Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Реабилитация по существу

Деловое сотрудничество расширяется

Международная деятельность ВОС

Стратегическое партнёрство

Активный возраст

С ней интересно. — Н. Нельзикова

С любовью — о волнующем

Человек родился. — В. Кириллова

Личность

Вечер памяти. — А. Шкляев

В правлениях и местных организациях ВОС

Редкая способность: видеть сердцем

Дискуссионный клуб

Пришло время подумать. — Г. Глухов

Поэзия

Стихи. — Т. Макаренко

Тифломир

Ангел-хранитель по имени Мальдива

Перечитывая заново

Оживший роман Льва Толстого. — А. Елтышев

Спорт

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

ЭКСТРИМ СЛЕПЫХ

«Паруса духа» — у южных берегов

«ПРИСТЕГНИТЕ РЕМНИ!»

Самолёт плавно набирает высоту, оставляя позади «Внуково», Москву, твёрдую землю… А я пытаюсь понять, что же, собственно, произошло? Поэтому традиционное «Пристегните ремни!» кажется очень символичным.

Лето сулило быть если и не скучным, то уж точно ничем не выдающимся. И вдруг всё закрутилось... Не более месяца назад знакомая посоветовала мне посмотреть сайт «Белой трости» и обратить внимание на раздел «Паруса духа», рассудив, что мне наверняка будет интересно. И как же она была права!

Попасть в «Паруса духа» совсем не сложно. Главное — продемонстрировать свою искреннюю заинтересованность и готовность полноценно участвовать в развитии и деятельности проекта.

И вот я уже в самолёте с людьми, которых впервые лично увидела всего час назад в аэропорту, мы вместе  летим… Куда?

Давайте по порядку.

«Белая трость» — общественная организация, основанная несколько лет назад в Екатеринбурге Олегом Колпащиковым и под его руководством осуществляющая самые разнообразные социальные проекты. Одним из них и являются «Паруса духа», до глубины души покорившие меня удачным синтезом авантюрности и «правильного» дела.

Конечной целью данного проекта является кругосветное путешествие инклюзивной команды на парусном судне. Он направлен на реабилитацию и интеграцию инвалидов с помощью яхтинга, а также на мотивацию «здоровых» людей через работу в особом коллективе. Проще говоря, инвалиды различных категорий, работая вместе со здоровыми, взаимодействуют и учатся друг у друга, достигая поставленной цели, используя сильные стороны каждого. Выходя в море, все становятся одним экипажем: больше нет деления на маломобильных граждан и условно здоровых людей, есть только работа, которую нужно выполнять, и те, кто что-то уже умеет, и новички. В море роль играет лишь опыт и готовность учиться.

Участники гуманитарной миссии проходят подготовительные этапы в разных уголках земного шара. На сегодняшний день их было уже десять. Мне посчастливилось принять участие в двух последних: в июле — по Азовскому и Чёрному морям и в августе — по Финскому заливу в рамках балтийской экспедиции.

Хочется подчеркнуть, что для членов экспедиции работа на судне вместе с профессиональными моряками очень важна. Она неразделима с гуманитарной составляющей. Необходимо не просто пройти по маршруту из одного порта в другой, следует ещё успешно провести мероприятия на берегу.

НА СТАРТ, ВНИМАНИЕ…

Самолёт закладывает вираж перед посадкой. Под крылом не только широко раскинувшийся Ростов-на-Дону, но и лента реки, плавно убегающей в сторону Азовского моря. Именно там и начнётся очередной этап нашей экспедиции. 9 членов экипажа, в том числе четыре профессионала, на яхте «Буревестник» пройдут по маршруту Таганрог — Керчь — Ялта — Балаклава — Севастополь — Таганрог, преодолев за две недели более восьмисот морских миль.

Пока ждём такси, представлю моих спутников и, прежде всего, нашего тотально слепого командора и кока, а по-сухопутному — шеф-повара,  Олега Колпащикова. Среди «мореплавателей»: слабовидящий специалист по gps-навигации Сергей Уймин  и опытная участница парусных гонок Анастасия Харламцева, работающие в Свердловской областной спецбиблиотеке для слепых, а также ответственный управляющий проектами «Белой трости» Артём Мамылин, который вместе с Настей — наши «глаза».

У каждого свой путь в яхтинг. Олег уже побывал в разных частях света. Под настроение, посмеиваясь, он любит рассказывать об угрозе цунами у берегов Таиланда или поражать новичков способностью выдернуть грот в три приёма. Для Сергея и Насти предстоящий этап — первый крупный морской поход. Впрочем, девушка участвовала в гонке у турецких берегов, а Сергей — в тренировках команды на Урале. Я же совершенный новичок! Абсолютно не спортивная, столичная барышня  практически без зрения. До сих пор на моём счету были лишь развлекательные прогулки в тёплых краях и несколько кратковременных переходов по Белому морю, да четыре сезона работы экскурсоводом в Соловецком Морском Музее. Мачту от якоря и трюм от камбуза отличить способна, но вот слова «галс» и «шкот» — это что-то из всеми любимой приключенческой литературы. И, несмотря на моральную поддержку опытных «морских волков» и заверения, что дело непременно найдётся каждому, меня периодически одолевают сомнения в собственной профпригодности и боязнь оказаться обузой.

 «Белая трость» работает с различными социальными группами. Так и теперь гуманитарная часть экспедиции началась раньше морской. Мы разделились. Я, Настя и Артём отправились в Таганрог, а Олег с Сергеем остались проводить мероприятие в «Ростове без наркотиков». Переночевав в реабилитационном центре, проведя мастер-классы, они пригласили желающих присоединиться к назначенной на шестое июля яхтенной гонке с участием инклюзивных команд. И двое ростовчан действительно приехали на следующий день в Таганрог.

«ОТДАТЬ ШВАРТОВЫ!»

Обстоятельства сложились так, что соревнования на кубок «Паруса духа» должны были стать первыми в сезоне. С раннего утра в Таганрогском клубе начали собираться яхтсмены. Выяснилось, что экипажей уже больше десятка. Это в несколько раз превзошло предварительные ожидания.

Но с ночи штормило так, что о выходе на воду не могло быть и речи. Утром ветер только крепчал…

Пока «ждали у моря погоды», успели дать интервью местным СМИ, представителей которых, конечно же, очень интересовала стартующая из их города необычная экспедиция. А также пообщались с представителями местной организации Общества слепых, которые передали для симферопольских коллег книги по Брайлю на русском языке. И именно этим ветреным воскресным утром и стартовала наша гуманитарная миссия.

