Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Мы и общество

Реальный шаг по пути модернизации предприятий ВОС

Социальный проект Тверской РО ВОС стал победителем конкурса

Новая Редакция Устава ВОС

Знаменательное событие

В Центральном правлении ВОС

Память сердца

Код памяти. — В. Кириллова

Перечитывая заново

Зри в корень. — Д. Гостищев

Библиотечная мозаика

«Классики — детям». — Е. Дорошко

Не хлебом единым

А ну-ка, бабушки! — П. Кучма

Рука — в руке

Леди ВОС: взгляд изнутри. — Н. Залевская

Экстрим слепых

Гонка за Дашкой. — С. Прошутинский

Творчество наших читателей

Последний бой. — А. Кузнецов

Кругосветка

Спорт

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

 

Леонид Смелков,

Удмуртия

* * *

Пусть бедолага соловей

Поёт себе среди ветвей,

А мы — давай-ка по чуть-чуть…

Ну, будь здоров! Ты — тоже будь!

Будь тем, кем выпало нам быть.

Мечтать, творить, страдать, любить.

Пред Богом и своей судьбой

Быть до конца самим собой.

В миру пороков и страстей

Не растерять души своей.

Не замутить, хотя б на миг,

Священной памяти родник,

Ведь в день последний пред войной

И той победною весной,

Когда окончились бои,

Вот так же пели соловьи.

И не кляни себя и власть —

На кой тебе она сдалась!

Бери пример, брат, с соловья.

Светлее будет жизнь твоя.

Поёт, росы чуть пригубив,

 Не от тоски, а от любви

К земле, родился где и рос,

В краю черёмух и берёз.

И где есенинская грусть

Хранит ещё былую Русь.

* * *

О счастье песню женщина поёт…

Улыбка на устах, а сердце плачет.

О счастье надо бы не так, иначе,

Но ведь оно у всех у нас своё.

О счастье песню женщина поёт…  

Отец ей пел о том же в давнем детстве.

Он пал в бою одним из первых в Бресте,

Но песня не угасла, а живёт.

О счастье песню женщина поёт…

Она её так часто пела сыну.

Пропал в Афгане он, бесследно сгинул.

И в сердце боль во веки не пройдёт.

О счастье песню женщина поёт…

Зал, затаив дыханье, ловит звуки.

Она поёт, а думает о внуке,

Ведь он — в Чечне. И каждый всё поймёт.

О счастье песню женщин поёт…

* * *

Можно слово из песни вымести,

Можно Сталина кости вынести.

Одного не пойму, Сталинград,

Чем же ты и пред кем виноват?

Может, стали стыдиться мы ныне

Первой тракторной нашей твердыни?

Только в поле моторы гудят —

Сталинград, Сталинград, Сталинград…

Может, имя твоё нас смущает?

Тени культа с годами не тают.

Но могильные камни твердят —

Сталинград, Сталинград, Сталинград…

Время скажет своё про Сталина,

А протезы учителя старого

Каждый день на глазах у ребят —

Сталинград, Сталинград, Сталинград…

Можно слово из песни вымести.

Можно Сталина кости вынести.

А над Волгой салюты гремят —

Сталинград, Сталинград, Сталинград!

 

Лев Евтюхин,

Москва

Весенняя

Пусть песней нашей славится

Российская земля,

Пришла весна-красавица

На русские поля.

Весна — и небо ясное,

И первый цвет в садах.

Ликует солнце красное

В моих родных местах!

Чуть зоренька откроется,

Осветит небосвод,

И люди уже роются,

Копают огород.

Давай, давай, ребятушки,

Работай веселей,

И для землицы-матушки

Силёнок не жалей!

Удвой своё терпение,

Прямей гряду сажай —

И будет на Успение

Хороший урожай!

И стар и мал старается,

Работает народ,

И всем им улыбается

Кормилец-огород.

 

Братцы, помилосердствуйте!

У восьмидесятипятилетнего старика, инвалида Великой Отечественной вой­ны, получившего первое ранение в ногу в июле 41-го на Украине под Коростенём, а вто­рое, тяжёлое, тогда ему перебило ту же ногу и осколком прошило живот, в январе 42-го на Можайском направлении под Москвой, умерла жена. Благодаря кооперативу «Ритуал» и дочери, живущей с семьёй в другом городе (больше родных у него не было), супругу он похоронил достойно.

