Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Мы и общество

Десять лет эффективной интеграции инвалидов. — В. Дмитриева

РГБС — 90 лет. — Е. Захарова

Совет ветеранов действует

Не хлебом единым

Загадка «Русской души». — В. Дмитриева

В правлениях и местных организациях ВОС

Сильные духом. — А. Тумат

Творчество наших читателей

Всё к лучшему. — Л. Авксентьев

Тифломир

Интернет-радио для незрячих. — Ю. Седова

Незрячие победили в фестивале «Интеграция»

Преданность псов. — В. Бухтияров

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

 

Экстрим слепых

МАРАФОН    ЗА  ТРИ   МОРЯ

С начала года бегуны петрозаводского клуба «Айно» старательно готовились к участию в 20-м марафоне французского города-побратима Ла Рошель. Огромная организационно-нервозная работа легла на плечи председателя клуба Валерия Алёхина: оформление виз в шенгенскую зону; предварительная проплата в валюте проживания в гостинице и стартовых взносов; выбор маршрута поездки и приобретение билетов на самолёты. А тут ещё авиакомпании ввели обязательную предварительную оплату багажа с прогрессивной наценкой в аэропорту и запрет на провоз в ручной клади жидкостей и мазей вплоть до зубной пасты и губной помады. Авиаперевозчики из-за террористов ущемили теперь интересы миллионов пассажиров! Куда девать разогревающие средства для мышц и суставов, крепкие подарочные напитки, альбомы, матрёшки и прочие сувениры? Было отчего поволноваться и понервничать. Наконец, сумки сложены, клубный багаж упакован и бригада из 16 душ готова к «полёту за три моря».

ХЮВЯ, ТАМПЕРЕ!

Проведя ночь в автобусе «Петроинтура», к обеду  24 ноября мы прибыли в замороженный финский город Тампере и несколько часов до самолёта слонялись по его улицам и лавкам между железнодорожным вокзалом и центральным кафедральным собором. Этот же автобус ждал возвращения перегруженных впечатлениями айновцев, и от подъезда аэропорта повёз нас прямо на родину.

ХЕЛЛОУ, ЛОНДОН!

Через два с половиной часа полёта приземлились в лондонском аэропорту Станстед, на лавочках и радиаторах отопления которого крутились до утра. Первым автобусом покатили в центр Лондона на самостоятельную экскурсию, прихватив со стенда туристическую схему города. Сразу были ошарашены левосторонним движением автотранспорта. Переходя улицы, смотрели сперва налево, потом – направо, а не наоборот, как здесь требовалось, и вздрагивали от машин, неожиданно приближавшихся с непривычной стороны.

Ещё в темноте высадились на Бейкер-стрит и сделали первые предрассветные снимки. Биг Бэн — самый известный нам объект — стал целью нашего марша. На пути встретили бронзовые фигуры сидящих в креслах президента США Рузвельта и премьера Великобритании Черчилля. Протёртая прохожими бронза промежуточного сиденья призвала каждого так же присесть и запечатлеться между величайшими политиками прошлого века. За ажурным Вестминстерским аббатством показалась стройная башня с часами. Оказывается, знаменитый Биг Бэн возвышается над Темзой! Пройдя несколько шагов по мосту и засняв весёленькую речную панораму, мы поспешили в обратный путь. В поисках остановки автобуса совершили несколько бросков туда-сюда, пока не уселись в салоне почти на полтора часа. Самодеятельный взгляд на Биг Бен обошёлся в 20 фунтов (более тысячи рублей на нос), поэтому при возвращении домой мы в город не ездили, скоротав ночь и день в огромном сооружении аэропорта и потребляя бесплатную кипячёную воду.

При посадке в самолёт секьюрити вдруг придрались к моей белой трости, с которой я летал дважды в Америку и в Египет, поскольку она тяжёлая металлическая и заострённая для льда. Однако пропустили… в «последний раз».

БОНЖУР, ЛА РОШЕЛЬ!