«Буревестник», разрезая форштевнем закатную дорожку, впервые уходил в сторону Чёрного моря. Впереди были длительные переходы и стоянки в портах, прогулки по городам солнечного Крыма, а главное — самые разные люди, с которыми нам предстояло знакомиться, взаимодействовать, делать так, чтобы даже мимолётные встречи не прошли даром.

Первый переход самый длинный, больше ста морских миль. Из Таганрога идём напрямик через море в Керченский пролив. За ухой из азовской тарани знакомимся с экипажем. Алексей Петрович — наш капитан, его помощник — Роман Юрьевич. Они  мастера своего дела, с радостью передающие накопленные знания о море тем, кто готов понять и полюбить эту стихию. Паша и Ваня — шкотовые матросы во всём помогали неопытным путешественникам.

Капитан командует поворот — зрячие парни меняют положение парусов. Ветер крепчает — снова слаженная работа. И всё это быстро, чётко, не задумываясь, будто нет ничего привычнее и проще.

Выдалась свободная минутка — кто-нибудь из бывалых скитальцев морей рассказывает о штормах и штилях, о хитростях управления яхтой, о гидродинамике, механике и романтике.  И совершенно невозможно пройти мимо чарующей магии «просоленных» историй, постигая неординарный образ мышления надёжных спутников.

Уже поздно вечером входим в Керченский пролив. Крымский и кавказский берега совсем рядом. Можно сидеть на палубе, расспрашивать то про одно, то про другое скопление огней, наблюдая за снующими паромами, интересоваться, почему невыгодно поднимать затонувшие корабли, над которыми, судя по показаниям приборов, проходит наша яхта. После «тишины» открытого моря мы выучиваем позывные всех окрестных погранпостов, то и дело переговаривающихся между собой и с проходящими мимо судами. Лишь убедившись, что очередное зарево по правому борту — это Керчь,  мы попытались уснуть на непривычно неподвижной яхте.

Данный поход лично для меня был, скорее, теоретическим. На правах новичка я задавала множество вопросов, интересовалась измерительными приборами, запоминала, какие сигналы подают маяки и что обозначает та или иная окраска буйков. И к середине плавания, кажется, азами морской науки овладела достаточно неплохо.

Керчь встретила не по-южному облачным утром. И сразу подарила сюрприз: первым, кого мы увидели, был незрячий горожанин, прогуливавшийся по набережной в сопровождении жены и собаки-проводника. Эта встреча показалась символичной. После полуторасуточного похода одни члены команды занимались организационными и хозяйственными вопросами, а другие  обозревали город с высоты горы Митридат и обследовали раскопки Пантикапея. О нашем прибытии узнали местные слепые и пригласили на следующий день в гости.

Утром к причалу пришёл автобус и минут за 10 довёз нас до специализированного предприятия для инвалидов по зрению, которое, оказывается, существует без дотаций и на самоокупаемости.  Кстати, на его  базе и действует «первичная ячейка» Крымской республиканской организации Общества слепых. Соответственно, вокруг производства же крутится вся общественная, культурная, социальная жизнь. Это стало настоящим сюрпризом для нас.

Нас провели по цехам, показали несколько рабочих мест, выставку продукции, библиотеку и медицинский пункт. После встречи в актовом зале, за чаем, продолжали беседовать, делиться опытом и планами на будущее, искать точки соприкосновения. Говорили и о профессиональной реабилитации. Олег рассказал о гуманитарной миссии экспедиции. В общем, уникальное предприятие в Керчи оставило неизгладимое впечатление.

Следующая стоянка была в Ялте и продолжалась три дня. Свободное время члены экипажа использовали по-разному. Покуда впечатлительные мореплаватели гуляли  по курортной набережной, любуясь цветущими магнолиями и слушая уличных музыкантов, остальные упорно работали в Интернет-кафе с каким-то женским названием. Оно привлекло внимание уединённым расположением, прохладной террасой, хорошим вайфаем и вкуснейшим борщом с пампушками. Точнее сказать, все  мы поочерёдно наведывались туда то за духовной, то за вполне материальной пищей, стараясь совместить эти удовольствия с плодотворной деятельностью, и так преуспели в этом стремлении, что однажды, между обедом и полуфиналом  мундиаля, совершили восхождение на Ай-Петри.

Встреча с ялтинскими инвалидами по зрению прошла в библиотеке. Олег, как обычно,  рассказывал о себе и увлекательных проектах «Белой трости». Сергей предложил помощь в настройке сенсорных гаджетов и освоении GPS-навигации. Кое-кто живо заинтересовался и после  официальной части, подошёл с вопросами.

Мне тоже дали слово, ведь одна из целей проекта — на личном примере демонстрировать позитивный настрой и возможности инвалидов в современном обществе. Поэтому и рассказать о себе должен каждый. Честно говоря, очень волновалась, хотя опыт выступлений перед незнакомой аудиторией у меня есть. Просто сначала не понимала, о чём говорить, так как  мои скромные «достижения» считаю нормой и не вижу в этом ничего экстраординарного. Конечно, моя повседневность наполнена интересным  содержанием, но я живу не на изломе, не на грани невозможного. Потом, поразмыслив, поняла, что далеко не каждый в одночасье готов отбросить застарелые комплексы. Разумеется, необходима концентрация внутренней энергии, чтобы  решить: я могу  действовать! Маломобильные граждане должны понять, что победы возможны, стоит лишь разрешить себе поверить и по-настоящему захотеть. Если нам удалось пусть не привить, а просто донести хотя бы до нескольких незрячих свой образ мысли, вектор отношения к собственному предназначению, то значит, мы трудились не зря.

Застоявшийся в порту «Буревестник» под парусами шёл очень резво. Как такового шторма не было, просто сильное волнение вынуждало идти галсами. Яхту кренило. Готовившееся мясо улетело под плиту и стало ясно, что нормальной еды не видать до спокойного хода. Впрочем, наши капитаны  получали истинное удовольствие от борьбы со стихией. Кажется, они даже расстроились, когда ближе к вечеру с падением ветра включили мотор. Уже на траверсе Балаклавы решили немного подрейфовать и отдохнуть на время позднего ужина и финала всё того же Чемпионата мира по футболу. С утра практически полным составом отправились на секретную ремонтную базу подводных лодок. Кажется, в знаменитом подземном музее одинаково интересно было и профессиональным морякам, и любознательным девушкам, как зрячим, так и слепым.

