Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Мы и общество

Обсудили вопрос о трудоустройстве инвалидов

В интересах слепоглухих

В Центральном правлении ВОС

Итоги подведены

Международное движение слепых

Очередное заседание правления ЕСС

Японское сообщество инвалидов изучило опыт реабилитационной работы

Международные связи ВОС укрепляются новыми соглашениями

Активный возраст

В Грозном прошла II Спартакиада среди инвалидов

Проверили на доступность

Наука и практика

Гаджет-поводырь: как слепым ориентироваться в большом городе. — Г. Набережнов

Перечитывая заново

Башня мира. — К. Конде

Творческая высота

Другая игра. — И. Нестерова

Не хлебом единым

«Живое слово»

Хранители

Открыты новые экспозиции

Кругосветка

Незрячая руководит школой для слепых

Экстрим слепых

Гонки под парусами

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

ЭКСТРИМ СЛЕПЫХ

ИНТЕРЕСНО ЖИТЬ С ЭКСТРИМОМ,

ШУТКОЙ, ПЕСНЕЙ, ОЗОРСТВОМ…

Команда Верхнеуфалейской МО ВОС отправилась на областные соревнования по спортивному туризму. Три представительницы слабого пола и двое мужчин (впоследствии по состоянию здоровья одного из них пришлось заменить спортсменкой из другой команды) составили практически женский коллектив с одним представителем сильного пола, но зато каким!

Все наши участники когда-то ходили в походы, но что такое спортивный туризм, никто не знал, кроме нашего единственного мужчины. Нам сказали заранее, что надо будет ходить по канату. Ну, по канату, так по канату.

В соревнованиях принимали участие команды из Челябинска, Копейска, Коркино, Златоуста, состоящие из 4 бравых парней и одной молодой и лёгкой девушки. Но мы не струсили и приняли участие во всём.

Первый день. Заезд — это и размещение: устанавливали палатки, готовили место для питания и приготовления пищи. В 15-00 после обеда стали готовить трассу, чтобы заранее познакомиться с ней и немного потренироваться. А также был проведён мастер-класс по вязанию узлов (3 из них мы усвоили).

Когда  я увидела, что нам предстоит пройти, испытала лёгкий шок. Но Володя Зырянов, наш молодой человек,  помогал во всём: готовил психологически, одевал на нас и снимал снаряжение, с каждой дважды прошёл трассу, подробно объясняя, как надо правильно проходить тот или иной участок,  в каком положении должны находиться руки, карабины, страховки и так далее. Вечером он же учил нас вязать узлы и показывал, как избежать ошибки. Разъяснил, за что дают штрафы и чем это грозит.

Второй день. Подъём был в 8-00, но все мы встали раньше семи. Так как по жеребьёвке выпало нашей команде идти по трассе первой, а начало соревнований в 9-00, пришлось пораньше позаботиться о завтраке. В 8-15 провели общую зарядку, быстренько позавтракали и все вместе пошли надевать снаряжение. О нём надо писать отдельную статью. На первый взгляд, это большое количество всевозможных перепутанных ремней, верёвок, узлов, карабинов. Сначала надеваются ремни, как штаны, опоясывающие ноги в области паха и пояса, затем ремни, опоясывающие плечи, торс, как рубашка, всё это затягивается, фиксируется, привязываются страховочные тросы с карабинами. Нам, неподготовленным, разобраться было крайне сложно. Но ребята из других команд помогли. Перед стартом все проходили контроль у старшего судьи.