Час полёта над Атлантикой и приземление на территории провинциальной Франции. После контрольных пунктов попали в компанию оживлённых французов, которые два сезона назад были в Петрозаводске и радостными возгласами приветствовали знакомых им завсегдатаев клуба.

Разместили нас в номерах чрезвычайно экономной гостиницы без мыла, шампуней, полотенец, но с двухъярусными койками и указателями на дворовом столбе расстояний до Квебека (5186 км) и Шанхая (9674 км). Накормили ужином, за которым произошёл первый обмен любезностями. Началась интенсивная, разнообразная и приятная программа!

Каждый день — экскурсии, приёмы, вечеринки… Как представители города-побратима мы были приглашены в мэрию, и под портретом мэра Жана Гейтона, возглавлявшего оборону мушкетёров Ла Рошели против гвардейцев кардинала Ришелье, выслушали немало приятных слов о дружбе и развитии побратимских связей.

Дегустация в винной лавке подлинных французских коньяков многолетней выдержки стала увертюрой подготовленной для нас программы развлечений. Посещение крупнейшего во Франции аквариума позволило пообщаться с обитателями океана под ногами, над головой и с боков. А поездка на остров Ре по самому длинному в Европе морскому мосту в три с половиной километра с осмотром фортификационных мощных укреплений оставила неизгладимое впечатление…

МАРАФОН, МАРАФОН, Я ТЕБЯ НЕ БОЮСЬ!

Накануне марафонского старта всех участников обрядили в голубые футболки и под музыку отправили в 5-километровый разминочный пробег по улицам, набережным и мостам старого города. Средневековые узенькие проезды, брусчатка, столбики, кнехты, поребрики, крутые повороты озадачили меня очень серьёзно, но хозяева успокоили, что марафонская трасса проложена по более просторным магистралям.

Воскресным утром 28 ноября (в день моего 72-летия) был дан старт марафону. Особенность: чтобы участники меньше топтали друг друга, стартовали с двух площадок: с одной — шесть тысяч мужчин до 50 лет, с другой — три тысячи женщин и мужчин старше 50. Через три километра мало поредевшие потоки сливались в одно русло и дважды текли по нему до финиша. Причём текли в полном смысле: под дождём, по лужам и в мокрой форме, да и температура была чуть выше нуля градусов.

Мой поводырь-ровесник — испытанный марафонский боец Борис Шеламов — удачно управлял моими действиями на первой половине дистанции, которую мы проскочили, нигде не задерживаясь, за 2 часа 6 минут 55 секунд. Но у Бори заныла старая рана и, сходя с дистанции, он благословил меня на самостоятельное её завершение. Сразу же возникли проблемы. В какой-то момент я запнулся о бегущего рядом, и мы оба рухнули в лужу, в другой — треснулся о незамеченное препятствие и расшиб левую голень. Далее хромал осторожнее, стараясь держаться подходящей по темпу спины. В итоге 4 часа 30 минут 26 секунд  и первое место… в 73-й сотне из 8624 финишировавших, 11-е из 23-х в группе 70-летних.

   Всех удивил своим мужеством наш 74-летний Виктор Медведев, бывший капитан судна Карельского научного центра АН и певец хора «Онежская волна». Впервые стартуя в марафоне, он к 35-му километру достиг полной ригидности (отвердения) мышц ног: от чрезмерной нагрузки они мучительно скручивались судорогой в деревянные комки. Преодолевая неиспытанную ранее боль, Виктор продолжал бег и уложился в контрольное время, став 8554-м в общем зачёте и 20-м — в нашем возрастном.

Самый резвый из айновцев, 33-летний Денис Гришкин, со временем 3:19:06 — 1295-й в абсолюте и 527-й в возрастной группе. Далее следуют Андрей Пескишев (6881-й), Геннадий Шибеко (8132-й), Юрий Покровский (8439-й). Александра Кудрявцева с официальным временем 4:27:03 финишировала 7084-й и 183-й среди дам за 50 лет. В той же группе Наталья Платонова с больным коленом всё-таки не последней добралась до финишной черты. Остальные одноклубники преодолели то, что было по силам, и не попали в итоговый протокол.

