Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

ХХI съезд ВОС

Итоги и перспективы развития Общества

Упор — на качество жизни

Члены Центрального правления ВОС

Члены Центральной контрольно-ревизионной комиссии ВОС

Рука — в руке

Стихи. — В. Панкратова, В. Павлова

Тифломир

По гамбургскому счёту. — М. Петров

Урок — вслепую. — Е. Сидельникова

Творческая высота

Неизведанные тайны баяна. — Е. Федосеева

В правлениях и местных организациях ВОС

Песня радует и утешает. — Л. Лыспак

Экстрим слепых

Риск — на каждом шагу. — Р. Новиков

Спорт

Интеллект плюс здоровье. — А. Николаев

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

 

 

РЯДОМ С НАМИ

 ДРУГ НА СЧАСТЬЕ

Некоммерческое образовательное учреждение «Российская школа подготовки собак-проводников ВОС», базирующаяся в подмосковной Купавне, — один из центров помощи инвалидам по зрению, желающим изменить свою жизнь. За годы своего существования она подготовила и передала незрячим более 4000 собак-проводников.        На сегодняшний день  располагает всем необходимым. Есть питомник по выращиванию щенков, кормокухня, ветеринарный комплекс, административный корпус, гостиница, вольеры, хозяйственные постройки, выгульные и тренировочные площадки.        С собаками работают профессионалы — воспитатели щенков и инструкторы-методисты.

Немного истории

В 1960 году Всероссийское общество слепых  открыло в Москве  Школу по подготовке собак-проводников, которую возглавил военный кинолог Н.Е. Орехов. К сожалению, поначалу  процент выбраковки  собак был очень большой.  И только когда Школа из Москвы переехала в Купавну и на работу пришли гражданские специалисты с новыми методиками, этот показатель  значительно снизился. В тот период более 100 собак в год передавали незрячим. В 1998 году из-за экономических соображений Центральное правление ВОС приняло решение о  закрытии учреждения.  С 2000 года финансирование стало осуществляться из федерального бюджета России. И Школа снова  начала возрождаться.

В данное время  она готовит и передаёт инвалидам по зрению 60 собак-проводников в год. Для такой огромной страны, как наша, это немного, считает директор Школы Олег Евгеньевич Исаенко, который возглавляет коллектив  уже 6 лет.      Мы попросили его ответить на несколько вопросов.

Расскажите, пожалуйста, как Вы оказались в школе.

— Мой отец, Евгений Миронович Исаенко, был директором Ижевского предприятия ВОС «Спутник». Наша семья жила в городке для инвалидов. Так что с восовскими проблемами я был хорошо знаком.  По специальности  — инженер-строитель, работал в коммерции, имел своё предприятие. Получив второе высшее образование, устроился главным инженером в крупную строительную компанию. После ухода на пенсию бывшего директора Школы Анатолия Михайловича Ермошина мне предложили возглавить её. Так я оказался здесь и ничуть не жалею.  

— Как готовят собак-проводников?

— Это достигается длительным процессом воспитания щенка от рождения до передачи его инструктору для дрессировки. На всех этапах происходит отбор и выбраковка животных. Приведу такой пример. Инструктор первой категории Алексей Шемонаев показал комиссии красивую восточно-европейскую овчарку.  Ей было на тот момент 10 месяцев. С первого взгляда, идеальные параметры: отменное здоровье, дружественный нрав, отсутствие злобы и агрессии.  Но когда собаке был показан объект, который она видит впервые, то она разволновалась  и продолжительное время не могла успокоиться. Несложно представить, как трудно будет инвалиду с таким проводником  при нештатной ситуации:  он  сам не знает, в какую среду попал, а  ещё и собаку придётся успокаивать.

Щенок проходит первое тестирование в 45-дневном возрасте, в последующем его многократно испытывают и заканчивается подготовка сдачей 3-х экзаменов:  по общему курсу дрессировки и двум специальным. Первый  подразумевает выполнение определённых команд на послушание (сидеть, лежать,  стоять, рядом, апорт и т.д.). Два вторых — преодоление определённого маршрута с множеством разнообразных препятствий, при этом в роли хозяина  выступает инструктор в светонепроницаемых очках. Экзамены принимает эксперт, который выставляет штрафные баллы за неправильные действия. И чем их больше, тем меньше надежды на хороший результат. Оштрафованный инструктор  продолжает   работать с собакой дальше.

— Кто поставляет Вам  щенков?

