Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Мы и общество

Рабочая поездка президента ВОС

Совместные инициативы

Помощь продолжается

В Центральном правлении ВОС

Проблемы и решения

Спорт

Это — только начало. — Н. Коростелёва

Личность

Натуся-Бархатуся. — В. Дмитриева

Во тьме одиночества

Счастливые часы в сердечной обстановке. — М. Львова

В правлениях и местных организациях

Мы в такие ходили дали. — Л. Филоксенова

Школа жизни

Мы просто другие. — О. Торбеева

Рука — в руке

Тепло Удмуртии. — В. Серёгина

Местные власти и слепоглухой. — В. Елфимов

Экстрим слепых

Я впервые собрал автомат. — Р. Гардиев

Творческая высота

В нерабочий полдень. — В. Бухтияров

Кругосветка

Мир вокруг доступен всем. — Н. Цыбикова

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

ПАЛОМНИКИ

ВОКРУГ  АЛХАНАЯ

С незапамятных времён особо притягательным уголком солнечного Забайкалья является природный комплекс Алханай. Этот горный массив — край интереснейших природных творений и необычайных явлений, которые вызывают у людей особые чувства и оставляют незабываемые впечатления. О горе Алханай сложены песни и легенды, её боготворят агинские буряты. Это единственное место в России, где сложилась система культовых буддийских памятников.

Гора представляет собой очень интересное геологическое явление. Вершина её как бы срезана и представляет собой площадку из щебня и мелких скальных обломков. Она имеет форму почти правильного круга диаметром 34 метра, а длина её окружности — 85 метров. По вершине идёт круговая тропа. По ней паломники выполняют обязательный для этого места обряд — «гороо» (обход по солнцу).

Алханай является пятой святыней Северного буддизма. Ежегодно сюда тянутся сотни и тысячи паломников, а также просто желающих отдохнуть на лоне первозданной природы.

Сюда и отправились семеро членов ВОС нашей местной организации. Самому молодому участнику похода 37 лет, самому старшему, руководителю, то есть мне, — 70. Разрешение паломникам отправиться в путь вокруг Алханая объявилиламыЦугольскогодацанана молебне10 июня. Молебенсостоялся насубургане —буддийском культовом сооружении, возведённом в честь  великого ламы-йогинаНамнанэ,прибольшомстечениинарода. Побуддийскому летописаниюименноламаНамнанэпревратилАлханайвсвященноеместо, обиталищебогов.

 Длячегосовершаютгороо? Издревленаши предкипочиталиэтугорукаксакральноеместоСилыилисвязисКосмосом. У буддистов Забайкалья паломническая тропа сравнивается с духовным путём человека; когда паломник вступает на эту тропу, он вступает на путь духовного и физического очищения. Идя по ней, читая молитву, он поднимает мешающий движению камень для того, чтобы очистить тропу идущему следом.

Мырешилииспытатьсебянапрочность, физическуюзакалкуидуховное обогащение, проникнутьсяидеямибуддийскогоучения —бытьмилосердным ковсемживымсуществам, любоватьсяприродой, испитьцелебнойводы,  подышатьароматомвечнозелёныхлесов.

14 июня  в6 часов утраобъявленсборнаавтостанцииАгинска. Всебылинаместесбольшимирюкзаками, одетыепо-спортивному. Наместе оказалисьв8 часов. Размялись, помолились, совершили простирания (простирания, или поклоны, — неотъемлемая часть буддийского этикета), обошлисубурганивпуть — пеший четырёхдневный поход вокруг горы.

Почтисразунасожидалаперваяпреграда —дорожнаяколеячерезброд всявводенадесяткиметров, самаречкабурливая, глубокаяи холодная, правда,бревнопереброшено. Всякоразно, чутьнеползком, со смехом, в общем,перешлиблагополучно, несчитаятого, чтоводуужезачерпнули резиновымисапогами. Идёмдальше, впередиопятьвода— море разливанноепокустам. Тутуженебоимся, так какпохолоднойпорцииуже зачерпнули. Поэтомуидёмнапрямик, небережёмся. Посухомупригорку шагаемвносках, землямягкая, травказеленеет, жаворонкизаливаются, солнцеещёнежаркое, воздухчистейший— красота!

Навторомпереваленебольшойпривал:сняли рюкзаки, простирания, подношения, пустые разговорынерекомендуются, нужночитать молитвы. Идёмдалее, шагаемдружно, неторопясь.

