Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Мы и общество

Ветераны обсудили проблемы ВОС

Памяти товарища

Масштабная экспозиция

В Центральном правлении ВОС

Охрана труда — в центре внимания

Память сердца

Болшевская «семья» — Ю. Киселёв

В правлениях и местных организациях ВОС

Одна чудесней другой! — Н. Гилёва

Тифломир

Маршруты безбарьерной среды. — Л. Карху

Международной день защиты детей

Опыт волонтёра, или экскурсия на фабрику игрушек. — О. Аминева.

Библиотечная мозаика

Почувствовать город и себя в нём. — В. Дмитриева

Во тьме одиночества

Детство по-советски. — В. Бухтияров

Творчество наших читателей

Такие странные образы… — Д. Гостищев

Экстрим слепых

Американец будет учиться на Урале. — И. Кузнецова

Спорт

Приключения на чёрно-белых диагоналях. — А. Кратнов

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

ТВОРЧЕСТВО НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ

Резерв главного командования

Едва лишь баба Наташа успела нашинковать морковочку с лучком, как тут жеи маслице зашипело на сковородке.

—  Вот и хорошо, —сказала она. —Сейчас мы вас подрумяним немного, и заправка к супчику готова.

В это время и закурлыкал телефон.

—  Иду, иду-у-у, —пропела баба Наташа и ловко опрокинула аппетитную горку с разделочной доски вжадно шкворчащую, пышущую жаром сковородку. А телефон меж тем не унимался...

—   Ой, да иду уже-е, —отвечала ему нараспев хозяйка, на ходу вытирая руки о передник.

Звонила дочь Даша из Питера, она была встревожена и вместе с тем расстроена:

— Понимаешь, мама, у нас изменились обстоятельства, мы должны ехать в Монголию уже через три дня, поэтому детей придётся завезти к вам завтра утром. Вы как, не против?

    — Да что ты, доченька, привозите, привозите, конечно, мы с дедом давно их поджидаем!

    — Ну, спасибо мамочка, извини, у меня совсем нет времени, завтра поговорим. Пока!

—   Пока-пока, —сказала баба Наташа уже текущим ей навстречу коротким гудкам, счастливо улыбаясь. Она постояла ещё несколько секунд, словно ожидая чего-то, затем осторожно опустила трубку на аппарат и, стараясь быть спокойной, подошла к открытому окну.

Денёк выдался погожий, солнце припекало вовсю. Посреди двора, с широко распахнутым капотом, стоял их старенький, видавший виды «Москвич». Казалось, он открыл его, чтобы ему было легче дышать в такую жару. В тени капота, склонившись над мотором и напевая себе что-то под нос, колдовал дед Витя.

—  Дед, —позвала она сдержанно, но глаза её светились от
радости. —Завтра дети приезжают.

Звякнула какая-то железка, и дед, придерживая левой рукой уставшую от напряжения поясницу, медленно распрямился.

—    Звонили,   что   ли?  —   недоверчиво       спросил
полуобернувшись к окну.

— Да, вот только что с Дашей разговаривала. Ты представляешь, им, оказывается, уже через три дня уезжать, поэтому решили, что внуков подбросят к нам завтра, а ты давай, потихоньку заканчивай, у меня обед почти готов. Ой! —всплеснула она руками, —лук сгорел!

Впрочем, эта её фраза донеслась уже из глубины дома. Вскоре оттуда уже слышалось её ворчание и шкрябанье по металлу. Кляня себя на чём свет стоит, она выгребала ложкой угольки сгоревшего лука и морковки с горячей сковороды. Однако эта неприятность ничуть не испортила её настроения. И через несколько секунд из дома уже долетал весёлый перестук ножа по разделочной доске. Вскоре обед был готов.

 

 

 

— Витя, —появилась она в окне опять, —ну стынет же всё, умывайся и иди есть.

— Иду, иду.

Дед Витя взял лежащую на бампере тряпку, тщательно вытер руки и закрыл разогретый солнцем капот. Затем сел за руль и, осторожно подавая машину задом, загнал её в гараж. Потом он подошёл к умывальнику, который был установлен тут же, у гаража, умылся с мылом и аккуратно причесался, глядя в небольшое зеркальце. И, мурлыкая себе под нос одному ему известную мелодию, вошёл в дом.

К аккуратности деда Витю приучили долгие годы службы в армии. Ему, как и бабе Наташе, за пятьдесят. Большую часть своей жизни они добросовестно «оттрубили» в Заполярье, в забытомБогом и Министерством обороны гарнизоне с леденящими душу морозами и метелями зимой и с убийственными тучами мошкары летом. В самые трудные для страны девяностые годы их часть расформировали. Виктор Викторович с женой Натальей Павловной решили отправиться на его родину. Не юг, конечно, и даже не средняя полоса, но до Питера рукой подать, да и Москва, в принципе, не за горами. Им повезло: за небольшие, в общем-то, деньги, удалось купить и этот домик, и старенький «Москвич» с гаражом. Имелся и небольшой огород, в котором исправно произрастало всё то, что и должно произрастать у работящих хозяев. Неплохая рыбалка, ягоды, грибы —всё это вместе довольно ощутимое подспорье для стола пенсионеров. Кстати сказать, и пенсия, заработанная на Крайнем Севере, по здешним меркам была довольно приличная. Короче говоря, жить можно.

Дочь Даша, ещё учась в институте в Питере, вышла замуж за однокурсника, там они и остались после окончания учёбы. В институте им предложили интересную работу, жизнь потекла, вскоре народились двое детишек. Старшему, Витюшке, шёл девятый год, а «стрекозе» Наташке —шестой. Это с их подачи Виктор Викторович и Наталья Павловна стали называть друг друга «баба Наташа» и «деда Витя». Хотя, в общем-то, они были людьми ещё довольно крепкими. Вот, разве что у Натальи Павловны иногда подскакивало давление, а Виктор Викторович нет-нет, да и ощущал застуженную в вечной мерзлоте поясницу. Даша и её муж Дима по специальности  археологи. Каждое лето они уезжают в экспедиции на какие-нибудь раскопки. Этим летом они должны были через полмесяца ехать в Монголию, но чего-то там у начальства не заладилось, и сроки командировки были переиграны. Впрочем, этому обстоятельству старики были только рады. За долгую зиму они извелись, скучая по внукам.

