. Мы в течение приблизительно двух суток не давали противнику воспользоваться возможностями обороны.

Рассказывая о победном пути своей бригады, Пётр Иванович неожиданно остановился и осторожно спросил: «Хотите, я расскажу вам один интересный случай?» — «Конечно!»

— Когда мы захватили небольшой городишко в Румынии, то проезжая по местности, обратили внимание на высокий забор, к которому вела отличная гравийная дорога. Я попросил командира батальона разрешить посмотреть, что находится за забором.  Он долго не соглашался, а потом выделил  двух солдат с  ручным пулемётом, я взял ещё двух своих. Сел в машину, но за полкилометра до забора остановил её, послал на разведку солдата с переводчиком-молдаванином. Мы же развернулись на шоссе и приготовились к сопротивлению. Но они нам дали знак двигаться. За забором оказалась большая усадьба. Смотритель сказал, что хозяин сбежал в Бухарест, оставил всё своё хозяйство: пристройки, свинарник, коровник. В глубине двора находился трёхэтажный господский дом. Я заинтересовался им. Управляющий показал все его помещения — столовую со всей мебелью, подвал с собственной электростанцией, на втором этаже комнату хозяина со шкафами, в которых висели десятки костюмов и стояли десятки пар обуви. Я был ошеломлён таким количеством одежды у одного человека. Когда учился в техникуме, студента, имеющего два костюма, у нас считали богачом.  В комнате супруги хозяина тоже шкафы с десятками платьев, шляп, туфель. Потом мы спустились в винный погреб, где  были бутыли со спиртным. Увидели бочку с плавающим там размером с автомобильное колесо предметом. «Это брынза», — объяснил управляющий. Он хорошо угостил нас, а в дорогу налил три четверти ведра водки, а в скатерть завернул то самое  «колесо» брынзы. Когда мы показали гостинцы командиру батальона, он удивился, потом зачерпнул кружкой водку, выпил, зачерпнул второй раз и закусил брынзой. А возвратившись в своё подразделение, мои попутчики-солдаты вытащили из-за пазухи копчёную колбасу,  ветчину. Я их спрашиваю, где взяли? Да пока вы с управляющим разговаривали, мы пошуровали в кладовке, посрывали аппетитные окорока, отвечают. Конечно, «трофеи» разделили на всех. А я в первый раз в жизни такое изобилие видел.

Интересная  история произошла с Петром Ивановичем на пути к Победе. Картинка роскоши в хаосе войны, поразившая человека, привыкшего держать себя в строгих рамках, несовместимостью с его личным бытиём, внесла смятение в его душу и отложилась в памяти. По-человечески здесь всё понятно. А с точки зрения философии есть о чём поразмышлять. Но ведь война — это тоже жизнь со своими непредсказуемыми мгновениями и сюрпризами, которые в совокупности и создавали атмосферу тех суровых лет. Это надо учитывать в своих оценках...

— Пётр Иванович, а где Вы войну закончили?

— В Австрии, в городе Фрейштадте. Это на северо-западе, близ границы с Германией. Встретились там с американцами. Долговязые ребята. Обмундирование у них полушерстяное. А  мы до ручки дошли в своём изношенном состоянии. Город Фрейштадт  был разделён на две части. Одну контролировали мы, вторую — американцы. Для управления им была создана объединённая комендатура. Мне приходилось там дежурить. Американцы просили меня дать им покататься на лошадях — им это было в диковинку. У них техника, а у нас конные повозки... Помню, сядет рослый детина верхом на лошадь, а ноги почти до земли достают. И ещё. Говорят, что американцы не пьют. Неправда! Пьют они, конечно, как и наши солдаты.

— Скажите, а Вы как-то праздновали в Австрии  свою победу или отложили  это радостное событие до дома?

— После войны нам дали три дня отдыха. Тут солдаты развернулись! Мы отсыпались, пили, гуляли на полную катушку. Нас никто не контролировал. А потом месяц стояли в Австрии. Оттуда нам разрешалось отправлять посылки домой. Мне удалось отправить две посылки отцу. Когда я приехал домой, он сказал, что на половину первой  — это была ткань — он купил корову. Во второй я отправил сестре туфли и одежду. А мой однополчанин из Армении послал домой иголки для швейной машинки, которые были тогда в большом дефиците, и на них можно было неплохо заработать. Войну я прошёл от начала до конца. Дважды был ранен.  Оба раза на Кавказе. Первый раз в голову. Второй — в шею. 

— Медаль «За Оборону Москвы»  Вы когда получили?

— В 1944-м. Мы тогда стояли в Молдавии, в Тирасполе, и готовились к наступлению. В целом, у меня 40 боевых наград, в том числе орден «Отечественной войны» Iстепени, два ордена «Красной звезды», медали «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа». Все они хранятся у моего внука.

— Но Ваша военная служба продолжилась и после Победы. Почему?

— После войны  вместе с однополчанами я прошёл  1500 километров пешком от  Фрейштадта до Тирасполя. Там  продолжил дальнейшую службу в звании старшего лейтенанта. Когда началась демобилизация, меня категорически отказались отпускать. Оценили мои знания, отношение к делу. Я сделал выбор в пользу военной карьеры. Поступил в Ленинградскую военную академию связи. После её окончания, уже имея семью, получил   назначение в Горьковское военное училище на  должность преподавателя, вёл цикл «военные радио- и радиолинейные станции». Это училище средним было, готовило специалистов для войск связи. Впоследствии  было преобразовано в высшее военное училище связи и переведено в Рязань. Там я был старшим преподавателем, потом начальником кафедры проводных средств связи. С этой должности в звании полковника в возрасте 55 лет и уводился с правом ношения военной формы.

Пётр Иванович очень хотел побольше рассказать о своей военной службе. Но мы были ограничены форматом жанра. Однако он уговорил вклинить в беседу два эпизода из времён своей работы в военных училищах, которые считал событийными. Оба они связаны с  Н. Хрущёвым.

Никита Сергеевич посетил Ленинград в 1957 году по случаю 250-летия города. Юбилей  отмечался на 4 года позже, притом дважды. На первое празднество Хрущёв не смог прибыть из-за пленума ЦК КПСС, а приехал месяц спустя. Тогда праздничные мероприятия специально для него повторили. Юрин видел Хрущёва на Московском вокзале, когда тот уезжал в Москву и махал шляпой провожающим. Второй раз увидел в Горьком, когда Президиум ЦК КПСС готовил решение о прекращении выплат по всем выпускам облигаций внутреннего займа, и Хрущёв приехал в Горьковскую область уговаривать рабочих и колхозников стать  инициаторами этого предложения. Когда он проходил мимо людей, стоящих за оцеплением, кто-то из толпы крикнул: «Кукурузник», «кукурузник»! Никита Сергеевич остановился, наклонился в сторону кричавшего и сказал: «Ну и что, что кукурузник».