Через неделю,  в воскресный день, он отправился на могилку жены. У ста­рика было очень плохое сердце, катаракта застилала ему глаза, и потому он специально поехал на кладбище в выходной день, когда там бывает больше на­роду, — будет кому помочь,  если ему станет худо.

Стояла вторая половина июля, макушка лета, но небо ещё с утра хмурилось, старик захватил свой старенький выцветший плащ и надел кепку на случай дождя. Перебитая нога беспокоила его постоянно, старые раны то открыва­лись, то затягивались, и ходил он с палочкой, подволакивая ногу.

До кладбища добрался благополучно. Постоял у могилы, прослезился,  вспо­миная счастливо прожитые годы, поправил венки и медленно побрёл прочь.

Он ещё не вышел с кладбища, как стал накрапывать дождь. Старик надел плащ, нахлобучил поглубже кепку и двинулся по шоссе к автобусной остановке.

А дождь всё припускал и припускал. Инвалид ещё только доплёлся до пово­рота шоссе от кладбища, а его матерчатый плащ уже промок. Дождь нещадно хлестал сутулые плечи, с кепки вода струйками стекала за ворот, на лицо, на грудь.

Дождь выгнал из леса ягодников. Пешие шли ещё далеко, а те, кто были на машинах, один за другим   обгоняли старика. Красные, белые, синие «Жигули»,  «Москвичи», иномарки старательно объезжали бредущего по шоссе ин­валида, тяжело опиравшегося на палку и подволакивавшего ногу.

А брёл он очень долго. Расстояние от кладбища до автобусной остановки, которое здоровый человек проходит за десять минут, он преодолел минут за сорок. И если здоровый человек на ходу никогда не озябнет, то еле двигающийся старик, основательно продрог. Он не «голосовал» проезжавшим автомашинам: не любил ничего просить, к тому же за подвоз надо было бы платить, а он не взял с собой денег. Из проезжавших ни один человек не подумал остановиться и подвезти старика, ни у одного не дрогнуло сердце при виде промокшего беспомощного инвалида.

...Старик жестоко простудился. С воспалением лёгких несколько дней он метался на койке в палате ветеранов Отечественной войны районной больницы. Изношенный организм тяжело справлялся с болезнью. В жару, в бреду бывший политрук всё поднимал и поднимал в атаку бойцов своего батальона там, на сером снегу на Можайском направлении, — за Родину, за Сталина, за будущие поколения людей, которые будут ездить за ягодами на автомашинах.

Алексей Комлев

 

Соглашение о сотрудничестве

Поддержка незрячих граждан Российской Федерации, предоставление им равных прав и возможностей с остальными гражданами — одна из приоритетных  задач нашей страны.

Сохранение рабочих мест для инвалидов — первостепенная задача многих общественных организаций, ведь в условиях активного развития рыночных отношений, высокой конкуренции и проникновения на российский рынок дешёвых азиатских товаров возникает проблема сбыта продукции.

Высокая себестоимость производимой продукции ввиду необходимости специально обустроенных рабочих мест для инвалидов, высокая конкуренция в совокупности с недостатком средств на рекламу производимых товаров — всё это ведёт к необходимости «выживать» в тяжёлых рыночных условиях. Для того чтобы не допустить этого, предприятия прежде всего должны сосредоточиться на увеличении интенсивности сбыта производимой продукции.

Одним из наиболее эффективных и современных методов повышения продаж является участие предприятий в электронных закупках, проводимых государственными и коммерческими заказчиками, и заключение договоров на поставку продукции. Стоит отметить, что электронные торги — процедура довольно сложная для предприятий, которые участвуют в них впервые, и требующая всесторонней поддержки при подготовке заявок  на основе конкурсной документации.

Для  оказания помощи предприятиям ВОС по участию в электронных закупках в 2010 году Фонд региональных  социальных программ «Наше будущее», целью которого являются качественные социальные изменения, то есть рост уровня жизни граждан нашей страны, особенно социально незащищённых,  заключил Соглашение о сотрудничестве с Всероссийским обществом слепых.