Ближе к ночи четырнадцатого июля встали в Царской бухте Севастополя. Провели в городе два насыщенных дня. Прямо с утра  в Центральной городской библиотеке собралось человек 50 местных любителей экзотичного отдыха и состоялся очередной разговор по душам. Рассказывали о себе и подготовительных этапах будущей кругосветки. Публика смешанная и слабо подготовленная, но реагировала достаточно живо. Только каверзные вопросы жители города-героя почему-то задавали лично и уже по окончании основной части встречи. Олег продемонстрировал «мультимобильность» в экстремальных  условиях или, проще говоря, устроил для добровольца прогулку с завязанными глазами. Это один из традиционных и очень популярных мастер-классов «Белой трости». Причём кто бы ни оказался испытуемым, польза гарантирована. В этот раз по площади Ушакова странствовала  отважная девушка Александра, благодаря которой мы получили приглашение посетить Севастопольскую организацию Общества слепых. Вскоре нашлись и другие желающие. Однако, к сожалению, время уже поджимало. Тем же вечером в яхт-клубе состоялось долгожданное рандеву с местными спортсменами. Естественно, гораздо больше говорили непосредственно о секретах судовождения. Доклады и комментарии были более специфическими и профессиональными. Видеофильм, снятый во время майской регаты в Турции, получил широкий отклик. Из него явственно следует, что незрячие на паруснике не являются никчёмным балластом. Это радует!

Помню, как после всевозможных официальностей и блужданий  по раскалённым улицам сидела на пирсе и  болтала ногами, впрок поглощая  покой и умиротворение. Взгляд скользил по силуэтам мачт, а потом вдруг забрался на гору, выше и левее — на сияющую отражённым закатным светом крышу где-то в городе.

Тем же вечером завершалась основная часть экспедиции. Обратный путь  был пропитан прощанием и зарождающейся печалью. Нас ожидало трёхдневное возвращение вдоль убегающего назад Крымского побережья с короткой дозаправкой в Керчи и непростой переход через Азовское море…

На берегу бывалые путешественники морщились, потому что ветер пах скошенной травой, а не морем. Было странно, что кровати стоят непривычно ровно и кружки не скользят по столу.

Мы знали, что ничего не заканчивается, ведь «Паруса духа»  остаются в нас! Члены сплочённой команды разъезжались, мысленно собирая рюкзаки для следующих морских этапов и планируя участие в делах сухопутных. Нам предстояли многочисленные мастер-классы в столице и Екатеринбурге, поездки в лагеря беженцев и подмосковный детский дом. Несомненно, всё задуманное требует полной отдачи и желания работать. А значит, вперёд! Мы справимся!

Евгения Малышко

КРУГОСВЕТКА

ЗАОКЕАНСКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Текущий XXI век знаменателен для меня периодическими посещениями Калифорнии, где укоренилась наша дочь. Каждый раз нас ожидают новые явления и грани американской жизни. Очередной визит не стал исключением.

Мы прилетели в Лос-Анджелес к разгару кровавых событий на Украине, надеясь услышать осуждение профашистского бандеровского режима. Но в эмигрантских кругах звучали лишь обвинения России в оккупации, в русскоязычной прессе — желчные статьи а-ля Новодворская, а по телевизору — ни слёз, ни крови, ни беженцев с младенцами на руках, ни трупов уничтожаемых жителей Донбасса. Абсолютное зомбирование общественного сознания с целью возрождения  образа «империи зла»!

Однако коренного американского  обывателя, на мой взгляд, не особо волнует украинская гражданская бойня: она слишком далека и не затрагивает его непосредственно. Гораздо ближе свой домашний участок, его благоустройство — цветники, ландшафтные интерьеры…

РЫБКИ В ПРУДУ, КОЛИБРИ НА ЛАДОНИ

Убедились мы в этом, приняв участие в «Садовом туре», связанном с посещением частных относительно небогатых подворий, отличившихся убранством и украшением с использованием местных пород, материалов, растений и животных. Проходил тур под девизом «Смерть газонам!» — его создатели стремились избегать гладких стриженных зелёных площадок, засаживая их калифорнийскими цветами, кустами, кактусами, деревьями, иногда заваливая камнями. На участках с крутым рельефом проложены искусственные ручьи, впадающие в маленькие прудики, где сонно шевелятся крупные разноцветные рыбы.

Поражает усадьба, на деревьях которой развешены многочисленные пластмассовые кормушки (дочь обозвала их «колибрятники»), куда, не опасаясь посетителей, слетаются пташки величиной со стрекозу. Некоторые угощаются прямо из ладоней хозяйки!

За субботу и воскресенье мы посетили около двух десятков таких усадьб из полусотни, предложенных для обозрения в разных районах безразмерного города. Несмотря на входную плату, везде толпы интересующихся. Хозяева встречают радушно, некоторые угощают фруктами, напитками, предоставляют туалеты.

Любопытно, что подобные мероприятия организуются активной общественностью без вмешательства чиновников.

БЕС ПОПУТАЛ

Благоустроенные, изысканно ухоженные частные усадьбы, безусловно, вызывают интерес, но меня больше влечёт дикая природа и стремление к неограниченному движению.

Как-то поутру побежал в горы. Достигнув подножия хребетика, намеревался минут через 20 быть на знакомой дороге, проложенной по его гребню. Поднимаясь по узкой хоженой прежде тропе, в азарте не заметил развилки и уклонился от нужного маршрута. Тропка подвела к скальному выступу, и мне стало ясно, что иду не туда, но какая-то бесовская сила толкала вперёд, и я взгромоздился на этот утёс. Ещё несколько десятков шагов, и тропка упёрлась в непроходимую стену колючек. Пытаясь её обойти, обнаружил несанкционированную свалку из пластиковых пакетов, бутылок, драных тряпок. Оказывается, законопослушные янки способны гадить там, где их никто не видит. Свалка меня слегка воодушевила: ведь должен же быть заметный путь, по коему доставлен сей мусор. Но все попытки отыскать след оказались тщетны.