— В советский период Школа пользовалась услугами разных питомников. После перестройки многие из них закрылись,  и нам пришлось создать свой, в котором выращиваем собственное «поголовье». В результате часть клеток  отдали под нужды питомника. А в итоге это сказалось на количестве подготавливаемых собак (их стало меньше). При этом мы столкнулись с проблемой обучения специалистов. До 3-х месячного возраста со щенками  интенсивно занимаются наши воспитатели: выводят на улицу, приучают к кошкам и другим животным, шумам, знакомят с людьми, автотранспортом. Потом начинается другой этап. При этом проводится  подробное тестирование собаки, и наша задача, которую мы должны решить в ближайшем будущем, чтобы уже в этом возрасте научиться определять, подходит ли она к службе проводника. Это обусловлено и экономическими затратами. Чем старше щенок, чем больше в него вкладываешь, тем он нам обходится дороже, а продажная стоимость  его (в случае выбраковки) с каждым месяцем уменьшается. На рынке, как правило, востребованы животные в более молодом возрасте. С 3-х до 10-ти месяцев молодняком занимаются специально обученные инструкторы. И только потом, после тестирования, его передают для дрессировки.

— Какие породы  оптимальны для такой ответственной службы?

— Раньше Школа готовила собак разных пород:  эрдельтерьеров,  шотландских колли, немецких и восточно-европейских овчарок. В последнее время  остановились на следующих: восточно-европейская и немецкая овчарки, лабрадор ретривер, голден ретривер. В техническом задании контракта с Фондом социального страхования РФ также указываются и метисы этих пород. Дело в том, что чистокровность породы для нас не стоит на первом месте. Куда важнее здоровье и деловые качества. В прошлом году 50 процентов собак, переданных инвалидам, были нашего разведения и 50 процентов — приобретены у населения и в других питомниках.  Животных, поступающих со стороны, мы тестируем в течение двух недель. Если они соответствует нашим критериям, мы их приобретаем.

— Что Вы можете сказать о воспитателях и дрессировщиках.

— Когда я в 2005 году пришёл в Школу,  высококлассных специалистов можно было пересчитать по пальцам. Пришлось пересмотреть практику подготовки учеников, и на сегодняшний день вновь поступившие работники проходят обучение у специалистов высшей (первой) категории. Это значительно повысило уровень их  знаний. В Школе существуют три категории инструкторов. В европейских странах учеником считается специалист, проработавший в этой области три года. У нас в процессе полугодового обучения стажёр под постоянным руководством наставника готовит одну собаку-проводника и передает её  инвалиду. После практики  сдаёт теоретический экзамен. И только после этого ему присваивают третью категорию. Через три года (как и в Европе) он имеет право повысить свою квалификацию. В настоящее время в Школе работают 4 специалиста первой категории, три  — второй и семь — третьей. Не скрою, что  решить кадровый вопрос отчасти  помог кризис.  Безработица  привела к нам  людей думающих, знающих своё дело.

 Сейчас много говорят  о  важности карьерного роста сотрудников. А как с этим у вас?

Накопленный опыт  даёт им возможность для этого. С повышением  категории у человека увеличивается заработная плата и, соответственно, расширяется круг обязанностей. Так, он уже может принимать экзамены у других работников, проводить групповые занятия, читать лекции незрячим, а с получением первой категории — уже и обучать  новичков.

Что Вам на данном этапе необходимо учесть в работе?

Обратную связь, чтобы отслеживать судьбы наших питомцев. Мы это делаем,  но только тогда, когда инвалид или его проводник оказываются в трудной ситуации и нуждаются в помощи,  а в идеале нужно всегда. Однажды на Совете по реабилитации при МГО ВОС незрячие выразили сожаление, что местные организации   сейчас исключены из этого процесса. Ведь в  связи с Постановлением Правительства РФ № 708 от 30.11.2005 г.  незрячий получает собаку через органы соцзащиты. Идя навстречу пожеланиям, мы решили укрепить связь с общественностью и  сейчас рассматриваем вопрос об организации рабочего места для специалиста этого направления.

Какие проблемы считаете первостепенными?

Их хватает. Одна из них — оформление земли в собственность ВОС. Нам приходится постоянно судиться с администрацией Балашихинского района. Много времени уходит впустую.

Вторая проблема — уровень зарплаты. Надо учитывать, что мы находимся близко от Москвы, что в Школе не работают инвалиды, которые получают пенсию. На протяжении нескольких лет  у нас не индексировалась заработная плата, а цены в стране на продукты питания, проезд  и коммунальные услуги растут постоянно.

Радует, что хозяйственные вопросы решаются своевременно. Здесь важно быть в курсе политики Правительства и действовать на опережение. Например, через средства массовой информации государство нас предупредило, что цены на газ вырастут до европейского уровня. Мы тут же просчитываем: надо котельную переводить на автоматический режим. Если жаркое лето и есть угроза пожара, значит, следует проложить временный водопровод, закупить пожарные рукава. Надо всегда смотреть вперёд,  быть готовым к нестандартным ситуациям и правильно распределять выделенные средства.

— Каковы ваши ближайшие планы?