     — А всё-таки хорошая специальность у наших детей, — сказал Виктор Викторович.

— Чего уж хорошего, каждое лето, как бродяги, по всей земле шатаются.

—  Зато внуки у нас всё лето живут!

— Да, это уж так, —улыбаясь, уступила доводам мужа Наталья Павловна.

     — А что по земле болтаются, это неплохо, —продолжал Виктор Викторович. —Ума набираются, вон Дмитрия уже финны приглашают лекции читать, да и Дарья статьи в научных журналах печатает, так что всё у них идёт, как надо.

После обеда Виктор Викторович имел обыкновение, устроившись поудобнее на любимом диванчике, подремать с полчасика под тихое бормотание телевизора.

  • —Дед, а ты качели для внучки уже доделал? —хитровато
    поинтересовалась баба Наташа, глядя, как он, сбросив тапочки, улёгся на своём диване.

     — Ой! —Виктор Викторович вскочил, —мне же их покрасить
надо, а ты не знаешь, где у нас кисти?

— Вчулане, на полке слева, только не знаю, где краска.

— Краска у меня в гараже, сейчас принесу.

И забыв о своей давнишней привычке, Виктор Викторович поспешил на улицу. Немного погодя из палисадника, где над кустами смородины возвышалась свежевыструганная перекладина качелей, уже было слышно, как он распевает свой неизменный мотивчик. А в руке его весело порхала кисточка.

—Успеет ли краска к завтрему высохнуть? —услышал он
голос жены, и обернулся.

Наталья Павловна, в джинсах, ветровке и с сумкой через плечо, стояла на крыльце.

—Успеет... Наташа, какая ты у меня красивая, —Виктор Викторович залюбовался женой. —Ты в магазин?

— Да, —её всегда смущали комплименты мужа.

— Вчера в хозмаге видела пластмассовые леечки, думаю, дай куплю своей помощнице, будет мне поливать цветы.

— Купи, конечно, а ещё возьми мне, пожалуйста, сигарет, а то я уже все выкурил.

     — Хорошо. — Крикнула уже из-за калитки Наталья Павловна.

Хлопоты не кончались. Свою комнату они решили уступить внукам, а сами надумали перебраться на веранду. Старики встают рано, а с веранды есть отдельный вход, значит, они могут спокойно заниматься делами по хозяйству, не нарушая детского сна.

Наконец, к вечеру всё было готово для встречи внуков. В палисаднике голубели свежей краской новенькие качели, в теплице рядом с двумя большими лейками примостились и две маленькие — для внучки, а в сарае, под навесом, рядом с пучком длинных дедовских удилищ покоились и два коротеньких лёгких удилища внука.

Ужинали поздно.

—   Слышь, бабушка, а ты сегодня никак сериал свой пропустила? —с иронией заметил дед Витя, в то же время сочувственно поглядывая на неё.

—  Да ладно, будет ещё этих сериалов, —отозвалась Наталья Павловна, подавая мужу кружку простокваши.

Вообще, это было удивительно, никогда раньше Наталья Павловна не позволяла себе пропускать хотя бы одну серию. Вот уже на протяжении нескольких лет, за час до ужина, она оставляла все дела, садилась к телевизору, пододвигала к себе пакетик жареных семечек и полностью отключалась от окружающей действительности до окончания сеанса.

—  Это у неё психологическая разгрузка, —объяснял Виктор
Викторович друзьям и знакомым.

А с жареными семечками случилась одна интересная история.

Дело в том, что в каждом пакетике этих самых семечек обычно попадается одна конфетка, «долгоиграющая», так про неё говорит баба Наташа. Хозяевам эти конфеты, что называется, были не по нутру. За несколько лет этих конфет набралась довольно объёмистая пластмассовая салатница какого-то ядовито-синего цвета. В отличие от стариков, приезжающие каждое лето внуки были бы не прочь ими полакомиться, но дед и бабушка свято блюли наказ дочери: «Ни под каким видом не давайте им конфет!» Дело в том, что зубы у обоих внуков никуда не годились. Баба Наташа ворчала:

—Вот оно, влияние Крайнего Севера, и ведь отразилось не на нас, не на дочке, а на внуках, на малышах этих.

А хранилась заветная салатница в старинном, ручной работы, буфете, сработанном ещё дедом Натальи Павловны. Она привезла его с Крайнего Севера, несмотря на активное сопротивление мужа. Этот монументальный монстр красного дерева не поместился бы ни в одну городскую кухню. И сейчас он служил перегородкой: делил большую комнату на две части. Это деревянное чудище содержало в себе огромное количество всевозможных ящичков, полочек, имелись также и дверцы, большие и маленькие, как с узорчатыми, так и с цветными стёклами. И вся эта роскошь запиралась на немыслимое количество замочков. Ключи от них всегда находились при бабе Наташе.

Так вот, прошедшей зимой старики получили письмо от нежно любимых внуков. В своём послании Витя писал (из них двоих самым грамотным был он, хотя в конце письма имелась и подпись Наташки в виде её растопыренной ладошки, обведённой красным фломастером), что к ним в класс приходил священник. Он объяснял детям суть греха. Оказывается, обманывать старших —очень большой грех. Придя из школы домой, Витя всё рассказал сестре и, посовещавшись, они решили  признаться дедушке и бабушке в одном своём грехе:прошлым летом дети потихоньку таскали конфеты из этой самой салатницы. А добывали их довольно хитрым способом. Дело в том, что один ящичек в буфете бабушка никогда не запирала. В нём хранились ножи, ложки и вилки. А этот ящик как раз и находился над «стратегическим запасом конфет» — так называл Виктор Викторович эту салатницу. Дети снимали ящичек, клали его на пол, а затем, опуская в открывшийся проём руки, спокойно доставали конфеты, набивали ими карманы, после чего ящик аккуратно водружали на место.

Вот за этим занятием дед однажды и застал своих любимых внуков. К большому удивлению детей, он не стал их  ругать, а как-то очень заинтересовано спросил:

—Ну, а что там ещё есть?