Вовремя завершившим дистанцию сразу за чертой вручали красивую медаль, непродуваемый жакет с эмблемой и датой марафона, рюкзачок с яблоком и коробочку устриц, которых с опаской мы отведали на заключительной вечеринке. Политые лимонным соком и проглоченные не разжёванными, они оказались даже приятными.

ААДЬЮ, ЛА РОШЕЛЬ!

Город жил марафоном. К его открытию был сделан специальный 12-полосный газетный выпуск с подробной схемой трассы, подготовлены красочные буклеты с историческими и текущими данными. Улицы украшены транспарантами. Синяя черта, прочерченная на асфальте, оптимальным путём вела через весь город к финишу под марши оркестров и песни солистов на узловых пунктах маршрута и непрерывные подбадривания зрителей: «Але-Але!» — «Давай-Давай!», несмотря на сырую погоду образующих сочувствующий бегущим коридор.

Клубный стихотворец, лауреат многих газетных конкурсов  Борис Шеламов подытожил впечатления от общения с нашими хозяевами оригинальным стихотворением, которое заканчивали строки:

Пусть и в дальнейшем крепнут наши узы.

Адью — до встречи, славные французы!

Станислав Прошутинский

 

 Рука — в руке    

Приоритеты обозначены

Мне как президенту Европейского союза слепоглухих (EDBU) и координатору Рабочей группы по проблемам слепоглухоты при Европейском союзе слепых (ЕСС) приходится участвовать в изучении и обсуждении общих проблем слепоглухих в Европе, наблюдать за процессом их решения.

По данным зарубежных социологических исследований, в Европе около 150 тысяч людей со слепоглухотой. Эти сведения относятся только к странам — членам Европейского Союза (ЕС) и Европейского экономического сообщества (ЕЭС). В странах Европы, особенно в западных и скандинавских, экономически развитых, ведётся работа со слепоглухими. Очень много делается в области обучения и воспитания детей. Это относится и к России, где тоже накоплен большой практический и научный опыт по обучению и воспитанию слепоглухих детей и подростков.

В Европе работа с взрослыми  началась с возникновением национальных организаций слепоглухих, в первую очередь, в Великобритании (с 1928 года) и в скандинавских странах (с конца 60-х и начала 70-х годов XX столетия). Постепенно такие организации появились и в странах Центральной, Южной и Восточной Европы, в том числе и в России.

Следует различать два типа организаций, занимающихся проблемами слепоглухих: организации для слепоглухих и организации слепоглухих. В первом случае это организации, в основном, специалистов в области слепоглухоты (педагогов, реабилитологов, тифлосурдопереводчиков, врачей-офтальмологов и сурдологов, учёных-исследователей) и родителей слепоглухих. Во втором случае это организации самих слепоглухих и руководимые лидерами и активистами из числа слепоглухих.

В Европе из первого типа организаций функционирует так называемая «Европейская сеть слепоглухих» (EDBN), состоящая из трёх секций: специалистов, родителей слепоглухих и самих слепоглухих. Но определяющую роль в её деятельности  играют специалисты и родители. Председателем EDBN является незрячий юрист и педагог Вольфганг Ангерманн, директор учебно-реабилитационного центра слепоглухих в Ганновере, Германия (официально он называется «Центр дневного пребывания слепоглухих»). Эта организация помогает налаживать обучение и воспитание в странах Европы, где ещё нет опыта в этой области; организует различные семинары и конференции для специалистов и родителей, консультирует по вопросам обучения, воспитания и реабилитации детей, подростков и взрослых, обеспечивает информацией по данной тематике. В Дании есть Центр по подготовке персонала: тифлосурдопереводчиков, учителей. EDBN является европейским отделением DBI (Deaf Blind International), что расшифровывается как Всемирная организация по развитию служб помощи слепоглухим и их образованию, которая охватывает практически все шесть континентов, в её состав входят около 2 000 специалистов и родителей. Её президентом является зрячеслышащий специалист в области слепоглухоты Вильям Грин из Италии.