 Хотя до гребня и пожарной дороги оставалось совсем ничего, не желая продираться сквозь колючки вверх,  я стал спускаться вниз и совершил очередную ошибку, не сползя по скальному выступу на приведшую к нему тропу, а обойдя его стороной, после чего уже ни вверх, ни вниз дорога не находилась.

Стоя на раскалённом солнцем склоне, туго соображал что предпринять… Наконец, решился спускаться напрямик к хорошо просматриваемому шоссе не более, чем в четырёхстах метрах под ногами. Поскольку невысокие полосы густо сплетённых зарослей обойти было  нельзя, то вначале просто взбирался на них, держась за стволики, и перешагивал полосу. Когда сил поубавилось, стал переползать под кустами на карачках. Лишившись их вовсе, валился спиной на куст и, осторожно перемещая центр тяжести тела с сучка на сучок, переваливался на другую сторону с тем, чтобы приступить к преодолению следующей полосы.

Размещаясь иногда удобно, почти как в гамаке, я замирал, прислушиваясь к изнурённому сердцу, гудящей голове, дрожащим мышцам — шёл уже не первый час этого нелепого истязания, осложнённого крайней степенью обезвоживания организма.

Вспоминался давний походный эпизод, когда наша группа заплутала во время дождя в горах Кавказа и спускалась с крутого хребта по зарослям рододендрона. Мои спутники очень изнемогли, а мне удалось сохранить часть сил за счёт игровой манеры преодоления зарослей: я расставлял пошире ноги, садился верхом  на мокрую «рододу» и, словно с детской горки, скатывался на пару-другую метров. Сбережённая энергия пригодилась на привале для доставки воды и готовки ужина… Но тогда на мне были штормовой костюм, отриконенные (обитые стальными трезубцами) горные башмаки, в руках — ледоруб, за спиной — рюкзак со спальником, едой и одеждой, рядом — восемь надёжных сподвижников.

А сейчас  — наедине с иссушающим светилом в коротких беговых трусиках, в ветрозащитной курточке (слава Богу, что с длинными рукавами), в кроссовочках, белой шапочке, синих перчатках. Обнажённая плоть уже давно изодрана, зудит и кровоточит. Встаю на ноги меж кустами и спешу  пасть на следующий, поскольку кружится голова. Временами мелькает мысль, что меня «хватит» инфаркт или инсульт, и моё жалкое тело даже в какой-то сотне метров от шоссе найдут далеко не сразу на этом зелёном непроходимом склоне. Гоню страшные мысли и молю Господа, чтобы спас, сохранил и до заката вывел на дорогу…

Всевышний внял моим мольбам: в конце концов, свалившись с очередной растительности, я очутился рядом с шоссе. Сделал по нему несколько нетвёрдых шагов и остановился: сзади приближалась машина. С отчаянием партизана, ждущего самолёт с Большой земли, я замахал шапчонкой. Машина пронеслась мимо!!! Но через полсотни метров развернулась и приблизилась по встречной полосе. Миловидная дама за рулём с вопросом ко мне. Естественно, я не понимаю, но у меня вызубренный и проверенный в общениях монолог о том, что заблудился, нуждаюсь в помощи и домашний адрес по цифрам и буквам. Да и одного взгляда на растерзанного странника достаточно, чтобы без слов понять его катастрофическое состояние. Дама протягивает мне початую бутылку воды, и я опускаюсь на асфальт у её двери. Влага возвращает силы, поднимаюсь и получаю другую, ещё не распечатанную. Сажусь на указанное заднее сиденье, и мы трогаемся по направлению введённого в навигатор адреса дочери. Высосав водичку и вспомнив некоторые словечки, пытаюсь узнать, кто есть моя благодетельница: учитель, инженер, бизнес-леди? «Мазер (мать)», — слышу краткий ответ. Пока соображаю, как спросить: многодетна ли и какого возраста детки, машина достигает ворот нашей усадьбы, и мне остаётся только благодарить и прощаться. Чудесная «мазер»!

А дома — паника: дедушка удрал более семи часов назад! Через три бабушка позвонила дочери на работу, та осведомляется каждые полчаса и уточняет у мужа, как обратиться в полицию для поиска пропавшего. Я появляюсь и сообщаю дочке о своём возвращении за несколько мгновений до её официальной заявки на розыски. Приехавшая дочь выслушала мой отчёт, увидела кровавые раны и страшно переполошилась:

— Во-первых, в предгорьях, где ты скитался, водятся гремучие змеи, но, видимо, они уползли с твоего пути, а во-вторых, там встречаются жуткие растения, вызывающие долго не заживающие болезненные язвы, поэтому все раны надо немедленно обработать! — и подвергла меня антибиотиковой экзекуции.

Последующие дни подтвердили, что Бог избавил меня от соприкосновений с какими-либо ядовитыми сущностями, однако струпья драной кожи держались, пока не были смыты горячими целебными водами.

Позднее мы с дочкой на том роковом маршруте нашли единственную развилку, где только по наваждению беса мог произойти мой сбой.

ЧП* семейного масштаба, доставившее всем родным порядочно переживаний, завершилось буднично, однако при трагическом исходе приобрело бы международный резонанс.

*ЧП  чрезвычайное происшествие.

В САХАРУ!

Для снятия стресса и оздоровления родителей дочь повезла нас на горячие источники к восточной границе Калифорнии за полтораста миль от дома.

На просторные фривеи (скоростные автострады с транспортными развязками) нанизаны несчётные посады Лос-Анджелеса, далее — уютные весёлые поселения. Все дороги, конечно, безупречны, путевая информация предупредительна и полна. Замысловатые многоуровневые кружева развязок поражают воображение!

Через два часа автогонки въезжаем в какой-то гипермаркет якобы с баснословно дешёвыми товарами. Женщины спешат «шопиться», я остаюсь на воле и ужасно промерзаю в своих шортиках и футболочке: надеялся на жару континентальной пустыни, а попал в «аэродинамическую трубу» с леденящим вихрем. Дамы мои тоже разочарованы: халявных скидок не нашли.

Едва выбрались на трассу, как увидели перегородившую долину рать ветряков с бойко крутящимися лопастями. Тогда-то я и смекнул: знать, здесь всегда ветрено и холодно, зато электроэнергия почти даром! В течение всего оставшегося пути звенья грациозных ветряных «мельниц» на пригорках и склонах слева и справа от дороги непрерывно и сосредоточенно махали крыльями. Интересно, сколько же они накручивают электричества?

