Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Мы и общество

Цели определены

Собаки-проводники осваивают Метрополитен

Международное движение слепых

Полезный диалог

Хозяйствовать по-хозяйски

Трудоустройство по-сибирски

Взаимодействовать с властью, исполнять решения. — В. Дмитриева

Рука — в руке

Юбилей тех, кто чувствует душой. — В. Рачкин

Взгляд со стороны

Во имя веры, надежды и свободы. — С. Гусева

Поэзия

Стихи. — Н. Сивкова

Экстрим слепых

Нокаутированный марафоном. — С. Прошутинский

Активный возраст

Покорила москвичей. — Л. Карху

«Пусть ваше сердце будет вечно зрячим!» — Н. Скрыпкина

Взгляд со стороны

Во имя веры, надежды и свободы. — С. Гусева

Спорт

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

РЕАБИЛИТАЦИЯ ПО СУЩЕСТВУ

ВЬЕТНАМСКИЕ ЗАРИСОВКИ

  Из окна отеля любая прилегающая территория кажется сказкой: для гостей всегда всё самое лучшее. Но случись вам явиться в любую, даже самую комфортную, страну не туристом, а переселенцем,  очень много времени пройдёт, прежде чем вы почувствуете себя полноправным местным жителем. Поездки в дальние страны помогают лично мне осознать, что мы не так уж плохо живём. Конечно, хотелось бы лучшего, но и того, что имеем, — не мало.

Ни одна книга и даже интернет не заменят реальных путешествий. В них приобретается бесценный опыт и происходит накопление вдохновения, которое таится в ярких впечатлениях и помогает генерировать новые творческие задумки. Моя жизнь — это действительно непрерывная дорога и те следы, которые удаётся оставить. В Сибири всё же солнышка не хватает, поэтому куда бы я ни отправлялась,  важнейшей целью визита является море. Моя любовь к нему находится за гранью личного понимания. Мне удалось посетить: Средиземное, Балтийское, Красное и Эгейское, а теперь вот и Южно-Китайское, которое гордые вьетнамцы предпочитают называть Восточным. Надеюсь, это не предел.

  Социалистическая Республика Вьетнам расположена в Юго-Восточной Азии, на полуострове Индокитай. На карте она растянулась узкой полосой сверху вниз и по форме напоминает латинскую букву S, на севере граничит с КНР, на западе соседями являются Лаос и Камбоджа, а с востока и юга омывается морем. Центр и юг государства занимают плато. Здесь круглый год тепло, растут овощи и большое разнообразие фруктов, а также отличные сорта кофе и чая. Здесь добывается нефть, драгоценные камни, уголь, золото и серебро. Важно отметить наличие международных морских путей, что позволяет развивать импорт и экспорт.

  Благоприятные географические и природно-климатические условия издавна привлекали захватчиков. Вьетнамцы пережили войны с китайскими династиями; три монгольских похода и японскую империалистическую интервенцию; находились под гнётом французских колонизаторов; мужественно сражались с агрессорами США, а также  их союзниками, что отразилось на национальном менталитете.

  Именно по причине постоянных военных действий недооценённая «жемчужина Азии» долгое время не пользовалась особой популярностью у странствующих иностранцев. Лишь в двадцать первом веке она распахнула свои границы всем желающим. Россияне только-только начинают открывать экзотичный тропический рай, что мне оказалось на руку. Я решила посетить эту страну, пока она не испорчена и не избалована набегами состоятельных визитёров, дышит естественностью и не является заложницей конъюнктуры туристического рынка.

  Через семь  часов я оказалась во Вьетнаме. В самолёте достала свой уже почти законченный блокнот. В нём я обычно записываю некоторые впечатления, которые называю зарисовками. Может, они покажутся слишком отвлечёнными, но без них я не представляю свои рейды в неведомое.

  Меня на две недели приютил городок Нячанг, там я и убедилась, что вьетнамцы сочетают в себе разнообразные качества, часто противоречащие друг другу. Это чётко видно по тому, как «аборигены» воспитывают детей, для которых созданы все возможные условия. Как и большинству жителей Юго-Восточной Азии, им присуща мягкость характера, которая соседствует с некоторой жёсткостью. Не случайно, в республике пользуются популярностью школы боевых искусств, причём как для мальчиков, так и для девочек. Несколько успокаивает то, что сразу ощущаешь дружелюбие местных жителей. Радуют их искренние улыбки, звонкий смех и желание идти на контакт.

  После работы вьетнамцы устремляются к морю и прямо на пляжах и в парках тесно общаются родственники разных возрастов. Не раз наблюдала трепетную картину, как родители вместе с малышами запускали воздушных змеев. Я умилялась, а моё сердце щемило от грусти, потому что в России такое последний раз видела, когда была маленькой девочкой.

  По традиции развит культ большой семьи. Часто вместе живут представители трёх и даже четырёх поколений, в том числе старики, тёти и дяди со своими наследниками. Супругам разрешено иметь двух детей, если их больше, взимается дополнительный налог. Рождение мальчиков предпочтительнее, ведь они будущие кормильцы. Даже при скромном достатке в день рождения ребёнку обязательно дарят золотую пластину самой высшей пробы. К совершеннолетию накапливается приличный запас драгоценного металла. Данный стартовый капитал разумно тратится на приданное или обучение.

  Государство делает всё для того, чтобы люди занимались земледелием, но народ стремится найти своё счастье в городах, отправляясь туда учиться и работать. Существует устойчивое мнение, что крестьяне — это люди низшей касты. Также не приветствуется слишком тёмная кожа, поэтому многие в пик жары носят тканевые повязки на лице, что поначалу вызывает внутренний дискомфорт, но потом привыкаешь к этой мелочи. Трудятся здесь абсолютно все, кто не занят учёбой или не является человеком преклонного возраста.

  Культ здорового образа жизни приветствуется. Соответствующая пропаганда постоянно ощущается. Одни  самозабвенно бегают по кромке широкого пляжа, а другие гоняют на велосипедах по улицам. Своими глазами видела, как студенческая футбольная команда в полном составе совершала заплыв в Восточном море. Во всех парках и скверах установлены тренажёры и другой спортивный инвентарь. Поскольку дневная температура достигает +40 градусов, то даже горожане просыпаются около четырёх утра и дружно выходят на всеобщую зарядку. Мы специально вставали чрезвычайно рано, чтобы посмотреть на это зрелище. Огромное пространство центральной Площади Второго апреля, вымощенной брусчаткой, ближе к пяти часам полностью заполняется людьми, которые вышли размяться. После чего все купаются в море, а затем расходятся кто куда. Рабочий день начинается в 6 утра и дети в школу идут в это же время, пока ещё не слишком жарко, а к обеду детвора уже успевает вернуться домой. В полдень предусмотрен двухчасовой перерыв для «тихого отдыха». Тогда служащие достают раскладушки, а строители и грузчики укладываются в тенёчке прямо на земле. В это время их лучше не беспокоить. Предприятия, офисы  и учреждения совершенно пустеют к шести вечера. Когда зной спадает, вьетнамцы  снимают все свои покровы и маски. Наконец они  могут себе позволить очередное купание. Ложатся спать тоже рано, основная масса уже в десять  вечера.