— У нас в стране рыночная среда и основная цель любого предприятия — быть конкурентоспособным. Мы себя позиционируем с европейскими школами. В апреле наши ветврачи побывали на Международной конференции, на которой подтвердилось, что условия содержания и подготовки собаки-проводника у нас находятся на должном уровне. По оснащённости мы не уступаем европейским школам, так, например, вольеры у нас такие же, как в Европе, имеются беговые дорожки для собак, автоматические мойки «Керхер» для уборки вольеров. Зоогигиена — в норме. Корма — одни из лучших.

Планируем достроить здание для щенят на 40 клеток и родовое отделение на 10 клеток, что даст нам возможность полностью перейти на собственное поголовье.

Для получения  породистых собак планируем в ближайшем будущем закупить оборудование для искусственного оплодотворения. Это позволит подбирать оптимальные пары, производить отбор  по лучшим деловым характеристикам.

— Насколько мне известно, у Школы крепнут и международные связи?

— Да, мы гордимся этим.  Подготовили для Болгарии 5 инструкторов, за что нам выразили благодарность. В мае этого года  их школу проверили специалисты из Германии, Англии и дали положительный отзыв. В дальнейшем планируется создание школ на основе нашего опыта в Украине и Белоруссии. Для братских народов мы делаем выгодные коммерческие предложения. И только сложные экономические условия отодвигают решение этих задач.

— И последний  вопрос: как инвалиду получить собаку-проводника?

— В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 708 от 30.11.2005 г. инвалид должен обратиться в местные органы социальной защиты (Фонд социального страхования, Управление, Министерство социальной защиты и т.д.). При себе  необходимо иметь паспорт и ИПР, в которую должна быть вписана собака-проводник как средство реабилитации.  Потом он  составляет заявление  и заполняет анкету. Органы соцзащиты направляют документы в Школу, а мы в двухнедельный срок обязаны дать ответ о постановке человека на очередь. После вызова в Школу незрячий проходит 12-дневные курсы теории и практики. Сопровождающее лицо и инвалида бесплатно обеспечивают трёхразовым питанием и проживанием. Их проезд  оплачивается за счёт средств органов социальной защиты. Обучение завершается сдачей экзамена  и передачей собаки. В настоящее время очередь составляет около 100 человек.  И  мы готовы принимать новые заявки.

Беседовала Людмила Карху,

Мурманск

 

Поэзия        

Копите поводы для счастья

  Вот уже третий год в городе на Волге существует замечательная «Поэтическая гостиная». В ней собираются люди, в чьей жизни тесно переплелись радость и боль, счастье и горе. Выбраться из своей эмоциональной «ракушки» и раскрыться так непросто, особенно если «глаза устали или похуже беда». Незрячие лирики пишут, потому что не могут иначе, но объединила их не только любовь к поэзии и дар божий, а, как однажды сказал депутат городской думы и меценат Дмитрий Бирман: «Зрение эти люди потеряли, а оптимизм и душевное тепло — нет!»

  Идея создания творческого объединения пришла в голову Вере Смирновой, которая сама, естественно, тоже писала, правда, не стихи, а сказки, да ещё долгое время за культмассовый сектор в Нагорной местной организации отвечала. «Понятно, что шедевры  именитых поэтов и стихи собственного сочинения у нас на концертах всегда звучали, — говорит эта подвижница. — Поэтому, когда я литературную гостиную создать решила, то пригласила поучаствовать и тех, кто сам пишет стихи, и тех, кто просто их любит. Помню, поначалу ко мне присоединились  лишь Сергей Жидков и Вера Былинина. На третьем заседании нас уже было пятеро — Лев Козлов и Зоя Крахмалина прибавились. Потом Паша Шмыров влился. А через годик народ косяком пошёл. Наташа Бойко, Екатерина Соколова, Тамара Тарасова, Виктор Чередов. Всех поэтов, даже зрелого возраста,   я по привычке только по именам называю. Первый сборник мне дочь помогала составлять. Потом мы по пятьсот  рублей скинулись и в типографию радиолаборатории пошли. Только денег маловато оказалось. Слава Богу, один из наших авторов нашёл доброго человека со средствами, тот недостающую сумму доплатил. В общем, выпустили-таки нашу дебютную «ласточку». Напечатали 50 экземпляров эконом-классом, разумеется. Теперешняя  староста клуба собратьев по перу Зоя Крахмалина своего благотворителя подключила. Депутат Олег Кондрашов  ещё 100 экземпляров помог издать. Знаете, я ведь не случайно во вступительном слове к сборнику подчеркнула, что для нас эти стихи — и реабилитация, и лекарство от одиночества. Может, они ещё кого-нибудь поддержат в трудную минуту».

