Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

Кроме представленных материалов, вы сможете почитать в номере:

Мы и общество

   Депутаты в гостях у незрячих

Международная деятельность ВОС

   Путь к профессиональному совершенству

70 лет Великой Победы

   Память, пропитанная болью. — Н. Горбенко

Хозяйствовать по-хозяйски

   Пермяки перенимают немецкий опыт

Память сердца

   От Смоленска до Одера — на Т-34. —
Л. Семёновых

Личность

Светлая жизнь в темноте. — Е. Недолужко

Юрист разъясняет

   В помощь детям-инвалидам. — А. Рабец

Не хлебом единым

   Коллекция в память о ветеранах войны. —
В. Кириллова

В правлениях и местных организациях ВОС

«В единстве наша сила!»

Хранители

«У медведя во бору» или музей — малышам. — А. Каменщиков

Активный возраст

   Горячий апрель в Хакасской РО ВОС

   Его любили и уважали. — А. Коняев

   Лидер и друг. — А. Шкляев

   Призвание — реабилитолог

Паралимпийские вести

Давайте познакомимся!

Домашний калейдоскоп

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

Рискованное благо

Служба индивидуальных помощников в Казахстане создана ещё 10 лет назад. Когда мы прочитали постановление о её организации, то долго сомневались, потому что просто боялись поверить, ведь после тяжёлого кризиса такая забота стала настоящей сенсацией! Как бы то ни было, начало было положено, несмотря на значительные затраты.

Будущих «спутников во тьме» подбирают довольно тщательно. В первую очередь принимают супругов, взрослых детей и родителей инвалидов по зрению, разумеется, если они соответствуют профессиональным требованиям. Такая позиция вполне оправдана. Именно члены семьи знают все особенности положения незрячих и могут должным образом удовлетворять обоснованные запросы подопечных. При отсутствии подходящих родственников преимущество получают педагоги, медики, юристы или психологи. Для данного служения необходимы терпение и деликатность, поэтому стараются учитывать рекомендации самого инвалида, вследствие чего предпочтение отдаётся кандидату, которому  слепой полностью доверяет.

По закону «профессиональный поводырь» трудится до сорока часов в неделю, часто с несколькими маломобильными гражданами по очереди, но исключительно по будням. График обсуждается с каждым индивидуально. Четырёх  часов в сутки обычно хватает для решения всех насущных задач. Однако ответственным должностным лицам и руководителям могут предоставить «персонального ассистента» на весь день. Конечно, в деятельность «клиента» он не вмешивается, а лишь сопровождает его на работу и домой, а также в различные офисы, на совещания и деловые встречи. Осуществляется и разовое обслуживание по предварительным заявкам. По мере необходимости этим пользуются пенсионеры очень преклонного возраста, а кроме того,  инвалиды первой группы с остаточным зрением, которые способны самостоятельно передвигаться в знакомых местах, но нуждаются в провожатых на новых или особенно сложных маршрутах. Данной диспетчерской формой обслуживания целесообразно пользоваться при посещении больниц, поликлиник, банков  и  вообще различного рода учреждений, когда предполагается  оформление документов.

Конечно, жалование совсем  скромное, но подвижники примирились — лишь бы помочь близким людям, к тому же порой выручают подработки. Некоторым энтузиастам даже нравится преодолевать трудности и познавать стороны жизни, о которых раньше и не подозревали.

Впрочем, у возникшей ситуации есть и обратная сторона, ведь благоприятное «иждивенчество» не способствует развитию мобильности. Значительная часть обленившихся инвалидов не очень-то стремится к поддержанию «скитальческой формы». Они искренне считают, что незачем зря мучиться, когда под руку с надёжным партнёром можно добраться куда угодно и без проблем. Даже те, кто раньше ходил самостоятельно, надеясь на теперешних сердобольных доброхотов, теряют прежние навыки ориентировки в пространстве, что крайне рискованно, так как, по правилам, вечером, в выходные и в поездках за городскую черту сопровождение не предусмотрено. Впрочем, тут, наверное, всё зависит от самодисциплины и силы воли конкретного тотальника. Кстати, некоторые оригиналы не захотели пускать в свою личную жизнь посторонних и отказались от «тепличных» условий. В общем, каждый сам решает, как ему поступать. Главное, что у незрячих появился выбор!

        Галина Матвеева,

Костанай, Республика Казахстан

ГОД ЛИТЕРАТУРЫ В РОССИИ

«ЧИТАЮЩИЕ В ТЕМНОТЕ»

Проект под таким названием родился в Тверской областной специальной библиотеке недавно. Это своего рода эксперимент,  по сути — театр книги, актёрами-чтецами в котором выступают работники и читатели библиотеки.

Почему он  так называется? Во-первых, все встречи-спектакли проходят в уютной атмосфере читального зала при свете настольных ламп, что создаёт особую доверительную обстановку,  а во-вторых, среди участников много знатоков рельефно-точечного шрифта, которым   не нужно  освещение. Вот такое двоякое толкование, такой необычный проект.