Преодолев последние километры невзрачного жёлто-серого песчаного ландшафта, покатили по гладким уклонным улицам курортного городка Дезерт-Хот-Спрингс, славящегося геотермальными источниками. У ворот мотеля и над калиткой надписи — «SAHARA» — следовательно, нам сюда.

Разместили в просторной комнате с телевизором (принимающим русские каналы), холодильником, газовой плитой, но без посуды и спичек. Наша решительно-обходительная дочь отправилась на ресепшен и вскоре вернулась со всем требуемым в хозяйстве. Пообедав тем, что привезли, вышли знакомиться с «оазисом».

В десяти шагах от двери налево — один бассейн  (для безмятежного бултыхания), направо — другой, поглубже (для спортивного плавания), рядом — многоместная ванна-джакузи и высокий «массирующий водопад». Везде горячая минеральная вода, подаваемая из местных горных недр. За мелким бассейном — не шибко жаркая сауна. Естественно, что остаток дня мы провели как водоплавающие и водобулькающие, многократно меняя водоёмы и чувствуя прилив бодрости.

Рано утром, не разбудив своих спутниц, я выполз из кельи прямо к нежданной чашке кофе, предложенной горничными. Кровь взыграла, «я взглянул окрест меня и душа моя», нет, «не страданиями человечества уязвлена стала», а близ торчащими пыльными холмами, и я, как Магомет, двинулся к ним. Преодолев несколько улиц, достиг площадки, с какой начал вольное восхождение, но, вспомнив о соблазняющем бесе, вскоре остановился, полюбовался парой припудренных снегом вершин на севере и западе долины, сфотографировал панораму и вернулся в мотель довольный, главное, вовремя.

Дочь тотчас предложила ехать на обед в соседний городишко Палм-Спрингс, лежащий у подножия той западной белоглавой горы Сан-Хасинто,  самой высокой в округе (3607 метров). Припарковав машину на центральном проспекте и вкусно поев в мексиканском ресторанчике под открытым небом, пошли знакомиться с достопримечательностями городка, более зелёного, приятного  и цивилизованного, чем «наш оазис».

— Смотрите-ка, бронзовый мэр! Надо «пообщаться» обязательно!

— А это что за хибарка из шпал XIXвека? Нет, в неё не пойдем: наверняка там темно.

— Браво, русская художница даже в такую даль и глушь завезла свою экспозицию! Обязательно заглянем!

Долго ходили, смотрели, посещали лавки, лакомились мороженным разных форм и сортов, пили фруктовые соки, наконец, с удовольствием плюхнулись в авто и покатили к своим врачующим водам.

А там изобилие гортанного народа: на отдых прибыл караван калифорнийских армян, возможно, ностальгирующих по кавказским, давно покинутым источникам. Их массивные, упитанные, не слишком радующие глаз тела заполонили сауну и все водоёмы. Едва дочь  услышала моё неодобрительное брюзжание  по этому поводу, как шикнула на меня, поскольку пришельцы понимают и говорят по-русски.

На следующий день мы покидали целебные воды, благодаря которым кожа моя обновилась, стала чистой, гладкой и шелковистой, как у новорождённого, а на душе у всех — легко и свободно.

Тысячи ветряков долины  Коачелла монотонно и равнодушно махали нам вслед…

ЗНАКОМСТВО С ДРАГУНКИНЫМ

Несмотря на десятилетний срок посещения США, меня мало волновало незнание английского языка. Несколько выражений и слов были выучены на крайний случай, а в остальных «инглиш» не требовался. Однако, встреча в «Сахаре» с армянской диаспорой, члены которой, кроме родного, владели русским и бойко лопотали на английском, подтолкнула к пересмотру языковых установок. Я могу немного изъясняться по-немецки, даже процитировать что-то из германских поэтов, а с американским зятем не в состоянии перекинуться парой фраз.

Обуреваемый жаждой немедленного познания, окунулся в Интернет и обнаружил дюжину отечественных и зарубежных скоротечных курсов с оплатой и без. Из просмотренных преподавателей сразу понравился Александр Николаевич Драгункин. Его аргументированная, раскованная, временами агрессивная манера общения с обучаемыми внушала доверие. Заинтересовался личностью, копнул глубже, отрыл пару видеоинтервью, из которых узнал, что он питерский филолог, автор многих книг, из которых «5 СЕНСАЦИЙ» — его любимая, а ««НОВЫМ» СТАРЫМ МИРОМ» он гордится, что первые лица государства и другие влиятельные особы, дорожащие своим временем, осваивали английский у него по его революционной эффективной методике.

Любимую книгу Драгункина я тотчас скачал и… отправил автору восторженный отзыв: «Потрясён книгой «5 СЕНСАЦИЙ». Недавно прочёл её в сокращении на сайте и был восхищён силой, красотой и убедительностью научной мысли, как в студенческой юности, когда изучал вывод формул Эйлера, объединивших тригонометрию с матанализом. Ваш труд по связи языков можно приравнять к таблице Менделеева, упорядочившей мир химических элементов. Желаю Вашей теории восторжествовать, как кибер или генетике, при жизни автора!»

А теория утверждает, что индо-европейские языки произошли от прарусского. Автор настолько наглядно показывает наличие русских корней в разных языках (в английском тоже), что не остаётся никаких сомнений в его правоте. Каждый сможет убедиться в этом, если прочтёт книгу с открытым сердцем.

Ответ пришёл быстро: «Спасибо за письмо и с праздником Вас! Сейчас я заканчиваю книгу под ещё более интересным названием: «Происхождение слов, цифр и букв»...

Вскоре поступило неожиданное предложение стать пайщиком издательства Драгункина. После определённых раздумий я отписал:

«Ведущим в море букв, цифр, слов,
Ниспровергателем основ
Явился в этот мир Драгункин!
(Простите лёгкий каламбуркин.)
По Интернету лишь знаком,
но к Вам симпатией влеком.

Простой пенсионер России,
жилец лесной карельской сини.

PS. Скачал «СЕНСАЦИИ» в полном объёме, теперь смакую. Они, скорее, нарисованы, чем написаны. Размышляю над вступлением в Ваше издательство.