К организациям слепоглухих следует относить национальные организации слепоглухих в странах Европы, такие как Национальная ассоциация слепоглухих Болгарии (NADBB), Национальная ассоциация слепоглухих Хорватии «Додир», Национальная организация слепоглухих Чехии ВИА, Национальная организация благосостояния слепоглухих Польши и другие. К международным — относится Европейский Союз Слепоглухих (EDBU), который был официально основан в октябре 2003 года. В настоящее время в его состав входят 19 национальных организаций слепоглухих Европы и несколько ассоциативных членов.

По хлопотам EDBN в апреле 2004 года Европарламентом был принят официальный документ — Декларация прав слепоглухих. Правда, её действие распространяется только на страны — члены Европейского Союза. Но это был первый шаг к признанию общественностью на международном уровне факта существования людей со слепоглухотой и их особых, специфических проблем, потребностей и нужд, необходимости оказывать им дополнительную помощь.

В Декларации на первом месте стоит призыв к правительствам стран — членов ЕС к законодательному признанию статуса слепоглухих как особой, отдельной категории инвалидов и их права на государственную поддержку в их особых нуждах и потребностях (в переводчиках и сопровождающих, образовании и реабилитации, в обеспечении техническими средствами, созданными специально для слепоглухих, и др.). К сожалению, выполняется этот призыв странами — членами ЕС очень медленно, поскольку документ  имеет лишь рекомендательную функцию, а не силу закона. За 6 лет в Европе статус слепоглухих признан правительствами лишь восьми стран: Англии, Болгарии, Венгрии, Испании, Италии, Сан-Марино, Словении и Хорватии.

Однако интересно, что в скандинавских странах, несмотря на отсутствие законодательного признания статуса слепоглухих, правительства оказывают существенную помощь таким людям: финансируют деятельность национальных организаций, оплачивают работу тифлосурдопереводчиков-сопровождающих, обеспечивают инвалидов по зрению и слуху техническими средствами реабилитации на льготных условиях (даже компьютерами с брайлевскими дисплеями  — бесплатно для работающих и активистов). Особенно много внимания уделяется нуждам слепоглухих в Норвегии. Там хорошо поставлена служба переводчиков и сопровождающих, личных помощников (занимающихся обслуживанием в быту и помощью в личных делах). Слепоглухим могут предоставлять двух переводчиков-сопровождающих на продолжительные мероприятия (конференции, семинары, деловые заседания, в поездки) — по соображениям разделения нагрузки и взаимозаменяемости. Благодаря высокому уровню развития социального обслуживания и обеспечения техническими средствами слепоглухие могут самостоятельно, без посторонней помощи вызывать переводчика или личного помощника, даже такси...

Большую роль в решении проблем таких инвалидов играют национальные и международные организации слепоглухих и для слепоглухих. Именно они добиваются привлечения внимания правительств и местных властей европейских стран. В настоящее время приоритеты ставятся на взаимодействие с законодательной и исполнительной структурами государственной власти, без участия которых в наше время уже невозможно решать глобальные проблемы слепоглухих и обеспечивать их специфические нужды и потребности.

На европейском уровне появились новые позитивные традиции: ежегодные летние лагеря для людей со слепоглухотой, их помощников и членов семей. Эти лагеря по очереди организует одна из стран Европы, обычно её национальная организация. Эти мероприятия первоначально назывались Европейскими каникулами. Их целью была организация сбора слепоглухих с сопровождающими из разных стран Европы для совместного отдыха, знакомств, обмена национальным опытом реабилитации и интеграции в общество, проведения социально-культурной и познавательной программы (экскурсий по историческим и культурным местам страны, различных обучающих и реабилитационных кружков, творческих вечеров) в течение одной недели. Таких международных летних лагерей для слепоглухих было 12 в разных странах Европы (в Чехии, Польше, Болгарии, Венгрии, Франции, Швеции, Норвегии, Германии и др.). Следующая Европейская Неделя реабилитации и культуры для слепоглухих будет в Финляндии 1 — 7 августа 2011 г. Есть уже первое объявление-заявка на «Европейскую неделю…» от Дании  на 2012 год.