Трасса состояла из подвесной переправы, переправы по бревну, подъёма по канату, спуска по канату и горизонтальной переправы. Самый трудный этап — это подвесная переправа. Нам, женщинам, было сложно подтягиваться на руках и ногах к подвесному канату, пристёгивать и отстёгивать страховочные тросы. Для меня сложнее всего было пристегнуть и отстегнуть карабин к верёвке. У меня пальцы, как оказалось,   короткие и всё время соскальзывали с рычажка, который надо прокрутить, чтобы открыть и закрыть. И хотя ребята нам помогали, за что судьи штрафовали, а время шло, всё равно было непросто. На последнем этапе, поднявшись на горизонтально натянутый примерно в метре от земли канат, надо было пристегнуться к другому, натянутому горизонтально примерно в трёх метрах от земли, и тут я обнаружила, что мой карабин отстёгнут от страховки. Что делать? Стою на канате, одной рукой держусь за другой, чтобы не упасть, в руке карабин, где взять ещё одну, чтобы пристегнуть его к страховочному тросу? Помогли ребята. Но штрафов не избежала.

В нашей команде была тотально слепая, и я ждала, когда она пройдёт этап трассы, чтобы двигаться дальше. Мы —  команда, надо помогать друг другу. Никто из женщин не сошёл с трассы. Общее командное время — 21 минута 27 секунд.

Затем были соревнования по личным зачётам. От нашей команды участвовали Ирина Глухих, категория В1 (без остатка зрения), она заняла 2 место, время прохождения — 7 минут 52 секунды; у меня в категории В2 (первая группа с остатком зрения) — 2 место, время — 6 минут 11 секунд; у Владимира Зырянова, категория В3 (вторая группа по зрению) —  1 место, кстати, он показал лучшее время среди всех участников соревнований (это и есть наш замечательный мужчина!) — 1 минута  53 секунды.

Затем состязались по вязанию узлов. В нашей команде участвовали все, кроме Владимира Зырянова, — он был в судейской коллегии. Соревнования проходили по двум категориям: категория В1 (без остатка зрения) и все остальные участники. Мы снова попали в призёры: у Ирины — 2 место в категории В1, а у меня — 2 место в другой категории.

В этот же день состоялся конкурс поваров. Нужно было приготовить блюдо из не скоропортящихся продуктов за 15 минут. От нашей команды участвовали мы с Натальей Бабушкиной. Результаты: первое место — у команды Копейска, второе (опять!) — наше, третьи — коркинцы.

Вечером на заседании Федерации спорта слепых, на которое пригласили и меня как председателя Верхнеуфалейской МО, обговаривались организационные моменты  мероприятия, был разработан план на следующий год. Члены Федерации попросили провести областные соревнования по спортивному туризму среди инвалидов по зрению на Аракуле, на горе Шихан. Все участники будут признательны всем руководителям за помощь в таком трудном и нужном деле.

Третий  день. Встали все в 9-00. И даже не было общей зарядки. Видимо, не только участники, но и  организаторы накануне тоже очень устали.

Представление команд было просто супер! Каждая  должна была подготовить визитку и два номера художественной самодеятельности на тему туризма. Так как по жеребьёвке нашей команде ещё в первый день выпало стать зачинщиками, то и открывали выступление уфалейцы. На мотив песни Андрея Макаревича «Синяя птица удачи» мы придумали свой текст и спели, а потом рассказали стихотворение. Все выступили ровно, только   туристы из Златоуста блеснули — великолепные гитаристы, хорошие голоса, смекалка выделили эту команду (они участники интеллектуальной игры «КИСИ», и это сыграло решающую роль). Было забавно и то, что команда из Копейска подготовила номер на такую же музыку, как и у нас, но со своим текстом. Места не присваивали.

Затем были «Весёлые старты». Желающих поучаствовать разделили на команды мужчин и женщин. Парни высокие, сильные,  молодые, а девушки стройные, хрупкие (благодаря нам силы немного уравновесились). Последнее состязание из «Весёлых стартов» было на силу  и  быструю реакцию  — перетягивание каната.  Мы парней сделали!  Ай да женская команда! Даже сами не поверили, да и парни никак не могли понять, как мы их пересилили. Не иначе, как упорство и желание победить помогли.

Вечером был общий костёр. Песни, анекдоты, мнения о прошедших соревнованиях, пожелания друг другу удачи и успехов.