     Наперевале, ктоужеустал, замедлилиход. Тутподошликгорельнику (обгоревший или выжженный лес), а дальше — кустарники, осиновыйподрост, прошлогодняя трава,густая, высокая.Дорогатяжёлая, едвасотдыхомзабрались. На перевале продолжительныйотдых, перераспределениегруза. Всёнормально,двигаемся дальше, знаем, чтовперединасждётбольшаяпреграда— каменныйброд, который растянулсячутьненакилометр, сплошькамнииледяная вода, аж зубыломит. Кторазулся, ктовобувиидёт. Долгонепотерпишь,посидимнакорточкахна кочкахи — дальше. Так и преодолели этот участок пути. Наберегуотдыхаем, кушаем, холоднойводойзапиваем,вседовольны, разговоры, смех, шутки. Чайнесварили:тучкадождеваяпогналанасдальшеполесу. Дорогавсяв низинке, мягкая, воздух влажный, ароматхвоиитрав, тенисто, шагаетсяи дышитсялегко. Шлидолго-долго. Устанем —отдохнём,иопять в путь доконечного пунктасегодняшнегодня —ночлегавсарае. Какнитяжело, всёравнотакое облегчениепутникамсделано: череззарослииболотинутрактором выровненадорога. В конце концов,добрались дозаветногосараяиз последних  сил, хотим пить  горячий  чай.

Пришлисюдапервыми, несчитая  трёхмолодыхребят, которыев самомначалепутиобогналинас. Кто побежалзахворостом, кто за водой,  кое-какразожглиогоньвпечи, достали провизию. Покаводазакипала, повалилисьнанарыотдыхать, спиныразогнуть. После наслюдиприбывалииприбывалидосамойночи, номыуснуликрепким сном, зато всталибодрыеиотдохнувшие, готовыекдальнемудневному переходув30 кмчерезхребет, долинусречкойидлинныйкрутойперевалк селу  Ара-Иля.

Второйденьпутитакжепройденнормально, соднимкостромдлячая наберегуреки. Чуть-чутьдождикнакрапывал, поэтомупривалбыл коротким. Чайедвавскипятили —сыройвалежникплохогорел.

Впередикрутойглинистыйтягун, машинаневъедет — скользко, алюдивзобрались!АдминистрацияселаАра-Иляподготовиластарое зданиепочтытуристамдляночлега, соорудиланары, обеспечила электроплиткойичайником-термосом, хотяпритакомнаплывенарода весьмапроблематичновскипятитьчайисваритьеду, темнеменее,уставшие людидовольныэтимиусловиями. Сутра один из участников похода, Цыренханда Доржинимаевна Нимаева, обнаружилаусебяна грудиклеща, но впаникуниктонеударился.Несуетясь, весьмаквалифицированнообработали«пришельца» топлёныммаслом, «заарканили»ниткой, закрылиплотнокрышечкойитакдержали, пока неотправилисьвмедпункт. Медикоказаласьнаместеитутжезанитку вытащилаклеща.

Натретийденьпутимаршрут оказалсяпокороче, дорогатянулась поровнойиоткрытой местности. Ходитьпоутреннейросепривлажномречномвоздухепод пениекукушек— одноудовольствие, темболеерюкзакскаждымднём становился легче.

 Вдолинерекистоялгустойтуман — предвестникжаркогодня. Напервыйвзгляд  лёгкаяходьбапотрассетаитвсебеопасность:по твёрдойдорогенельзяходитьоченьдолго, ненадостучать пятками —потом голенидолгоболятилизапростонатрёшьстопы доволдырей. К счастью, всеэти испытаниямыблагополучно миновали.

Нам нужно было найти висячий мост через Илю, и поскольку мы немного сомневались, стали громко аукать. Людиуслышали нас, молодойчеловеквышелнаоткрытыйлуги помахалнаммайкой. Значит, мы двигались в правильном направлении!

Основнуюпреграду, которуюпреодолевалираньшераздетымии взявшисьзаруки, чтобытечениенесбило, прошлиспокойнопомосту. Здесь раньшенашибабушкиимамыпереодевалисьвчистоеисподнеебельё, чтобынеосквернитьводу, совершалиритуальныепростиранияи переходилиречку. Онаглубокая, человекуневысокогороставодадо поясаи дажевыше, вэтомгодумнебыла  догруди.