Кредитно-денежные отношения — это уже не лирика, а проза, чаще с драматическим финалом (испытано многократно). Вы не сообщаете об условиях выхода из ООО и возврата паёв, а это очень важный факт. Соглашаясь на проверку в лояльности (попроси в долг), я готов поддержать Вас из скудных пенсионных средств, памятуя классику: «Иная гривна медная — дороже ста рублей».
После получения пенсии я переведу на Вашу сберкарту со своей почтовой 2 тысячи рублей на символический пай. По Инету без всяких квитанций. Сможете ли Вы отследить источник кредита? Извините за откровенность»...

«Спасибо за письмо и за милые, лёгкие стихи!» — ответил Драгункин и разъяснил тёмные финансовые вопросы, после чего мне оставалось только стать его кредитором.

Я получил от него 14 бесплатных видеоуроков, бегло ознакомился с ними ещё в Калифорнии, воодушевился, надеясь, что дома:

И буду я «негром преклонных годов»,
английский долбить, словно дятел.
Не есть и не спать я полгода готов,
но чтоб говорить с внучкой, зятем!

Лето промелькнуло в дачно-ремонтной суете без компьютера, и мне не удалось систематически, концентрированно осваивать уроки выдающегося автора. Однако английский алфавит я всё-таки вызубрил по песенке и речёвке собственного импровизированного перевода, что внушает надежду на грядущий успех:

A      B      C     D    E     F      G

эй     би    си    ди    и   эф   джи —

Серый  птах  сидел  во  ржи.

 

H      I       J        K      L     M    N

эйч   ай   джей  кей   эл   эм   эн —

Увидал   красотку    Джен:

 

O      P      Q       R    S     T     U

оу     пи    кью     ор   эс   ти    ю —

Лапку  ты  возьми  мою.

 

U     V      W         X      Y     Z

ю     ви    дабл-ю  экс  вай  зи —

Поспешай,   не   тормози!

ЗАБЕГ — В ФОНД БОЛЬНЫХ ДЕТЕЙ

На знаменитый лос-анджелесский марафон, в котором прежде выступал один раз на главной, в 42 км, и трижды — на 5-километровых дистанциях, в этот приезд я опоздал.

— Не переживай, — утешила дочь, — найдём тебе что-нибудь поскромнее.

И выложила из Интернета на выбор пару десятков различных пробегов до даты нашего отъезда. Глаза разбежались: захотелось и на берег океана, и в центр города, и в знаменитые парковые зоны… Но надо ограничиться единственным!

— Вот приличный благородный пробег, — продолжила Ирина, —  все собранные средства идут в Фонд помощи детям, больным раком. Старт через месяц в нашем районе. У тебя будет время для подготовки, и на старт не надо выезжать ни свет ни заря, и ехать на другой край мегаполиса, как было раньше.

— Регистрируй, — согласился я.

Едва Ира ввела фамилию, как на экране высветились остальные сведения обо мне. Оказывается, меня уже включили в базу данных лос-анджелесских бегунов.

Минут за сорок до старта мы без проблем припарковались у стартового городка, получили пакет с фирменной футболкой, нагрудным номером, рекламной макулатурой и были приглашены на коллективную разминку. По командам инструктора помахали конечностями и разбежались на индивидуальный разогрев.

Общий старт на 5 и 10 км, чуть за сотню участников. Конечно, это камерное мероприятие, не чета  тысячеголовым, в каких я стартовал прежде, и трасса — гладкая асфальтовая дорожка вдоль озера, а не разнопрофильная по вертикали пила у Доджер-стадиона. Но упираться надо в любом случае, если стремишься улучшить своё время. Упирался 26 минут и опередил всех седоглавых на «пятёрке». На дистанциях осталось ещё много бегунов, и дочь призвала немедля ехать домой, чтобы к процедуре награждения вернуться мытым, сытым, переодетым.

Прихватив маму, вернулись к разгару торжества: уже повесили медальки победителям и призёрам на «десятке» в абсолютном зачёте и по возрастным группам, приступили к награждению «пятёрочников». После того, как мою грудь тоже украсили за победу среди тех, кому за семьдесят, меня поздравил кавалер двух медалей, ставший на «десятке» вторым в абсолюте и первым среди 50-летних. К сожалению, я не могу сейчас назвать имя этого приветливого человека, поскольку сразу не сохранил протокол результатов того забега, а сегодня он в Интернете недоступен. Хотя итоги моих предыдущих выступлений, начиная с 19 марта 2006 года, можно и ныне увидеть на сайте LA-марафона.

Мы уже намеривались уходить, как нас остановил какой-то многодетный папаша, тоже участник гонки, и предложил обменять его приз — чек на 50 долларов для покупки спортинвентаря — на входные билеты куда-то для детей, якобы содержащиеся в моём призовом пакете. Ира порылась в нём, не сразу нашла просимое и вручила билеты отцу, отказавшись от чека.

Мы искренне порадовались, что билеты, которые у нас, безусловно, пропали бы, повеселят каких-то американских ребятишек, а пожертвования спонсоров и стартовые взносы бегунов послужат деткам, поражённым коварным раком.

Станислав Прошутинский

СЛАВЯНСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Побеждая время

Про таких людей, как она, говорят, что в их сутках больше 24 часов, а их год насчитывает гораздо больше, чем 365 дней — так много они успевают сделать! Их харизма, вера в успех, желание менять мир к лучшему настолько велики, что их напору и усилиям поддаются не только обстоятельства и люди, но и само время. Знакомьтесь: гостья рубрики — Лариса Саевич, общественный деятель, журналист, публицист, поэтесса. Безусловно, лучше всего о ней расскажет её творчество, с которым читатели смогут познакомиться после короткого представления этой удивительной женщины, имя которой хорошо известно в Украине.

Лариса Витольдовна Саевич — глава правления Донецкого регионального фонда поддержки людей с проблемами зрения Героя Украины Виктора Смирнова, который основан ею вместе с этим титулованным паралимпийцем. Она — член Общественного  совета Донецкой облгосадминистрации 2-х каденций, возглавляла профильные комиссии и комитеты; член Донецкого областного комитета доступности и координационного совета «Инваспорт»; член правления Донецкой организации УТоС. Все должности, требующие от Ларисы ежедневной ответственной, системной работы, можно перечислять долго, поэтому выделим два ярких и успешных проекта последних лет.  В 2011 — 2012 годах Лариса стала координатором по Донецку официального проекта УЕФА «Футбол без границ» по приведению 8 городов Украины и Польши, принимающих финалы чемпионата Европы по футболу Евро-2012,  в соответствие с международными стандартами доступности. В итоге Донецк стал инфраструктурно и информационно доступнее, а Лариса Саевич получила личный приз президента УЕФА Мишеля Платини. А в 2013-м Лариса Витольдовна стала одним из инициаторов, учредителем и вице-президентом  Лиги общественных организаций «Современный взгляд».