Эти две встречи с руководителем страны он рассматривает как знаковые, отмеченные причастностью к исторической личности, пусть и неоднозначной.

Ещё Пётр Иванович вспомнил, как к ним в училище  приезжала с проверкой ответственная комиссия из центра, она особое внимание обращала на качество обучения. Руководитель посетил два занятия Юрина и при подведении итогов назвал его в числе двух лучших преподавателей. Это тоже не случайный момент в биографии, ведь отмеченный комиссией коллега стал его  верным другом, с которым они дружили до самой его смерти.

— Расскажите вкратце о своей семье.

— Моя супруга в Ленинграде окончила курсы кройки  и шитья. В Рязани работала по специальности. Два сына получили высшее образование. Оба стали работать  в Москве. Они офицеры. В столицу я переехал, чтобы быть поближе к детям. Министерство обороны предоставило мне вот эту трёхкомнатную квартиру, в которой я сейчас живу. Уже будучи военным пенсионером работал в Институте кинематографии начальником штаба гражданской обороны, потом начальником кафедры. Ушёл на пенсию, когда стал терять зрение. Но меня кинематографисты не забывают. Всегда приглашают на празднование Дня Победы.

— Чем занимаетесь, как принято у нас говорить, на заслуженном отдыхе?

— После смерти супруги я круглогодично находился на даче у сына. Она отлично приспособлена для зимнего проживания. Там я записал на кассеты всю свою биографию. Отразил не только участие в боевых действиях, но и наиболее интересные эпизоды жизни. В качестве наследства для  внука.

— Чем в настоящее время заполнен Ваш досуг, ведь его теперь так много?

— Записываю радиопрограммы военной тематики.

Вот такой у нас получился разговор с Петром Ивановичем  Юриным. Вроде бы простой. И в то же время не очень. О жизни вообще говорить сложно. И не потому, что она длинная или короткая, лёгкая или тяжёлая. Просто у неё каждый  миг — это откровение. Всё не охватишь, а упустишь одно, не поймёшь  остальное. Говорят, что жизнь прожить — не поле перейти. В этом есть определённая мудрость. Но с другой стороны, у каждого человека имеется своё «поле» как символ преодоления. У Петра Ивановича оно было не виртуальное, а настоящее, и не пахотное, а боевое. Он прополз и прошагал его под залпы вражеских орудий, полив собственной кровью. Ему есть что вспомнить, за что получить благодарность от потомков. Он знает, как страдания превращаются в радость, откуда берёт начало патриотизм и как зарождается понимание истины.  Нет, он не волшебник. Он просто с достоинством перешёл своё «поле», которое открыло ему тайны войны и мира, любви и ненависти, указав путь к спасению. Не только себя лично, но и всего человечества. Спросите его об этом. Думаю, он ответит. А ведь всё начиналось со священных слов «Москва за нами!»

 Валентина Кириллова

Реабилитация по существу

Неограниченные возможности     

Недавно Россия присоединилась к международному движению «Абилимпикс», скоро ставшему весьма популярным. Его название образовалось из сокращения «OlympicsofAbilities», что переводится как  «Олимпиада возможностей». За право участвовать в Национальном чемпионате по профессиональному мастерству незрячие боролись 26 октября в Волоколамском ЦРС. «Первый блин», вопреки поговорке, не получился «комом». Администрация и преподаватели отлично подготовились. Экспертам помог опыт участия в прошлогоднем Национальном состязании, а затем в мартовском Международном чемпионате, прошедшем в Бордо.

После вкусного и плотного завтрака состоялось  закрытое рабочее совещание организаторов и специалистов, которым предстояло выставлять оценки, а к  одиннадцати часам все участники и гости собрались в просторном кабинете сенсорики. Ещё до старта официальной части начинающий эксперт Алина Романовна Ритатова рассказала мне, что в преддверии конкурса преподаватели Центра прошли дистанционное обучение. В ходе скайп-конференций для них читали лекции и проводили видеоуроки. Оказалось, что на выполнение всех заданий отводится по 4 часа. Рабочие места определяются в ходе жеребьёвки. Организаторы проводят инструктаж по  техники безопасности, оглашают правила, выдают инструменты, информируют о количестве, качестве и размерах предоставленного материала, а также демонстрируют эталон  готового изделия.

Торжественное открытие началось с выступления вице-президента ВОС, руководителя проекта конкурса профессионального мастерства среди людей с инвалидностью по зрению Л.П. Абрамовой, входящей в Управляющий совет российского «Абилимпикса». В частности, было объявлено, что мастера будут соревноваться по девяти компетенциям: вязание на спицах и крючком, бисероплетение, макраме, лозоплетение, массаж,  резьба по дереву, перевод, обработка баз данных. Также Лидия Павловна отметила: «Проект навряд ли удалось бы осуществить, если бы отсутствовала государственная поддержка. Она выразилась в выделении средств в качестве гранта согласно распоряжению Президента РФ № 68 от 5 апреля 2016 года на основании конкурса, который провела общероссийская общественная организация «Союз пенсионеров России». Это и стало толчком для поступательного движения вперёд!»

От принимающей стороны взял слово генеральный директор ЦРС Сергей Иванович Степанов, пожелавший  удачи мастерам, и заранее попросил извинить, если вдруг всплывут какие-нибудь огрехи, ведь подобный масштабный тематический конкурс с огромным количеством участников проводится впервые. Также с напутствиями к собравшимся обратилась Светлана Михайловна Прохнич из «Союза пенсионеров России» и проректор РГСУ Альбина Ахатовна Бикбулатова.

После завершения церемонии участники разошлись по рабочим кабинетам, а представителей СМИ пригласили в актовый зал на пресс-конференцию. Оказалось, что аналогичные состязания параллельно проходили также в Бийске, Железногорске, Краснодаре и Екатеринбурге. Видеоконференция позволила наблюдать за тем, как  там соревнуются ещё более ста незрячих из тридцати трёх регионов. Прозвучал вопрос: «Кто работает экспертами в других городах?» На него подробно ответила А.А. Бикбулатова: «По заданию Министерства образования и науки перед проведением региональных этапов наш вуз подготовил 800 сертифицированных специалистов для всех субъектов РФ. Благодаря программе повышения квалификации они обладают навыками разработки технических заданий и умеют грамотно оценивать результаты соревнований. «Абилимпикс» развивает у инвалидов уверенность в себе и влияет на совершенствование профессионального инклюзивного образования. Сегодня проводится масштабная реформа этой системы как на среднем, так и на высшем уровне, с целью обеспечения доступности для людей с различными нозологиями. Ещё один дополнительный эффект проводимых мероприятий состоит в подготовке и формировании волонтёрских корпусов в субъектах Российской Федерации. Весомы заслуги экспертов ВОС в разработке методических рекомендаций по данной проблеме».