Наберегунас ждал готовый костёр, благосухихветок хватало, мы  приготовили обед. С шутками, смехом, довольныеивесёлые потрапезничали,  побродилипомелкоте, садились наколени, принимаяцелебные ванны.

Доночлежногосараяоставалось немного —шесть-семь километров.Пришлизасветло.Впереди идущихпопросили  занятьнам место нанарах,чтоонии сделали. Спасибо большоеимза это.

Тутразговоры, воспоминания, беседынаразличныетемы, шутки.Кто спит,  ктокупается, ктокрутитмолитвенныебарабаны, ктополугу вдольречкипрогуливается, ктодровишки, хворостсобирает, разговоры несмолкалидопоздна.

Наступилпоследнийденьпути. Шестьутра.Обильнаяроса, сквозьлес виднеетсядисксолнца. Пениептиц. Прекраснаякартина! Холодная, чистейшаявода. Намзадерживатьсявременинет, впередидолгаядорогана целыйдень. Полугуидёмпервопроходцами, для насглавное— найти входвлес, выйти  наосновнуютропу, неплутая, нетратясилпопусту. Шлидовольнобыстро, почтиправильновышлинадорогу, ведущуювгору.

Впереди — вершина Алханая, наивысшая точка всего Агинского автономного округа (1663 метра над уровнем моря), с которойоткрываетсяширокаяпанорама окрестностей. Здесь мы сделали фотоснимкиподусловным названием«Вершинавзята. Ура!»Настроение  ликующее!Радость людейпонятна: ведьмы, слабовидящие, наравнесоздоровымилюдьми преодолелиэтотпуть, взялисвоювершину.Чувствоудовлетворения наполняетнашидушиуверенностьювсвоихсилах, эмоционально насобогащает. Идущий, даосилитдорогудосамоговечерапооткрытой, пересечённой, безводнойстепи. Хотяизрядноустали, дошлидоотправного пункта Субургансольвамипо четырём  углам— началоиконецнашейцели.

Заодинперевалдоконцапришлинасердце-камень, гдеотдохнули, принялилечебныесеансывобнимкусдовольнобольшимкамнемпесочно-желтоватогоцвета,поформенапоминающимсердце. Ктоговорит, чтоон пульсирует,каксердце.Другие ничегонечувствуют —такоевосприятиеулюдей разное.Недовольныхсрединаснет, потомучтомынашлиэтоткамень, запомнилиегокоординаты,ивследующийразбудемточнознать, гдеоннаходится.

Поприбытиитранспортасъездилинатерриториюкомплексатурбазы, гдеещёразокунулив поток горнойречкирукииноги, набраливбутылки аршана —родниковой воды, чистейшей, прозрачной, студёно-холодной. Ктоотглазныхболезней, кто от печени, кто от желудка.

 Возвращалисьдомой дружным, сплочённым коллективом.Все были очень внимательными друг к другу,никтонечувствовалсебя ущемлённым. Окрылённые успешным походом, мы и в будущем готовы покорять другие вершины, изучать памятники культуры и посещать культовые места, познавать окружающий мир. Это действительно возможно!

                                                          Долгор Мункуева,

председатель Агинской МО Забайкальской РО ВОС

АКТИВНЫЙ ВОЗРАСТ

ДИАЛОГ В ТЕМНОТЕ

Что тотальники умеют делать гораздо лучше других людей? Конечно, жить, ориентироваться в мире, не прибегая к помощи самого главного, по мнению учёных, анализатора человеческого организма — зрения. И, оказывается, навык этот может быть полезным не только для них. Слышать,  чувствовать, обращать внимание на удивительно многообразный калейдоскоп запахов зрячие готовы учиться и незаменимыми наставниками для них в этом деле будут слепые представители человечества. В феврале этого года в Москве стартовал необычный и чрезвычайно интересный проект «DIALOGUE IN THE DARK BUSINESS WORKSHOPS», в рамках которого незрячие специалисты организовывают и проводят бизнес-тренинги. А вот как и зачем они это делают, нам помог  разобраться один из бизнес-тренеров «Диалога в темноте» Евгений Арнапольский.