— Водка, —ответил Витя.

— Да ну! —не поверил дед.

— Правда! —заверила Наташка, —там много бутылок!

— А  ну,  дайте-ка, я погляжу, —дед сунул руку в проём. Нащупал горлышко и вытащил на свет божий бутылку водки. —Ты смотри! —воскликнул он, улыбаясь, и как-то совершенно «случайно» сунул её за пазуху. —Ну ладно, ребятки, давайте быстро ящик на место. Чур, больше так не делать, а то я всё бабушке расскажу.

— Деда, а бутылку-то мы не убрали, —встрепенулась Наташа.

— Ничего, я её потом сам уберу, —успокоил дед, надел пиджак, переложил бутылку во внутренний карман и пошёл к выходу. —Я к Петровичу: у него мотоцикл чего-то забарахлил, пойду помогу.

—  Правильно, деда, соседям надо помогать, —поддержала Наташка.

Дочитав письмо, старики долго смеялись. Особенно старательно смеялся Виктор Викторович, видя, что жена не сердится за его проказу. А Наталья Павловна встала и, подойдя к буфету, решительно заперла на ключ ящик, в котором хранились ножи, ложки и вилки. Перед сном Виктор Викторович вышел на крыльцо выкурить сигарету. Их домик стоял на берегу реки. Воздух над водой был чистым и прозрачным. В реке, как в зеркале, отражался крутой, поросший ивняком противоположный берег. А чуть подальше, за небольшим полем, виднелась кромка соснового леса с висящей над ним огромной жёлтой луной. Сигарета давно погасла, но уходить не хотелось, было только одно желание —глядеть и глядеть на эту красоту. Окно на веранду было открыто, Наталья Павловна стелила постель.

— Витя, ты что, спать сегодня не думаешь?

— Иду-иду, —оглядев по-хозяйски двор, убедившись, что всё в порядке, он шагнул на веранду.

Лёжа в постели, вооружившись карандашом  и очками, Наталья Павловна корпела над кроссвордом. Спать не хотелось.

     —У тебя есть что-нибудь почитать, Наташа?

— Есть детектив и славянские сказки, тебе чего?

—Пожалуй, ничего не надо, может, и так усну.

—Подскажи, Витя, «жидкость» —четыре буквы?

—Ну, допустим,  «вода», —ответил Виктор Викторович. — Тьфу ты, конечно, «вода», и по буквам всё подошло, что-то я сегодня не в форме, на простые вопросы не могу ответить. Завтра, бабушка, здесь будет шумно, —улыбнувшись, заметил он.

—   И весело, дедушка, —в тон ему ответила Наталья Павловна и отложила кроссворд. Со стороны реки послышался всплеск, а потом заскрипели уключины.

  — Петрович   пошёл   сети   проверять,   ты   чего-нибудь вкусненького детям приготовила?

 — А как же! Компоты из подвала достала, завтра пирожков любимых напеку! —Оба замолчали. — Ой! —вскрикнула Наталья Павловна.

— Что такое? —встревожился муж.

 — Да забыла совсем... «резерв главного командования»...

— Ну, как же ты так? —огорчился супруг.

«Резерв главного командования» —так в этой семье называли гороховый суп. Его мастерски готовила баба Наташа по одному известному ей рецепту. Внуки обожали его, они готовы были есть любимое блюдо хоть каждый день! А вот Виктор Викторович ненавидел этот суп. Немало ему довелось похлебать его за годы службы в жуткое время перестройки и реформ. Однажды их гарнизон целую зиму кормили только гороховым концентратом, поэтому на вопрос внуков: «Почему дедушка не любит гороховый суп?», приложив руку к груди, он проникновенно ответил:

  — Душа не принимает, детки.

Как-то прошлым летом маленькая Наташа, бойко уплетая этот самый суп, сказала:

— А у нас в детском саду воспитательница почему-то гороховый суп называет «музыкальным».

— Ваша воспитательница ничего не понимает! —возразил ей Витюшка, —когда мы с классом ходили в поход, наш учитель физкультуры    говорил,    что    в    армии    этот    суп    называют артиллерийским.

— Не знаю,  в какой армии служил  ваш  учитель,  я сам артиллерист, но мы в армии называли этот суп «резервом главного
командования».

— А почему, дедушка? —заинтересовалась Наташка.

— Вырастешь, узнаешь, — глубокомысленно заметил её брат.

— А вообще-то маленьким девочкам рано интересоваться
солдатскими делами, так ведь, дедушка?

В знак согласия дедушка, опять же с серьёзнейшим видом, кивнул головой.

«Как же это я совсем позабыла…» — баба Наташа поднялась с постели. Обычно она, прежде чем варить суп, замачивала горох с вечера. Ну да ничего, благо, горох находился тут же, на веранде. Здесь, в небольшом шкафчике, она хранила все крупы. А вот идти на кухню за маленькой кастрюлькой не хотелось. Но тут взгляд её упал на эмалированный бидончик, стоявший на подоконнике. Она высыпала в него необходимое количество гороха и залила его водой из графина, который стоял тут же.

— Ну, вот и всё, спасибо тебе, Витя, что вспомнил про
вкусненькое, —сказала она, укладываясь поудобнее.

—Спи теперь, - сонно пробормотал Виктор Викторович.

Они затихли. Где-то под потолком звенел одинокий комарик. Впрочем, он уже никому не мешал. Вскоре к его звону прибавилось мягкое похрапывание и посапывание хозяев.

Проснулся Виктор Викторович от настойчивого шёпота звавшей его супруги:

— Витя, Вить...Ты слышишь?

Открыв глаза, он, по армейской привычке, бросил взгляд на часы:  шесть ноль три. И сразу же услышал какой-то подозрительный шорох и лёгкое потрескивание.

— Поздравляю, у нас на веранде мыши! —с выражением
ужаса на лице прошептала Наталья Павловна. Ужас её был понятен
Виктору Викторовичу: он знал, что больше всего на свете она
боялась мышей, причём с детства, патологически.
     Потрескивание прекратилось, но уже через минуту весело и азартно новая серия поскрёбываний нарушила тишину.