 С одной стороны,  это попытка возродить традиционное вечернее чтение, принятое в прежние времена во многих интеллигентных семьях, с другой стороны, это своеобразная арттерапия, которая лечит словом, распространяется и на самих актёров, и на  людей, находящихся в зрительном зале. Поскольку  это литературно-музыкальная акция, в ходе подготовки каждой встречи используются, помимо художественных, также и произведения самых разных музыкальных жанров, а в некоторых случаях «живой звук». Современный городской житель испытывает чрезвычайно высокие психологические и информационные нагрузки, а человек, имеющий ограничения по здоровью, тем более, поэтому сама жизнь подсказывает необходимость осуществления специальной библиотекой реабилитационной функции.

 Наши  встречи стали традиционными. Так, уже прошли: «Современная проза»,  «Рождество», «День смеха», «Шуточки». Честно говоря, поначалу мы, библиотекари, даже не рассчитывали на такой эмоциональный отклик аудитории. Люди сопереживали героям, плакали, смеялись. Пиковыми точками сценария спектакля стали два рассказа Людмилы Петрушевской —  «Новый Гулливер», который исполнил незрячий читатель библиотеки Алексей Пижонков, и потрясающий по силе психологического воздействия — «Чудо». А во время  встречи в честь светлого праздника Рождества чтецы-актёры, помимо произведений Софии Макаровой «Рождественский фонарь», О. Генри «Дары волхвов»,  Михаила Зощенко «Ёлка», «Рождественский рассказ» Виктории Токаревой, исполняли и колядки,  новогодние песни. Всех пришедших сотрудники угощали пряниками и ароматным чаем. Зал был украшен еловыми ветками, новогодними игрушками, а в воздухе чувствовался ставший уже символичным для рождественских праздников запах свежих мандаринов. Удалось создать особое  волшебное настроение.

 Нельзя не отметить желание посетителей представить и своё творчество.  Это стремление напрочь опровергает общепринятый сейчас постулат о том, что в наше время мало талантливых авторов и читателей. Ребята из литературной студии «Вербалис», действующей на базе Тверского государственного университета, стали постоянными участниками наших встреч. Замечательный рассказ собственного сочинения  «Ёлка 41-го» представила  публике старейший друг библиотеки Валентина Лис. Сопровождаемый фотографиями из семейного архива, музыкой и видеофрагментами, он  никого не оставил равнодушным. Перед глазами зрителей развернулась трагическая история реальной семьи, пережившей военное время. 

Показательно, что после спектаклей у библиотеки становится больше читателей, люди обращаются с просьбами распечатать заинтересовавшие их книги укрупнённым и рельефно-точечным шрифтом. Проект  привлек и молодёжную аудиторию, зрячих людей, так как многим горожанам интересно увидеть, как читают слепые.  В литературно-музыкальной акции «Читающие в темноте» уже приняли участие 185 человек.

Ещё многое предстоит сделать. Состоится цикл встреч «Свеча памяти» для детской аудитории, посвящённых Дню Победы. Осенью «Читающие в темноте» встретятся, чтобы побороть хандру. Встреча так и будет называться — «Книга — против осеннего сплина». В ноябре, в дни Месячника Белой трост», пройдёт вечер «Параллели времени» — о  творчестве авторов начала XX века.

Я искреннее надеюсь, что другие  специальные библиотеки не останутся равнодушны к нашему начинанию и создадут свои проекты в поддержку чтения. Ведь что может быть более логичным в Год литературы, чем то, чтобы собраться и почитать хорошие книги! Может быть, это станет даже модно.

Светлана Макарова, 

завотделом ТОСБС им. М.И. Суворова

ТИФЛОМИР

Институт Брайля: жить полноценной жизнью

В центральной части Лос-Анджелеса на пересечении знаменитого бульвара Мелроуз и авеню Северный Вермонт расположен комплекс зданий и сооружений, занимающий практически целый квартал. Каждое утро у центрального входа один за другим парами или небольшими группами появляются люди с белыми тростями в руках и на протяжении всего дня здесь слышны характерные звуки постукивания трости и скольжения шариковых наконечников.

 Здесь с 1933 года находится центральное отделение Института Брайля —главной структуры, которая уже на протяжении почти столетия объединяет людей с инвалидностью по зрению и предоставляет весь спектр услуг и возможностей, делающих жизнь таких людей достойной, интересной и, что особенно для них важно, независимой.  Всего таких отделений в Южной Калифорнии 5.Они расположены в Лос-Анджелесе,  Сан-Диего, Санта Барбаре, Орандж Каунти и Ранчо Мираж. Совсем недавно мне довелось провести в центральном отделении несколько незабываемых дней, познакомиться с его инфраструктурой и услугами, окунуться в жизнь англоговорящих  инвалидов по зрению, принять участие в презентациях и семинарах. Самым главным во всём этом для меня стали встречи с людьми, которые делились  интересным опытом,  проблемами,  путями их решения,так похожими и одновременно непохожими на наши.