А с 2010 года, по решению Исполкома EDBU, Европейские каникулы были переименованы в «Европейскую неделю по реабилитации и культуре для слепоглухих». Так было решено, исходя из тех соображений, что на мероприятия реабилитационного и культурно-познавательного характера легче находить финансовую поддержку от государства и спонсоров.

Позже появилась ещё одна новая форма международных мероприятий: фестивали «Особых возможностей слепоглухих». В их программу входят спортивные соревнования по доступным видам физической культуры и лёгкой атлетики (например, приседания, отжимания на руках, прыжки в длину, спортивная ходьба, толкание ядра, поднятие гантелей, армрестлинг); шахматный чемпионат; конкурс художественной самодеятельности и творчества (небольшие постановки по сюжетам народных сказок, чтение стихов или пение в жестовом исполнении, танцы); выставка творчества (рукоделия, рисунков, лепки, поделок из различных материалов) и др. Инициатором и автором этой традиции является президент национальной ассоциации слепоглухих Болгарии Димитар Парапанов.

Первый Европейский фестиваль был организован в курортном городе Варна (Болгария) в сентябре 2008 года. В нём  участвовали и слепоглухие из России (11 человек), заняли немало призовых мест, были награждены золотыми, серебряными и бронзовыми медалями. В шахматном чемпионате россияне в личном зачёте заняли первое (Андрей Яшин) и второе (Надежда Голован) места. Андрей Яшин стал чемпионом Европы по шахматам среди слепоглухих. Они получили серебряный кубок за второе место в командном зачёте (первое место заняла команда болгарских шахматистов).

Димитар Парапанов выступил с инициативой  создания Европейской спортивной федерации слепоглухих. Во время фестиваля в Варне был создан оргкомитет из представителей Болгарии, Норвегии, России и Хорватии для подготовки документов и призыва возникающих национальных спортивных организаций слепоглухих к основанию Европейской федерации по спорту. Было также решено в дальнейшем проводить спортивные соревнования и шашечно-шахматные чемпионаты среди слепоглухих отдельно от фестивалей по культуре и творчеству. Следует отметить, что скандинавские страны организуют ежегодные шахматные турниры на протяжении более 10 лет. В России удалось провести пока два шахматных чемпионата.

Все эти мероприятия, организуемые на европейском уровне, направлены всецело на развитие социальной активности людей со слепоглухотой, их включенности в жизнь общества, на их привлечение к решению собственных проблем во  взаимодействии с общественными и государственными организациями. Сейчас настало самое время включения слепоглухих в общественное движение как на национальном, так и на международном уровне за признание законности их прав и равенства со «здоровой» частью общества, за развитие системы всесторонней реабилитации и служб помощи со стороны государств. Только при решении этих важных и глобальных задач возможно создание всех необходимых условий для полноценного развития и самореализации личности слепоглухих.

Сергей Сироткин

 

Перечитывая заново

Михаил Лермонтов

(1814 — 1841 гг.)

* * *

Слепец, страданьем вдохновенный,
Вам строки чудные писал,
И прежних лет восторг священный,
Воспоминаньем оживленный,
Он перед вами изливал.
Он вас не зрел, но ваши речи,
Как отголосок юных дней,
При первом звуке новой встречи
Его встревожили сильней.
Тогда признательную руку
В ответ на ваш приветный взор,
Навстречу радостному звуку
Он в упоении простёр.

И я, поверенный случайный
Надежд и дум его живых,
Я буду дорожить, как тайной,
Печальным выраженьем их.
Я верю: годы не убили,
Изгладить даже не могли
Всё, что вы прежде возбудили
В его возвышенной груди.
Но да сойдёт благословенье
На вашу жизнь за то, что вы
Xоть на единое мгновенье
Умели снять венок мученья
С его преклонной головы.