Член управляющего совета «Абилимпикс» Наталья Валерьевна Крель дополнила: «Состязания умельцев и рукодельниц проходят на единой соревновательной площадке, разделённой регионально.  Подведение итогов будет общим. Именно лучшие поедут на чемпионат России. Все зачётные задания обязательно прошли экспертизу со стороны ВОС». Ей же довелось отвечать на вопрос, даёт ли конкурс дополнительную мотивацию  для дальнейшего трудоустройства? В частности, она сказала: «Абилимпикс» расширил горизонты возможностей инвалидов и продемонстрировал их достаточно высокий уровень навыков и социализации, что позволяет успешно работать и содержательно жить! Несмотря на то, что на протяжении десятилетий межведомственные барьеры мешали решению многих задач, пожалуй, сегодня впервые удалось соединить разные министерства и ведомства, претендентов на достойное трудоустройство и потенциальных работодателей. На ближайшем чемпионате будет вестись предметный разговор о разработке и создании современных специализированных рабочих мест, а кроме того, об изменении структуры и требований по охране труда. Сейчас меняется вся государственная политика в области трудоустройства инвалидов, которая долгое время пробуксовывала. Ожидается очень серьёзный эффект для всех маломобильных граждан, государственной власти и общества в целом!»

«Как отбирались участники соревнований?» На этот вопрос снова ответила Л.П. Абрамова: «Состав профильных групп формировался по заявкам региональных организаций ВОС. Как известно, у нас сравнительно хорошо развит спорт, регулярно проводятся фестивали и другие мероприятия по социокультурной реабилитации, а вот общероссийские соревнования по профессиональному мастерству, к сожалению, отсутствовали. От членов Общества слепых периодически поступали предложения организовать творческие состязания специалистов в различных областях деятельности, призванные показать высокий уровень подготовленности незрячих, доказав их способность на равных конкурировать с условно здоровыми коллегами. Чтобы не затеряться на открытом рынке труда, инвалиды всех категорий должны быть коммуникабельными, образованными и целеустремлёнными, обладать силой духа и психологической устойчивостью, а главное — значительно превосходить зрячих в профессионализме и даже работоспособности. Только так можно избавиться от снисходительного отношения к себе!»

Благодаря огромной подготовительной работе грант на проведение конкурса выиграл ЦРС, поэтому его генеральному директору С.И. Степанову предложили рассказать об этом уникальном учреждении с давно устоявшимися традициями: «Волоколамский центр реабилитации слепых функционирует с 1978 года. В настоящее время в нём и его филиалах, расположенных в Бийске и Железногорске, работают высококлассные и очень опытные специалисты. Уже имеются попытки открывать подобные учреждения в регионах, но без накопленной методической базы и нужных профессионалов они вряд ли смогут качественно и эффективно помочь незрячим. Хочется верить, что конкурсы социальной направленности будут стимулировать дополнительное внимание государства к необходимости всесторонней тщательной профподготовки инвалидов по зрению и поспособствуют стабильному финансированию ЦРС, чтобы не повторилась катастрофическая ситуация, подобная приостановке нашей деятельности весной…» Я поинтересовался: «Сколько сотрудников было занято в подготовке масштабного форума и не сказалась ли она негативно на учебном процессе?» Сергей Иванович подчеркнул: «Конечно, в процесс был вовлечён весь дружный коллектив, но основная нагрузка легла на 15 преподавателей профессионального отделения. Занятия проходили в полном объёме. Слушатели выполняли задания по утверждённой программе и одновременно многие из них готовились к участию в конкурсе, а педагоги ради повышения квалификации  нередко жертвовали личным временем!» 

«Каков принцип выделения грантов?» — спросили у представителя грантодателя. С.М. Прохнич сообщила следующее: «В этом году было получено порядка 1200 заявок. Как правило, выигрывает не более десятой части претендентов. Победителей определяли независимые эксперты. После них работала комиссия, в которую входят члены Общественной палаты, представители Администрации Президента и ректора вузов. Они-то и приняли решение о финансировании данного проекта. Очень часто запрашиваемую сумму сильно урезают, но конкурс профессионального мастерства среди незрячих посчитали заслуживающим особого внимания, поэтому его финансировали на 100 процентов». Встреча с журналистами закончилась на позитиве, а напоследок нас попросили не разговаривать с конкурсантами во время состязаний, так как это противоречит строгим правилам «Абилимпикс».

В кабинете деревообработки соревновались мастера лозоплетения. Эксперт Надежда Николаевна Симакова продемонстрировала уже готовые изящные корзинки и рассказала о конкурсе: «Все ребята уложились в отведённое время. Помимо профильного материала, в декоративных целях соревнующиеся использовали разноцветные ленты и проявляли творческую инициативу, разумеется, в рамках разрешённых отклонений». Главным оценщиком в древнем и поныне актуальном ремесле выступал опытный преподаватель Виктор Григорьевич Комовкин. Все конкурсанты — его подопечные: трое ещё проходят курс обучения, а двое — выпускники прошлых лет. Занявший первое место Марат Мангутов приехал из мордовского села Пензятка, а его основной конкурент Николай Семенихин представлял Кимры Тверской области. Уверенные в успехе согруппники  не особо волновались и действительно боролись, в основном, между собой. В отличие от сокурсников Фарид Даутов из  Балашихи очень нервничал, что его и подвело — всего двух баллов не хватило, чтобы попасть в призёры. В результате это почётное место заслуженно досталось Михаилу Сенюкову из Рузы, работающему на одном из предприятий, выпускающем изделия из лозы. Полученная когда-то профессия довольно достойно обеспечивает его материальное благополучие.

В свою очередь резчики по дереву изготовляли и украшали кухонные лопаточки. В итоге места распределились следующим образом: Константин Рыжкин из  Нальчика — лидер, а в тройке — Павел Голяшев из Пермского края и  Алексей Соколов из Абакана. 

У кабинета компьютерных технологий, где проходила «Обработка баз данных», мне повстречался волоколамец Владимир Бедненко, занявший второе место в этой компетенции. Он рассказал, что хотя совсем недавно освоил табличный редактор «Exel», в котором пришлось работать, задание ему показалось нетрудным. Нужно было перенести таблицу из текстового редактора в табличный, а затем обработать её, составить формулы и построить диаграмму. Отличный уровень показали слушатели, наставниками которых  были супруги Василий Аркадьевич и Юлия Геннадьевна Тимашовы. Всех опередил Юрий Гордышев из Лабинска, на этот раз проходивший курс элементарной реабилитации. Весьма разносторонняя Анастасия Бакланова из Ростовской области, осваивавшая секреты ремонта обуви, заняла «бронзовую» позицию. Увы, немного не повезло соискателю из Республики Беларусь Денису Рудому.