Четвёртый день. Это день разъезда. Убирали палатки, приводили в порядок территорию, прощались друг с другом. В 12-00 отъезд.

Наша команда благодарит  председателя ГО ЧООО ВОИ А.Ф. Мухаметшина, бессменного помощника директора МУ «КЦСОН» ВГО О.Ф. Скрипченко,  директора МУ «КЦСОН» Снежинского ГО  Е.Н. Медведеву  за предоставление транспорта для участников соревнований, а также руководство администраций Верхнеуфалейского и Снежинского  ГО за поддержку и помощь в снаряжении команд. Отдельная благодарность коллективу комитета по делам молодёжи, физической культуры и спорта за предоставленные палатки.

Р.S.Я ничего не сказала  ещё об одном участнике соревнований. Это пёс-проводник  Марсель. Он тоже проходил все этапы. (Там был такой же пёс Паскаль, но наш лучше). Он даже выучил всю трассу, охранял нас ночью, развлекал в минуты отдыха. Только с одним был не согласен — спать на улице: в первую ночь он поскуливал; во вторую, как только открывалась палатка, он с напором пытался втиснуться в неё; в третью, смирившись, спал рядом, положив голову на палатку. Когда пришла машина за нами, он первый запрыгнул в неё, чтобы ехать домой. Видимо, тоже очень устал.

                                                  Любовь Филоксенова                         

В ПРАВЛЕНИЯХ И МЕСТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ ВОС

РЕАЛЬНЫЕ ШАНСЫ ЛЮДЕЙ

С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

Наконец-то лето! Долгожданные отпуска, требующие нашей неустанной заботы дачи… В городе затихает деловая жизнь, а в нашем клубе, завершая очередной творческий сезон, прошли финальные мероприятия Хакасской республиканской организации ВОС. Теперь можно подвести некоторые итоги.

Нет-нет, не подумайте, что я решила поместить здесь отчёт о проделанной работе отдельно взятой региональной организации ВОС. Мне просто хотелось поразмышлять вместе с вами, друзьями и единомышленниками, а может быть, и оппонентами, что же нужно понимать в современных условиях под этим расхожим словосочетанием: «люди с ограниченными возможностями», и в чём, собственно, состоит их социальная реабилитация?

Вы спросите, что меня натолкнуло на эти размышления? Да вот эти самые финальные мероприятия! Взять, к примеру, Республиканский Кубок «КИСИ», который проходил 18 мая. Не только абаканские команды, которые соревнуются между собой два раза в месяц, оттачивая интеллект и расширяя кругозор, но и гораздо менее опытная дружина, приехавшая из города Саяногорска, выступила весьма и весьма достойно. Неслучайно один из членов жюри, Дмитрий Евгеньевич Кирсанов, как человек, не имеющий отношения к ВОС, зато имеющий прямое отношение к интеллектуальным играм здесь, в Хакасии, подводя итоги, не скупился на восторженные слова о безграничных возможностях людей с ограниченными возможностями. И мы знаем, что это не пустые комплименты. Ведь осенью прошлого года  «Дорогие абаканцы», коллектив, в который вошли инвалиды по зрению до 35 лет, победил в интеллектуальных играх, оставив далеко позади себя более 20 молодёжных команд Абакана!

Впрочем, интеллектуальные и творческие успехи инвалидов по зрению уже давно не вызывают удивления. Свежий пример — блестящее выступление незрячих участников во IIКонкурсе чтецов русской классической поэзии «Вдохновение», который 6 июня нынешнего года организовал Дом литераторов Хакасии при поддержке Министерства национальной и территориальной политики Республики.

А незрячие шахматисты и шашисты? Они, не видя доски и держа всю партию в голове, тем не менее, зачастую дадут фору многим спортсменам, чьи возможности, так сказать, ничем не ограничены.