— На самом деле, проводимые нами бизнес-тренинги — это часть очень большого проекта «Диалог в темноте», автором которого является социальный предприниматель, профессор философии  Андреас Хайнеке. Под его руководством проект существует уже более двадцати лет.  В семнадцати выставочных залах, расположенных в разных уголках света, работают незрячие экскурсоводы. Они помогают посетителям ориентироваться в абсолютной темноте выставки: замечать звуки и запахи, узнавать предметы через прикосновение, вслушиваться в тембр, интонационный рисунок голосов. Главная экспозиция таких выставок — это искусная имитация шумных городских улиц, ароматных цветущих садов, многозвучных лесов, парков и даже джунглей. Организаторы уверены, что «Диалог в темноте» поможет посетителям реально почувствовать, как себя ощущают люди с ограничением зрения. Они доказывают всему миру, что незрячий человек способен ориентироваться в жизни, он не нуждается в жалости и готов стать полноценным членом общества. Кроме того, существование выставок обуславливает наличие рабочих мест для самих инвалидов. А это, согласитесь, немаловажно. Так вот, стартовавший в Москве проект «Диалог в темноте»  является частью этой большой концепции.

— Да, но ведь проект может помочь в трудоустройстве только ограниченному числу незрячих,  а перед стартом бизнес-тренингов претендентов на вакантные места, наверное, было очень много. Каким же образом происходил отбор?

— Действительно, перед запуском проекта организаторы в несколько этапов провели  отбор претендентов, желающих в нём работать. Прошедшие собеседование с Тобиасом Райзнером, руководителем направления «Диалога» в России, начали обучение под руководством старшего международного тренера Даниэлы Димитровой. В течение двух недель она рассказывала об истории проекта, объясняла, для чего он создавался, и самое главное, подготовила их к предстоящей работе. Тренинги направлены на тимбилдинг — сплочение команды, коллектива. Они помогают участникам развивать новые навыки, вырабатывать лидерские, коммуникативные качества. И в обязанности бизнес-тренеров входит умение организовать работу таким образом, чтобы задачи эти были решены.

— Почему именно работа в темноте позволяет достичь этих целей?

— Дело в том, что, лишившись возможности пользоваться зрительным анализатором, человеческий организм активно включает в работу другие чувства — слух, осязание, обоняние. Встретившись в обычных условиях, люди, в первую очередь, оценивают друг друга визуально. Человек, как говорится, приглядывается к своему собеседнику — обращает внимание на то, как он одет, какая у него причёска, жесты, мимика, и только после этого он готов к общению. Попадая в темноту, участники лишаются возможности визуальной оценки, и сразу, минуя этот важный этап межличностного общения, переходят к коммуникации. При выполнении предлагаемых упражнений им необходимо так или иначе проявить себя, и делать это приходится посредством тактильного, вербального общения. Контакт между людьми в темноте происходит гораздо быстрее, нежели при свете. Мы часто говорим участникам: «Если вы молчите в темноте, значит вас нет». На тренинге про молчащего человека забывают.

— Евгений, кто чаще всего участвует в бизнес-тренингах? 

— Наши основные клиенты — это топ-менеджеры разных компаний. Разумеется, мы себя рекламируем. Чтобы привлечь внимание корпораций, организуем пробные семинары, в которых принимают  участие директора по маркетингу, генеральные директора компаний. Если предложенная нами концепция им нравится и кажется важной, они делают заказ на проведение конкретного бизнес-тренинга. Мы работаем индивидуально и для каждого заказа разрабатываем и организуем свой бизнес-тренинг. Конечно, существуют и заранее разработанные программы, но мы стараемся быть гибкими и работать согласно конкретным требованиям заказчика.  

— Сколько человек может участвовать в бизнес-тренинге?

— Помещение рассчитано на 24 человека. В этом случае работать удобно. Несколько раз по индивидуальной просьбе заказчика мы работали с командой, состоящей из тридцати двух человек, но это уже очень много.

— Семинары однодневные или проводятся в течение нескольких дней?