— Где это? —чуть слышно спросил он.

— Под столиком   у окна, —одними губами прошептала она.
    Виктор Викторович осторожно повернулся на бок и внимательно вгляделся в сумрак под столиком. Но ничего там не увидел. Тогда он взял с подоконника деревянный брусок, не позволявший оконной раме закрываться, и осторожно, на цыпочках, стал подкрадываться к столику. Шуршание прекратилось.

—  Ноги...   Они видят твои ноги, —свистящим  шёпотом
пояснила ему жена.

Героический супруг взобрался с ногами на табурет и присел на корточки, держа наготове зажатую в руке деревяшку. Шуршание возобновилось.

—  Ты знаешь, по-моему, это на столе, —прошептал он.
      — О-о-ой... —заскулила в постели жена.

Виктор Викторович осторожно склонился над бидоном и вдруг засмеялся, высоко подняв его над головой.

—Поймал я твою мышь, Наташа, —он  подошёл к кровати.

Она в ужасе отпрянула к стене.

— Ты что, не надо, убери, я её боюсь!

— Да нет там никакой мыши, это горох от воды распух и
лопается,  понимаешь?

Перепуганная Наталья Павловна с опаской заглянула в бидончик, и в это время лопнуло ещё несколько горошин. Они смеялись долго, до слёз. Спать уже не хотелось. Виктор Викторович торжественно водрузил бидончик на место и, взяв сигареты, вышел на крыльцо.

В стороне райцентра медленно поднималось солнце. Теперь противоположный берег был в глубокой тени, в ивняке чирикали ранние птахи. Пахло речной сыростью. «Да, —подумал Виктор Викторович, —бывает же такое». Через открытое окно веранды до него опять донёсся звонкий смех жены.

— Чего ты там? Всё мыши покоя не дают?

—Видел бы ты себя со стороны, — отозвалась она, — как босой, в трусах, с калабашкой на табуретке, да ещё и на корточках... Ой, не могу.

    Он тоже рассмеялся, вспомнив её округлившиеся от страха глаза и свистящий шёпот, и предложил:

—Ставь-ка, давай, чайник, да будем гостей поджидать.

Леонид Авксентьев

     ТВОРЧЕСТВО НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ

На протяжении  многих  лет   Актюбинская областная  спецбиблиотека для незрячих и слабовидящих  граждан  Республики   Казахстан  остаётся преданным подписчиком плоскопечатного и рельефно-точечного вариантов журнала «НАША ЖИЗНЬ». Предлагаем вниманию любителей словесности подборку произведений Валерия  Мартыненко.

Онродился  в нашем городе 22  июня  1955 года, стихи начал писать  будучи старшеклассником и до сих пор помнит, как они впервые зазвучали на всю школу № 11. Наш вдумчивый читатель и брайлист с пятнадцатилетним стажем активно публикуется в областных газетах «Актюбинский вестник» и «Диапазон», является автором  пяти сборников  стихотворений: «КОСТЁР НА СНЕГУ», «ВЕТЕР НАДЕЖДЫ», «ОДНАЖДЫ И НА ВСЮ ЖИЗНЬ», «ЖУРАВЛИНАЯ ПЕЧАЛЬ» и «КОЛОКОЛЬНЫЙ  ЗВОН». Готовится  к печати очередная книга самобытного литератора. Самое важное, что   его лирика полна тепла, доброты и задушевности. Искренние и музыкальные стихотворения часто автобиографичны. Поэт пишет, в основном, о любви, Родине и давно минувшей войне, своим творчеством стараясь помочь людям  выжить, а кому-то — зажечь луч надежды.

             Наталья Мальцева 

* * *

Слепого спросили: «Ну зачем тебе книги?»

Было долгим молчанье и кратким ответ:

«Не предаст, не солжёт, не убьёт, не унизит

И в несчастье не бросит — это мой во тьме свет!»

                                      * * *

Были все отцовские медали

В детстве нам игрушками простыми;

Разве, несмышлёные, мы знали,

Что они — не цацки, а святыни?!

Раненый, горевший не однажды

В боевой своей «тридцатьчетвёрке»,

В каждом горьком мае вспоминал он,

Траками измеренные вёрсты.

У друзей мной вскопанная грядка,

Как волна, что бьёт в песчаный берег,

Вынесла, как шлем со дна Непрядвы,

Нашу, ту — «За взятие Кёнигсберга».

Не отцова, а чужая чья-то…

И, себя от радости не помня,

Поклонился я тому солдату,

Чью медаль благоговейно поднял.

Кто же он, откуда, и как звали —

Не узнать. Медаль целую эту…

Из металла одного ковали

И давали за одну Победу.

* * *

Был с судьбой то в ладу, то в разладе,

В жизнь вгрызаясь, как в землю кирка,

И на ней, сколько жил, столько славил

Не простецкую жизнь мужика.

И перо ему честно служило,

Муза верной подругой была.

Только жизнь подвела, подкосила

Раньше срока — не уберегла.

Вот и смотрит в глаза мне с экрана

Взглядом, полным любви и тоски,

Вся Россия, как вечный подранок,

В нём видна, словно дно у реки.

Пахарь, сеятель, правдоискатель —

Всем нутром отболел эту роль…

Постелю в доме чистую скатерть,

Помяну всем, что есть, и добром.

По весне, когда грозы и ливни

Отшумят на родной стороне,

Посажу под окном куст калины,

Чтобы помнилось о Шукшине.

*    *    *

Если б знал я, что дорога лечит,

Время понапрасну бы не тратил:

За удачей бы с сумой заплечной

Пошагал, как мой когда-то прадед.

Он, уйдя в дорогу с головою,

Ивовый в руке сжимая посох,

Был на воле мудрым, словно ворон,

И велеречивым, как апостол.

Было у него чему учиться:

Что ни слово, то златое семя;

Ведал след звериный, голос птичий,

Отмахал почти что пол России.

И по Волге-матушке бурлачил,

Звонарём служил при колокольне…

Ну, а повстречался ли с удачей?

Что-то я про это не припомню.