Чтобы понять, на каком уровне социального развития находится государство, достаточно  посмотреть, как в нём реализуют свои возможности инвалиды. Имеет значение их внутренний комфорт и отношение к ним в обществе, а также дальнейшие перспективы трудоустройства и материальное положение маломобильных граждан.

Китай, Индия, Таиланд и другие страны Азии славятся великолепным массажем. Везде он имеет свой специфичный колорит. Вьетнам не стал исключением. Потребителям предлагают процедуры на любой вкус и кошелёк. Престижные салоны рассыпаны повсюду. Надо сказать, что цены там порой заоблачные, но богатых любителей экзотики это не смущает. Навязчивая реклама и шикарное оборудование ориентированы на финансовый успех. Туристы спешат на себе испробовать конкретные достижения восточной медицины. Разумеется, далеко не все специалисты имеют профессиональную компетентность. Однажды мне повезло — случай подыграл. Прямо на улице в мои руки попал информационный листочек на русском языке. На нём был скромно представлен «Массаж слепых», а далее шло перечисление предлагаемых услуг. Стало интересно. Тут же отправилась по указанному адресу.

  Приехав, я попала в небольшой салон, который был скромно обставлен. Меня не смутило отсутствие атмосферы элитной тусовки, ведь оказывая зачастую некачественные услуги, можно легко пустить пыль в глаза доверчивым клиентам, что опасно для здоровья. Любезная девушка предложила  чай.  Я сообщила ей о цели визита. Она сразу же отвела меня к незрячему специалисту. Помещений для массажа там довольно много, в каждом священнодействуют умельцы в белых халатах. Всё без излишнего глянца и лоска, но чисто и по-домашнему уютно. Руки незрячих блестяще чувствуют не только больные или просто «слабые» места, но и нужные акупунктурные точки. Чрезвычайно контактные ребята пытаются общаться и шутить с посетителями, на каждого тратя до часа и более в зависимости от типа процедуры. Покидаешь их обновлённой и в отличном настроении. Мне настолько понравилось, что я сходила на десяток сеансов. Записывалась на конкретное время и без долгих ожиданий попадала на приём к высококлассному специалисту.

  Ответственным делом занимаются как мужчины, так  и женщины, главным образом, молодые. Все мастера имеют медицинское образование. Они давно поняли, что в одиночку сложно конкурировать с раскрученными гигантами отрасли, поэтому решили объединиться в некий профессиональный союз, который позволяет продуктивно трудиться и прилично зарабатывать. Даже в сравнительно небольшом городе такой кооператив далеко не единственный, что лишний раз доказывает: совместная работа приносит плоды. Народ доверяет незрячим и активно идёт к ним за облегчением, что и позволяет инвалидам успешно конкурировать с элитными «предприятиями красоты и бодрости», которые находятся по соседству.

  Перечень услуг постоянно расширяется. Слепые виртуозы, в частности, предлагают: классический массаж всего тела или  отдельно спины и плеч, а кроме того, лечение разогретыми камнями. Пользуются спросом травяные ванны и сауна, а ещё  в арсенале кудесников особо эффективный точечный массаж индивидуальной направленности и многое другое. Отмечу, что цены очень умеренные, к примеру, массаж ног, которому я уделяла особое внимание,  стоит всего около ста  рублей за сеанс.   

  Спасением для туристов, которые не переносят пекло, является сравнительно недорогое такси. Я каждый день ездила на массаж, потому как салон находился не близко. Услуга мне обходилась в 35 рублей в один конец, что вполне приемлемо.  Таксомоторы, хотя и старенькие, однако создают радужное настроение, поскольку они разноцветные.

Сложно привыкнуть к кажущейся беспорядочности уличного движения. Машин в Нячанге мало, так как их себе могут позволить лишь состоятельные люди. Поэтому редкие автомобили обычно всех пропускают. Экономные горожане в качестве средства передвижения выбирают скутеры, которые есть в каждом доме и не в одном экземпляре. Город просто кишит юркими мотоциклами. Необходимо сразу уяснить, как вести себя на проезжей части. Транспорт там движется сплошняком без остановок, а пешеходы преодолевают дорогу в любом месте, при этом  важно не суетиться, а идти спокойно и уверенно. Водители мотобайков сами филигранно вас объедут или притормозят, если необходимо. Лихачить не принято. Сперва я боялась окунуться в этот непрерывно текущий поток «стальных коней», но постепенно приспособилась.

  Подкупает вежливость и улыбчивость вьетнамцев, которые почти не кричат. Они умеют уважать человеческое достоинство и требуют того же к себе. Сразу  забываешь про внутренний сумбур и принимаешь их спокойную линию поведения. Несмотря на языковой барьер, понимаешь, что тебе всегда помогут. Впрочем, в  последнее время молодёжь активно осваивает иностранную речь, что несколько облегчает общение. Правда, их английский или русский трудно разобрать, потому что он имеет очень странное звучание, чему есть логичное объяснение. Естественно, государственным языком в стране является вьетнамский, который мне показался очень красивым и даже напевным. В нём шесть тонов, в отличие от китайского, в котором их лишь четыре. На письме тональность обозначается музыкальными знаками над гласными звуками. Такая фонетическая странность развивает очень тонкий слух. Однажды за занавешенным окном гостиницы я услышала мелодичную перепалку, напомнившую лай нескольких болонок. Когда я выглянула, то к своему удивлению увидела, что это эмоционально выясняли отношения три  женщины.

  Данная нация в основной массе очень низкорослая, что сразу заметно в кафе, ресторанах, театрах  и гостиницах, где  преобладает миниатюрная мебель, которая кажется детской. Европейцам и россиянам поначалу некомфортно, но быстро привыкаешь к неизбежному. Едят вьетнамцы довольно часто и понемногу, а готовить дома у них не принято. Они любят свежие овощи, фрукты, рис, морепродукты. Порой сочетание их блюд для нас кажется странным. В организме «маленьких людей» отсутствует фермент, расщепляющий алкоголь, значит, им не желательно употреблять спиртное. Вследствие этого в качестве напитков они предпочитают чай, крепкий кофе с молоком и кубиками льда.

  Страна мне показалась какой-то целомудренной. Там нет таиландской свободы нравов и японского пренебрежения или ненависти к другим нациям. Даже  к американским туристам и специалистам относятся терпимо, а вот китайцев откровенно недолюбливают, что не выражается в агрессивных действиях. Просто все знают об этом и пытаются не обострять проблему.