Кроме всего этого, Лариса Саевич — активно работающий журналист и талантливая поэтесса, её работы опубликованы на страницах национальных и международных СМИ, её теле- и радиоинтервью вызывают интерес и привлекают внимание к поднимаемым ею вопросам.

Лариса — лауреат национальных и международных поэтических конкурсов. 6 июня 2014 года вышел в свет её сборник поэзии и прозы «Гармония контраста» при всесторонней, в том числе  и творческой, поддержке  Народного артиста России Сергея Захарова,  координатором пресс-службы которого Лариса является  будучи его представителем по связям с прессой в России и странах СНГ.

Последние месяцы Лариса живёт в Москве и старается помочь самоорганизации и объединению незрячих беженцев из Донбасса, привлекая к решению их насущных проблем всех, кто готов и может помочь. Если вы из таких — обращайтесь на Скайп: larissa.donetsk.

Светлана Гришина

 

Лариса Саевич,

Донецк

* * *

Не просто жить, не видя цифр и строчек,

Не зная выраженья лиц и глаз.

Но видеть можно сердцем, знаю точно,

И добротою тех, кто возле нас.

Я попрошу «глаза» взаймы у многих,

Кто одолжит на миг, а кто — на час.

Один поможет перейти дорогу,

Другой заполнит бланк, прочтёт заказ.

Без вас бы я не ездила по миру,

Не завершила б ни один проект,

Сложнее было б мне убрать квартиру,

Купить продукты и сварить обед.

Есть и другие, но о них не буду

Я ни писать стихи, ни вспоминать.

Судья им — Бог, а вас всех не забуду,

Готовых добровольно помогать.

Я набрала взаймы и одолжила

У всех — и снова буду занимать.

Я благодарностью долги решила

С процентами любовью отдавать.

* * *

Лишались беженцы родных домов,

Поспешно жизни скомкав в чемоданы.

Сочился их поток из городов,

Как льётся кровь из свежей рваной раны!

Идёт полгода жуткий «сериал»,

Как будто снятый на чужой планете…

Как сделать так, чтоб каждый осознал:

ПОЖАР ВОЙНЫ СТРАШНЕЙ ВСЕГО НА СВЕТЕ!

Его всем миром нужно погасить,

Поскольку злобных искр лихая стая

Способна жар вселенский запалить,

Все «хаты с краю» в пепел превращая.

Так кто же всё-таки сошёл с ума:

Мир, делающий вид, что всё в порядке,

Иль ненормальна только я сама,

Строча стихи в компьютерной тетрадке?..

***

Любовь сияла ярче солнца,

Нас ослепляла, грела, жгла.

Всегда была,  как «свет в оконце»,

Но, не простившись, вдруг ушла…

Она бледнела и страдала,

Нам помогала, чем могла,

Нас от беды оберегала,

Да, видно, не уберегла.

В душе так холодно и пусто,

Лишь гулким эхом отдаёт

Когда-то искреннее чувство

И рикошетом сердце бьёт.

Любовь жила под нашей крышей,

И не хотела уходить.

Как дар была дана нам свыше —

Мы были избранны любить!

Мне без неё жить невозможно:

Ем, пью, дышу, но не живу!

Любовь и в будущем, и в прошлом

Ищу во сне и наяву!

        КОНКУРС ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Творчество неравнодушных

Какие эмоции чаще всего вызывают знаменательные даты? Мне кажется, прежде всего, сам именинник пытается вспомнить удачи прошлого и мечтает увеличить их число в будущем, а окружающие активно помогают в этом. Вот и мне в преддверии юбилея ВОС захотелось поговорить о двух, на мой взгляд, интересных авторах журнала, который недавно отметил своё девяностолетие. Что немаловажно, они также являются должностными лицами Всероссийского общества слепых. Пишут эти люди о том, к чему причастны сами. Часто их выручает богатый опыт практической деятельности. Они готовы поделиться с читателями своими знаниями и наработками. Кто же они? Это — теперешний руководитель Архангельской РО ВОС Надежда Валерьевна Нельзикова, которая  в недавнем прошлом была председателем местной организации, а также её коллега из Чистополя Рифкат Гарайханович Гардиев. Давайте вспомним их произведения! Может быть, кому-то захочется достичь таких же творческих высот.

В статье «Наша жизнь» в жизни северян» Надежда показывает, как незрячие архангелогородцы относятся к периодическому изданию: «Журнал нужен и сегодня. Его ждут с интересными публикациями и не собираются от главного журнала ВОС отказываться…» Обращает внимание автор и на возрастающие запросы инвалидов по зрению, откровенно делится пожеланиями знакомых к содержанию журнала: «Оказывается, читательницы с удовольствием ожидают рассказов и повестей с продолжением и кулинарных рецептов из тех продуктов, что доступны всем…» Одну из хозяек заинтересовало современное кухонное оборудование: «А я бы почитала про мультиварку, а то новой техники много, а как ею пользоваться слепым, хотелось бы от них и узнать. Ещё интересно было бы получать советы по домоводству и огородничеству…».  

Рубрику «Дискуссионный клуб» украсил её эмоциональный монолог «Брайль — нюансы и размышления». Она, в частности, пишет: «Для чего мы учим слепых детей иностранному языку? Если для того, чтобы они благополучно о нём забыли, то писать можно как угодно, хоть  русскими буквами, хоть  выдуманными значками, а  если  хотим, чтобы они могли потом читать рельефно-точечные издания той страны, чей язык  изучали, то надо снабдить их  той системой, которая используется  там… Эта тема очень серьёзная, важная и нужная, но, мне кажется, её не решить комиссии по унификации системы Брайля и чиновникам министерства образования… А вот региональные организации ВОС и специальные библиотеки с помощью слепых знатоков иностранных языков, по-моему, решить эту проблему могут. Я полагаю, темой гранта может стать создание учебника по изучению немецкой и английской краткописи… Последние четыре школьных года учила меня немецкому языку интересная, умная, практически слепая выпускница нашей школы, которую нам часто ставили в пример. Она любила преподаваемый язык, часто думала на нём, но и от неё мы ничего не узнали о немецкой краткописи… А интерес к этому был. Несколько ребят из нашего класса писали письма в союзные республики и за границу. С прибалтами, белорусами переписывались по-русски, а вот из Германии я получала несколько писем по-немецки, одно или два я, кажется, поняла и даже ответила, а дальше…»

Хочется надеяться, что поставленная задача будет успешно решена, потому что всё больше тотальников выезжают за границу, а там возникают сложности. В этом году я была в Индии. Экскурсовод показал мне описание достопримечательностей, выполненное  рельефно-точечным шрифтом. К собственному стыду, я даже не поняла, на каком языке это написано: краткописью по-английски или на хинди.