  Естественно, завсегдатаи «Поэтической гостиной» на этом не остановились, в газеты свои произведения посылать стали. А вдруг и там напечатают? Вскоре на второй сборник стихов замахнулись. Его уже другой депутат гордумы, Анатолий Волков, помог выпустить. А дальше самодеятельные поэты Сергей Жидков и Наташа Бойко на персональные книжки отважились. Вот-вот появится стихотворный «сольник» Зои Крахмалиной. Готовится  к печати и очередной коллективный томик стихов и сказок. Да только жертвователя никак не можем найти.

  Собираются самодеятельные литераторы по вторникам, не затем лишь, чтобы послушать и обсудить творческие достижения друг друга, но и просто пообщаться. Впервые попав на такие традиционные посиделки, даже удивилась: вроде стихотворцы чаёвничают, как и положено, а говорят о политике. Но, как оказалось, такая «прелюдия» здесь — норма. В своих рифмованных произведениях эти «особенные» поэты пишут  о том же, о чём и большинство остальных: о природе и родном городе, о войне и любви, а кроме того, неизбежно и о своём недуге. Вот трогательные строчки Веры Былининой: «Ах, как хочется увидеть зелень ели, улыбку сына и утра красоту!» Наталья Бойко, в свою очередь, признаётся: «Стараюсь попусту не ныть и  радость в малом находить». Что заставило их взяться за перо? «Слегка поэт, слегка историк» Павел Шмыров так ответил на данный вопрос:

Отчего пишу стихи я на пиру, в миру, в глуши?

Разбуянилась стихия или это крик души?..

Зоя Крахмалина в своих «Раздумьях» откровенничает:

Чтоб стихи написать, потрясенье нужно,

А такого со мной не случалось давно…

Вера Былинина всё объясняет, правда, в прозе: «Мысли, как пчёлы, роятся в голове, а выхода нет. Вот и приходится их выкладывать на бумагу. Может, не всегда удачно, но на душе становится легче, а главное — светлее жить!»

  Одни начали писать ещё в детстве, другие — когда соприкоснулись с бедой. Стихи очень разные, порой несовершенные, но все они, как мне кажется, имеют право на существование. Не потому, что для большинства нижегородских авторов день и ночь давно слились в сплошную тьму. Просто в каждой пронзительной строке продолжает пульсировать капелька трепетной души. Слушая, как мои новые знакомые читают стихи, я, кажется, поняла, чем так притягивает их «талантливая общность». Мой любимый писатель как-то сказал: «Хотите быть счастливыми — копите самые простые поводы для счастья!» Как раз этим они здесь и занимаются, причём продуктивно, чтобы до следующей встречи хватило позитива задушевной беседы и энергии творческих всплесков.

         Людмила Становова

 

Кругосветка

Дорогами добра и милосердия

Праздник жертвоприношения, именуемый во многих мусульманских регионах Курбан-Байрам, отмечается по лунному календарю, поэтому дата его проведения ежегодно меняется. Нынче он пришёлся на 6 ноября. Незадолго до этого священного для мусульман дня в Чистопольской местной организации прошла встреча с муэдзином мечети «Рамазан», которая находится в Казани, инвалидом первой группы по зрению Марселем Гайфуллиным.

Зал, вместивший несколько десятков незрячих, среди которых были и русские, и татары, с огромным интересом прослушал лекцию «Ислам — религия мира и милосердия». Причиной подобного интереса стало не только умение лектора держать зал в постоянном напряжении, обилие неизвестных слушателям цифр и фактов, умело проведённый сравнительный экскурс в историю мировых религий, но и то обстоятельство, что Марсель — коренной чистополец. Многие знают его родителей, всю жизнь проработавших  на УПП ВОС, которое, как и некоторые подобные предприятия, имеет свой микрорайон, где люди знакомы друг с другом не один год. Наверняка Марселю, которого большинство присутствующих помнили ребёнком, поначалу было трудно преодолеть некий психологический барьер, но он не подал виду, что испытывает дискомфорт. Речь его лилась свободно и легко, он со знанием дела отвечал на все вопросы, среди которых были и достаточно каверзные: у  многих слушателей, воспитанных в советскую эпоху, не признававшую существование Бога,  под влиянием современных средств массовой информации сложилось представление о мусульманах как о террористах, сеющих по всему миру кровавые бедствия. После лекции я остался с Марселем наедине и задал ему несколько вопросов.

— Марсель, насколько мне известно, ты первый незрячий в Российской Федерации, получивший высшее исламское образование. Расскажи, пожалуйста, как ты пришёл к решению посвятить себя служению религии?