— Это зависит от их целей, но в любом случае каждый проводимый семинар должен состоять из двух основных частей. В первой, «тёмной», части участники при помощи незрячих бизнес-тренеров выполняют разные задания, а во второй, «светлой», уже зрячие специалисты помогают им подвести итоги, сделать выводы, разобраться в том, что происходило с ними в темноте, что и почему не получалось. В самом начале тренинга, который может продолжаться от полутора часов до нескольких дней, наш координатор приветствует участников, рассказывает о том, что в темноте с ними будут работать незрячие тренеры. Честно говоря, они не совсем в это верят и в течение работы очень часто задают один и тот же вопрос: «Каким образом вы следите за выполнением заданий? Может быть, у вас инфракрасные очки?» Иногда участникам выдают трости, и тогда координатор рассказывает, как правильно ими пользоваться. Кому-то они мешают, а другим, напротив, помогают обрести уверенность, и они не расстаются с ними даже в «светлой» части. В темноте участники передвигаются самостоятельно, ориентируясь на голос тренера, который подаёт руку только в том случае, если кто-то из вошедших чувствует сильный, непреодолимый страх. Затем им предлагают объединиться в группы по восемь человек и самостоятельно сесть за столы.  Все выполняемые упражнения практические, некоторые даже предусматривают перемещение в пространстве. А вот что именно участники должны делать, я сказать не в праве, потому что это не должно быть известно заранее.

С группой, состоящей из двадцати четырёх человек, обычно работают четыре специалиста: модератор, так называемый, «голос в темноте», дающий инструкцию для выполнения упражнений, и три тренера. Одни из них фасилитаторы — люди, которые помогают, поддерживают участников. Они работают за столами: раздают материал для разных заданий, следят за тем, чтобы все упражнения  выполнялись по правилам. Фасилитаторы решают все возникающие проблемы, запоминают, как участники реагируют на ту или иную ситуацию, чтобы  в «светлой» части дать обратную связь. Именно поэтому они должны знать всех по именам и быть очень внимательными. Кроме того, в темноте работают  дебриферы — тренеры-наблюдатели  из «светлой» части, в обязанности которых также входит контроль за реакцией участников. Большинство дебриферов зрячие, и поэтому существуют резервные незрячие тренеры, которые при необходимости помогают им перемещаться от стола к столу. Но, как правило, дебриферы быстро адаптируются к темноте и самостоятельно справляются с этим. В «светлой» части, иначе говоря, в дебрифинге, эти специалисты становятся активными участниками обсуждения всего происшедшего в темноте. Участники рассказывают о том, как чувствовали себя в начале семинара, что менялось в течение работы и какие ощущения они испытывают теперь. Незрячие тренеры также высказывают свои наблюдения, напоминают о том, как вели себя участники при выполнении упражнений. Это ни в коем случае не оценка, а всего лишь вербальное повторение того, что происходило в «темной» части.  

— Евгений, а как участники воспринимают незрячих тренеров?

— В большинстве случаев, положительно. В конце семинара мы раздаём листы обратной связи, в которых они могут поделиться своими впечатлениями, отметить положительные моменты нашей работы или, напротив, указать на совершённые нами ошибки. Так вот, очень часто в этих опросниках мы находим приятные отзывы о незрячих тренерах. И это хорошо, потому что одна из целей проекта — формирование положительного отношения социума к незрячим людям.

— Возможно, бывают случаи и дальнейшего общения между незрячими специалистами и участниками тренинга?

— Да, но редко. Буквально на днях прошёл семинар для генеральных директоров различных компаний, во время которого на облегчённом дебрифинге после снятия их ощущений в темноте завязался разговор о том, как живут незрячие, как они справляются с трудностями в быту и на работе. Людей заинтересовали проблемы инвалидов, и та  информация, которую они смогли получить в процессе обсуждения, возможно, в дальнейшем поможет воспринимать их объективно.

— Как люди, принявшие участие в проекте «Диалог в темноте», в целом отзываются  о нём?

— Для каждого из них — это опыт пребывания в темноте. Многие говорят о том, что до участия в семинаре оценивали собеседника только визуально, часто не замечая его внутренних качеств. Даже члены одного коллектива, постоянно работающие вместе, в темноте неожиданно узнают что-то новое друг о друге. Ведь большинство людей совсем иначе ведут себя в темноте: некоторые из них раскрепощаются, а при свете снова чувствуют себя скованными. Другие же, напротив, во время вступительной части веселы и активны, а попав в тёмный зал, становятся почти незаметными. Правда, в первые минуты темноты абсолютно все люди испытывают страх, но найдя стул и стол, то есть попав в привычное для них положение, обретают уверенность, начинают чувствовать себя комфортно. Часто участники говорят о том, что при помощи темноты они раскрыли в себе дополнительные возможности, которые теперь будут использовать не только в работе, но и в повседневной жизни.

—  Наверное, ощущение темноты — это уже стрессовая ситуация для участников?