На втором этаже, ещё в одном  кабинете, оборудованном  компьютерами, соревновались переводчики. Несмотря на занятость, сумел приехать председатель Костромской региональной организации ВОС Дмитрий Андреев, занявший первое место в этой компетенции. Он по первому образованию — преподаватель иностранных языков. Ему хотелось проверить, сохранились ли знания, приобретённые в университете. Отметив высокий уровень конкурса, волгарь сказал, что, несмотря на небольшую усталость, вполне доволен итогом. Победа ему досталась нелегко, а соревноваться довелось с очаровательными интеллектуалками. «Серебро» взяла Алёна Зирко родом из Новосибирска. По профессии она психолог, сейчас учится в Москве в аспирантуре Высшей школы экономики. Ещё в детстве ездила на стажировку в США по программе «ФЛЭКС». После возвращения в Россию и поступления в вуз, девушка попала в группу продвинутых знатоков английского языка, на котором ей приходилось защищать курсовые и порой сдавать госэкзамены. Став волонтёром, она уже выступала в качестве синхронного переводчика и даже иногда думает на языке Шекспира. Бронзовым призёром оказалась преподавательница  из Москвы Елена Козловская, занимающаяся переводами время от времени. Ей особенно понравилось фразеологическое задание, где можно было проявить лингвистическую догадку, а вот работать на чужом компьютере было некомфортно, что сказалось на результате. Марине Галузовой из Московской области проще переводить с английского на русский, нежели наоборот, а в разговорной речи ей чаще приходится сталкиваться с терминами из области бизнеса, поэтому общие знания подзабылись. Вот и отстала от универсалов. Москвичка Татьяна Белова преподаёт итальянский язык в Российской государственной специализированной академии искусств. К сожалению, узнав о конкурсе всего за неделю до его начала, она не успела предупредить устроителей о своей специализации, поэтому ей было сложнее остальных. Конкуренция была жёсткой, ведь задания уровня  магистратуры разрабатывались без всяких скидок на первую группу инвалидности. Высококомпетентные эксперты с факультета лингвистики РГСУ были восхищены способностями конкурсантов, которые показали очень высокий профессионализм.

В компетенции «Массаж» соревновались студенты третьего курса и выпускники медицинского колледжа № 6 из Москвы, которые прибыли с группой поддержки. Студенты помоложе с остаточным зрением выполняли обязанности сопровождающих и статистов, на которых специалисты демонстрировали свои возможности. Второкурсник Роман Семёнов отметил, что всё организовано просто отлично! На первом  этапе состязаний участники выполняли классический массаж, а на втором каждый мог продемонстрировать любимую технику. Высокий профессионализм показал победитель Сергей Турмазов, а призёрами стали девушки — Мария Мельниченко и Екатерина Гаврилова. Ну, а у остальных ребят ещё всё впереди.

В традиционном вязании на спицах участвовали исключительно очаровательные дамы, о которых мне рассказала преподаватель и эксперт Н.В. Фомина. Лидер соревнований — Любовь Смирнова, которая, ещё не окончив курс профессиональной подготовки, представляла Городец Нижегородской области. Волоколамчанка Елена Климова стала второй. Замкнула тройку приехавшая из Покровска Наталья Добрянцева. Тёплые воспоминания о Подмосковье девушка сохранила с детства, когда   ей удалось побывать в летнем лагере, организованном на базе ЦРС для детей с проблемами зрения из Якутии. С той поры она закончила обучение в Курском музыкальном колледже, а в Бийске прошла курс элементарной реабилитации и освоила компьютер. Теперь под руководством Л.Л. Казговой девушка постигает секреты переплётного искусства, параллельно совершенствуясь в изготовлении варежек и митенок. Кстати, у постоянной читательницы журнала «Наша жизнь» скоро должен выйти дебютный сборник стихов. Надеясь на удачу, она  собирается отправить свою  подборку в редакцию. Незаурядные способности в кропотливом вязании крючком показали мастерицы при изготовлении ажурной детской сумочки в форме совы. Победила Раиса Лыбаева из Саранска. Сильная  духом девушка посещала кружок рукоделия факультативно во время основного обучения на отделении слепоглухих в ЦРС. Ей немного уступили кировчанки Алевтина Овечкина и Татьяна Лимонова, которые осваивают профессию цветовода, но пока эта компетенция отсутствует, они решили попрактиковаться в изготовлении симпатичных аксессуаров. В бисероплетении прошлогодний успех повторила хозяйка площадки Ирина Отьева. Очень красивый букет фиалок получился и у занявшей второе место калужанки Ольги Дитковской, а привычка работать в другой технике помешала амбициозной тверичанке Ларисе Шевцовой подняться выше в итоговой таблице.

Виртуозки макраме занимались изготовлением цветного панно с карманом. Сильнейшая из них — Ольга Россолова из Новороссийска — объяснила, как тотальницы выбирали материал нужного цвета. Оказалось, что выручало разное количество узелков на концах дополнительных нитей. На дебютном Российском чемпионате представительница Волоколамска Наташа Фирсова была на высшей ступени пьедестала, а на этот раз стала второй. Алёна Сухова из села Константиновка Пензенской области посчитала, что излишнее волнение помешало ей добиться лучшего результата, но и третье место весьма почётно. На ту же причину сетовали и очаровательные Анна Масленникова и Лариса Акулина из Брянска. Девушки ещё только постигают секреты ремесла под руководством Валентины Васильевны Плаксиной, а значит, у них есть возможность совершенствоваться.

Для подведения итогов все вновь собрались в кабинете сенсорики. С поздравлениями к незрячим мастерам обратились: Л.П. Абрамова, Н.В. Крель и С.И. Степанов, а также главный эксперт Д.П. Петраков, возглавляющий систему сертификаций, имеющую право готовить специалистов по «Доступной среде», с которой ВОС работает с 2008 года. Дмитрий Павлович отметил, что серьёзных замечаний у него нет. Он поддержал мнение коллег, заявив: «Все конкурсанты — просто молодцы!» Сертификаты участников вручили каждому, а призёры получили ещё и подарки с новогодней символикой, изготовленные на Шуйском УПП ВОС. На этом состязания, прошедшие в тёплой, дружеской атмосфере, завершились. Впереди — Второй Российский чемпионат «Абилимпикс».

Андрей и Татьяна Усачёвы

Активный возраст

В рамках возможного

Окончание. Начало в № 11.

Итак, мы продолжаем рассказ о встрече выпускников одной из московских школ для слабовидящих детей спустя 10 лет после её окончания. Вот какую историю рассказала девушка, решившая выбрать профессию музыканта.