Я родился и получил воспитание в татарской семье, где были в чести исламские традиции. Это обстоятельство во многом предопределило мою судьбу. Аллаху было угодно, чтобы у меня оказалось ослабленное зрение. Кроме того, я страдал множеством других болезней, которые не позволили мне учиться в обычных классах. Однако я не был брошен на произвол судьбы: так же, как и все дети, в семилетнем возрасте  начал заниматься в учебно-консультационном пункте вечерней школы. Мне повезло с преподавателями: В.С. Калиничева и Т.А. Решетова с первых лет  привили мне трудолюбие, стремление к знаниям,  самостоятельности в принятии решений. Эти качества очень пригодились в дальнейшем. Будучи русскими по национальности эти замечательные педагоги всегда очень уважительно относились к татарской культуре, прививали мне любовь к национальной литературе, а также требовали  такого же уважительного отношения к культурному наследию других народов. В моём становлении заметную роль сыграли и вы. Я прекрасно помню ваши уроки математики и наши совместные посещения мечети.  В нашей семье были очень сильны исламские традиции. Даже в самые строгие советские времена мои родители не бросили веру, которая шла от души, не на показ. Безусловно, моё решение изучать ислам было вызвано именно этим обстоятельством. В 14-летнем возрасте я в первый раз переступил порог медресе при Чистопольской соборной мечети. Преподаватели впервые встретили незрячего ребёнка, желающего получить религиозное образование, не знали, как со мной быть, каким образом обучать, ведь в медресе не было никаких пособий по обучению исламу слепых, не говоря уже о брайлевских книгах. Мне пришлось, в основном, полагаться на память, но невозможно изучать арабский язык, не записывая букв и слов. Такова его специфика. Мне пришлось пользоваться поначалу буквами кириллицы, приспосабливая её под арабскую грамматику, придумывая, где нужно, свои значки. Но я не терял надежды найти арабскую азбуку, написанную по Брайлю. Поиски были долгими, порой казалось, что они безуспешны. Я обращался во множество библиотек слепых среднеазиатских стран СНГ, связывался с Дагестаном и Уфой, не говоря уж о Казани, но в те времена эти книги ещё, как видно, не дошли до нас. Во время этих поисков я познакомился со многими замечательными людьми. Один из них — Макарим Хусаинович Тухватшин, многие десятилетия назад разработавший башкирский алфавит по Брайлю. Он прислал мне тоненькую брошюру, написанную рельефно-точечным шрифтом и изданную в Саудовской Аравии. Хоть я тогда и не смог ничего из неё прочитать, но она вселила в меня уверенность, что мои поиски когда-нибудь увенчаются успехом.

Медресе я окончил одновременно со средней школой. К этому времени  уже точно знал, что буду продолжать религиозное образование. Годом ранее в Казани открылся Российский исламский университет, и в 2000 году я впервые переступил его порог, успешно прошёл тестирование и был зачислен на подготовительное отделение, где обучался в течение двух лет. После этого сделал выбор в пользу шариатского факультета.

— Расскажи более подробно, как тебя встретили в Исламском университете? Сразу ли поверили в возможности обучения незрячего человека?

— Преподаватели и даже  руководство университета сначала отнеслись ко мне настороженно. Однако в ходе учёбы поверили в мои возможности, не жалели для меня своих сил и времени, были в меру строги и объективны при оценке знаний. Все годы учёбы  меня поддерживала уверенность в том, что я на верном пути. И действительно, к концу обучения я понял, что полученные знания необходимы незрячим мусульманам.

— А как складывались твои отношения с остальными незрячими, с Казанской местной организацией, с библиотекой для слепых?

— С первых дней учёбы в Исламском университете я чувствовал моральную поддержку со стороны Общества слепых: председатель Татарской РО ВОС В.А. Федорин, тогдашний председатель местной организации Р.Ф. Гафурова и директор РСБС Н.И. Сафаргалеев были в курсе моих проблем и всячески  поддерживали. Удалось найти много единомышленников благодаря тому, что в читальном зале библиотеки, начиная с 2002 года, были созданы условия для проведения занятий с незрячими мусульманами. Здесь собирались от 50 до 70 казанцев, проживающих в разных концах города. На первых занятиях я подробно рассказывал им об основах вероучения, затем по просьбе незрячих мы стали приурочивать их полуденному намазу «Зухр». Это позволило многим впервые в жизни совершить молитву в соответствии с канонами ислама. В дальнейшем мы стали изучать более сложные темы: «Женщины в Исламе», «Национальные традиции и Ислам», «Современные межконфессиональные отношения» и другие. Занятия проводились как на татарском, так и на русском языках.

— Как складывалась твоя судьба по окончании университета? Не секрет, что многие незрячие, получив высшее образование, не могут найти работу по специальности.

— Окончив университет,  занимался просвещением незрячих на профессиональном уровне. Я один из инициаторов создания медресе при мечети «Сулейман»,  первый незрячий педагог, преподающий слепым основы ислама, затем стал помощником муэдзина в мечети «Рамазан», одновременно создал при ней и возглавил группу инвалидов по зрению, желающих изучать ислам.