   В 2011 году был запущен проект «Сбытовой консалтинг для предприятий ВОС». Целью этого проекта является всесторонняя квалифицированная помощь предприятиям ВОС в части продаж продукции путём организации их выхода на электронные закупки. Он позволяет:

-  сократить затраты на рекламу продукции;

-  расширить существующий  рынок сбыта, найти новых потребителей продукции и выйти на более высокий уровень;

- повысить экономическую устойчивость предприятия, существование и работа которого становятся более стабильными;

-  увеличить загруженность производства, соответственно, увеличить количество рабочих мест инвалидов;

-   увеличить продажи, и, соответственно, прибыль.

 Всё это очень важно, ведь экономическая устойчивость предприятия и рост загруженности производства позволяют не только сохранять уже существующие рабочие места для инвалидов, но и создавать новые, а сокращение затрат предприятия, рост продаж и прибыли — это развитие производства и рост благосостояния его сотрудников.

На данный момент в проекте «Сбытовой консалтинг» Фонда «Наше будущее» участвуют 13 предприятий ВОС. Они получают информацию о проводимых закупках, которую подбирают индивидуально для каждого из них с учётом специфики производства.

Им оказано содействие при получении электронно-цифровой подписи, необходимой для участия в электронных закупках, а также при регистрации и получении аккредитации на электронных торговых площадках.

В любой момент предприятия могут получить консультацию специалиста Фонда по закупочным процедурам, а также помощь при участии в них. Стоит отметить, что уже есть первые победы предприятий ВОС, участвующих в закупках.

Фонд «Наше будущее» позитивно оценивает перспективы предприятий ВОС  при участии в электронных закупках и прилагает все усилия для содействия Обществу. Цель Фонда как социальной организации — рост финансовой устойчивости предприятий ВОС, создание новых рабочих мест для инвалидов и сохранение уже существующих, повышение качества жизни  незрячих членов общества с ограниченными возможностями.                                                                               М.В.  Неклюдова,

руководитель проекта «Сбытовой консалтинг»,

                                             О.А.  Филиппова,

начальник производственного управления АУ ВОС

 

Рязанские Марины

СПЛАВ ПРОТИВОРЕЧИЙ

Изредка  пронзительные встречи

Странницам указывают путь,

Вот и отправляются далече,

Попусту мечтая отдохнуть.

Даже для укрывшихся в молитвы

Часто неоправданно суров

Выбор, обрекающий на битвы

С полчищами собственных грехов!

Не часто случается, чтобы в тесном восовском мирке, ограниченном рамками  областного центра, все ведущие позиции занимали исключительно дамы, а вот в Рязани — практически полный матриархат! В число ярких представительниц «лучшей половины человечества» входят директора специальной библиотеки В.Г. Жакенова и школы-интерната для детей с нарушением зрения М.В. Бойко, а также председатель областного правления М.В. Пронина. Возглавляемые ими коллективы — преимущественно женские. «Великолепную четвёрку» дополняет руководительница ООО Рязанского предприятия «Промпласткомплект» Т.Н. Ульянова. Вряд ли где-нибудь ещё в регионах отыщется такой же пример, во всяком случае, мне известны подобные совпадения лишь по трём позициям. Надо заметить, что среди бизнесвумен лишь производственница «нормально» видит, остальные креативщицы — незрячие. Конечно, это понятие  растяжимое, в данном случае, степень «непроглядности окружающей среды» тоже варьируется, но постепенно приближается к печальной  уравниловке со знаком минус.

Председатель областной организации М.В. Пронина с горечью уточняет: «Я и в московских клиниках лежала, и в родном городе несколько операций перенесла. Всё равно зрение понемножку падало. Правда, при подходящем освещении различаю силуэты и с лупой даже крупный шрифт журнала «Наша жизнь» могу разобрать…» У директора специальной школы-интерната М.В. Бойко зрение получше, чем у землячки. Рязанские Марины, несомненно,  заслуживают пристального внимания. Кстати, у них мужья — зрячие. Причём даже  спустя годы близкого общения, они весьма приблизительно представляют себе, насколько плохо видят супруги: степень реабилитированности виртуозных хозяек выше всяких похвал!