  У вьетнамцев свои собственные физиологические особенности теплообмена. В стране очень жарко, как только выходишь из самолёта, ощущение, что ты попал в парилку, но к этому быстро привыкаешь. Если подует ветерок и температура станет чуть ниже плюс тридцати, европейцы рады и вздыхают с облегчением. А вот местные жители начинают мёрзнуть и кутаются в кофты и куртки, напяливают даже шапки. Комично всё это смотрится особенно в сочетании с босыми ногами!

  Про достопримечательности можно прочесть в любом справочнике, но подобная  информация кажется сухой и скудной. Иное дело — эффект присутствия. Я  поделюсь лишь собственными впечатлениями. В конце концов, у любого гурманства, не важно, кулинарное оно или созерцательное, самым важным является послевкусие.

  В Нячанге есть минеральные источники, природные бассейны с почти горячей водой и лечебные грязи, но главное — там изобилие обожаемых мною разнокалиберных водопадов, которые создают такой специфический шум, что оттуда не хочется уходить. Можно часами смотреть на то, как тонны воды падают сверху и разлетаются на капельки, разбиваясь о спины угрюмых камней. Я обычно долго стояла в чарующем водном потоке, наблюдая сквозь капли, как влага скачет по каменным ступеням.

  Понравилось местечко под названием «Vinpearl». Это не только парк развлечений, но и красивейшая природная зона. Добраться туда можно по канатной дороге протяжённостью 3320 метров. Созерцая монолитные горы и плещущее внизу бирюзовое море, погружаешься в ощущение полёта. Данное инженерное чудо оставило свой след в Книге рекордов Гиннеса как самое длинное подобное сооружение. Помимо аттракционов и превосходного пляжа с белым песком, там есть несколько музеев, в которых представлено всё разнообразие водного мира. Вечером душу греют поющие фонтаны.

  Незабываемое впечатление оставил о себе  «Гостевой дом Ханг Нга», этот воистину «сумасшедший дом»: уж очень причудливой формы! Построен в 1990 году в городе Далат по проекту Данг Вьет Нга. Эта талантливая девушка была страстной поклонницей Антонио Гауди. Архитектуре она обучалась в Советском Союзе, а вернувшись на родину, сумела воплотить в камне свои фантазии. Здание напоминает гигантское дерево, внутри много винтовых лестниц, таинственных уголков, укромных закоулков, странных залов и келий. Идя по ступенькам или коридорным лабиринтам, никогда не знаешь, где окажешься. По сути, это своего рода гостиница, в которой можно поселиться. Номера как бы выдолблены в скале и оформлены в разных стилях. Есть комнаты «муравья», «медведя», «тигра» и прочие именные помещения. Ночевать я бы там не рекомендовала, потому что по правилам двери не запираются и должны быть открыты, чтобы посетители могли наблюдать «внутреннее содержание». Ночью в пристанище экстремальных чудаков невыносимо страшно. Его не жалуют местные жители, потому что оно слишком выделяется из общей национальной канвы, зато туристов притягивает пьянящая жуть таинственных переходов и обжитых склепов.

  Любопытно смешиваются традиции основной религии — буддизма и своеобразного индуизма, что можно проследить по способам  погребения умерших, а также в храмах. Поразили Чамские башни. Мне объяснили, что аналогов  им попросту нет. Они уникальны по своей сути, потому как в них сосредоточена традиционная архитектура народности чамов и творческие принципы индуизма. Сохранились 4 башни, вход в которые обращён на восток. Каждая имеет персональное предназначение: Северная посвящена десятирукой богине Уме, Центральная привлекает серебряными алтарями, Южная прославляет Шиву, а Северо-Западная частично разрушена, однако её причудливость тоже запоминается. Внутрь  любого сооружения можно войти, предварительно сняв обувь у входа. Считается, что абсолютно любой человек сможет почувствовать духовный смысл этих построек. Я побывала во всех и даже удушающая жара не помешала мне ощутить нечто трепетно-волнительное, что  нельзя  передать словами.

Евгения Зуева,

Красноярск

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

В ЗАЩИТУ НИКОЛАЯ

В двенадцатом номере «НЖ» за 2013 год работник Алтайской краевой  библиотеки для слепых О. Бурилова затронула довольно спорную тему о «говорящей» книге. Автор статьи приводит ряд убедительных доводов против прочтения литературных произведений синтезаторами речи.

Да, действительно, в пору расцвета «дайн» и «протонов» незрячий читатель был избалован художественным исполнением  мастеров слова. Так, неизменным успехом пользовались книги, начитанные Евгением Терновским, Ильёй Прудовским, Валерией Лебедевой и другими популярными дикторами. Но ведь известно, что самое замечательное чтение — это самостоятельное. Причём, совсем неважно, читаем ли мы глазами или скользим пальцами по шершавым страницам. Именно  при таком чтении у нас развивается воображение, которое рисует нам портреты героев произведений, картины окружающего их мира. Проще говоря, такое прочтение будит в нас творческую фантазию, что крайне полезно для общего развития. Перед нами голый текст, на котором хорошо просматриваются его стилистические особенности. Складывается впечатление, что именно с тобой автор делится своими откровениями. А ещё можно рассмотреть авторскую пунктуацию или разобрать по буквам незнакомое слово.

Так вот, точно такой  же эффект    у меня вызывает прослушивание текста с помощью синтезатора. Конечно же, при этом все его настройки должны быть очень хорошо отлажены. И скорость, и тембр, и расстановка ударений. Впрочем, я и сам не сразу привык к такому помощнику, но теперь напрочь забываю, что голос, читающий мне, не есть голос человеческий. Сейчас у меня имеется несколько таких «дикторов». У каждого из них даже есть имя: «Катерина», «Мелена», «Юрий», но я остаюсь верным синтезатору по имени «Николай». За год мы с ним прочитываем более 120 названий самых различных произведений. И пусть он интонационно не передаст мне душевных переживаний Анны Карениной, но предоставит мне возможность прочувствовать эти переживания самому. И уже не отвлекут и не собьют своими переживаниями уважаемые мною Валерия Лебедева или Вячеслав Герасимов. Но при всём при этом, когда я слышу в исполнении Михаила Ульянова поистине бессмертные «Мёртвые души» или «Конёк-горбунок» в трактовке Олега Табакова, у меня неизменно возникает чувство восторга и ощущение праздника в душе. Однако подобные эмоции нельзя переживать каждый день, иначе они перестанут быть такими острыми. И потом, как бывший актёр Народного театра я, прежде всего, восхищаюсь  мастерством подобных корифеев, а ведь при этом достоинства самого произведения невольно приглушаются.