Я активно сотрудничаю с издательским отделом библиотеки для слепых: в качестве консультанта принял участие в издании по Брайлю книги «Порядок совершения Намаза», под моей редакцией были изданы «99 имён Аллаха» и «Свет Священного Корана», которая включает в себя наиболее часто звучащие суры.

— Марсель, я знаю, что ты прошёл стажировку за рубежом. Расскажи о том, как обстоит дело с обучением незрячих там?

В странах Ближнего Востока обучение незрячих исламу имеет гораздо более продолжительную историю, чем в нашей стране. Центром образования для незрячих мусульман всего мира является Египет. Ведущая роль в этом благородном деле принадлежит университету Аль-Асхар, который входит в число десяти ведущих вузов мира. Я горжусь тем, что в течение полугода получал знания в этом учебном заведении. В настоящее время в нём обучают более трёхсот незрячих мусульман — выходцев со всего мира. Звуковые маячки и специальные дорожки, помогающие  свободно ориентироваться, создают для нас весьма комфортные условия. Здесь накоплена самая богатая в мире библиотека для слепых мусульман. Это стало возможным благодаря тому, что в университете есть свой издательский центр, который, помимо издания исламской литературы, занимается и её распространением по всему миру. В частности, в Казанской библиотеке для слепых и в библиотеке Российского исламского университета имеются книги, изданные в Аль-Асхаре, причём для незрячих многие из них переведены на русский язык и записаны на аудиодисках. 

— Я слышал, что до сих пор ты поддерживаешь контакты с верующими незрячими Турции. Так ли это?

— Это правда. По приглашению общественной организации незрячих «Баяз-Ай», что в переводе означает «Белый полумесяц», за годы учёбы я трижды побывал в Турции с целью углублённого изучения Корана совместно с верующими этой страны. Находясь там, я внимательно прислушивался к их разговорам, слушал их радио и телевидение, не боялся вступать с окружающими в контакт. Это позволило мне неплохо овладеть турецким языком.

— Марсель, длительное пребывание в Турции позволило тебе заглянуть в вопросы образования незрячих, что называется, изнутри. Расскажи об этом более подробно.

Начну с того, что между нами много общего: полное или частичное отсутствие зрения создаёт множество сходных проблем. Однако решаются они по-разному. В Турции практически нет государственной системы дошкольного воспитания детей, есть частные заведения, однако пребывание в них стоит очень дорого. Воспитанием же детей с момента их рождения и до школы занимается в семье мать. В 7-летнем возрасте незрячего ребёнка направляют в начальную школу не 1 сентября, как у нас, а 13-го. В стране имеется более 10 специализированных  школ. Самые большие из них расположены в Стамбуле и Анкаре, в каждой из них обучаются более 100 детей. В других школах по 30 — 40 слепых детей. Начальное образование может длиться три или четыре года. Более престижным считается четырёхлетнее начальное образование. Оно в Турции бесплатное, но имеется перечень платных услуг, например, помощь репетитора. Затем ученик поступает в средние классы. Здесь обучение происходит в течение пяти лет. После этого он сдаёт экзамен, который может стать вступительным в частный лицей. Для зачисления в государственный нужно пройти испытание. Причём, в Турции нет специальных лицеев для слепых, обучение происходит совместно со зрячими детьми. Здесь в  зависимости от будущей профессии ученик имеет право самостоятельно выбирать те предметы, которыми он хочет заниматься более углублённо. Престижным является изучение иностранных языков. Уже после восьмилетнего обучения, как правило, подросток неплохо владеет английским и арабским языками. В лицее ученик осваивает на выбор ещё три языка, в настоящее время наиболее популярны французский, немецкий и русский. Интерес к последнему вызван тем, что наши соотечественники часто посещают страну как туристы или  представители бизнеса.

В Турции, как и у нас,  незрячие могут получить высшее образование. Для этого они сдают экзамен не в конкретное учебное заведение, а в центр высшего образования. Это, по сути, тестирование по всем школьным предметам. При подаче документов абитуриент указывает будущую специальность, а также город, в котором  хотел бы учиться. По итогам тестирования, а также с учётом пожеланий будущего студента центр определяет место его учёбы. В этой стране очень много университетов, так что выбор огромен. Незрячие, как и у нас, выбирают специальности юристов, педагогов, массажистов. А вот профессия гида, достаточно популярная среди незрячих Турции, у нас пока выглядит несколько экзотичной. По окончании университета  незрячий сам занимается трудоустройством. Иногда решение этого вопроса берут  на себя общества слепых, например, «Баяз-Ай», которое трудоустраивает выпускников религиозных факультетов.

— Нельзя ли хотя бы в нескольких словах рассказать и о достижениях незрячих других стран, изучающих ислам?