— Ещё учась в интернате, — начала Юлия, — параллельно я ходила в музыкальную школу, где обучалась по двум специальностям одновременно — как пианистка и как вокалистка. С годами зрение стало падать, и мне пришлось отказаться от занятий на фортепиано и остановиться исключительно на оперном пении, благо, что на свои вокальные данные я никогда не жаловалась. Одновременно окончив общеобразовательную и музыкальную школы, я, пройдя очень большой конкурс, поступила в Государственный специализированный институт искусств на вокальное отделение. Училась я хоть и тяжело, но с большим удовольствием. Огромную роль в моём музыкальном образовании сыграл нотно-музыкальный отдел библиотеки для слепых, в которую мне приходилось регулярно ходить за специальной литературой и необходимыми музыкальными записями. В студенческую жизнь вносили приятное разнообразие регулярные выступления, а также бесплатное посещение концертов и театральных постановок. Но время моего обучения, в конце концов, завершилось, и мне нужно было искать работу. С большим душевным подъёмом я стала обходить различные музыкальные коллективы и пытаться куда-либо устроиться. Но по мере прохождения собеседований энтузиазма у меня становилось всё меньше и меньше. Когда меня просили что-либо исполнить, всё было прекрасно, моё пение слушали с большим интересом и сразу же предлагали влиться в творческие ряды коллектива. Но как только я говорила, что очень плохо вижу ноты, не могу читать их с листа и мне нужно несколько дней на заучивание партий, тональность разговора моментально менялась. Мне говорили что-то вроде: «Знаете, наверное, вы нам не совсем подходите, но если что, мы вам обязательно перезвоним». Разумеется, мне ни разу не позвонили, и в итоге пришлось устроиться иллюстратором в один музыкальный институт, где у меня была возможность заранее заучивать свои партии, а потом исполнять их на зачётах и экзаменах у студентов. Не могу сказать, что я была не довольна своей работой, совсем наоборот. Студенты и преподаватели меня любили, плюс я работала по профессии, что в некотором роде окрыляло. Но у этой работы были свои минусы: во-первых, низкая зарплата, а во-вторых, огромная нагрузка на глаза. Студентов было очень много, а программы они исполняли огромные. Чтобы заучивать всё в срок, мне приходилось дневать и ночевать в институте, зубря длиннейшие партии. В конце концов, чтобы не потерять остатки зрения, мне пришлось оставить это занятие. И вот сложилась такая ситуация, что зарабатывать как музыканту мне стало практически невозможно. Но тут одна моя знакомая предложила переориентироваться на другой вид искусства — попробовать себя в качестве модели для художников. Поначалу меня, разумеется, шокировало такое предложение, но оказалось, что всё не так страшно, хотя бы потому, что сидеть перед художниками голой совершенно не обязательно. Практически всегда я позирую одетой или, в крайнем случае, в купальнике, и то редко. Обращение со стороны преподавателей живописи и студентов самое что ни на есть галантное, а зарплата в художественной академии приятно отличается от той, которую я получала на прежнем месте работы. Кстати, музыкальной деятельностью я тоже продолжаю заниматься, эпизодические концерты не дают мне забыть, кто я всё-таки по профессии. Правда, не могу сказать, что демонстратор пластических поз — это лёгкая работа, так как замирать на несколько часов в одной позе достаточно тяжело. Но  я тружусь сразу в двух творческих сферах — музыкальной и художественной, чем вполне довольна, — завершила свою историю Юлия.

Хорошо, что у этой девушки нашлось в достатке  красоты и определённой смелости. Но вот как быть другим слабовидящим ребятам, которых бог не наделил внешними данными, кои можно было бы использовать подобным необычным образом? За ответом обратимся к молодому человеку, который тоже присутствовал на встрече выпускников и рассказал свою историю. В силу своего предельно низкого зрения он так и не смог внушить доверия ни одному работодателю, но нашёл в себе достаточно сил, чтобы стать основателем своего собственного небольшого дела.

— После школы, — поделился Сергей, — честно говоря, я совершенно не представлял, куда пойду учиться дальше. Как это бывает у многих молодых людей, ни к какой сфере деятельности я не чувствовал особенного расположения, а потому первые года полтора, по большому счёту, особо ничем не занимался. Но время шло, и надо было как-то реализовываться. От своих знакомых узнал о колл-центре, где уже работали некоторые ребята из нашей школы. И вот, недолго думая,  пошёл именно туда. Не буду много распространяться, скажу лишь, что однообразная работа на телефоне не приносила мне ни морального удовлетворения, ни ощутимого материального достатка. Проработав там года полтора, я ушёл из колл-центра и решил пойти учиться в финансовый институт. На тот момент мне казалось, что диплом о высшем образовании откроет для меня ранее закрытые двери. Параллельно с заочной учёбой в институте я стал подыскивать для себя работу, не имеющую отношения к местам, специально создаваемым для инвалидов. И вот тут  в полной мере ощутил отношение работодателей к людям с проблемным зрением. Даже на самую простую, неквалифицированную работу меня отказывались брать, видя, как я, например, сажусь на стул или перемещаюсь по кабинету. К слову сказать, один раз меня даже отказались взять в качестве продавца «Виагры», что меня особенно обидело, потому что работа была полностью на телефоне, а платили там аж 80 тысяч рублей в месяц. В общем, дело в среде здоровых людей мне так и не удалось найти. Может, я был не прав, но учёбу в институте тоже бросил. Проучившись там три года, я получил очень мало реальных знаний, а наличие диплома, учитывая моё крайне низкое зрение, думаю, вряд ли кого-то из потенциальных работодателей заставило бы взять меня. И вот, по прошествии шести лет после окончания школы передо мной опять остро встала проблема самореализации. И  я решил: раз уж меня никто не хочет брать на работу, так надо стать таким человеком, который сам её предлагает другим людям, то есть надо открывать собственное дело. С этого момента начался этап моего домашнего самообразования. Сперва я на специальных интернет-форумах выбрал для себя приоритетное направление для бизнеса. На тот момент таковым я посчитал размещение платной рекламы на своём личном сайте. Но для этого сайт нужно было создать, потом его раскрутить, а затем уже найти рекламодателей, которые согласились бы заключить со мной партнёрское соглашение, после чего я уже стал бы получать реальный доход. Не буду долго описывать объём работы, который мне пришлось проделать для реализации этой идеи. Скажу лишь, что в течение трёх лет на специальных конструкторах я создал семь разнонаправленных сайтов, в которые вложил достаточно много сил и средств. Но по прошествии длительного времени мне так и не удалось извлечь из этой деятельности прибыль. Создание сайтов требовало вложения денег, а хорошая раскрутка  подразумевала ещё большее вложение средств, которых у меня на тот момент не было. И вот два года назад я задумался об открытии собственного интернет-магазина. Изучив перспективные сегменты рынка и уровень конкуренции в них, выбрал направление, связанное с продажей корейской косметики. В Москве спрос на неё был достаточно большой, а конкуренты  представлены всего лишь несколькими брендами. Через посредников, находящихся на Дальнем Востоке,  по оптовой цене приобрёл у них две коробки с корейскими шампунями, кремами, бальзамами, мылами, гелями и прочими аналогичными женскими товарами. А потом по уже знакомой схеме создал очередной сайт и дал контекстную рекламу в различные социальные сети. И вот наконец-то пришёл долгожданный результат. Сперва понемногу, но с каждым месяцем всё больше и больше мою косметику стали покупать, а с очередной продажи я, разумеется, получал свой процент. В первое время у меня была проблема с доставкой уже заказанных товаров, так как мне очень тяжело искать адрес, по которому нужно  привезти косметику. Да и вид плохо видящего курьера не работал на создание солидного образа фирмы в глазах покупателей. Но эту проблему помогли решить родственники, именно они по мере своих возможностей занимались развозом товара по Москве и ближайшему Подмосковью. Когда бизнес расширился, я смог позволить себе заключить договор с курьерской фирмой, и теперь развозом косметики занимаются работающие в ней люди. На данный момент мой интернет-магазин приносит мне достаточно неплохой стабильный доход, а главное — даёт ощущение собственной реализованности в жизни. Со своей стороны, хотел бы пожелать незрячим ребятам не бояться открывать собственные бизнес-проекты. Я уверен, если не первая попытка, то какая-либо из последующих обязательно даст желаемый результат. Дерзайте и ничего не бойтесь, благо, интернет даёт огромные возможности для реализации собственной личности.