Должен сказать, что целый ряд моих незрячих товарищей разделяют моё мнение и с удовольствием слушают книги «в исполнении» синтезаторов речи. И всё же вопрос этот  не так прост, как может показаться. И моё мнение вовсе не приговор. Думается, что наряду с синтезаторами обязательно должны звучать и живые голоса. К примеру, детские книги обязаны начитывать только мастера слова. Детективы и «женские» романы тоже вполне могут быть начитаны профессиональными чтецами. Но всё же для классики я бы рекомендовал синтезатор.

И ещё. Не хочу обидеть моего уважаемого оппонента, но я заметил, что почему-то синтезатор речи особенно раздражает слух наших зрячих товарищей, а так же тех восовцев, остаток зрения которых позволяет им читать книги глазами. Хотелось бы знать, что думают обо всём этом читатели «НЖ».
 Баритон из колонки
мне читает Толстого.
Равнодушный, негромкий —
про семейство Ростовых.
Мчу за чтеньем неброским
по сюжету в карете
 рядом с князем Болконским,
позабыв всё на свете.


Леонид Авксентьев

ТВОРЧЕСТВО НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ

ГОРБУН

А как это всё-таки здорово: ей нет и двадцати, а она уже классный руководитель самого беспокойного четвертого «А»! Мария Ивановна… Звучит как в «Капитанской дочке». И не беда, что половина её класса живёт в соседнем селе. Но, если нужно посещать учеников, будет посещать в любое время года. Чего бы ей это не стоило! Думала Маша, уверенно шагая по дороге к дому. Ещё немного, каких-то пятьсот метров. Сейчас обойдёт заросший молодыми дубами, осинами и березняком, густо сдобренный орешником, калиной и черемухой овражек (в селе их называют вершинками), войдёт в крайний от леса дом, разденется, снимет промокшие кроссовки и куртку, напьётся горячего чая с мёдом. Бабушка давно уже, поди, подсуетилась: и тёплые носочки приготовила, и вкуснятинку какую-нибудь сварганила. Большая мастерица бабушка на всяческие кулинарные изыски! Маша поест, довольно потянется и устроится у компьютера, укрывшись тёплым пледом. Красотища! Перебрасывайся СМС с подругами хоть всю ночь. Впереди выходные. Бабушка, конечно же, немного поворчит по поводу её плохого зрения: «Чего носом в монитор тычешь? Того и гляди экран проткнёшь». И чего разоряется, в очках Маша великолепно видит. Да и подруги все как одна утверждают, что очки ей очень идут.

Пока Маша шла мимо молочной фермы и пруда, было не страшно. Ну, если только самую малость. Коровы такие сильные, спокойные и домашние, уж точно в обиду её никому не дадут. Возле пруда она перевела дух и попыталась запустить камень вдоль воды так, чтобы «голыш» подпрыгивал по поверхности и долго не тонул. Но у неё ничего не получилось. «Эх, криворукая, — пожурила Маша саму себя, — это тебе не двойки мальчишкам ставить». Когда же она приблизилась к кладбищу и пошла по старому церковному саду, то ощутила чьё-то незримое присутствие. В воздухе явственно нагнеталась напряжённость. А после того как вороны, круглый год гнездящиеся в кронах огромных вётел, неожиданно всполошились и дико закричали, Маше стало не по себе. Возникло желание кинуться со всех ног наутёк. На мгновение выглянула заспанная и по этой причине недовольная луна, тускло осветив окрестности. В отяжелевших от непрекращающегося с самого утра холодного осеннего дождя  ветвях придорожного орешника послышалось надсадное рычание. Маша увидела страшное, сгорбленное существо с бл1клыми, ничего не выражающими, к тому же сильно  слезящимися, будто стариковскими, глазами и облезлой шерстью на болезненно впалых боках. Уж не померещилось ли ей это? Маша съёжилась, плотно закрыла глаза и тут же открыла.  

«Оборотень! Горбун!» — промелькнула в мозгу страшная мысль. Видно, правильно говорят в селе, что горбатый Васька Хмурый, живущий в заброшенном доме лесника,  оборачивается по ночам большой собакой или волком —  поди разбери в темноте. И мало того, что оборачивается, но ещё творит всякие непотребства. То заблудившуюся в лесу овцу задерёт, то хорошую встрёпку деревенским шавкам-пустобрехам задаст, то любвеобильную  Нюрку Сброднову в очередной раз в чапыжнике отваляет. Хотя Нюрку в чапыжнике не валял, наверное, только ленивый. Ей такие «неудобства» только в радость.  То бредущего домой после  очередной попойки мужика до полусмерти напугает. А  то телёнка годовалого умыкнёт, варнак, безо всякого следа.  Никто не видел, что это был Васька, но кому же ещё? Почитай,   половину жизни в тюрьмах и лагерях провёл.  Фамилию Васьки в селе словно позабыли. Васька Хмурый — и всё. Иного прозвища его постоянно небритая и оттого неприглядная физиономия с большими подозрительными глазами и не заслуживала.  А она-то, дурёха, ещё смеялась над этим! «Господи всемогущий! Матерь Божья, Свят, Свят, Свят», — зашептала Маша, побелевшими губами. По мгновенно покрывшейся холодным  потом спине  прокатился неприятный холодок. Кричать и звать на помощь? Но что это даст? Кто её слабенький голосок  за плотной завесой древесных листьев и веток услышит?

Многое о горбуне говорили в селе, но чаще плохое. Многое рассказывала Маше её бабушка  Дарья. И что удивительно —  только хорошее. Бабушке почему-то верилось больше. Познакомилась бабушка с горбуном  давным-давно, когда  она, совсем юная и слывшая первой красавицей на селе, училась вместе с ним в поселковой школе и сильно ему нравилась. Правда, прозвища Хмурый у Васьки тогда не было, да и горбуном он  ещё не был. Обыкновенный, вечно улыбающийся симпатичный деревенский парень с огромными карими глазами. Собственно говоря,  и бабушка Дарья тогда была смешливой, жизнерадостной девочкой Дашей. И все предстоящие жизненные передряги виделись такими маленькими и незначительными, что думать о них совсем не хотелось. Отец у Васьки с войны не вернулся. Осталось несколько пожелтевших фотографий, две медали, одна из них — «За отвагу» и парочка писем. Очень хотелось Ваське поступить после школы в военное училище, стать офицером и наподдать, если потребуется, всем недругам-капиталистам. Занимался спортом, водой холодной обливался до самых морозов. А как он со своей «тарзанки» в озеро на самом глубоком месте прыгал! Но не судьба!