Звали очень  просто — Афанасий,

Не в него я ростом, а вот словом…

В поисках иного, как лунатик,

Бродит мой рассудок непреклонно.

Холмики в снегах, в безмолвных травах,

Если в душу заползает вечер,

Учат нас превыше всяких грамот

Доброте и правде человечьей.

С благодарным, горделивым сердцем

Желторотым будучи  подростком,

Принял я от прадеда наследство:

Золотое Слово и Дорогу.

Размотав до третьего колена

Родословной этой паутину,

Пусть глагол мой будет не последним,

Словно колос в поле, зрея в сыне.

                             *       *      *

Не косил я травы луговые,

Даже косу не держал в руках,

Но казахской степи снег ковыльный

Полюбил под шёпот ветерка.

О, многострадальная Отчизна,

Юртовый  задымленный  уют,

Без тебя своей не мыслю жизни —

Ты байгой влетела в кровь мою!

И когда смеётся и рыдает

Золотая дочь твоя — домбра,

Соколами древние преданья

В снах парят до самого утра.

А сестра по духу ей  — гармошка.

Были мы единою страной…

Будущее  зиждется на прошлом,

А оно у всех у нас — одно.

Провиденье ль, участь ли, судьба ли,

Но ношу  в себе, как  свет страны,

Наставленья  мудрые  Абая

И Джамбула  звонких  две  струны.

Чудится: шумят, шумят берёзы

В серебре предутренней росы.

Слушаю — и набегают слёзы

На глаза под кюй Курмангазы.

Я степи казахской сын, на травах

Вырос  и пропыленных ветрах.

Не делю ни Родины, ни славы…

Бог един — Христос или Аллах!

И когда меня бы ни спросили:

«Кто ты, чей?» Отвечу, чужд обман:

«Мать моя — великая  Россия,

Мой отец — великий Казахстан!»

                     *       *       *

Я не   знаю, откуда приходят  стихи,

Но откуда-то  верно и тихо.

Может, это впотьмах пауки-добряки

Их плетут из клубков  паутинных.

Из души моей  тянут печальную  нить,

Порассевшись в пещерах оконных,

Когда сон  улетит с просолённых  ресниц

По углам одиноким  двух комнат.

Так незримо, певуче, строка за строкой,

Ты войдёшь сквозь  туман  занавески,

Сотворённая, словно из пены морской,

Не моя, а чужая невеста.

Всё к ногам твоим брошу и даже зарю

Постелю на озябшем  крылечке.

Я тобой в стихотворном запое горю —

От такого  и время не лечит.

Чешуёй, как русалка, заблещет Луна,

Любопытная,  с хитростью  женской.

Не пойму я, бессонницу  выпив до дна,

Мука всё это или блаженство?

А когда серой птицей забьётся рассвет,

Ночь рассеяв, как стаю воронью,

На бумаге  проснётся  готовый сонет,

Окроплённый  слезами и кровью.

                        *       *       *

На  Земле, завидно  терпеливой,

Где прижился  человечий  род,

Никогда не поздно быть счастливым,

Если только делаешь добро.

*        *      *

Снова  май  одурманил  сиренью,

И подумалось мне под весну:

«Вот бы стать людям всем подобрее,

Хоть на малую  ветку одну!»

Как, бывало,  кустов не   ломаю,

Но себя безутешно  корю,

Что не часто дарил я их маме,

А теперь уже не подарю…

И стоит над сиреневым дымом

Молодой, звонкий шум тополей.

Смотрят вслед нам глазами любимых

Все живые  цветы на Земле.

КРУГОСВЕТКА

ОН ХОЧЕТ НАЙТИ ДРУЗЕЙ В РОССИИ

 

Мой собеседник —  Марко Марьянович, слепой  студент  филологического факультета   Белградского государственного университета. Изучает русский язык, хочет стать переводчиком. Он Марко, а не Марк.  Здесь, в Сербии, более распространены мужские имена на итальянский манер с окончанием на «о»,  хотя  в России  более принято Марк, Карл. Внешне он симпатичный, высокий, стройный брюнет. Очень приятен в общении, образован, начитан. На русском языке говорит без малейшего акцента. Видимо, превосходный слух, который характерен для незрячих людей, помогает ему точно воспроизводить правильную русскую речь.  Для иностранцев это, скорее, исключение из правил. В основном, югославы, даже те, которые жили и работали в России  по десять и более лет, говорят с акцентом, отдалённо напоминающим акцент жителей кавказских республик. Марко немало знает о России, следит за текущими событиями, интересуется  жизнью россиян. И прежде всего, незрячих. С  лёгкостью расшифровал аббревиатуру ВОС и сказал, что читает электронную версию журнала «Наша жизнь», которую берёт на сайте Общества. Объяснил, что это очень удобно, представлено подробное содержание каждого номера, есть полная хронология за прошедшие годы. Про существование специализированного журнала для слепых в России знает давно. Его читают многие сербские незрячие, которые владеют русским языком. Когда-то один из них порекомендовал  это издание и Марко, так как в нём печатается немало интересного материала. Про ВОС впервые услышал в Сербском Обществе Слепых и сразу же нашёл всю необходимую информацию в Интернете. Марко любезно согласился ответить на мои вопросы.

— Марко, запись нашей беседы я хочу передать в журнал  «Наша жизнь». Представься русским  читателям.

— Мне 25 лет. Родился я  в деревне,  которая расположена  на западе Сербии  и прилично удалена от  столицы.  У меня есть сестра, у неё  тоже проблемы со зрением. Несмотря на то, что большинство сельских жителей в деревне — фермеры, мой  отец — столяр, а мать  работала на фабрике. Она умерла полтора года назад. Поскольку родители работали не в деревне, у  нас не было, как у других крестьян, домашних  животных и    земли  под пшеницу, кукурузу и паприку, но я очень часто ходил к дяде, который всё это имел. Именно там,  у дяди, я научился самостоятельности.