Недавно мне задали вопрос, часто ли слепому или слабовидящему человеку приходится отказываться от чего-то из-за ограниченных физических возможностей. Я ответила честно: редко. Да, иногда ему приходится преодолевать неимоверные трудности там, где здоровый человек даже не задумается, но если цель поставлена — она будет достигнута. Сама жизнь заставляет проявлять упорство и трудолюбие в борьбе с этими самыми ограничениями возможностей.

Сегодня люди, не имеющие зрения, активно осваивают компьютер и Интернет, ходят в туристические походы, участвуют в соревнованиях по спортивному ориентированию, сплавляются по быстрым сибирским рекам, живут полноценной жизнью. Огромный спектр мероприятий ВОС, проводимых как на всероссийском уровне, так и у нас в регионе, помогает людям с ограниченными возможностями по зрению снять эти ограничения, а это и есть важная составляющая социальной реабилитации незрячих!

Теперь, собственно, о главном, из-за чего я взялась за эти заметки. 9 июня в Республиканском клубе инвалидов по зрению состоялся турнир «Социальная реабилитация инвалидов по зрению», проведённый Хакасской РО, в котором приняли участие команды местных организаций ВОС городов Абакана, Саяногорска и Черногорска. Это интересное, яркое, зрелищное мероприятие захватило зрителей и покорило жюри с самого начала, как только команды заявили о себе в своих визитных карточках. Оно ещё раз показало, как изменились представления членов ВОС о своих возможностях. Теперь они не демонстрируют простые бытовые  навыки — всем и так известно, что незрячий мужчина в своём доме и строитель, и сантехник, а незрячая женщина легко управляется со всеми многочисленными сложными бытовыми приборами, имеющимися в её доме. Главная изюминка такого конкурса — та лёгкость и раскованность, с которой инвалиды по зрению могут существовать среди людей зрячих, не чувствуя ограниченности своих возможностей. Легко отсчитать мелочь, расплачиваясь в магазине или в автобусе, свободно танцевать под современную музыку на светской вечеринке в любом обществе.

Или такой аспект: для расширения возможностей незрячих людей придумано множество тифлосредств. Уметь ими пользоваться очень важно, и команды показали, что это для них — просто семечки, блестяще справившись со всеми заданиями!

А уж викторина, составленная из вопросов по истории ВОС, и вовсе не вызвала никаких затруднений. Хотя тут произошёл казус: бывшие ученики специализированной школы в пылу борьбы вдруг растерялись и не смогли ответить, в каком же году она открылась, хотя совсем недавно сами же  шумно отметили её 85-летие.

Да, было над чем посмеяться, конечно, но всё-таки больше — чему радоваться и чем гордиться, глядя на выступления. Но, пожалуй, самым интересным и показательным стало задание одному из членов команды представить себя на месте председателя МО, принимающего в свои ряды нового члена ВОС. О чём станет он рассказывать человеку, не знакомому с целями и Уставом нашей организации? И тут, надо сказать, все команды прекрасно сориентировались и постарались сформулировать  самое главное: это помощь в адаптации и реабилитации,  возможность общаться, развивать  творческие и иные способности, осваивать новые профессии… Другими словами, поведали о том, чем может помочь Всероссийское общество слепых человеку, потерявшему зрение, чтобы он не думал о потерянных  возможностях. Некоторые участники так хорошо справились с заданием, что председатель ХРО ВОС, а по совместительству председатель жюри  Валерий Иванович Ярусов, обращаясь к участникам турнира, сказал, что стоит включить их в резервный список на должности руководителей местных организаций.

Конечно, незрячие жители столицы нашей республики находятся в предпочтительном положении, чем восовцы на периферии. Хотя бы потому, что у них практически под боком имеются  специализированная библиотека и клуб. Это ли помогло или просто удача была на их стороне, но с небольшим отрывом первое и второе места завоевали абаканские команды. Однако, и участники из двух других городов очень хорошо себя показали, лишь чуть-чуть уступив лидерам по количеству баллов.