— Да, это определённый стресс, но с ним и надо бороться. Были случаи, когда люди заходили в темноту и тут же выходили. Иногда мы создаём дополнительные стрессовые ситуации — и это уже работа, тренинг, направленный на выработку навыков борьбы со стрессом.

— В России проект «Диалог в темноте» существует более полугода. Можно ли, на ваш взгляд,  уже делать какие-либо предположения о его востребованности и дальнейших перспективах?

 — Конечно, востребованность чувствуется.  С февраля в наших семинарах приняли участие около 750 человек, а это уже о многом говорит. Что же касается дальнейших перспектив, то всё зависит от того, как будет работать вся наша команда. Проект постоянно развивается, а значит, и мы должны развиваться и учиться вместе с ним. У старшего тренера большой опыт организации различных тренингов, основываясь на который, он регулярно проводит обучение: объясняет, как правильно владеть голосом, с его помощью держать аудиторию, давать обратную связь. Постоянно проходят и практические занятия, на которых мы отрабатываем навыки, необходимые в темноте, моделируем возможные ситуации и стараемся решать их. Кроме того, мы учим английский язык для работы с сотрудниками международных компаний, имеющих филиалы в России. Из восьми тренеров четверо владеют английским языком на хорошем уровне, который позволяет им уже сегодня проводить англоязычные бизнес-тренинги. Английский необходим и для общения с иностранными бизнес-тренерами. Мы постоянно поддерживаем с ними связь, обмениваемся информацией. Они делятся с нами опытом, подсказывают нам, как лучше провести тот или иной семинар. Ежегодно проводится конференция, в которой участвуют  все международные тренеры. В этом году она проходила в Милане, и наш старший тренер тоже принимал в ней участие. На этих встречах специалисты из разных стран обмениваются опытом, делятся информацией о новых экспериментальных разработках в области бизнес-тренингов. Всё это важно для нас. Проект «Диалог в темноте» существует в России недавно, но нам очень бы хотелось, чтобы он  работал как можно дольше и приносил ощутимую пользу обществу.

Елена Федосеева

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

ЭТИ ЧУТКИЕ ПАЛЬЦЫ СЛЕПОГО

Когда в художественных произведениях заходит речь о незрячих, то авторы, будто сговорившись, называют их пальцы не иначе, как «чуткими».  Помню, как в далёком детстве меня потрясла короленковская повесть «Слепой музыкант». Да и фильм той же поры, если не потряс, то заставил вздрогнуть нежную детскую душу. Особенно та сцена, в которой на редкость странный Петрусь перепугал бедную девочку, когда посредством тех самых «чутких» пальцев надумал изучить её нежное личико. А потом, осознав свою оплошность, он упал на зелёную траву и, безутешно рыдая, разъяснил ей в перерывах между всхлипами, что он не странный, а слепой. В фильме эту сцену усиливает сопровождающая музыка, здесь она достигает своего апогея и буквально обрушивается на зрителя, вдавливая его в спинку кресла и выжимая жалостную слезу.

Но, повторяю, всё это было в далёком детстве. В юности же со мной самим случилась беда, и я оказался в положении Петруся. При этом благодаря многострадальной и неутомимой «Дайне» — хвала её создателям! — я остался страстным книгочеем. Неторопливо вращающиеся бобины раскрывали предо мной великое множество произведений как наших, так и зарубежных авторов. Однажды в руки мне попала и бобина со «Слепым музыкантом». Казалось бы, ну чем не настольная книга для незрячих? Читай, изучай и бери пример. Однако на этот раз я не смог дочитать её до конца. Причин тому было немало. Тут и некоторые высказывания родного дяди Петруся. Чего, например, стоит такое его умственное заключение: «Слепые не реагируют на шутки, потому что не могут видеть весёлые искорки в глазах рассказчика». Да и сам Петрусь благодаря своим мыслям и поступкам на этот раз показался мне более чем странным. Культурный, воспитанный мальчик вдруг ни с того ни с сего, крепко ухватив одной рукой за плечо незнакомую девочку, начинает другой рукой изучать её лицо. Да, уж… Как говорится, нет слов.

Среди моих незрячих друзей и приятелей нет ни одного, кому  бы пришла мысль знакомиться с людьми подобным образом. Да и зачем это? Ведь, как известно, все мы «созданы по образу и подобию», а в центре лица имеется нос, так утверждает один  литературный герой. Этого для нас вполне достаточно, чтобы представить себе незнакомца. А едва лишь мы услышим его голос, наше воображение тотчас дорисует данный «фоторобот».