Накануне выпускного  хотел он продемонстрировать перед девчонками своего класса, а особенно перед  Дашей, один из своих головокружительных прыжков. И продемонстрировал… То ли полузатонувшая деревянная колода, из которой поили скотину на ферме,  сама приплыла прямо на то место, где он нырял во время весеннего половодья, то ли  кто таким образом зло подшутил,  теперь уже никто и не помнит. Только Васька её не заметил. Врезался в колоду головой. Его, правда, быстро выловили. Но заключение врачей было неутешительным. Перелом одного из позвонков. Предстояло длительное лечение. В перспективе — хорошо, если инвалидная коляска. А о том, что будет ходить самостоятельно,  даже речи не велось. Посещала его в больнице и Даша. Сначала вместе с одноклассниками. Потом стала приходить одна. Целыми днями просиживала у постели больного и всё говорила, говорила. Васька демонстративно закрывал глаза. А в одно из  посещений она незаметно открыла щеколду на окне. Следующей же ночью Даша вспорхнула на второй этаж по водосточной трубе. Уж  кто-кто, а Васька бы непременно забрался. Чем же она хуже? Пять секунд, и отчаянная девочка в постели больного, успев предварительно  вручить шоколадку дежурной медсестре и раздевшись потом донага. Васька пытался отстраниться. Но куда там в его состоянии! И не мудрено, что застал их старенький главврач Порфирьевич,  старикашка сварливый и вечно всем  по этой причине  недовольный. Перепугалась тогда Даша ужасно. И не столько из-за разговоров, которые последуют после её разоблачения. Больше всего на свете боялась она, что её  больше не пустят в больницу. Но никаких разговоров после инцидента не последовало, даже дежурную медсестру не отчитали. Мало того,  каким-то таинственным образом на двери палаты, где проводили ночи два несчастных и в то же время таких счастливых человека, появился замок, запирающийся изнутри. В горячих Дашиных объятиях Васька начал оживать. Сначала у него стали шевелиться руки. Потом он заговорил. Нет, говорить он мог и раньше. Просто жить Ваське не хотелось. А если не жить, зачем тогда разговаривать?

А потом он однажды утром встал с постели. Чего это ему стоило, видела одна только Даша. Васька сделал несколько робких шажочков по направлению к двери. Потом упал ничком и провалялся в горячке несколько дней. Но свой первый шаг после второго рождения он всё-таки сделал! Были после этого и другие шаги. Но эти, первые, бабушка Дарья без слёз никогда не вспоминала. У Васьки начал стремительно расти горб, а верхняя часть туловища кренилась в сторону. А потом Васька куда-то пропал, лет с десяток ничего не было слышно. И вдруг — словно гром среди ясного дня! Попался на краже ценностей из ювелирного магазина. Сильно нашумела тогда серия довольно-таки дерзких ограблений в областном городе. Схлопотал нешуточный срок, половину отсидел — оказалось, что осуждён за чужие грехи. Вышел, но на свободе долго не задержался, сел за драку. Причём предыдущий срок расценили как рецидив. На этот раз отмотал по полной. Потом были другие сроки. И вот уже лет двадцать живёт в полуразвалившемся заброшенном доме лесника вместе с такой же, как и он, больной собакой. Дружбы ни с кем из жителей села не водит. С женщинами не знается, водки не пьёт.

Даша уехала в город. Окончила институт, вышла замуж, родила ребёнка. Но особого счастья в этом браке она не испытала. Муж пил, занимался рукоприкладством и часто, даже будучи трезвым, обзывал её горбунихой. А потом и вовсе исчез, оставив Дашу в чужом ей городе с малолетним сыном. Да и на кого пенять, сама же всё и рассказала про Василия. Думала, поймёт. Нет, не понял! И неудивительно, что Даша, некоторое время спустя, вернулась в родное село. Несколько раз по старой дружбе навещала горбуна в его убогом жилище. Но дальше официальных разговоров дело не шло. И не то, чтобы продолжения отношений не хотела Даша: от продолжения отношений категорически отказывался горбун.

«Какой оборотень! Враки это всё! Оборотней не бывает! А если это горбун, меня он не тронет, — думала Маша, — я так похожа на бабушку Дарью!» Даже когда девушка поняла, что перед ней огромная облезлая собака с поджатым хвостом,  легче ей не стало. Отпускать Машу с миром она явно не собиралась. «Собачка, хорошая, красивая, добрая, отпусти меня, пожалуйста. Если бы было чем тебя угостить, я бы обязательно тебя угостила», — шептала Маша, с грустью вспоминая съеденную полчаса назад шоколадку.  Собака медленно приближалась, ощерив свои страшные клыки, всем своим видом показывая, что никого щадить она не собирается. Маша скинула промокшую куртку и намотала на руку. Читала где-то, что так можно защитить руку при нападении хищника. Но эта мера оказалась совершенно напрасной. Собака без труда сдернула куртку с руки и принялась её яростно рвать.  Мать эту красивую куртку на последние деньги купила совсем недавно, в день девятнадцатилетия. А доживу ли я до двадцатилетия? Рука ниже локтя нещадно саднила. По ладони текло что-то горячее.  «Ну вот и всё, — пронеслось в мозгу, — сейчас почувствует запах крови и вцепится в горло!»

Однако собака не бросилась. Напротив, отпрянула в сторону. Послышалось грозное рычание и  лай другой собаки. Вместе с ней, хромая,  приближался человек. «Горбун», — радостно  подумала Маша, узнав старика. Тот, долго не раздумывая, огрел  разбушевавшегося пса своей суковатой палкой. Но этого оказалось недостаточно, собака набросилась на горбуна. Защищаться было нечем. Палка от удара разлетелась вдребезги. Особой помощи от собаки горбуна ждать не приходилось, хотя старый и больной пёс мёртвой хваткой вцепился в обидчика. Не отставал от него и горбун. Его неожиданно сильные руки  сомкнулись на горле бешеной собаки. Тела дерущихся сплелись в беспорядочно перемещающийся клубок. Маша потеряла счёт времени. Сколько продолжалась схватка? Минуту? Час? А может, целую вечность? Когда она, наконец, очнулась от оцепенения, ни горбуна, ни его собаки рядом уже не было. Тёмная ночная дорога, заросли орешника, мелкий моросящий дождь и мёртвая, ещё минуту назад такая страшная собака. Маша опомнилась только тогда, когда прибежала домой и дрожащими руками закрыла входную дверь на все запоры.

Как и следовало ожидать, собака оказалась бешеной. Пришлось Маше делать прививки и долго залечивать покусанные руки.

Горбуна же и его собаку нашли на следующий день после происшествия в небольшом овражке подле его дома. И непонятно, кто кому помогал: то ли старик из последних сил тащил истерзанную в неравной схватке собаку, то ли собака тянула его, понять сложно. Собака издохла от потери крови, у старика не выдержало сердце…

Проститься с ними Маше не довелось. Тела горбуна и его собаки забрали сотрудники санэпидстанции, дом на всякий случай сожгли: всё-таки бешенство заболевание серьёзное.

Ну, в общем-то, и всё. Хотя вот ещё что. В один из долгих осенних вечеров пришла Маша с работы и, немного передохнув, уселась перед экраном компьютера. Лениво пробежалась по сайтам и совершенно случайно, словно её рукой кто-то управлял, наткнулась на коротенькую притчу.