Поздравляя победителей и горячо обсуждая прошедший турнир, я как раз и подумала, что ограниченные возможности зачастую бывают только в голове, сам человек ставит себе преграды, от лени или неуверенности не желая или не умея их преодолевать.

Недавно слышала в новостях: где-то в Германии испробовали новое изобретение, позволяющее незрячему водить машину. Думаете, фантастика? А мне кажется, если не реальность, то очень скоро станет ею. Изучим, освоим, усовершенствуем и снимем ещё одно ограничение на пути к безграничным возможностям!

Наталья Коростелёва,

 пресс-секретарь  Хакасского правления ВОС

ПОЭЗИЯ

Александр Лебедев,

 Краснодарский край

***

Ведут беседу среди ночки

Вновь Муза и моя душа.

Их разговор ложится в строчки

На лист бумаги не спеша.

Внимая смыслу диалога,

Свои стихи творю я вновь.

О красоте, про жизнь и Бога,

Надежду, веру и любовь.

Про то, что закипит сиренью

Весна, соблазнами греша.

А помогают их творенью

Мне Муза и моя душа.

Рассвет. Уходит ночь куда-то,

Пишу стихи я в тишине.

Ведь всё же, может быть, когда-то

Понять приятно будет мне,

Что ночь не зря уходит эта,

Что тронут чью-то душу вновь,

Своим теплом стихи поэта —

Про жизнь, природу и любовь.

***

Цветущий сад, ручей, бегущий с гор,

Зелёный лес, родник, что у опушки,

Полей пшеничных золотой простор,

Трель соловья, гадание кукушки,

И в синем небе радуги дугу,

Что после ливня летнего повисла,

Мою Кубань, цветы, что на лугу,

И землю ту, что от дождя раскисла,

И первый луч в малиновой заре,

Закат, что прячет солнце виновато

На склоне дня в небесном янтаре, —

Всё это в жизни видел я когда-то.

Как рассказать об этой красоте

Тем, кто не видит с самого рожденья?

Как им увидеть в полной темноте

Свой новый день во время пробужденья?

Они услышат пенье первых птиц,

Прохладу, свежесть ощутят при этом.

Но как ни поднимать бы им ресниц —

Не любоваться розовым рассветом.

Не так уж плохо всё в моей судьбе.

Хоть в жизни рок судьбы меня обидел,

Могу легко представить всё себе:

Ведь я же это всё когда-то видел.

Да, мир цветной, красивый и большой

Своим слепым мне не окинуть взглядом.

Я слеп глазами, но не слеп душой,

И значит, я не хуже тех, кто рядом!

***

Листопад, золотой листопад,

Листья в вальсе осеннем кружатся,

Что-то шепчут в тиши и на землю ложатся,

Словно пламенем ярким горят.

Листопад, золотой листопад,

Вот и радует вновь «бабье» лето.

Но завоет в душе, словно спряталась где-то,

Золотая тоска невпопад.

Листопад, золотой листопад,

Это грустное чудо природы.

Золотым листопадом уносятся годы,

И никак не вернуть их назад.

***

В небесах чуть заметная просинь,

Журавлей клин, прощаясь, трубит.

Вновь колдует красавица осень,

Нежно струны души теребит.

Ярко красками всюду играет,

Манит в рощу под пёстрый шатёр,

Где холодным огнём догорает

На деревьях прощальный костёр.

Наслаждаясь осенним свиданьем,

Я, как в сказке, стою в тишине,

И природа своим увяданьем

Нагоняет печаль в душу мне.

Тихо падают листья с берёзы,

Клён роняет листву не спеша,

Будто капают осени слёзы,

И в печали томится душа.

      ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

НЕЗРИМОЕ ПРИСУТСТВИЕ

Порой бросается в глаза

В едином слове тьма значений.

И по строкам недоумений

Ползёт умильная слеза…

А откровений сладкий груз

Нельзя хранить под долгим спудом.

Пусть тайный смысл с пытливым людом

Войдёт в незыблемый союз.