Пишу эти строки, а по «Радио России» идёт передача о здоровье. И в ней — будто в подтверждение моих слов — врач-косметолог советует: никогда не трогайте лицо, тщательно не помыв перед этим свои руки.

Я веду весь этот разговор к тому, что в последнее время незрячим предлагается большой выбор  резных икон. Здесь и сам Творец, и Пресвятая Богородица, и лики многих православных святых. Может быть, я и не прав, но вот у меня рука не поднимается, чтобы возложить её на Святой образ. По-моему это и есть самое настоящее святотатство. Ведь когда в храме молящийся человек ставит свечку, то, прикладываясь губами, он старается не задеть Святой образ, отыскивает место в самом углу иконы. А тут ручищами, да по лицу, помилуй мя, Господи!

Да и выполнены эти иконы в довольно грубоватой манере. Вряд ли кому-нибудь может доставить эстетическое удовольствие широкий и плоский деревянный нос  или глубоко сидящие глаза. В отличие от нас, зрячий человек, взирая на Святой лик, видит сразу и направленный на него взгляд, и приданное художником данному лику выражение, и все переходы света и цвета красок при горящих свечах или лампаде. Нам же этого не дано. Поэтому, когда незрячий богомолец изучает образ по частям, он никогда не получит полного осознания и понимания его. Но в конце концов, ведь не это главное. Главное — молитесь истово и узрите Христа, и услышите глас его!

И ещё. Увлекаясь эстетикой не растерять бы нам  этику.

 Леонид Авксентьев

ПОЭЗИЯ

ВИРТУАЛЬНЫЕ ВСТРЕЧИ

— Друзья, сегодня перед нами выступят две незрячие поэтессы из небольшого городка Нея, что в Костромской области, — начал я очередную встречу с членами ВОС. А надо сказать, что такие встречи у нас проводятся еженедельно: каждый понедельник к одиннадцати часам, несмотря на капризы погоды, домашние дела, возраст, наиболее активные незрячие собираются в зале нашей местной организации.

— Где же они? Как  отважились приехать к нам из такой дали? Кто их сопровождает? А где они остановились? — посыпались вопросы.

— Не волнуйтесь, они находятся у себя дома, возле своего персонального компьютера. А встреча наша стала возможной благодаря Интернету и программе Skype. Вы будете их слышать и сможете задавать им вопросы точно так же, как если бы они находились в этом зале,

После  этих слов я нашёл нужный контакт и нажал клавишу «enter». В громкоговорителях раздались длинные гудки, такие же, как при телефонном звонке, а затем послышался голос моей давней знакомой Татьяны Расуловой:

— Привет, Рифкат! Мы с Надей ждём твоего звонка!

Тут же к разговору подключилась Надежда Усова:

— Здравствуйте, чистопольцы! Мы рады вашему приглашению и с удовольствием пообщаемся с вами!

С Татьяной Расуловой и Надеждой Усовой я познакомился в 2005 году на Втором Всероссийском фестивале незрячих поэтов «Поэтическое ристалище», который проходил в городе Глазове, в Удмуртии. Произошло это так. Внезапно женский голос произнёс: «Рифкат Гарайханович Гардиев, Татарская РО ВОС». Услышав собственные фамилию, имя и отчество, да ещё и правильно произнесённые, я на миг растерялся, а затем с шутливым высокомерием сказал сопровождавшему меня в той поездке Марселю Гайфуллину: «Страна знает своих поэтов!» Тут же я почувствовал, как кто-то постучал ноготком по бейджику, прикреплённому к лацкану моего пиджака, и тут до меня, что называется, «дошло», откуда незнакомка могла узнать моё имя. Я невольно рассмеялся. Стоявшие рядом женщины присоединились ко мне. Оказалось, что Любовь Симакова, сопровождавшая нейчанок в той поездке, знакомила их с участниками фестиваля.

Спустя два года мы встретились в Перми. Именно там Надежда прочитала ставшие знаменитыми строки:

Слова необычайны были,

Как будто сказаны судьбой:

«Когда меня бы так любили,

Я б согласилась быть слепой…».

С Татьяной же мы все эти годы обменивались письмами по Брайлю, а когда у неё дома появился компьютер, подключённый к Интернету, то общение стало регулярным.