Плохо вижу давно. Сейчас у меня сохранилось только светоощущение. Несмотря на это, своё детство считаю счастливым. Свежий воздух, здоровая пища и самое главное — свобода. Это было прекрасно!  Отсутствие опеки помогло мне  рано ощутить полноту жизни. Я  не сторонился сверстников, бегал, играл с ним, в общем, делал всё, что хотел,  и ходил туда, куда хотел. Я   быстро научился чувствовать пространство со всеми его подсказками, очень важными для человека без зрения.  Они   помогают мне до сих пор.  Деревенская жизнь приучила к самостоятельности. Умею обслуживать себя,  не пользуюсь помощью сопровождающих, по мегаполису передвигаюсь самостоятельно. Но по Белграду —  с помощью белой трости, навигатора  у меня нет. 

— Расскажи, где учился?

— Сначала, как и все незрячие дети нашей страны, в специализированной школе-интернате имени Велька Рамадановича в Белграде. Сюда приезжают даже ребята из Сербскогогосударственного образованияна территории Боснии и Герцеговины, созданного в результате Дейтонского соглашения1995 года со столицей Баня-Лука.Школа — это огромный комплекс из шести зданий, каждое из которых имеет своё предназначение: для начального образования, для среднего, для практических занятий по ремёслам и специальностям. В отдельном корпусе расположены  мультимедийный центр, студия звукозаписи, типография, библиотека, а  также большое общежитие.   Приезжих  здесь   приблизительно 65 процентов от общего числа учащихся. В административном здании, помимо управленческих служб,  располагаются также   специализированный детский сад, подготовительный класс для шестилеток и  филиал музыкальной школы. Особняком стоит новый  физкультурный комплекс.  Здесь всё, как говорится, под рукой. У меня очень хорошие впечатления о школе. Нам прекрасно преподавали общеобразовательные предметы, мы осваивали  различные ремёсла.  Жили дружно,  но проблема в том, что  в данной спецшколе нас не учили быть самостоятельными.  Все мои навыки — из моего деревенского детства.

  — Где ты продолжил обучение после окончания восьмилетки?

— В медицинском училище. Но по приобретённой специальности никогда не работал: понял,  что это не моё, и  принял  достаточно смелое решение  — получить высшее образование в сфере,   не связанной с медициной. Теперь  осознаю, что та моя  учёба  была  пустой тратой времени и блужданием в поисках жизненного пути.

—  На каких условиях  поступил в университет?

— На тех же самых, что  и другие студенты с особенными потребностями, сдавал вступительные экзамены. Положительные оценки позволили попасть на бюджетное финансирование. Это означает, что за обучение я не плачу. Но  никаких  ежемесячных стипендий  сербским студентам государство не платит. Даже  учебники и книги  мы покупаем на  личные деньги.

— А  как обстоят дела с тифлотехническими средствами для незрячих?

— Трудности заключаются в том, что  в вузе не хватает материалов с  понятными и доступными  незрячему разъяснениями. Рядом  со мной нет   зрячего ассистента, который мог бы помочь. Я вынужден самостоятельно осваивать учебный материал. При этом пользуюсь только компьютером и мобильным  телефоном.  На компьютере установлена программа Jaws,брайлевскую строку  не могу купить потому, что она невероятно  дорогостоящая. Мобильным телефоном пользуюсь, чтобы читать  книги в MP3 формате.

  Бесспорно, новинки техники   реально очень помогают мне, без этого окончить вуз  абсолютно незрячему было бы чрезвычайно сложно. Стараюсь  учиться  максимально хорошо, как только могу, но на фоне зрячих однокурсников мои оценки оставляют желать лучшего. 

— Пользуешься ли ты специализированным читальным залом Народной библиотеки Сербии, где также можно получить помощь в образовании?

 — Да, конечно, это отличное место, особенно для студентов. Но, к сожалению,  там совсем немного подходящей учебной литературы. Я студент руссистики,  мне необходимы программы на кириллице и на русском,  а в библиотеке, в основном,  латиница и  английский. Знаю, что русские слепые пользуются  разными программами, разработками и ноу-хау российского производства,  а также приложениями для ноутбуков и смартфонов, но все они на кириллице, которую наши устройства часто  не воспринимают.  В Сербии  по закону два алфавита, мы пишем и латиницей, и кириллицей. Все западные программы на латинице, а так как она здесь тоже  используется, то на кириллицу их не переводят. Очень бы хотелось, чтобы и российские разработки для слепых были доступны в Сербии в целом, а   в  специализированных  читальных центрах — особенно.

— Есть ли в университете и другие незрячие студенты?

— Со мной вместе учится  незрячая девушка, она намного лучше успевает, чем я. Она  родилась в Белграде и  у неё есть сопровождающие. Никуда  не ходит одна, даже  в университет её привозят и помогают в учёбе.

— А почему ты выбрал в качестве специализации русский язык?

— Моя любовь к русскому языку существует ещё со времени Югославской войны. Почему выбрал именно его, в нескольких словах очень трудно сказать. Когда войска НАТО во главе с американцами начали бомбардировки Сербии в 1999 году, я был ребёнком. Меня это всё, конечно же, шокировало. Многое пришлось пережить, быстро повзрослеть. Изменилось восприятие  окружающего мира. Именно тогда я увидел реальную картину  силы и власти.  Возможно,  в те годы мои симпатии  и любовь повернулись в сторону России, так как  она очень много полезного сделала  для Сербии и её народа.

 —  Расскажи о  студенческой жизни, об общежитии, как относятся к тебе зрячие сокурсники в комнате?  Как добираешься до вуза? 

— Поступив в университет, я опять оказался  в общежитии, на этот раз студенческом. Это большой городок с ограждённой  территорией. Между корпусами — дорожки для прогулок, лавочки, высокие дубы и клёны, есть фонтан, кафе на открытом воздухе, площадка для мини-гольфа, сцена для театральных выступлений, спортивный и студенческий центры, разные  магазинчики, столовая, точки быстрого питания и все необходимые услуги, начиная от ксерокопирования и заканчивая прачечной.

В университете мои  отношения со студентами  складываются по-разному. Всё  зависит от человека.  Могу похвастаться, что никогда не ссорился с соседями по комнате. Очень неудобно,  что  студенческий городок  расположен в  Новом Белграде (это  современная отдалённая часть города), а университет  —  в центре. На учёбу езжу на автобусе. Проезд в городском транспорте для слепых бесплатный. Выучил маршрут, знаю все остановки, переходы и ступеньки. Поначалу было нелегко привыкнуть к студенческой жизни и всем обязанностям, но адаптировался, и сейчас всё в норме.