Жил подле одного села горбун. Никто не знает, когда он пришёл и откуда. К местным жителям со своими проблемами не лез, а вот чужие принимал близко к сердцу. Лечил людей и животных. Деньги в долг, часто без отдачи, давал. Но, несмотря на это, люди его не любили. За что?  Да Бог это знает! Не похожий на нас он какой-то! На их это совести. А в скором времени случился в селе пожар. 

Нашли виноватого и долго били его всем селом кольями. Кого же ещё? Вон глазищи-то у него какие — бездонные! Не иначе, как наколдовал. Успокоились только после того, как затихло убогое тельце. Присмотрелись сельчане и в ужасе попятились назад, осознав содеянное. Потому что выпали из разодранной ветхой рубашонки горбуна на том самом месте, где, по их мнению, был горб, перебитые, переломанные ангельские крылья…

Владимир Рогожкин

КРУГОСВЕТКА     

С БЕЛОЙ ТРОСТЬЮ —

ПО БЛАГОСЛОВЕННОЙ ЗЕМЛЕ

Продолжение. Начало читайте в № 12, 2013 г. и №№ 1, 2, 2014 г.

Снова утро, а значит, — дорога. Через несколько десятков километров наш автомобиль завернул к саду специй и лекарственных растений. В  сопровождении местного ботаника отправились осматривать этот «Аптекарский огород» с  пряным уклоном. Там сразу ощутили знакомый запах корицы. Вообще-то это дерево вырастает до пятнадцати метров, но ему не дают, периодически подрезая. Для получения пряности используют двухметровые побеги. С них снимают кору и сушат её на солнце, а после перемалывают в пудру. Пережёвывая кусочки коричной коры в тени высокой пальмы, мы обнаружили небольшое дерево какао, ствол и ветви которого украшали крупные цветы, а в  странноватых плодах, похожих на большой огурец или маленькую дыню, прятались какао-бобы. Неподалёку росли кофейные деревья. В отличие от соседей, на них не было цветов. С веток свисали небольшие эллипсоиды, в каждом — по три бодрящих зёрнышка. Королём  специй является  перец. Он тоже прятался от солнца. Следуя рукой вдоль стебля, нашли гроздь небольших ягод. Их срывают на разных стадиях созревания. Чёрный перец получается из незрелых ягод, а белый — из созревших. Встретились и кустарниковые   разновидности перца чили. Нащупали и веточки с треугольными продолговатыми капсулами. Внутри них — по крохотному семечку, они служат источником вкуса и аромата кардамона. На финише пахучего пробега встретились с благородным сандалом. От его шершавого ствола отходили гладкие ветви с кожистыми листьями. Он вне конкуренции, ведь масло, добываемое из него, используется в медицине и парфюмерии.

Пришла пора познакомиться с изготовляемыми здесь средствами народной медицины. В уютном зале нас устроили в удобных креслах и предложили фирменные напитки. Как говорится, всё со своего огорода. Татьяна остановила свой выбор на какао, я же решил попробовать целебную смесь. В её состав входили кардамон, анис, корица, имбирь и чёрный чай. Употребив его,  ощутил явный прилив сил. Затем стали демонстрировать бальзамы, мази, крема и лекарства, изготавливаемые по традиционным рецептам. Татьяне сделали аюрведический массаж с местными маслами, а я отказался. Супруга  скупила чуть ли не всю аптеку. Нагруженные пакетами с лечебными средствами от всего на свете, возвратились к ожидающим нас спутникам. Пока размещались, нас догнал говорливый фармацевт и вручил в подарок пакет с местным какао и фиточаем.

Когда отправились по дальнейшему маршруту, Ясанта приступил к вводной лекции о древнейшем Анурадхапуре, который основан в V веке до Рождества Христова и назван в честь звезды Анурадха из созвездия Скорпиона. С 380 года до новой эры и вплоть до 997 года он был столицей сингальского государства, но завоеватели  разрушили и сожгли рукотворную «жемчужину Цейлона». Со временем руины поглотили джунгли, лишь век назад начали проводить раскопки, которые продолжаются до сих пор. Если учесть, что город занимал площадь в 52 квадратных километра, археологам работы хватит.

По тропинке, затаившейся в кустарнике, пробрались к очередным величественным развалинам и поднялись по уцелевшим ступеням к остаткам «циклопических» строений. Вокруг высились могучие колонны, когда-то  поддерживавшие их верхние этажи. Люди приходили сюда не только для проведения религиозных церемоний, но и для лечения физических недугов, ведь здесь располагалась своеобразная больница. Мы нашли  фармацевтическое приспособление, в котором перемалывали целебные растения. Судя по размерам желобков для готовой субстанции, лекарства изготавливались в промышленных масштабах. Неподалёку притулился большой прямоугольный камень, а в  нём — углубление в форме человеческого тела. Ясанта объяснил, что его заполняли снадобьями и туда ложился пациент с кожными заболеваниями.

Всего в Анарадхапуре было три обители, в самый крупной насчитывалось  пять тысяч монахов, в остальных ещё столько же. Все они кормились за счёт горожан. В руинах ближайшего строения сразу привлекла внимание каменная плита высотой в метр, длиной метров шесть и шириной около трёх. В ней была выдолблена огромная ёмкость глубиной по локоть. Ясанта предложил определить  её предназначение. Все наши предположения оказались неверными.  На самом деле, мы попали в трапезную. Каждое утро и вечер жители округи наполняли рисом это «каменное корыто», а затем к нему со своими чашками подходила «молящаяся братия». Изрядный посудомоечный опыт подсказал мне, что материал довольно пористый, а значит, выковыривать из него оставшиеся крупинки крайне затруднительно. Знаток местной истории и давнего быта успокоил, объяснив, что кухонному наряду приходилось чистить лишь гладкие медные листы, которыми была вымощена ванна.

В свободное время монахи могли освежиться в бассейнах. Каскад очистных сооружений всё ещё действовал, избавляя влагу от растворённых взвесей. Прямоугольные чаши сохранили герметичность. Внизу стояла дождевая вода. Моя бийская любимица не достала до дна: трость была коротковата. Недаром один из бассейнов  назывался «Слоновьим»  ввиду того, что размерами он превышал собрата. Когда неподалёку молодая ланкийская преподавательница заявила ученикам, что в нём купали мудрых гигантов, возмущённый Ясанта обратил внимание смутившейся девушки на узкие ступеньки, по которым слон просто не смог бы спуститься.