Обычно «слепецкие» объекты, а значит, и номенклатурные кадры, разбросаны по территории субъекта федерации, а здесь  наблюдается предельно плотный контакт, хотя вообще такая мощная концентрация чисто женских лидерских активов в одном месте не типична.  Длительный и трудоёмкий процесс построения взаимоприемлемой структуры «духовного общежития» в условиях «рискованного» созидания не позволяет расслабиться и приучает к разочарованиям, в то же время постоянно одаривая роскошью благотворного взаимопонимания на единой волне сопереживаний. С одной стороны, уважаемые координаторы придерживаются традиционных правил поведения в социуме, а с другой —  поневоле используют сугубо девичью логику и эмоциональное давление, что порой осложняет положение, но всё же чаще выручает в, казалось бы, безвыходной ситуации.

Без сомнений, сегодняшняя обаятельная прима, чем бы она не занималась, обязана быть истинным универсалом и выносливым марафонцем на трудной дистанции бесконечных происшествий, забот и казусов. Ей не помешает способность «держать удар», а ещё лучше — научиться уклоняться от него. Свои и чужие должны ясно понимать, что предельно сжатая пружина сдерживаемой харизмы в любой момент может резко распрямиться, преобразовывая накопленную энергию сердечной боли в «адекватное  воздаяние». Иначе не удастся удержаться на плаву в бурных волнах непредсказуемых обстоятельств повседневности.

Конечно, притягательную женственность никто не отменял, и уверенные в себе рязанки успешно пользуются «природным умением нравиться»  из арсенала  скромных и загадочных русских красавиц. К тому же, как известно, именно «в слабости иной раз скрывается подлинная сила».

К сожалению, привычные слова, обозначающие ответственные должности, обычно не имеют устойчивого женского рода. Властные названия  традиционно тяготеют к жёсткой схеме построения с преимущественно согласными звуками в окончаниях, а «директриса и председательница», изредка встречающиеся в классической литературе, выглядят «неуклюжими пришелицами» из далёкого прошлого. Корявый термин «инвалид по зрению» тоже выпячивает несгибаемые признаки патриархата. Бойцовские навыки плохо сочетаются со смысловой окраской фразеологизма «прекрасный пол», ну что поделаешь — такова реальная жизнь «милых амазонок» двадцать первого века. Впрочем, награждать их мужественными эпитетами  язык не поворачивается, да  и пальцы отказываются набирать на клавиатуре заведомо  сомнительные сравнения, гораздо более подходящие брутальным суперменам. Видимо, в пору формирования современного русского  языка «широкие народные массы» и предположить не могли, что сёстры, жёны и матери, а тем более  бабушки войдут в когорту вполне успешных управленцев, которые наряду с напряжённой профессиональной деятельностью останутся обаятельными защитницами семейных ценностей. Причём яркие «звёздочки» Общества слепых нередко пытаются установить доверительные, можно сказать, «родственные» отношения внутри своих учреждений, организаций или предприятий, что удаётся далеко не всегда. Тут уж успех зависит, прежде всего,  от желания найти точки соприкосновения.

Верные подруги придают важное значение «человеческому фактору». Они ревностно занимаются современными видами реабилитации и рациональным трудоустройством членов ВОС. Чиновникам пригодился бы их богатый опыт воспитания толерантности, накопленный в коллективах единомышленников.

  Марина Викторовна утверждает: «У меня толковые члены правления, есть на кого опереться. Даже те, кто поначалу считал, что я не справлюсь, понемногу изменили мнение. — Впрочем, она тут же сетует: — К сожалению, программа «Доступная среда» в древнем граде малоэффективна. Ходить по дорогам после сильного снегопада или в слякоть порой просто невозможно, а «говорящих» светофоров катастрофически не хватает. Мы добились создания областного реабилитационного центра, но он будет обслуживать инвалидов всех категорий. Увы, дипломированных специалистов, которые могли бы грамотно обучить слепого обслуживать себя в быту на ощупь, эффективно пользоваться ориентировочной тростью, а тем более читать и писать по системе Брайля, вовсе нет. Подходящих наставников широкого профиля нужно готовить заранее, например, в Волоколамском ЦРС ВОС. Иначе незрячие окажутся за бортом государственной поддержки людей с ограниченными возможностями здоровья…»