Юлиан Семёнов известен, прежде всего, как виртуозный популяризатор патриотической тематики в литературе широкого потребления. Его  увлекательные художественные произведения основаны на сохранившихся документах и дневниковых свидетельствах, высказываниях очевидцев и авторитетных исследованиях, мотивированных допущениях и убедительных гипотезах. Узелки сюжетных линий вплетаются в кружево подлинных исторических событий, благодаря чему появился уникальный цикл со сквозным героем, который, по сути, стал своеобразной эпической  одой «ассу невидимого фронта». Мудрое  и выдержанное мужество этого обаятельного интеллектуала восхищает и поражает. Штандартенфюрер Макс Отто  фон Штирлиц, а на самом деле полковник советской разведки Максим Максимович Исаев,  настоящее имя которого Всеволод Владимирович Владимиров, действует в дюжине романов, охватывающих период с начала двадцатых до конца шестидесятых годов. В данном случае позволю себе ограничиться подробным рассмотрением лишь двух из них: «Альтернатива» даёт представление о ситуации в Европе перед нападением «коричневых орд» на Советский Союз и методах уничтожения немецкими войсками независимой Югославии, а в «Приказано выжить» описаны последние дни нацистской Германии.

Незрячие представители маломобильного населения или хотя бы действующие лица с достаточно серьёзными дефектами зрения в текстах данных книг вообще отсутствуют. Так как среди персонажей преобладают реальные исторические личности, можно уверенно утверждать, что тотальников в постоянном окружении Сталина и Гитлера не было. Там есть лишь несколько мимолётных упоминаний об очках или пенсне у некоторых персонажей да замечание об укрупнённом шрифте оперативных материалов для рейхсфюрера. Значит, можно уверенно говорить лишь о слабовидении некоторых сильных мира сего второй четверти прошлого века. Обычно подобные мелочи даже комментариев не удостаиваются.

Казалось бы, обычная художественная проза с хроникальным уклоном. Почему же она привлекла моё пристальное внимание? Объяснить непрофильный интерес к приключенческой романистике довольно легко, ведь там  регулярно встречаются неприятные для членов ВОС выражения. Достаточно вспомнить, что слова различных частей речи с корнем «слеп» имеют огромное количество значений, в том числе переносных. Они являются  общепризнанными синонимами некоторых понятий с отрицательным  окрасом. Издавна ими принято охарактеризовывать людей недальновидных, бестолковых или слабохарактерных. Почему-то никому не приходит в голову употреблять сочетания: «глухой фанатик» или «умственно отсталое орудие чужой воли». Даже «незрячий» или «близорукий» в данном контексте не смотрятся, а вот традиционное определение инвалида без остатка зрения подходит идеально. За какие преступления на обиженных судьбой горемык взвалили тяготы напраслин? Нам и так хватает повседневных испытаний, а тут ещё обидные сравнения, которые невольно, пусть на подсознательном уровне, всё равно ассоциируются с носителем чёрных очков и белой трости. Имидж граждан с офтальмологическими заболеваниями неизбежно страдает!

Я не случайно сделал акцент на данной проблеме в связи с популярными трудами выдающегося мастера. Приведу достаточно яркие и однотипные примеры из романа «Альтернатива». Накануне Великой Отечественной войны при обсуждении вопроса о целесообразности помощи братьям-славянам великий вождь советского народа проявляет себя  сторонником решительных мер. Он обращается к Молотову: «Только слепец не поймёт такого шага Москвы или глупец!» На протяжении романа регулярно описываются жуткие  духовные и физические страдания балканских коммунистов, попавших в застенки. В одном из эпизодов, когда их пытают хорватские националисты, утверждается: «Сострадание к палачу — естественное, пожалуй, состояние узника, который принял свой крест добровольно, ибо верит в победу своей идеи и считает тех, кто ей противостоит, людьми жалкими, слепыми и несчастными…»

Через упоминание умственной несостоятельности глубоких инвалидов подчёркивается физическое превосходство говорящего и его предполагаемых соратников или оппонентов. В решении элементарных задач у них явное преимущество по сравнению с убогими страстотерпцами. Видимо, сказался веками укоренявшийся в коллективной памяти ущербный стереотип мышления: «Незрячий — значит, тупой!»