—  Марко, каковы твои  планы на будущее, чем займёшься после окончания университета? На что ты рассчитываешь, какие есть возможности получить работу по специальности? Надеешься на распределение, биржу труда или самостоятельный поиск?

— Хотел бы заниматься переводами текстов и книг, связанных, прежде всего, с физикой, машиностроением или какой-либо другой точной наукой.  Такого понятия, как «распределение», здесь никогда не было. Буду искать работу по всем возможным  каналам: и  через бюро по трудоустройству, и через различные ярмарки  для  студентов и молодых специалистов без опыта работы, которые проводит  городская мэрия  два раза в год. Существуют у нас и ярмарки-практики, дающие возможность потрудиться на первых порах на старших курсах перед защитой диплома  в различных фирмах и приобрести необходимый опыт  для резюме, который в большинстве случаев требуют при устройстве на работу. Возможен поиск через  Интернет-биржи, а также по объявлениям заказчиков на переводы.  

— Имеешь ли возможность путешествовать по Сербии и за границу?  Поддерживает ли государство слепых студентов, выделяются ли средства на сопровождающих или билеты на поезд, самолёт?

—Финансовая поддержка государства, по моему мнению, достаточно хорошая для слепых студентов.  Вообще в Сербии  есть масса скидок для всех студентов, а слепым также  предоставляют определённые льготы. Но билеты им выделяют только на поездки по Сербии — это, в основном, автобус и поезд, так как страна небольшая и потребности в авиаперевозках внутри государства нет. Путешествовать за границу я не имею возможности  из-за отсутствия  необходимых финансовых средств.

— Марко,  ты всё время говоришь о своих скромных финансовых возможностях. На какие средства сейчас живёшь:  получаешь ли пенсию, социальное  пособие, имеешь ли  дополнительный заработок? Каковы твои расходы?

Сейчас живу на социальное  пособие. Его, конечно же,  недостаточно,  но жить можно только  благодаря тому, что мои расходы очень скромные, к тому же в студенческом городке  всё относительно дёшево.

— Среди твоих друзей больше слепых или зрячих? Как проводишь досуг?

— Мои друзья исключительно зрячие. Однако досуг весьма  ограничен. Больше всего люблю плавать и гулять. В 10 минутах ходьбы от студенческого городка располагается большой спортивный центр с открытыми и закрытыми бассейнами. Люблю его посещать, очень удобно и доступно: по студенческому входному билету  1,5 евро (60 рублей) я плачу за 2 часа купания. Также обожаю совершать  прогулки по многокилометровой асфальтированной пешеходной  набережной  Дуная и реки Сава, которые протекают через Белград.   Иногда читаю что-то интересное именно для души, что не имеет никакой связи с учёбой  и обязательной литературой по программе в университете.

— Знаю, что ты хочешь найти друзей по переписке в РФ. С кем бы предпочёл переписываться, объясни, какая тебе помощь необходима в учёбе?  Что знаешь о России  и что ожидаешь от будущих русских друзей?

 — Да,  я желаю найти друзей в России, но мне этого до сих пор не удавалось. Хочу переписываться со сверстниками. Надеюсь, они помогут мне с русским разговорным языком. Хотелось бы даже когда-нибудь побывать в стране.

О России знаю очень много. Я интересовался и русской историей, и наукой, немного политикой и многими другими отраслями знаний.  Молодых  зрячих студентов с моего курса, как правило, привлекает жизнь в больших городах, например, в Москве или Санкт-Петербурге.  Они говорят, что там хорошие дискотеки и  можно поразвлечься.  По правде говоря, меня это не интересует совсем.

— Марко, у тебя есть возможность обратиться к читателям журнала «Наша жизнь». Что скажешь напоследок?

— Прошу всех, кто хотел бы продолжить общение со мной, написать  мне письмо и отправить его по электронной почте на адрес (писать по-русски) Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.С нетерпением ожидаю знакомства с россиянами.

Светлана Гусева

 

 

 

 

 

АКТИВНЫЙ ВОЗРАСТ

СЕРТИФИКАТ НА УДАЧУ

Москва   встретила нас, участников семинара «Основы журналистики», весенним солнышком. И это оказалось добрым знаком, ведь учёба была насыщенной,  интересной, полезной. Более 30  постоянных  и ещё столько же начинающих авторов из 25 регионов собрались в  Культурно-спортивном реабилитационном комплексе, чтобы набраться знаний и мастерства. Программа намечалась столь всеобъемлющая, что, казалось, отведённых шести дней будет мало. Но ведь за дело взялись настоящие профессионалы, поэтому  мы успели всё и даже больше.

Поскольку приоритетным направлением семинара считалось радио, основная часть занятий была посвящена знакомству с различными типами микрофонов и записывающей аппаратуры, работе в аудиоредакторах, применению звуковых спецэффектов. Нам довелось подержать в руках технику стоимостью от нескольких сотен рублей до десятков тысяч долларов. Сотрудники Радио ВОС Валерий Голавский,  Михаил Сидоренко и другие рассказали об особенностях организации ток-шоу и развлекательных программ, о методах подбора информации  и способах передачи готового материала электронными средствами, а также открыли секреты подготовки радиоинтервью. Кроме того, все желающие  увидели и услышали, как вещает радиостанция и как проходит прямой эфир. Но и это ещё не всё! Иван Онищенко провёл для участников семинара небольшую экскурсию в новую, модернизированную студию, которая, по его словам, является общей для всех нас, ведь каждый может стать корреспондентом и выходить в эфир из любой точки нашей страны.

На практическом занятии по поиску информации в Интернете и работе с текстовым редактором MicrosoftWordспециалист по продукции компании «Элита Групп» радиоведущий   Олег Шевкун научил, как быстро, а главное, правильно и красиво оформить текст.