Легко и непосредственно нейчанки стали общаться с незрячими чистопольцами: их необычный, напевный говор, стихи, идущие от сердца, искренние и честные ответы на заданные вопросы и впрямь не могли оставить равнодушными. И Татьяна, и Надежда не только пишут стихи, но и сочиняют к ним музыку, и тогда получаются великолепные песни, многие из которых стали украшением нашей встречи. До сих пор, кажется, слышу простые, но неповторимые слова из песни Татьяны «Возвращение»:

Воздух здесь, словно мёд: им дышу и хмелею.

А над Неей-рекой уж восход пламенеет.

Здесь белее снега и трава зеленее.

В небольшом городке с кратким именем Нея.

Три недели спустя состоялась вторая встреча: на сей раз гостьей нашей местной организации стала самодеятельная поэтесса и композитор из Канаша, что в Чувашии, Алевтина Степанова. О знакомстве с ней я написал в материале «Частушки — дело серьёзное», которая была опубликована в этом журнале три года назад. С тех пор наше общение в виртуальном пространстве стало практически ежедневным. Алевтина — кладезь талантов: она активно изучает языки, занимается бисероплетением, участвует в виртуальных концертах и конкурсах. И всё это она делает со светлым и звонким задором. В ходе встречи на мою просьбу: «Алевтина, пожалуйста, расскажите о себе», она, ничуть не смутившись, начала читать стихи:

В деревне нашей, в маленькой избушке,

 мы жили нашей дружною семьёй.

Дарили младшим сказки и игрушки.

Шли к поезду дорожкой полевой.

— Алевтина, а вы смогли бы что-нибудь спеть на родном языке? — обратился к ней кто-то из присутствующих.

Тут же из громкоговорителей донеслись мелодичные звуки чувашской песни. Сидевший в первом ряду Володя Дмитриев, вероятно, и сам не заметил, как стал  подпевать.

— Спасибо вам огромное! Как будто на родине побывал! — горячо поблагодарил он Алевтину после того, как их импровизированный дуэт, разделённый сотнями километров, закончил петь.

Третья встреча отличалась от предыдущих тем, что я сам был приглашён в гости: возможности Интернета позволили мне побывать в Лесосибирской местной организации, входящей в состав Красноярской РО ВОС. С её руководителем Натальей Погодаевой я знаком с 2004 года. Тогда наши команды вошли в число победителей семейного конкурса «Три — в одном», который проходил в Волоколамске. За прошедшие почти восемь лет мы не раз встречались на кубках «КИСИ», обменивались письмами и телефонными звонками, а с появлением Интернета разделявшие нас километры и вовсе исчезли. Более того, мы какое-то время даже играли в одной команде в виртуальном клубе «Что? Где? Когда?». Естественно, встречу с лесосибирцами я начал со стихотворения, посвящённого Наталье, в котором есть такие строки:

В названии Лесосибирск —

задумчивость, нежность и плавность,

И жгучих ветров пересвист,

и памятных встреч стародавность.

Оказавшись в роли выступающего, я почувствовал, насколько это необычно и сложно, когда ты произносишь какие-то слова, читаешь стихи, отвечаешь на вопросы, а сам в это время находишься у собственного компьютера, который, по сути, является хотя и высокоорганизованным, но бездушным железом. Выступая перед реальными слушателями в конкретном зрительном зале, ты ощущаешь их дыхание, пытаешься предугадать  реакцию на те или иные реплики. Здесь же слышен лишь негромкий шум от работы системного блока. Поэтому в ходе выступления я время от времени специально обращался к слушателям из Лесосибирска, спрашивал, слышно ли меня, интересно ли им то, о чём  говорю. Мне охотно отвечали, таким образом, наша встреча постепенно превратилась в непосредственный и откровенный разговор не только о поэзии, но и о тех проблемах, которые объединяют всех незрячих, где бы они не проживали.

Населённые пункты, о которых шла речь в этой корреспонденции, разделяют сотни и даже тысячи километров. Но благодаря новым информационным технологиям мы можем общаться с ними в реальном времени. Насколько мне известно, такая форма контактов пока нигде не практикуется, но она мне представляется весьма перспективной. Мы планируем провести подобные встречи не только с незрячими разных регионов России, но и других стран.

Рифкат Гардиев,

Чистополь