Ярослав Смеляков

(1913 — 1972 гг.)

* * *

Идёт слепец по коридору,

Тая секрет какой-то свой,

Как шёл тогда, в иную пору,

Армейским посланный дозором,

По территории чужой.

Зияют смутные глазницы

Лица военного того.

Как лунной ночью у волчицы,

Туда, где лампочка теснится,

Лицо протянуто его.

Он слышит ночь, как мать — ребёнка,

Хоть миновал военный срок

И хоть дежурная сестрёнка,

Охально зыркая в сторонку,

Его ведёт под локоток.

Идёт слепец с лицом радара,

Беззвучно, так же, как живёт,

Как будто нового удара

Из темноты всё время ждёт.

1967 г.

 

Тифломир

Ночной кошмар

Что-то произошло… Сознание потянуло куда-то наверх, в явь, словно упругие потоки  воздуха вытолкнули, вынесли меня из чёрной пустоты  глубокой ямы. Вернулось осязание. Всё, больше пока никаких чувств не было. Пучина сна затягивала обратно. Что-то опять произошло, то же самое, что и прежде, и я открыл глаза. Темно. Хотя, у слепого  всегда ночь, даже когда он идёт по городу, сидит в кафе или делает что-то ещё. Сколько сейчас времени, почему я проснулся? Тишина. Нет.  Абсолютной тишины не бывает. Вот и эта жила, пульсировала: на столе тикал будильник, подо мной скрипнула кровать, и даже моё дыхание являлось составной частью мнимого безмолвия. Мысли метались в голове, сразу прояснившейся после сна. Так что же всё-таки произошло?

Я спал. Прерванный сон был неприятен. Там  было холодно и пусто. Интересно, может ли быть холодно во сне, когда наяву жарко и душно? Значит, может. Там было темно, и я не знал, куда идти. Блуждал, натыкаясь на что-то твёрдое. Это напоминало туннель или пещеру, в которой я ходил от стены к стене, зная, что помощи ждать неоткуда. Слёзы закипали на глазах, горькие слезы беспомощности. Сделал шаг, и вдруг раздался странный шум. Мимо меня, задевая лицо и плечи, пронеслись невидимые создания. И всё.

Я лежал с открытыми глазами, постепенно осознавая, что это движение и стало причиной   пробуждения. Что-то двигалось, мешало, но где — во сне или наяву?  Нет, шевелился не я,  но  оно, это движение, было и там, и здесь, наяву. Кроме меня людей в доме нет, я один:  брат  —  на море со своей девушкой, а мама днём уехала в пригород к приболевшей  бабушке.  Кто же мог меня разбудить? Окно!  Я открыл его перед сном — жара  невыносимая — и кто-то мог  забраться  в комнату через него. Ну, или взломав дверь. Итак, есть два варианта того, как можно проникнуть сюда, вовнутрь. Теперь надо понять, кто проник… Человек, имеющий, конечно, преступный умысел? Навряд ли.  Во-первых, время суток неподходящее: сейчас ночь, следовательно, хозяева почти наверняка дома. К тому же грабитель или кто он ещё не стал бы прикасаться к спящему в квартире человеку. Опытный вор смог бы вынести всё, что угодно,  не разбудив хозяев. Нет, это не человек, но кто тогда? Через окно могло попасть ко мне «в гости» любое существо, например, кошка, птица. Кошка… Дом одноэтажный, и животное вполне могло залезть. С другой стороны, кошка не стала бы ходить по кровати, на которой спит незнакомый ей человек,  это опасно. Если же всё-таки допустить такую возможность, то я бы услышал, как она спрыгнула на пол. Кошки, как и их хищные сородичи, грациозные, ловкие животные, но в тишине ночи трудно спрыгнуть с кровати совершенно беззвучно. Да и вообще, мне показалось, что это неизвестное пока существо сидело на мне,  примерно на груди. Как-то не по себе. Кошки не такие лёгкие, этот вариант отметается. Значит, птица…  Летают ли птицы по ночам? Не знаю. Так сколько всё-таки времени? Рука привычно потянулась к тумбочке, на которой лежат «говорящие» часы. «Два часа четырнадцать минут», — раздался в тишине громкий, так мне показалось, «родной» голос. О чём я думал? О птицах, летают ли они ночью? Есть, наверное, такие, но, по-моему, в основном, они хищные, и в городе их не может быть. Нет, что-то подсказывало, что меня разбудила не птица, кто же тогда? Может быть, летучая мышь? Да, вполне возможно, ведь эти создания активны именно ночью. Но кто бы это ни был, что мне с ним делать, как выгнать из дома?