Наш журнал рассказал о нескольких реальных судьбах молодых слабовидящих людей, исходя из чего, в очередной раз можно сделать вывод, что человек всегда сам является кузнецом своего счастья. Разумеется, слепому или слабовидящему крайне тяжело конкурировать в среде зрячих людей, но если по-настоящему этого захотеть, то можно добиться блестящих результатов и с очень плохим зрением.

Игорь Михайлов

Знаменитые слепые        

ЛИНА ПО, ИЛИ ПОЛИНА ГОРЕНШТЕЙН

Ребёнок, дерево и дом —

Как лет весомые итоги.

А коль возможности  убоги

И даже дышится с трудом?..

К чему прилаживать талант,

Который, может быть, и ложен?

Прогноз предельно осторожен,

Но к месту — веер или бант.

В застывшей музыке дворца

И какофонии хрущёбы

Творим в мученьях, просто чтобы

Звучали ноты без конца!

Неважно, глина или медь,

Понятно сразу — не халтура.

Танцует каждая фигура…

Так было, есть и будет впредь!

Мастер социалистического реализма Леонид Максимович Леонов, высказываясь о муках творчества и последствиях общения с музами, был предельно краток: «Хорошее искусство  связано с потерей здоровья…» Эти горькие слова в полной мере относятся к Полине Михайловне Горенштейн, которая, поменяв местами слоги в своём имени, изобрела оригинальный псевдоним Лина По. Эта щедро одарённая и глубоко несчастная в личной жизни женщина прославила его сначала сценическими постановками, а затем — уникальным ваянием вслепую. Знаменитый писатель Михаил Михайлович Пришвин отметил: «Она была борцом за достойную жизнь здесь, на земле… Что может быть больше того, чтобы слепая давала свет людям…»

Поленька родилась восемнадцатого января предпоследнего года девятнадцатого века в Екатеринославе на Днепре. В её семье искусство было в почёте. В 14 лет она серьёзно увлеклась хореографией, однако ещё раньше у Полины появилась тяга к стихосложению, а кроме того, обнаружились недюжинные способности к рисованию и ваянию. Вылепленные ею выразительные фигурки животных и людей всегда были полны движения, что поощрялось в студии Шредера. Девочка параллельно занималась рисованием и лепкой, музыкой и танцами. У неё всё получалось, но необходимо было выбрать что-то одно, ведь серьёзная учёба требовала полной самоотдачи. Свои коррективы внесла первая мировая война. Девушка учла трудности момента  и решила, что танцы могут принести достаток. Она сконцентрировалась на занятиях в хореографическом училище Воронкова.

Вскоре на сценических подмостках Мариуполя, Харькова и Киева появляется двадцатилетняя балерина. Однако провинциальный уровень не устраивал обаятельную профессионалку, и через два года она перебирается в Москву, где поступает в Высшие хореографические мастерские. Но страсть к изобразительному искусству вновь даёт о себе знать. Универсалка поступает ещё и в Высшие художественно-технические мастерские на отделение скульптуры. Впрочем, через полгода ВХУТЕМАС пришлось бросить, потому что сил и времени на всё катастрофически не хватало. Снова перспективная студентка предпочла балет.

Через несколько месяцев после похорон великого вождя мирового пролетариата благодаря незаурядным данным и целеустремлённости Полина  с блеском окончила престижное учебное заведение при Большом театре, за три года овладев специальностью режиссёра-постановщика танцев. Получив диплом, она создавала спектакли в разных театрах страны, преподавала и выступала сама. Последующие десять лет были наполнены вдохновенной радостью. Заслуженный успех сопровождал юную приму повсюду. Тогда-то балетмейстеру Божьей милостью и пригодились навыки художника. В непостижимом единении переплетались обе её страсти. Лина По подчас делала карандашные наброски «сложных па» или вылепливала проекты мизансцен, а впоследствии вспоминала: «Я впитывала в себя скульптурную гармонию движущихся полуобнажённых тел!»

Десятилетка сценических триумфов завершилась трагедией. Крайне востребованная артистка внезапно попала в неврологическую больницу Московского научно-исследовательского клинического института имени М.Ф. Владимирского с энцефалитом, возникшим на фоне гриппа. Врачей особенно встревожило, что недуг с первых же дней принял неблагоприятное течение. Специалистов беспокоили  опасные симптомы поражения зрительных нервов и амузия, выражавшаяся потерей музыкального слуха и памяти. К счастью, за два года методичного лечения в стационаре удалось частично устранить паралич конечностей и восстановить отдельные двигательные функции. Добиться некоторого улучшения позволили буквально запредельные усилия и напряжение воли, но непроглядная тьма осталась. Лечащий врач Дмитрий Афанасьевич Шамбуров предположил, что можно использовать разнообразные способности Лины По для преодоления вынужденной бездеятельности. Для разработки пальцев и мышц рук профессор вручил пациентке пластилин и дощечку для лепки. Когда пальцы  стали шевелиться, Полинаположила на грудь подарок доктора и начала потихоньку развивать осязательные навыки. На свет появлялись забавные зверушки, радовавшие больных детей. Однажды обездоленная артистка из хлебного мякиша вслепую вылепила мышонка, который получился настолько выразительным, что медицинская сестра испугалась его, словно настоящего. Там же была изваяна первая задумчиво-грустная головка. Узнаваемый автопортрет назвали «Вероника».

Истинным спасением для молодой женщины стало творчество. Мощная личность экс-балерины была унаследована ваятелем в юбке. Осознав, что для жизни в искусстве судьба оставила ей только «внутреннее зрение», она, превозмогая физические страдания, поневоле вкалывала на износ и весь душевный  пыл вкладывала в реализацию единственной доступной ей возможности стать полезным членом общества и сравняться со здоровыми строителями социализма. ЛинаПо верила в конечный успех и была рада быть полезной людям. Покинув больничную койку и с трудом передвигаясь, она стремилась достигнуть высот профессионализма, полюбив лепить ночами, когда засыпал Столешников переулок, а в коммунальной квартире переставали хлопать двери и умолкали голоса соседей. Первое время священнодействовала лёжа, используя в качестве художественного плацдарма небольшую фанерку, а после нивелирования последствий паралича, стала вставать с кровати, чтобы добраться до круглого рабочего столика в углу комнаты. Правда, самозабвенный порыв частенько пресекала острая боль, сопровождаемая  грохотом упавшего костыля. Тогда просыпалась встревоженная Мария Михайловна и бережно укладывала неукротимую сестру. 