Ясанта укромными стёжками препроводил нас к легендарной ступе Джетаванарама. Летательный аппарат Бабы-яги или атрибут для растирания тут ни при чём. Сами Ланкийцы такие величественные культовые архитектурные сооружения называют «Дагобы». Они выстроены на местах важных религиозных событий, а порой  укрывают в себе реликвии. В здешней ступе замурован кусок кушака Будды. По форме это сооружение похоже на огромное яблоко или приплюснутый купол, покоящийся на идеально круглом основании. Веками ступа Джетаванарама была третьим по высоте монументом в мире, уступая лишь пирамидам Хеопса и Кафрена в Гизе. В  отличие от «египтян», сложенных из громадных блоков, она была возведена из кирпича с уникальными свойствами, который противостоял давлению немыслимой тяжести. Учёные подсчитали: материалов хватило бы на сооружение крепостной стены от Лондона до Эдинбурга. Мы прошагали вдоль всей уходящей ввысь  кладки, скользя по ней руками. У торговцев сувенирами я приобрёл небольшую базальтовую копию ступы и попросил нашего дипломированного «ангела-хранителя» показать, докуда сумел дотянуться. Он поставил мой палец в самом низу. Грандиозность  монумента потрясла!

Некогда в Гималаях Сиддхартха Гаутама после сорокадневной медитации достиг просветления, понял суть вещей и стал Буддой. Всё это происходило в тени «Дерева Бо», драгоценный отросток которого в  III веке до новой эры привезла на Шри-Ланку дочь индийского императора Ашоки монахиня Сангамитта. Непальское растение не сохранилось, поэтому  вот уже на протяжении двадцати трёх веков его островная копия по традиции является святыней для всех буддистов.

Храм Ланкарма, против обыкновения,  не имеет величественных статуй, вместо них за золотой оградой растёт так называемый «Фикус Религиоза». Выйдя из автомобиля, по широкой алее втроём направились к святилищу. Вокруг оживлённо, так как завтра праздник Полнолуния, а поэтому добровольцы сооружают временные кухни, на которых будут готовить угощение для паломников. Мы остановились неподалёку от ограды. К самому священному дереву Бо подойти нельзя, но можно подобрать его упавший лист. Ланкийцы терпеливо ожидали, кому повезёт. Мимо нас с торжественными песнопениями вереницей прошествовала процессия. Монахи несли развёрнутый рулон оранжевой материи, чтобы заботливо укутать ствол. Вдоль соседней аллеи цепочкой выстроились девушки, плетущие огромную гирлянду из красных лотосов — это тоже  подношение. Вокруг царила возвышенная атмосфера всеобщей любви. Снова незаметно подобрался вечер. Мы простились с нашими спутниками и отправились готовиться к новым приключениям.

Наше шестое экскурсионное утро началось традиционно: кофе — и в путь. Когда притормозили возле придорожного рынка, Ясанта заявил, что, наконец-то, может выполнить мою просьбу. Дело в том, что с первого дня на острове я ищу дурианы. Об отвратительно пахнущих и в то же время изумительно вкусных плодах наслышан ещё с детства. Мы уже успели попробовать пленительные мангустины, нежнейшие, похожие на маленькие пушистые мячики рамбутаны, папайю и ананасы разных сортов, а вот разрекламированные литературой экзотические фрукты пока не попадались. Торговец был рад ранним покупателям. Тут же выяснилось, что местные мужчины употребляют дуриан в качестве мощного афродизиака, оттого и сравнительно высокая цена. Выбрали плод размером с маленький арбуз, кожура которого усыпана шипами угрожающего вида. Как назло, начался дождь, пришлось дегустировать деликатес в  машине. Разрезав добычу пополам, я хотел угостить ланкийцв, но они вежливо  и решительно отказались. Пробуем мякоть, которая вроде бы должна была доставить нам «райское наслаждение», но, увы! Рот наполнился чем-то слегка сладковатым, липким, со своеобразным, не особо приятным привкусом. Не осилив и половины элитного товара, безжалостно  выбросили  остатки. «Сюрприз тропической флоры» ещё долго напоминал о себе душком маринованного лука. Запах, конечно, не из приятных, но вполне переносим, приходилось обонять и похлеще. Другое дело, что специфическое амбре моментально  вытеснило из салона все остальные ароматы. Такой стойкости могут позавидовать лучшие парфюмы. Ещё и на следующий день автомобиль встречал нас всеми четырьмя широко распахнутыми дверями, а неподалёку маялся бесприютный водитель Валевит. Недаром из-за характерных свойств дурианы запрещено приносить в самолёты, отели и прочие общественные места.

 Ясанта, вспомнив о своих основных обязанностях, предложил отвлечься от пищи телесной и послушать мини-лекцию об удивительном комплексе древних сооружений, куда мы направлялись. Вот что мы узнали.

Во второй половине V века правил король Датусена, и было у него два сына: старший, Касапа, от наложницы и младший, Могаллан, от любимой жены. Незаконный отпрыск не мог наследовать престол, но он устроил государственный переворот, заточил батюшку в темницу, а позже и вовсе приказал умертвить папу. Младший брат, опасаясь за свою жизнь, бежал на континент. Узурпатор, страшась возмездия, решил построить неприступную крепость, для чего выбрал одинокую скалу, возвышавшуюся на двести метров над джунглями. На её вершине талантливые мастера возвели дворцовую цитадель, а у подножия утёса построили великолепный город, который защищала кирпичная стена и несколько глубоких рвов с водой.

Лишь спустя восемнадцать лет на остров вторгся Могаллан с индийскими войсками. Почему-то отцеубийца, вместо того чтобы отсидеться в мощном убежище, надумал сражаться на равнине. Проиграв битву и понимая, что вряд ли его пощадят, он закололся собственным мечом. Как ни странно, победитель сгоряча повелел до основания снести превосходный дворец. После чего новый монарх вернулся в прежнюю столицу, а на развалинах поселились буддийские монахи, впоследствии тоже их покинувшие. На многие столетия люди забыли о Львиной скале. Только в конце XIX века английский охотник обнаружил заброшенные руины Сигирии.

Дорога вынырнула из джунглей. Наконец-то мы выбрались на свежий воздух и сразу же направились к мосту через отлично сохранившийся ров. Ненадолго остановились на его середине. Ясанта пояснил: в прозрачной воде резвятся рыбы, а мимо по своим делам неторопливо и равнодушно проплывает откормленный крокодил. Тут же нам навстречу с радостным повизгиванием бросились бездомные собаки. Оказалось, это приятели нашего гида. Из своего рюкзачка он достал угощение, а пока они насыщались, Ясанта осматривал их и наносил на раны целебную мазь. Когда «доктор Айболит» закончил оказание первой медицинской помощи, наша сплочённая команда теперь уже в сопровождении «зверской ватаги» продолжила исторический марафон.

Мы шагали по плитам «водяного сада» мимо уцелевших бассейнов и фонтанов, вроде бы до сих пор действующих. Впрочем, недавнего дождика явно не хватило, чтобы оживить водоводы. Подошли к теснине. Вокруг тропки громоздились огромные валуны. Пришлось двигаться гуськом. Очень удобное место для организации обороны.