Вихрь разрозненных  мыслей пронёсся в голове за пару секунд, решение не приходило. Ясно было одно: здесь кто-то есть, и я никак не смогу узнать, кто. В душе зрела паника, схожая с той, что была во сне.  Из общего хаоса выскочила, оттеснив все остальные, гадкая, навязчивая мысль: а может быть, в квартире, кроме меня самого, никого, совсем никого нет, и я придумал всё сам? Мало ли что почудится ночью…  Нет. Не хочу об этом думать. Так ещё хуже, даже страшнее. Слепой один на один неизвестно с кем или вообще ни с кем — незавидное положение.

Всплыл в памяти рассказ, знакомый с детских лет, в котором дети, оставшиеся дома одни, испугались ежика, попавшего к ним из сада. Тогда я смеялся, а теперь сам оказался в схожей ситуации. Захотелось спрятаться с головой под одеяло и лежать так до утра. Глупо, не в том  возрасте, когда это было выходом. Я встал. И в ту же секунду опять что-то коснулось моей щеки – вскользь, на ходу или на лету. Шагов не было, получается, на лету. Боже, кто же это? Помощи ждать не от кого. Сделал шаг, ещё шаг, нашёл на стене выключатель. Раздался щелчок. Ничего не изменилось. Злая ирония судьбы  часто подшучивает над слепым. А вдруг перегорела лампочка, и в комнате по-прежнему стоит темнота, а я думаю, что свет зажжён. Нет,  нельзя думать о плохом. Свет горит, непременно горит. В подтверждение этому сразу после щелчка выключателя в воздухе стал раздаваться шум, точь-в-точь как во сне… Кто-то метался по комнате.

Где-то, натужно гудя, ехала грузовая машина, я понял это по звуку мотора. Кто в ней, куда он едет? Радовало одно: в ночном городе, где каждый не спящий человек одинок, тоже кто-то не спит. От этого стало немного легче. 

Заставить невидимое мне существо, случайно или  по злому умыслу провидения попавшее в  открытое окно, вылететь обратно тем же путём невозможно. Не буду же я гоняться за ним по всему дому, ещё чего доброго забьётся куда-нибудь, и что делать тогда? Мозг почти машинально продолжал подсказывать выходы: служба спасения…  Набрать номер несложно, что говорить? Мямлить в трубку о каком-то летающем существе. Нет, как-то не хочется. Может, здесь вообще никого, разыгралось воображение — вот и результат.     Выходит, я должен бороться с невидимым противником сам? Да, только сам.

Какой-то мистический, первобытный ужас шевелился в глубине души. Хотелось спрятаться, пожалеть себя: почему ну, почему это создание выбрало именно моё окно? Наверняка в эту душную августовскую ночь открыты сотни или даже тысячи окон, за которыми спят зрячие люди. Может, поочерёдно зажигая свет в разных помещениях дома, у меня получится выманить его к входной двери, а потом и за неё? Другого выхода не было. Осторожно, даже с какой-то опаской, я вышел в смежную комнату и зажёг там свет. Наверное, со стороны это выглядело странно: свет вспыхнул в одном окне, затем — в другом, словно кто-то подавал во мрак ночи непонятные сигналы.