В интересной беседе  руководитель пресс-службы ВОС В.Я. Матвеев рассказал об информационной политике Общества, отметил её достоинства и недостатки,  поделился накопленными знаниями в сфере правовых аспектов работы СМИ. А на  встрече с выпускницей журфака МГУ Викторией Петровой мы затронули тему «авторского права», «сетевых СМИ», поговорили о веб-журналистике и её месте в системе средств массовой информации, научились правильно составлять пресс-релиз.

Особенности работы в печатных СМИ, в частности, в журнале «Наша жизнь», осветил его главный редактор В.Д. Бухтияров.  Он  сообщил много интересного о работе редакции и сотрудничестве с авторами, ответил на вопросы, связанные с печатью издания, а старший редактор журнала В.Д. Кириллова  объяснила, в чём заключаются особенности каждого жанра журналистики, указала на самые частые ошибки авторов и  дала  полезные рекомендации.

Профессиональные дикторы Наталья Гамаюнова и Дмитрий Бужинский провели мастер-класс на тему «Культура речи в радиовещании» и продемонстрировали некоторые упражнения для развития речевого аппарата и постановки голоса.

В рамках семинара состоялась незапланированная встреча с вице-президентом ВОС Владимиром Сергеевичем Вшивцевым.  Кроме того, проведение семинара совпало с «Ярмаркой вакансий», которую также посетили его участники и получили возможность найти множество интересных материалов по трудоустройству, заключению трудовых договоров и так далее.

Но не всё же учиться и работать! После напряжённых трудовых будней нас ждало знакомство с учебной частью КСРК, посещение компьютерного класса и занятий по GPS-навигации, экскурсия по Центральному музею имени Б.В. Зимина, фонд которого насчитывает уже более 7000 экспонатов.

Анатолий Попко кратко проинформировал о деятельности отдела по работе с молодёжью, а тренеры познакомили со спортивной базой КСРК, провели мастер-классы по настольному теннису и лазерной стрельбе, а также показали современно оборудованный тренажёрный зал, где, пожалуй, каждому найдётся занятие по душе, а точнее, по физическим возможностям.

Художественный руководитель КСРК Т.К. Хаялетдинов поведал журналистам о направлениях социокультурной реабилитации инвалидов по зрению и предложил им принять участие в новой интеллектуальной забаве — бизнес-марафоне «12 стульев». Не менее интересной оказалась беседа с начальником кинофотоотдела Леонидом Симбирским, который всегда очень трепетно относится к проблемам незрячих и слабовидящих и призывает нас к пропаганде активного образа жизни

Перед показом мультфильма «Шрек» с тифлокомментарием в большом фойе, как на дискотеке, ярко светили прожекторы и играла зажигательная музыка. У входа в зал сотрудники комплекса в театральных костюмах раздавали зрителям билеты на сеанс, по которым бесплатно можно было взять попкорн, газировку или минеральную воду. Кто-то смотрел «Шрека» впервые, а кто-то уже знал его практически наизусть, однако даже они признавались, что раньше не замечали многих деталей, которые были прокомментированы закадровым голосом. После киносеанса для самых внимательных и смелых зрителей организаторы устроили небольшую викторину по содержанию фильма, а также провели анкетирование для выявления недочётов реализации подобных проектов. В ближайшее время планируется показ ещё двух фильмов с тифлокомментарием — «Мы из будущего» и «Форрест Гамп».

В последний день нам предстояло самое трудное: разбившись на группы по 5 — 6 человек, мы должны были провести пять минут в прямом эфире. Разумеется, ситуация была смоделирована, а предварительно сотрудники провели тематический мастер-класс. Впрочем, всё оказалось не так страшно: звукорежиссёр занял своё место за пультом, двое ведущих и гости — на своих местах, линейный и по совместительству контент-редактор с микрофоном в руках в полной готовности ожидает «звонков». Звучат команды: «10 секунд до эфира… 5 …… эфир!» Запускается заставка, ведущие включаются в работу, оглашают тему встречи, беседуют с гостем, а тем временем на линию начинают поступать звонки… Роль звонящих, разумеется, исполняли зрители в зале. Задача линейного редактора состояла в том, чтобы принимать звонки и сообщать о них ведущим. Звукорежиссёру необходимо было регулировать громкость микрофонов участников беседы, вовремя включать подложки, джинглы и рекламные ролики, в чём ему помогал опытный профессионал, а обязанность ведущих — не давать паузам заполнять эфир. За каждую промашку наблюдатели присуждали команде штрафное очко. Словом, это было очень весело и поучительно.

На подведении итогов семинара участники выразили признательность организаторам, поделились полученными впечатлениями и высказали свои пожелания. На главный вопрос, стоит ли разрабатывать дальнейшую программу обучения по данным дисциплинам,  общественные корреспонденты ответили единогласно: конечно, да! Правда, есть одна большая оговорка: курсы должны быть узконаправленными, потому что сетевые СМИ, например, сильно отличаются от печатных, а о специфике работы на радио и говорить нечего. Семинар же носил исключительно обзорный характер, его основной целью было заинтересовать пишущих людей  активной работой на местах и привлечь к информационной интеграции. Похоже, план был выполнен на все сто прооцентов.

Слушатели семинара получили соответствующие сертификаты, а самым активным из них вручили благодарственные письма. Многие из присутствующих изъявили желание в дальнейшем пройти углублённые курсы по различным направлениям журналистики. Перед отъездом теперь уже не просто знакомые и друзья, но и  коллеги обменялись контактами в надеже на новые встречи.

В эфире Радио ВОС прозвучал выпуск программы «Беседка», посвящённый прошедшему мероприятию. Его запись состоялась в конференц-зале гостиницы «Лось», где и проживали участники семинара.

Для справки: За два года существования радиостанция Всероссийского общества слепых подготовила много тематических программ, а в архиве — записи, доступные для скачивания. Сегодня она ведёт круглосуточное вещание, оригинальный контент идёт 6 часов и составляет 4 цикла. Постоянно его слушают около 1500 человек в России, Казахстане, Литве, Латвии, Германии, США, Великобритании. Редакция открыла странички радио во всех популярных социальных сетях России и мира.

Анастасия Павлюченкова,

 Тверь