В другом драматичном сочинении Юлиана Семёнова — «Приказано выжить» — сконцентрирована пронзительная правда тихого подвига самопожертвования. Наверное, нужно подчеркнуть, что там ещё причудливее применяется универсальность толкований «слепецких выражений». Их смысловое разнообразие, в основном, не связано с потерей возможности получать зрительную информацию.

В двух фрагментах оголтелость рейхсминистра противопоставляется предусмотрительности опытного разведчика. Судите сами: «Пропаганда Гелена слишком осторожна. Смелее называйте вещи своими именами. — Советовал Геббельс. — Русские обязаны подчиняться! Они не умеют мыслить и должны стать слепыми исполнителями наших приказов…» Через несколько страниц молодой генерал от шпионажа заявил своему влиятельному отцу: «Ныне лишь слепцы из партийного аппарата Бормана повторяют завывания доктора Геббельса. Мы — люди армии и должны думать о будущем…»

Даже шеф гестапо Мюллер, готовясь к бегству  в Латинскую Америку, сетует: «Чёрт меня дёрнул связать себя с Борманом. Он же слеп, как и его хозяин! Наш хозяин… Не оттирай себя, ты же был в доли. Нечего теперь… Но ведь Борман действительно слеп, потому что русские никогда не станут с ним говорить. Это — азбука. А вдруг станут?»

Наконец, Штирлиц, убеждая американского агента в нацистской форме помочь ему, уверенно говорит: «Крах наступит в течение ближайших месяцев, может быть, недель. Вы же видите отношение ко мне слепцов, которые не выпускают меня с территории этого замка. Меня подозревают так же, как вас…»

Несомненно, удачные эпитеты усиливают эмоциональный эффект от сказанного, хотя вряд ли классик патриотичного жанра преднамеренно нанёс целую серию чувствительных душевных травм маломобильным людям. Скорее всего, в творческом азарте и в спешке он просто не  заметил, что употреблял  чрезвычайно сомнительные сравнения. Тем самым Юлиан Семёнов продемонстрировал, что ему ничто человеческое не чуждо.

Следует заметить, что в данном романе глагол с интересующей нас основой всё-таки однажды употребляется в прямом значении как определение физического действия, угрожающего фатальной незрячестью. Группенфюрер СС Мюллер,  задумав хитрую операцию против побеждающего противника, напутствует своих костоломов так: «Играйте ярость. Торопите его, можете бить, но так, чтобы он мог двигаться! Берегите его ноги, руки, почки и лёгкие. Лицо я вам отдаю в полное распоряжение. Чем больше вы его искалечите, тем лучше, только берегите глаза. Спаси Бог, если он ослепнет или глаза затекут так, что он будет плохо видеть…» 

Гестаповцы с упоением  допрашивают Штирлица, применяя самые изощрённые методы, но мучителям не удаётся сломить волю разоблачённого советского разведчика и лишить его способности философствовать и создавать логические построения: «Зло рождает добро. Это точно! Я убеждаюсь в этом на себе. Как не поверить? Одно слово  — опыт. Ух, ты, как же болит всё тело. Только лица у меня будто бы нет, словно горячий компресс положили. А почему так трудно открывать глаза? Может, доктор уколол в веки, чтобы я не мог больше видеть их лица? Всё равно я запомнил на всю жизнь! Погоди про всю жизнь — не надо. Он бы не стал мне колоть веки. Они бы просто выжгли мне глаза сигаретами. Нет ничего проще. Им, значит, пока ещё нужны мои глаза…»

Полковник Исаев наконец-то может себе позволить думать по-русски. Максима Максимовича, а точнее Всеволода Владимировича, в горячечном бреду буквально преследуют гениальные строки Александра Сергеевича: «Как это у Пушкина: «Не  дай мне Бог сойти с ума. Уж лучше посох и сума…»