  У Марины Владимировны заботы несколько иные. Она говорит взволнованно и с подъёмом: «Жизнь моя — это школа, в которой бережно сохраняется особая семейная аура и сложившийся уклад. В ней не только учатся, но ещё обязательно занимаются дополнительным и допрофессиональным образованием, а главное — лечатся и общаются. Наше учреждение  функционирует как уникальная интегративная модель. Неподалёку находится  богадельня. Опекают это заведение мои дети: убирают территорию, дают заброшенным старикам концерты и дарят им подарки. Проблемы обездоленных хорошо понимают все ученики, ведь в нашем интернате на полном обеспечении находятся пять сирот. Квартиры всем этим ребятам обязательно выбью, мы уже их поставили на очередь. В интернате работают 16 инвалидов. Скоро возьму в штат тотальниц, которые пока   учатся в нашем филиале Государственного университета  культуры и искусства на социальном факультете. Слово «слепой» стараюсь не употреблять. Оно мне не нравится. Слава Богу, «абсолютников» гораздо меньше, чем слабовидящих, но, тем не менее, каждый наш учитель обязан сдать зачёт по Брайлю. Радует, что педагоги уже образовали несколько «смешанных» пар, а среди «маломобильных» учеников комфортно себя чувствуют несколько зрячих детей из таких семей. У нас организатором  работала девушка с  первой группой, которая вышла замуж и отправилась в декрет, затем вернулась в строй и опять забеременела. Когда её детишки немного подрастут, обязательно возьму обратно. Незрячих мамочек грешно обижать! Сама когда-то мыкалась в похожем положении. Правда, школа не резиновая, всех не смогу пристроить, но буду прикладывать усилия для того, чтобы каждого выпускника определить на приличное место,  в том числе и при помощи квотирования. Недаром же в «Народном фронте» участвую!»

БРИГАДНЫЙ СТАРТ

Судеб растревоженные струны —

Каждая играет свой мотив,

Будничность, итоги и кануны

В трепетные ноты перелив.

Все переплетения событий

Вяжутся в тугие узелки,

Стягивая жизненные нити

Общностью блаженства и тоски.

Нынешний  председатель Рязанской областной организации ВОС Марина Викторовна Пронина вспоминает: «Я  пришла в организацию ровно полжизни назад. К тому времени мне исполнилось 27 лет, а за два года до этого в результате аллергии на холод сподобилась получить инвалидность. Тогда даже это «ущербное» слово угнетало, как бы ставя жуткое клеймо безысходности на бурную и наполненную событиями жизнь, превращая её  в прозябание, ограниченное  четырьмя стенами. Беспомощность во многих обыденных занятиях и психологический стресс меня буквально подкосили, обрекая на одиночество в толпе. Было по-настоящему страшно, поскольку до этого момента меня радовали друзья и семья, спорт и учёба, а тут как будто сразу всё оборвалось! К счастью, постепенно эмоциональное состояние немного выровнялось, а вскоре появились новые заботы. В конце концов, у меня началось иное существование, осложнённое изменившимся отношением  окружающих. Я здорово комплексовала, хотя теперь понимаю, что тогда видела ещё вполне прилично, просто не умела пользоваться остаточным зрением. Выкарабкиваться из депрессии помогал муж. Мы познакомились в  подшефном колхозе, куда студенткой ездила «на картошку». Сейчас понимаю его  правоту, а тогда плакала и обижалась. Только он поблажек мне не давал и назначал свидания в самых оживлённых местах. Как буду добираться, «домашнего деспота» вроде бы и не касалось. На самом деле, если бы он меня жалел и сюсюкал, наверное, так и застряла бы в яме отчаяния, а тут через «не могу» и ему назло всё-таки справлялась с очередной преградой, побеждая свой страх и объективные трудности…»

  Марина выстояла ещё и благодаря трогательной заботе сынишки. Когда грянула беда, ему исполнилось всего два с половиной  года. Видимо, малыш сам догадался, что любимая мамочка внезапно стала плохо видеть. Он старался осторожненько водить её по улицам  и  помогал с покупками в магазинах. В тяжкие дни первичной адаптации ценники  были недоступны обоим, правда, по разным причинам.