Упорная миниатюристка с наклонностями трудоголика очень сердилась, если её отвлекали. Пальцами одной руки слепая целенаправленно и вполне осознанно мяла глину, крохотным и острым ноготком мизинца отделывая мелкие детали, а другой рукой контролировала таинство созидания. Увлекательная и сугубо  профессиональная работа велась снизу вверх. Спустя  несколько месяцев на заветной полочке стояли авторские статуэтки нескольких изящных балерин, «Плачущая девушка» и «Юный скрипач», а также эскизный  портрет племянника Ромы. На них приходили посмотреть друзья и коллеги по ремеслу.

Важно отметить, что в силу редких особенностей психофизиологических механизмов компенсации слепоты Полина Михайловна обладала особой эйдетической памятью. Она мысленным взором как бы разглядывала представляемые образы, не действовавшие в данный момент на зрительные  анализаторы, и могла воспроизвести отсутствующие предметы, продолжая воспринимать их в полной сохранности. Сама Лина По в частной беседе рассказала, что её «скульптуры рождались двояким образом». Замыслы одних вынашивались месяцами, возникая под влиянием прослушанных книг или музыки. Она начинала мысленно формировать задуманных персонажей из воображаемой глины, чтобы потом повторить их уже в материале. Случались и мгновенные озарения, когда очень яркие сюжеты её сновидений продолжали устойчиво существовать в сознании даже  после пробуждения. Наутро слепой виртуозке оставалось лишь воссоздать в реальности картинку полностью готового произведения. Здесь был возможен единственный поспешный сеанс, уникальная мастерица уже больше не возвращалась к мимолётным впечатлениям.

Лина По постоянно совершенствовала мастерство, тщательно обследовала эталонные экспонаты, прося искусствоведов  или сведущих сопровождающих объяснять их достоинства  и особенности. Меньше чем через год после выписки из клиники в её жизни произошло «эпохальное» событие. В Музее изобразительных искусств имени Пушкина была открыта первая скромная выставка её произведений, часть которых хранится в тамошних запасниках  и поныне. Об удачном дебюте заговорила пресса, что и отразилось на дальнейшей судьбе даровитой художницы, которая была по-настоящему счастлива!

В феврале 1937 года окрылённая первыми успехами Лина По впервые взялась за восьмифигурную композицию, а в мае «Танцевальная сюита», в которой переплелись классическая и народная хореография, была закончена. Лауреат Государственной премии СССР Сосланбек Дафаевич Тавасиев говорил: «Вещь камерная, но сколько в ней монументальности! Когда я смотрю на неё, зависть берёт: как профессионально, мастерски сделана!» Надо заметить, что и современным зрителям по-прежнему доставляют истинное эстетическое удовольствие ювелирно прописанные детали, застывшая экспрессия и позиционное разнообразие. Удивляет, что при круговом обзоре открываются всё новые пластические аспекты, а от изменения освещённости, в игре бликов вдруг обнаруживаются ранее скрытые тонкости, к тому же  под любым углом зрения сохраняется цельность восприятия.

Ведущую роль в скульптурной поэме, прославлявшей «живую красоту», играла «Вакханка». В ней уже намечалась волшебная энергетика  будущих статуэток уникального мастера. Казалось, что вот-вот молодая женщина взмахнёт «крылатыми» руками, оторвётся от земли и перейдёт в свободный полёт. Это ощущение движения умножалось «стремительным» наклоном гибкого тела, связанным с плинтом единственной точкой опоры.

Как известно, свою самую знаменитую изящную балерину азартная женщина создавала вдохновенно и самозабвенно, ночь напролёт, а утром предупредила посетительницу: «Осторожно, не заденьте мою «свеженькую» работу. Кстати, как она вам нравится?» Увы, тут же выяснилось, что Лина По перепутала явь и сон, но весь осязательный процесс был настолько памятен, что она довольно быстро в реальности воссоздала приснившийся «Прыжок». В 1938 году мини-шедевр был показан на Выставке живописи, графики и скульптуры, посвящённой Международному коммунистическому женскому дню.

Газета «Советское искусство» от двадцать четвёртого  мая сообщала, что последнее заседание закупочной комиссии при Государственной Третьяковской галерее состоялось на квартире скульптора Лины По. Было решено приобрести три её работы: «Мальчик со змеем», «Негритёнок» и «Прыжок». Необходимо подчеркнуть, что уважаемые специалисты причислили «Летящую танцовщицу» к лучшим произведениям пластики малых форм. В дирекции  к ней относились чрезвычайно бережно и отказывались предоставлять эту хрупкую миниатюру сторонним организациям для демонстрации за пределами музея. Когда вскоре после Великой Победы Московский Союз советских художников устраивал персональную выставку скульптуры Лины По, для юбилейной экспозиции в Центральном Доме работников искусств бывшей балерине даже пришлось по памяти лепить авторскую копию, во многом превосходившую оригинал. Кстати, народный артист Советского Союза Соломон Михайлович Михоэлс в книге отзывов написал: «Талант всегда зрячий!»

Разумеется, порой деятельная одухотворённость угасала и сменялась бесплодным унынием. Тогда «глубокой инвалидке» была чрезвычайно нужна помощь и моральная поддержка. Этой надёжной опорой стал замечательный художник Михаил Васильевич Нестеров, который был крайне придирчив к себе и другим. Скромная дебютантка очень волновалась, показывая ему свои авторские статуэтки. Мастер сразу почувствовал артистизм её натуры, быстрый и глубокий ум. Его удивила экспрессия, выраженная в пока недостаточно профессиональных опытах дилетантки. Уходя, чтобы потом ещё не раз вернуться, он уверенно заявил: «Вы будете скульптором!» О достижениях начинающей ваятельницы тепло отзывался вернувшийся из-за рубежа Сергей Тимофеевич Конёнков. Возможно, сближению способствовал и общий интерес к образу гениального скрипача, ведь мэтр, так же как и слепая подвижница, создал скульптурный портрет «Паганини». Сергей Дмитриевич Меркуров, отливший посмертную маску Ленина, не скрывал восторга: «Поражает буквально всё, а  портреты исторических личностей — так те просто потрясают. Слепая лепит бюсты людей, которых не видела глазами, а что удивительнее всего, они жизненны, характерны, типичны и похожи. Мы находим в них то, чего требует строгий критик от подлинного искусства…»

Вначале произведения были сравнительно небольшими, но затем размеры стали постепенно приближаться к натуральным параметрам. Почти полуметровый  бюст Пушкина, отлично передающий его настроение, хранится в Санкт-Петербургской квартире-музее поэта. Оказывается, он создавался мучительно долго. Первоначальные представления Полины Михайловны о внешнем облике Александра Сергеевича сформировались, в основном, благодаря его прижизненным портретам кисти  Василия Андреевича Тропинина и Ореста Адамовича Кипренского, а кроме того, по хрестоматийному монументу  Александра Михайловича Опекушина. Далеко не сразу удалось отыскать истоки личной драмы пронзительного лирика, вдумчивого историка и любящего супруга с африканским темпераментом. Суть понимания концепции будущей скульптуры таилась в глубинах авторской словесности. За пару лет задиристый и требовательный «натурщик», по крайней мере, восемь раз прорывался в сновидения исследовательницы неведомого. Вместе с барельефным отпечатком лица погибшего гения это позволяло корректировать принципиальные детали.