Да, конечно! Я хочу начать с Малайзии, так как она является одной из самых развитых стран исламского мира. Здесь применяют новейшие технологии обучения, в том числе и незрячих. В конце 80-х годов там впервые был распечатан на специальном принтере Священный Коран для слепых. В 1997 году  создан электронный носитель, содержащий весь объём Священного Корана и ряд Хадисов Пророка, и всё это незрячие могут воспринимать на слух. Примечательно, что это изобретение было сделано незрячим электронщиком Мухаммат Акрра, который окончил исламское медресе в Индонезии, а затем успешно отучился в Малайзийском техническом университете.

Саудовская Аравия является родиной ислама, я, как и большинство мусульман, мечтаю там побывать. Особенно больших успехов в образовании слепых страна достигла при шейхе Ибн-Баазе. Он потерял зрение, находясь при исполнении обязанностей Муфтия, именно поэтому ему были особенно близки проблемы слепых. В Саудовской Аравии отдельные шейхи набирают небольшую группу незрячих и занимаются их обучением. При этом они их содержат: обеспечивают на время учёбы их нужды. Кроме того, в стране есть множество малых медресе, где обучают слепых. Особенно много их в Мекке и Медине. Необходимо отметить кружок при мечети Мазджидуль-Набавия (Мечеть пророка), где незрячие изучают Коран по особой методике.

В Иорданском  университете Аз-Зарка открыта группа для слепых, желающих изучать ислам. Их обучают также  и в других группах вместе со зрячими. В Сирии инвалиды по зрению являются наиболее социально защищёнными. Здесь открыто множество специализированных школ, в которых использован положительный опыт России в вопросах обучения слепых. В Тунисе также успешно решают проблемы образования слепых, но здесь используется опыт Франции. В Пакистане есть центр дагвата (призыва) «Райвант», где обучают среди прочих и незрячих. В нём учился незрячий из Татарстана  Фаиль Шафигуллин. Подобный центр имеется также в Индии, он называется «Низамутдин».

— Марсель, может сложиться впечатление, что ты ничем другим, кроме религии, не интересуешься. Так ли это на самом деле?

— Конечно, не так. Мою жизнь скрашивает множество разнообразных увлечений. В школьные годы я интересовался географией. До сих пор в квартире родителей хранится солидная коллекция атласов почти всех регионов нашей страны, а также карты других стран. Кроме того, мне нравилось слушать зарубежные радиостанции, вещающие на русском и татарском языках. Тогда ещё не было Интернет-радио, поэтому передачи приходилось слушать по обычному радиоприёмнику. В начале 90-х их уже не глушили. С большинством радиостанций у меня завязалась переписка. Они охотно отвечали на мои письма, присылали красочные буклеты с программами своих передач, небольшие сувениры, самоучители по изучению языков своих стран.

Особое место в моей жизни занимает участие в кубках «КИСИ». В 2003 году меня попросили выступить в составе команды «Провинциалы», созданной моей родной Чистопольской местной организацией. Без ложной скромности могу сказать, что в том, что мы завоевали тогда кубок, есть и мой вклад. В составе этой команды я объездил множество городов России, и где бы  ни был, в первую очередь стремился попасть в мечеть. Так, в 2003 году я побывал в соборной мечети Санкт-Петербурга, которая является духовным центром мусульман северной столицы. Друзья по команде никогда не препятствовали моему желанию прикоснуться к мусульманским святыням. Сейчас я активно участвую в работе молодёжного движения незрячих Татарстана.

— Марсель, по истечении шести лет учёбы и пяти лет работы на поприще служения вере можешь ли ты с уверенностью сказать, что выбрал именно ту дорогу, о которой мечтал?

— Я считаю, что мне удалось найти своё место в жизни. Работа позволяет чувствовать свою востребованность не только среди незрячих, но и среди здоровых людей. Особую гордость доставляет то, что по моим следам в Исламский университет потянулись незрячие, а медресе при мечети «Сулейман» принимает слепых мусульман со всей России. Считаю, что Всевышний позволил мне избрать верную дорогу.

Беседу вёл Рифкат Гардиев,

 Чистополь

 

Память сердца

СУМЕЙ ЖИТЬ И ТОГДА

Москва, Тверская, 14 —  это последний земной адрес писателя Николая Алексеевича Островского. Его, уже неподвижного, перевезли сюда из Сочи 14 декабря 1935 года, а  22 декабря 1936-го он умер. 75-летию со дня смерти  автора знаменитого романа «Как закалялась сталь» и была посвящена научно-практическая конференция, организованная Государственным музеем — гуманитарным центром «Преодоление» имени Н.А. Островского. Это уникальное   учреждение ведёт большую работу по сохранению памяти писателя, по пропаганде его жизнеутверждающей философии «Сумей жить и тогда…» и поддержке людей с ограниченными возможностями здоровья. Конференция проходила под девизом «Писатель и время», что сделало её особенно актуальной, ведь и тогда, и сейчас пример мужества и стойкости Н. Островского помогал и помогает оказавшимся в трудной ситуации людям делать выбор в пользу жизни.