  По странному совпадению, Пронина жила возле учебно-производственного предприятия, вокруг которого вырос целый «городок незрячих», но и не подозревала, что есть Общество слепых. Однажды она проходила мимо знакомого здания и на первом этаже увидела броскую вывеску «Рязанская первичная организация», заинтересовалась и решилась зайти. Тогда председателем была Екатерина Александровна Терентьева. Молодую маму сперва привлёк тренажёрный зал, ведь она по возможности поддерживала физическую форму, поскольку  с юности увлекалась бегом на свежем воздухе, который является составной частью некоторых технических видов спорта. Потихоньку новенькая обвыклась и зачастила.

  Как-то деятельная восовка заглянула в областное правление по поводу путёвки, а тогдашний председатель Анатолий Иванович Латышев возьми да и предложи ей  освоить престижную профессию слесаря-сборщика. На эту операцию даже очередь была. В общем-то, подходящая работа, а главное  — почти по профилю для недавней выпускницы Рязанского радиотехнического института. На УПП ВОС производили магнитофоны «Русь». Там она  попала в элитную молодёжную бригаду, состоявшую из дюжины интернатских  девчонок, которые её многому  научили. Симпатичная женщина до той поры даже стеснялась предъявлять восовский билет, поэтому никогда не пользовалась бесплатным проездом и сама пыталась разглядеть номер троллейбуса. Самой активной наставницей оказалась Марина Владимировна, чей путь в рабочий коллектив был, пожалуй, потяжелей и позаковыристей.

  Теперешний «Почётный работник общего образования РФ» не скрывает, что в детстве довелось «хлебнуть лиха». Может быть, и поэтому с  призванием она определилась очень рано: «Я росла, как сорняк, была заводилой и дружила больше с мальчишками, потому что у  меня был старший брат. Училась в посёлке Заречном, за 120 километров от дома. Там располагался интернат для детей с нарушениями зрения, а теперь устроен приют для сирот. Отлично помню, как в семидесятые годы мы ели тухлую капусту и хлеб сушили на батарее. Я всегда мечтала стать учительницей и в неуютной спальне дала себе клятву, что никогда мои подопечные не будут голодать. Тогда видела уже неважно, но хотя врачи были  категорически против,  в  1976 году поступила в Спасское педагогическое училище. Его директором был Николай Иванович Булаев, впоследствии ставший влиятельным депутатом  Государственной Думы. После четырёхлетнего обучения азам любимой профессии получила распределение в пятьдесят восьмую  школу Рязани, там работала учителем начальных классов. Ещё на третьем курсе училища выскочила замуж, а в 1981 году поступила в пединститут и после первой же сессии ухитрилась родить дочь. Когда через год я захотела вернуться на своё  законное место, естественно, оно было занято. Меня в школу № 56 отправили. Жили тесно, у свекрови, нужно было решать проклятый «квартирный вопрос». Очень кстати тогда дали третью группу инвалидности, вот и устроилась в специализированный цех конденсаторного завода. Поначалу тяжело приходилось от эмоциональных и физических перегрузок. У меня прямо на рабочем месте слёзы градом текли, но постепенно попривыкла и освоилась в «экстремальной обстановке» восовского трудового коллектива, а потом перешла на УПП. Наперекор всему занималась лёгкой атлетикой, пела и плясала, спустя три года «вытанцевала» желанную квартиру. К тому же замаячили перспективы карьерного роста. Вдруг вызвали в управление народного образования, где  ко мне хорошо относились. Снова появился шанс с головой окунуться в сладкие будни истинного призвания…»

  Молодые супруги Пронины делили крышу над головой с родителями Марины, а в 1991 году мужу  дали квартиру. Поскольку после переезда стало неудобно добираться до предприятия, она уволилась, сосредоточившись на воспитании сына. Вскоре и остальные девчонки тоже разбежались кто куда. Весёлая бригада распалась. Её члены впоследствии частенько с удовольствием и благодарностью вспоминали задорных подружек. Поддержки слаженного отряда с неистребимым позитивом им порой чрезвычайно не хватало, но жизнь брала своё.

  Трепетные нити  удивительно похожих судеб впервые составили общую композицию.  Тёзки с одинаковыми инициалами три года отработали вместе, а расстались по житейским обстоятельствам, чтобы в новом тысячелетии опять соединиться в слаженном дуэте взаимной симпатии.

Владимир Бухтияров

Окончание в следующем номере.