Я стоял, прислонившись к стене, и ждал… Вот оно! В воздухе снова раздался  шум, создаваемый, как мне казалось, крыльями. Значит, игра началась. Я выключил свет в этой комнате и прошёл в коридор. Осветилось следующее окно. Всё повторилось, оно было здесь, кружило, металось по коридору. Я отпер входную дверь и распахнул её настежь. Сердце ёкнуло: там ведь ночь, тьма, никто не зажжёт спасительный, призывный свет… Я снова вжался в стену. С улицы вливался ночной, тоже не прохладный, но всё же отличающийся от дневного воздух. Там, снаружи, стояла тишина, даже насекомые не издавали ни звука. Было тихо и в коридоре.
     Вылетело или нет?.. Прошло минут десять, а может, только минута. Я потерял способность контролировать ход времени. Теперь из всех чувств существовал только слух: не раздастся ли вновь шум невидимых крыльев, неизвестно кому принадлежащих. Тишина  успокаивала, словно убеждала, что всё позади. Я закрыл дверь, даже подёргал за ручку, желая увериться в том, что замок надёжен и никого не впустит. Не глядя, хотя в моём случае это слово не подходит, нажал на выключатель и  пошёл обратным путём. Ориентироваться  было несложно. И всё же я шёл осторожнее, чем всегда, легко касаясь  окружающих предметов, чувствуя голыми ступнями рельеф пола. Да, всё было позади, но тревога, ожидание чего-то плохого не исчезали. Говорят, так бывает, когда приходишь домой и видишь, что там побывали воры, чужие. Проходя по комнате, я прикоснулся рукой к мягкой обивке кресла, не случайно, а ориентируясь по знакомым предметам… И вдруг раздался какой-то звук, вызванный движением. О, Боже! Неужели это существо по-прежнему здесь?

Я быстро пересёк комнату и снова зажёг свет. Шум крыльев явственно слышался в тишине… Всё началось сначала. Оно металось. Я с трудом справился с собой, чуть не заметавшись, как и мой враг. Страх, вырвавшись из глубин моего сознания, гнал из дома. Уже казалось, что не я выдворяю, заставляю уйти непрошенного гостя, а он сам, став хозяином, гонит меня. Чувство самосохранения, а может, просто трусость настойчиво толкала к двери на террасу, а оно, создание, вновь оказавшееся здесь, пусть остаётся в доме до утра. Нет, так можно вообще сойти с ума. Я вжался в стену, слился с ней, словно давая простор крылатому существу. Вроде бы всё шло хорошо, мой план срабатывал, почему же оно здесь, а не на улице? Напрашивалось только одно разумное объяснение: я ожидал, что оно вылетит из коридора в свою ночную стихию, а оно попало обратно в комнату. Не могло же их быть два?

Выбора не было, и я начал действовать по прежнему плану. Однако на этот раз предусмотрительно закрыл дверь, ведущую из комнаты в коридор. Снова вслушался в тишину, ожидая в любое мгновение уловить уже ставший знакомым звук. Спокойное и в то же время хрупкое ночное безмолвие  никем не нарушалось. Очень хотелось верить, что существо, ворвавшееся в наш дом, уже далеко, где-то в чёрной глубине ночи. Может быть, выйти на террасу и дождаться рассвета там? Нет. Я снова запер дверь, включил в  комнатах и коридоре свет, чтобы ещё раз убедиться в полном своём одиночестве, и через несколько минут позволил темноте вернуться назад. Спать совсем не хотелось. Я взял плейер, сел в кресло и отгородился от  всего громкой музыкой, быть может, и от затаившегося ночного пришельца.
     Ни утром, ни когда-либо потом я не рассказывал близким о ночном кошмаре. Говорят, у страха глаза велики, но если их нет, а точнее есть, но ничего не видят, страх подобен безумию. Слепота вычёркивает из жизни красоту и уродство, уравнивает день и ночь, делает даже самых сильных  беспомощными. 

Дмитрий Гостищев,

 Ставрополь