Маститый прозаик, приводя рифмованный словесный портрет калики перехожего и  не называя его впрямую, настойчиво включает в повествование образ христорадника. Что-то не припомню, чтобы в каком-либо произведении дважды цитировалось  одно и то же двустишие отечественного гения, которое сродни строкам опального слепца Рудаки тысячелетней давности: «Те изменились времена, и сам я изменился. Дай посох! С посохом, с сумой должны брести седые!»Видимо, данное сложное построение понадобилось для нагнетания фабульной напряжённости. Лирические утверждения перекликаются с известным изречением: «Незрячесть мыслей хуже утраты зрения…» Им под стать и народная мудрость: «Если Бог захочет наказать за великие прегрешения, то отнимет разум!» Пожалуй, именно безумие и слепота пугали наших предков больше смерти. Вот и мнимый Штирлиц не хочет: «Существовать сломанным психопатом с отсутствующими глазами…»

Обратите внимание на то, что существительное множественного числа, называющее важнейший орган чувств, не имеет дополнительных трактовок. Подобная однозначность относится к тексту в целом. Эта тенденция просматривается и в творчестве Ольги Берггольц. В трёхтомном собрании сочинений блокадницы не затерялось и стихотворение с чрезвычайно традиционным названием «Слепой». В нём есть такая знаменательная строфа: «Но предсказанья ни к чему, и некому сказать, что смерть одна вернёт ему небывшие глаза…» Поэтесса с искренним трепетом и жестокой откровенностью рассказывает о будничном героизме и беспримерной стойкости ленинградцев, о запредельности человеческой воли и боли, которые были накрепко слиты в единое целое. Натурализм обречённости до сих пор наотмашь бьёт по обнажённым нервам восприятия.

В настоящее время интерес к проблемам уважительной словесности не утихает. Смысловое разночтение некоторых терминов и фраз по-прежнему будит воображение. Иногда встречаются занятные изречения. Вот одно из них: «Судьба не слепа, а избирательно незряча!» — Заявляет некий афористичный блоггер Юрий Татаркин.  С этим бессмысленно спорить.

Наверное, активным членам ВОС наиболее близка позиция современного фантаста Романа Злотникова, высказанная им в книге «Царь Фёдор — ещё один шанс»: «Человек должен и имеет право зарабатывать себе на жизнь. Если же он начинает своё пропитание, да и любые иные блага, получать без усилий, он становится  убогим… Недаром те из увечных, парализованных, одноногих, слепых, которые  не хотят считать себя неполноценными, никчёмными, выкинутыми из жизни людьми, яростно пытаются найти себе дело, занятие, то есть работу,  и только лишь за исполнение её согласны получать вознаграждение. И не важно, что это: параспорт, рисование картин с помощью ног или  рта, просто ручная сборка на ощупь слепыми электрической арматуры… Именно то, что они зарабатывают, делает их настоящими людьми…»

Подлинный писатель является неотъемлемой частью народа, на языке которого творит, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Действительно, он становится выразителем культурной сущности своих соотечественников. К сожалению, со стороны основной части населения наблюдается дремучее недопонимание чужих  проблем, что  достаточно типично, можно сказать, привычно для социума. Поныне рискованные недоразумения филологического характера нередко провоцируются  литературно-художественными или научно-исследовательскими, журналистскими или ораторскими штурмами. В свою очередь, они сопровождаются  взрывами негодования или презрительного отторжения, которые чреваты опасными конфликтами, порой перетекающими из гуманитарной плоскости в физические столкновения. С толерантностью у нас пока плохо!

Как жаль, что истина опять

Рождает в немощных обиду,

Что ж, не показывая виду,

Её приходится глотать.

Минувших лет забытый сор

И переносные значенья

Роняют мозг в ночные бденья,

Давая творчеству простор.

          Владимир Бухтияров