Однажды Лина По призналась: «Образ  Чехова пришёл мне ночью во сне, пришёл ярко, зримо, трёхмерно… Я сразу почувствовала все размеры в пальцах!» Она тут же взялась за глину, воспринимая представляемый объект с помощью сразу нескольких органов чувств: одновременно видя объёмное изображение и ощущая чёткие осязательные пропорции. Самое удивительное то, что ослепшей танцовщице раньше никогда не попадались фотографии Антоши Чехонте, а соответствующих памятников ещё не существовало. Выходит, портрет писателя был просто сочинён и непроизвольным усилием воли фантазия закреплена в сознании. Чтобы убедиться во внешнем  сходстве бюста с прототипом, она пригласила «на смотрины» Ольгу Леонардовну Книппер-Чехову. Увидев узнаваемое лицо молодого Антона Павловича, растроганная вдова от умиления даже всплакнула.

В 1939 году Лину По приняли в Московский союз советских художников. Этому предшествовала занятная история. Узнав, что автор скульптурных произведений ничего не видит, в это просто не поверили и отправили к ней весьма представительную «искусствоведческую тройку». Впоследствии сестра Лины По вспоминала: «Незадолго до прихода комиссии Полина как раз закончила «Кармен». Именитым гостям эта работа очень понравилась, но ведь надо убедиться в том, что такое может сотворить абсолютно слепая. Тактичный предлог для проверки нашёл живописец Борис Яковлев: «Ваша испанка, — сказал он, — очень хороша. Но мне кажется, будь у неё веер, стала бы ещё лучше…» Испытуемая взяла пластилин и быстрыми точными движениями вылепила раскрытый аксессуар, который тут же, улыбаясь, вставила в правую руку своей танцовщицы. Последние сомнения сразу развеялись…»

Во время Великой Отечественной войны Полина Горенштейн как ценный кадр  была эвакуирована в Уфу. Там она плела маскировочные сети для танков и продолжала лепить выразительные скульптуры. Болезнь часто обострялась, мешая работать, но вопреки  тяготам появлялись вдохновенные произведения, воспевающие подвиг солдата и самоотверженный труд в тылу. Проживая с любимой сестрой в малюсенькой комнатке  в доме на улице Карла Маркса, Лина По осваивала непривычную для неё методику. Сначала она внимательно ощупывала лицо модели, а потом ваяла «наизусть». Наиболее известным произведением того периода оказалось «Возвращённое детство», или «Удочерённая». Ей часто позировала солистка ансамбля песни и пляски республиканской филармонии Магинур Бикбова. Эта обаятельная девушка увековечена в композиции «Башкирский танец с кумысом». Вообще, кудесница малых форм любила разрабатывать национальные мотивы, что подтверждают типичные персонажи в татарском и грузинском костюмах. Кроме всего прочего, художница занималась изготовлением «театральных» кукол. Используя ткань и кружево, бисер и стеклярус, добивалась яркой выразительности и цветовой гармонии. Несомненно, «Клоун», «Петрушка» и «Негр» входят в «Золотой фонд» прикладного искусства.

Президент Всероссийского общества слепых Александр Яковлевич Неумывакин в своём интервью «История и современность» уделил внимание творческому наследию Лины По, имеющему мировое значение: «Необходимо упомянуть о мемориальном зале Полины Михайловны Горенштейн, который находится на третьем этаже КСРК ВОС. Хотя отдельные скульптуры ослепшей балерины хранятся даже в Третьяковской галерее, именно в Центральном  музее ВОС имени Бориса Владимировича Зимина на улице Куусинена сосредоточена крупнейшая коллекция её миниатюрных шедевров. Пусть эта выставка повлечёт за собой создание подобных экспозиций, посвящённых многим талантливым людям из числа незрячих граждан России!»

Несколько лет продолжалось формирование коллекции. В том, что она доступна для осмотра, большая заслуга незрячих ветеранов, которые с завидным упорством уговаривали сестёр Полины Михайловны Горенштейн передать её авторские статуэтки на постоянную выставку с условием их демонстрации в отдельном помещении. Часть скульптур была испорчена, поэтому торжественному открытию экспозиции в марте 2006 года предшествовала большая работа Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика Игоря Эммануиловича Грабаря. В конце концов, благодаря общим усилиям долгожданная цель была достигнута.

Художник Алексей Егорович Кошелев, восхищаясь атмосферой доброжелательности, царившей в ходе оформительских мероприятий, высказался очень эмоционально: «Действительно, пластика работ просто потрясает. Вот Лина По преодолела болезнь, смогла прожить умно и красиво. Рядом оказались интересные сильные люди, которые помогли…»

Всего дюжина лет была отпущена на творческий марафон, но тяжкий и кропотливый труд принёс потрясающие результаты, ведь создано больше сотни чрезвычайно оптимистичных и жизнеутверждающих произведений. Такое внушительное достижение не всякому зрячему мастеру по плечу. К сожалению, болезни не оставляли в покое ослабленный организм. К старым недугам прибавлялись новые. В конце 1948 года пришлось согласиться на операцию. Известный столичный профессор Георгий Моисеевич Александров сделал всё возможное… Увы, двадцать шестого ноября Полина Михайловна Горенштейн скончалась и была похоронена на Новодевичьем кладбище.

Интересно, что незадолго до смерти виртуозка малых форм стала чуть-чуть видеть, в одном  глазу появилось крохотное «оконце». Однако, как ни странно, созидательному процессу оно только мешало. Тогда Лина По стала надевать «непроглядную» повязку и по-прежнему лепила вслепую, чтобы в двадцать первом веке мы с трепетом смогли прикоснуться к трогательному искусству. Этого небольшого улучшения зрения добился выдающийся офтальмолог Владимир Петрович Филатов, который не раз специально приезжал из Одессы, а когда страдалица умерла, академик написал проникновенный «Реквием»:

«Угас мой друг! Разбит сосуд хрустальный!

Жизнь унесла осенняя гроза.

И ты стоишь, бессильный и печальный.

И горькая в очах дрожит слеза…»

Владимир Бухтияров