Крутые марши вывели к террасам, опоясывающим подножие Львиной скалы, на которых некогда росли фруктовые деревья и овощи. Выщербленные  мраморные блоки делались явно не под ноги европейцев. Мои ступни на них полностью не помещались, поэтому я поднимался немного боком. Вот и отвесно уходящая ввысь громада. Это, собственно, и есть Сигирия. По тропе, переходящей в почти вертикальные лестницы, начали подъём. Первым шёл Ясанта, Татьяна — в середине, я — замыкающий.

На опасном участке от пропасти нас отделяло двухметровое заграждение. На ощупь его  поверхность  гладкая, как стекло, потому что отделана полированным фарфором. Некогда, прогуливаясь вдоль «Зеркальной стены», ненавистный властитель мог любоваться своим отражением.

По винтовой лестнице подобрались к очередному чуду. На нижней части скального козырька приютились фрески, которым более полутора тысяч лет. Всё это время они находились на открытом воздухе в агрессивном тропическом климате. Стойкость красок и мастерство древнего гения изумили. Девушки изображены в натуральную величину и принадлежат к различным этносам. Среди них  ланкийки, индианки, китаянки, африканки и даже красотки с внешностью европейского типа. Их изящные ручки украсили  кольца и браслеты с драгоценными камнями, а головки — причудливые причёски. Небесные создания как бы витают в облаках, но в то же время производят впечатление вполне земных женщин. Ещё немного мысленно «пообщавшись» с прелестницами прошлого, Ясанта, грустно вздохнув, решительно заявил, что в наши дни подобного совершенства не встречал.

На одной из промежуточных террас, прямо над  обрывом, завис гранитный монолит продолговатой формы диаметром не менее пятнадцати метров. На ощупь снизу он плоский, а сверху — полукруглый. При штурме, выбив каменные подпорки, можно было обрушить этот «булыжник» на врагов. Только вот как его затащили на пятидесятиметровую высоту? По узким проходам нельзя, да и на верёвках поднять тоже проблематично. Опять же на острове наверняка случались землетрясения.  Почему же громадный валун, лежащий с явным уклоном в сторону пропасти, до сих пор не сорвался? Покинув загадочный объект, по крутой лестнице забрались на обширную площадку. Дальнейший подъём проходил меж двух гранитных лап. Раньше посетители проникали прямо в львиную пасть, потому что  у царя  зверей была гигантская голова, но в незапамятные времена она отвалилась и рассыпалась.

Произошла смена «караула». Отслуживший своё псовый эскорт возвратился на равнину, а к интернациональной экспедиции присоединилась компания «братьев наших меньших», контролирующая этот уровень. Эрудированный и сердобольный буддист взялся кормить и лечить дружелюбных подопечных, предложив нам немного передохнуть. Мы с наслаждением устроились на каменной скамье. Может, на ней когда-то посиживал и сам восточный деспот. Не торопясь, достали воду и восполнили утраченную жидкость. Освежающий ветерок подсушил пропитавшуюся потом одежду.

Опекаемые  новыми четвероногими сопровождающими, направились прямо к львиным лапам. Они настолько огромны, что на ощупь невозможно выделить какую-либо деталь, так что брели как между прогретыми холмами. Иногда мраморные лестницы сменялись металлическими. Ясанта объяснил, что в древности на их месте  были деревянные, которые при необходимости легко разрушали и сбрасывали вниз. Позади и впереди нас карабкались вверх туристы со всего света, много и местных любителей старины. Издалека мы, наверное, напоминали вереницу крохотных насекомых, терпеливо ползущих к вершине муравейника. Иногда впереди образовывался затор: кто-то никак не мог решиться сделать следующий шаг. Мне и Татьяне полегче: мы не видели открывающиеся внизу перспективы, поэтому нам почти не страшно. Временами Ясанта предупреждал: «Ребята, в сторону ни шагу!» Высохшая, было, майка снова мокрой тряпкой облепила спину. В особо опасных местах сбоку пристраивались хвостатые спасатели, стараясь своим присутствием придать нам уверенности. Им невдомёк, что мы не нуждаемся в их поддержке.

Наконец-то грохочущий под ногами пролёт вывел пилигримов на плоское плато, где гулял  довольно сильный ветер. Здесь самая высокая точка Сигирии. Заботливые проводники разных пород отправились обратно к царственным когтям. Нас же встретили их «высокогорные» соратники, контролировавшие данную территорию. Ясанта вновь открыл передвижную «столовую» и «ветлечебницу». Мы в это время перевели дух, а затем  направились к фундаменту разрушенного здания. Он довольно высок и напоминал ступенчатую пирамиду. По трём маршам поднялись к ровной площадке. Именно здесь стоял Дворец короля. Его первый и второй этажи были кирпичными, а третий — деревянным. Задержались у монаршего бассейна. Сколько же нужно было приложить усилий и терпения, чтобы в твёрдой породе выдолбить саженное углубление длиной 30 и шириной  20  метров! От сквозняков купальщиков защищали кирпичные заграждения. Если же хотелось срочно полюбоваться окрестностями, прямо из воды к двум смотровым площадкам вели удобные ступеньки. С неподдельным восхищением Ясанта описывал панорамные виды. Внизу раскинулось зеркало озера, а вокруг него — зелёный ковёр джунглей и квадраты рисовых полей. Они радуют глаз.

Осмотрев все «вершинные» достопримечательности, направились на «грешную землю», а так как на тесных лестницах встречным потокам просто не разойтись, спускались уже по другому склону. Под ногами покачивались и поскрипывали ступени, но спуск прошёл вполне благополучно. Разумеется, наш слаженный «ансамбль» сопровождали сменные отряды «псовой гвардии». Ну вот мы и опять у подножия Сигирии, но её сюрпризы ещё не закончились. Ясанта провёл нас к тронному  залу короля Касапы. Оказывается, это мегалитическое сооружение расположено на открытой площадке. Представьте себе скалу, из которой извлекли параллелограмм со сторонами 6 на 6 метров и высотой около трёх. Затем из единого монолита вырезали древний символ власти  и ограждение вокруг него. Лишний раз убедился, насколько тщательно отшлифованы все поверхности. Ни трещин, ни каких-либо следов соединения я не обнаружил. Казалось, что гранитный престол просто вырос из пола.

К сожалению, время, отведённое на знакомство с Львиной скалой, подошло к концу. По пути к машине я поинтересовался у нашего опытного гида, намного ли ему было тяжелее в экстремальных условиях со  слепыми экскурсантами по сравнению со зрячими подопечными. Он, по-моему, искренне уверил, что ничуть, ведь мы достаточно быстро управились и даже успели осмотреть несколько больше, чем обычные туристы.

Татьяна и Андрей Усачёвы

Продолжение читайте в следующем номере.