Публикации Н.В. Нельзиковой увлекательны, интересны и погружают читателя в то событие, о котором она рассказывает. Так, в статье «Мы вместе думаем о будущем» сообщается:

«Сегодня в помещении местной организации на заседание круглого стола на тему: «Библиотечное обслуживание инвалидов по зрению в Архангельской области — состояние и перспективы» соберутся представители департамента культуры, местного отделения Фонда социального страхования, школы № 5, где учатся незрячие, а также самые активные слепые и слабовидящие читатели и работники нескольких просветительских учреждений. Организатором этого мероприятия стала Архангельская областная спецбиблиотека. Все собрались, чтобы познакомиться с её работой, поделиться мыслями по улучшению обслуживания и наметить перспективы развития. С течением времени люди в организациях меняются, и необходимо подкреплять их интерес к нашим проблемам проведением подобных ознакомительных совещаний. Кроме того, в работе появляются новые направления и методы. Об этом и говорили выступающие…»

Кроме того, Надежда эмоционально, с душевной теплотой рассказала о подготовленной выставке для участников встречи. У меня лично осталось ощущение, что я не просто прочла полезную информацию, а побывала там. В заключение  автор размышляет о целях, которые ставит сегодняшний день перед её коллегами:

«Я слушала выступления, смотрела яркие компьютерные презентации и думала о том, как быстро новые технологии входят в жизнь, как меняется мировоззрение членов ВОС, но всё новое нужно применять, не забывая об интересах ветеранов, их в нашей организации более шестидесяти процентов, как и в Обществе слепых в целом. Значит, надо искать подходящие в нашей ситуации приёмы и методы работы. И нельзя успокаиваться на достигнутом…»

Тему сотрудничества региональной организации ВОС и Областной специальной библиотеки для слепых с различными организациями и учреждениями Надежда Валерьевна продолжает в статье «Литературные новинки Севера». Здесь она рассказывает о творчестве известного писателя-сказочника и художника Степана Писахова. Диск «Чародей Севера» содержит информацию в текстовом, графическом и аудио форматах. Его материалы могут использовать профессионалы, занимающиеся воспитанием и обучением детей с проблемами зрения, о чём свидетельствует очередная цитата: «работа была проделана огромная,  а результат и сердце радует, и душу веселит, и в копилку знаний значительный вклад вносит…» Второй озвученный сборник, о котором рассказывает Н. Нельзикова, по сути, делает сказку былью. На этом диске представлено творчество самодеятельных писателей и поэтов области, в том числе и с дефектами зрения. Объединяет  все  произведения любовь к родному краю и к людям, живущим рядом. Пока эти экспериментальные издания доступны только северянам, но надеюсь, что специальная Архангельская библиотека для слепых найдёт возможность поделиться столь интересной информацией с незрячими любителями хорошей  литературы из других регионов нашей страны.

Оптимистичным оказалось необычное произведение под заурядным названием «Архангельскому предприятию — 65 лет». Мне кажется, в неординарном интервью современно думающего директора этого хозяйственного общества чётко обрисованы качества слепых, которые  не только не отталкивают зрячих, а наоборот, привлекают их внимание, убеждая в том, что чем раньше здоровые люди узнают о возможностях инвалидов, тем проще будет найти общий язык этим, казалось бы, полярным группам. Запомнились искренние слова: «Я просто улыбаюсь людям и не жду ответа, делая себе праздники в виде похода в кино, театр, на концерт или выезда на природу, конечно, с хорошими людьми. Радоваться нужно вместе…»

В очерке «Она — учитель» Надежда Нельзикова рассказывает о своей энергичной и не унывающей однокашнице Людочке Пановой, которая за литературную деятельность ещё в школе была награждена Почётным знаком Всесоюзной пионерской организации. Эта нынешняя преподавательница Архангельского музыкального училища широко известна своими выступлениями. Чего она достигла в профессии, показали музыкальные состязания среди инвалидов по зрению и зрячих исполнителей. Людмила стала лауреатом всероссийского и дипломантом международного конкурсов, получила Международную премию «Филантроп». Разумеется, в её жизни тоже были поиски работы и личного счастья, а главное — себя, что выражают лиричные строки:

«Я хочу необъятное небо объять

И укрыться скорей покрывалом из звёзд.

Всё, что мне не понятно, желаю понять,

А ещё — окунуться в мир сладостных грёз…»

Людмила Панова как педагог-духовик не только делится своими знаниями и виртуозным умением, она помогает подопечным решать каждодневные проблемы, справляться с трудностями или упорно им противостоять. Она не позволяет своим ученикам с дефектами зрения оставаться наедине с бедами. Такая конкретная поддержка — неоценима:

«Её труба неизменно там, где звучит в нашем городе лучшая музыка. До сих пор удивляет работоспособность этой, на первый взгляд, хрупкой женщины, но характер ей достался боевой! Потому-то  она успевает и на урок, и на концерт, и в местную организацию, где талантливой наставнице и её ученикам всегда рады. Несомненно, удача даётся тому, кто пришёл к ней через самоотверженный труд и даже слёзы, восторг созидания и заслуженные победы. Видимо, это и есть подлинное счастье…»

При желании, в разножанровых произведениях Н. Нельзиковой можно найти полезное зерно практического опыта. Он может быть применён буквально в любой местной организации. Описанные ею мероприятия не требуют больших финансовых вливаний и организационных штурмов. Актуальные материалы: «В ритме сальсы» и «В центр — за здоровьем» тоже не исключение. Приятно узнавать, что Надежда Валерьевна с интересом берётся за любое новое дело и своим примером заражает других. Я от души порадовалась за архангелогородцев, которым посчастливилось заполучить в председатели региональной организации неравнодушную и очень талантливую Подвижницу с большой буквы!

       Татьяна Усачёва