  Как и ожидалось, конференция собрала исследователей творчества писателя — литературоведов, журналистов, работников библиотек и сотрудников музеев, носящих его имя. Не только москвичей, но и представителей регионов и даже других стран.  Выступая, они говорили  волнующие, душевные слова  о человеке, память о котором жива до сих пор. Открыла конференцию директор «Преодоления» Ольга Девичева, а вела её заместитель директора, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры РФ Галина Храбровицкая, которая на протяжении десятилетий руководила музеем, душу в него вложила. Литературовед, член-корреспондент Академии российской литературы  Евгений Бузни,  профессор Государственного литературного института имени Горького Борис Леонов, аспирант Московского государственного педагогического университета из Турции Мустафа Йылмаз — вот только несколько   именитых гостей.  К ним по праву можно отнести  и  Альбину Януш — директора  музея в Боярской школе № 2. Её особенно ждали на конференции. Ведь Боярка — знаковое место в жизни Н. Островского.  Она привезла много фотографий, сопровождая ими своё эмоциональное сообщение  о наиболее ярких подвигах корчагинцев. Запомнилось выступление заведующей мемориальным  фондом «Преодоления» Ирины Хмелевской, которая с помощью слайдов проинформировала  собравшихся  о том, как  собирали экспонаты мемориальной комнаты писателя. Завотделом «Преодоления» по работе с инвалидами  Светлана Корнеева рассказала о значении примера Н. Островского для современников с ограниченными возможностями здоровья,  цитируя присланные в музей письма. Вообще сотрудники «Преодоления»  представили так много интересных материалов, что хотелось слушать и слушать.

Сказали «своё слово» и представители ВОС. Это генеральный директор  «Реакомпа» Сергей Ваньшин. Правда, он прислал видео выступление.   Сергей Николаевич  — лауреат премии имени Островского.  

Творчество писателя знают не только в нашей стране. Это известно всем. Но о том, насколько глубока  любовь к нему, рассказал Гао Ман, китайский поэт, художник, переводчик, почётный член Академии общественных наук КНР, Российской академии художеств,  кавалер  ордена Дружбы,   советник общества  китайско-российской дружбы. Вот фрагменты его выступления:

«Каждый раз бывая в Москве, я обязательно выбираю время, чтобы посетить дом, где он жил,  и Новодевичье кладбище, где он похоронен.  Там я чувствую, что дышу с ним одним воздухом, разговариваю в безмолвии, переполненный тёплыми чувствами. В музее, в его комнате, перед глазами невольно всплывают лица его родных, гостей, почитателей творчества. Слышу стук пишущей машинки его добровольных секретарей  и голос писателя, диктующего рассказ о боевых буднях. На Новодевичьем кладбище на серой гранитной плите — его барельефный силуэт. В руках — рукопись. Рядом — будёновка бойца Красной Армии и сабля. Памятник отражает монолитное единство жизни борца и его творчества.  Его образ заставляет нас задуматься о собственной жизни. О том, как прожил свои годы. Его подвиг окрыляет на преодоление трудностей.  Как не вспомнить слова Павла Корчагина: «Самое дорогое у человека — это жизнь. Она даётся ему один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…» Его подвиг вдохновлял не одно поколение молодых людей Китая.  Роман «Как закалялась сталь» переиздавался  много раз. Пьесу «Павел Корчагин» многократно ставили на сценах наших театров. Художники нарисовали около 500 картин по  роману «Как закалялась сталь», выпустили книгу-картинку тиражом 255 тысяч экземпляров. Это знаковое пособие для юных читателей. Несколько лет назад  снят 20-серийный телефильм «Как закалялась сталь». Его популярность огромна!  В наших школах читают книги Н. Островского. Есть даже классы, которые носят его имя. Его знают почти в каждой китайской семье.  Несмотря на то, что в наших странах произошли большие перемены, светлый образ писателя продолжает жить в наших сердцах. Это лучшее доказательство его бессмертия».

Своё уважение  к организаторам конференции участники выражали не только словами, но и подарками.  Так, директор Калужской специальной библиотеки для слепых Мария Коновалова  подарила «Преодолению» брайлевскую пишущую машинку. Из её выступления, проиллюстрированного слайдами,  мы узнали о том, как много делает библиотека, помогая незрячим людям утвердиться в жизни. Сестра московской художницы Тамары Елагиной Нинель  передала музею её картину, а журнал «Наша жизнь» — брайлевский и плоскопечатный экземпляры  своего издания с материалами об Н. Островском, жизнь которого  стала, по словам Ромэна Роллана, «светочем для многих тысяч людей».

Валентина Дмитриева