Моёзнакомство с Институтом Брайля началось со звонка на горячую линию  +1  800 BRAILLE, номер которого не надо запоминать, так как в нём зашифровано имя Луи Брайля, которое носит институт, что само по себе очень удобно и оригинально. Позвонив, я получила ответы на все мои вопросы и предложение принять участие в ознакомительном туре, который регулярно проводят незрячие   гиды. Мне повезло попасть в международную группу из 4 человек, представителей США, России, Украины и Китая. Нашим гидом стал Джон Нуанес, юрист по профессии, прошедший после потери зрения путь от студента Института Брайля до члена его правления.  В течение 2-х часов  он уверенно водил  нас по всей территории, заводил  в классы, где шли занятия, в библиотеку, кабинеты и спортивно-реабилитационные залы, издательство и выставочные помещения, давая нам возможность познакомиться со всем разнообразием программ и сервисов института, знакомя нас с его историей и нынешними достижениями.

История этого всемирно известного центра началась в 1912 году, когда ковбой из Монтаны Роберт Аткинсон потерял зрение  в результате несчастного случая —рокового ружейного выстрела. Это трагическое событие навсегда изменило его жизнь  и благодаря усилиям этого незаурядного человека  дало старт геометрической прогрессии  позитивных изменений в жизнитысяч незрячих людей.

 После потери зрения Аткинсон изучает Брайль и начинает переводить плоскопечатные изданияна рельефный шрифт. В течение 5 лет ему удалось перевести более миллиона слов  в доступный для слепых формат. Под впечатлением его выдающихся успехов, поверив в идею Роберта о создании специализированного брайлевского издательства, супруги Мэри и Джон Лонгиер пожертвовали  25 тысяч долларов для осуществления этой идеи. Так в 1919годубыло основано издательство «Юниверсал Брайль пресс». Свою издательскую деятельность Р. Аткинсон начал с  издания Библии в 21 томе. А в  1926-мвышел в свет первый номер журнала «Брайль Миррор», который регулярно издавался  на протяжении 82 лет. Вклад Р.Аткинсона  в развитие брайлевской грамотности трудно переоценить: от издания рельефным шрифтом  словаря Вебстера и Антологии детской литературы для слепых детей до лоббирования системных изменений в Национальной библиотечной службе и создания уникального специализированного института.

Сегодня каждый посетитель института  может услышать эту историю из уст самого Аткинсона, скульптура  которого в натуральную величину  всегда встречает гостей в уютном сквере залитого калифорнийским  солнцем внутреннего дворика, в который есть выход из всех расположенных по периметру зданий.  Роберт Аткинсон сидит на краю скамейки в ожидании тех, кто присядет рядом с ним.  Когда любопытные посетители подсаживаются к основателю института, срабатывает устройство и, вежливо представившись, он рассказывает свою историю, радуя и вдохновляя взрослых и особенно детей.

Мой следующий визит в институт был полностью посвящён углублённому знакомству с устройством и работой библиотеки. Все услуги, включая выполнение онлайн заказов по почте, бесплатны для читателей. Еёфонд составляет более 90 тысяч наименований брайлевских и аудиокниг от учебников до художественной литературы, что составляет более одного миллиона 200 тысяч томов. В библиотеке работают читальные залы, оснащённые современными мощными телеувеличителями и сканерами, преобразующими текст в речь, другим высокотехнологичным оборудованием.  Есть там и звуконепроницаемые кабинки для записи аудиокниг  или чтения свежей прессы волонтёрами по телефону, оснащённые суперсовременной звукозаписывающей аппаратурой. Но больше всего меня впечатлила святая святых библиотеки —так называемая циркуляционная линия. Проверкой электронных носителей,  перемоткой кассет, комплектацией заказов читателей ежедневно заняты десятки волонтёров. Сделать заказ  можно по электронной почте, выбранные книги в удобном для читателя формате вкладывают в голубую пластиковую капсулу, в слот,на которой вставляется двухсторонняя бумага с адресом получателя и, соответственно, Института Брайля на обратной стороне. Ежедневно волонтёры подготавливают к отправке от полутора до трёх тысяч заказов, которые в одно и то же время забирает почтовая машина,и государственная почта бесплатно доставляет отправления адресатам. После прочтения незрячему читателю нужно лишь опять вложить книгу в капсулу, переставив адресный лист обратной стороной и опустить его в любой почтовый ящик.

Моим гидом по библиотечным сокровищам была сотрудник Сиран Айтаян, хорошо говорящая по-русски, что для меня стало приятным сюрпризом, так как  рабочими языками в институте логично являются английский и испанский. Я была рада редкой возможности поговорить по-русски и поделиться с библиотекой собранием моих аудиокниг на русском языке, хранящемся у меня на жёстком диске. Мой скромный вклад был с благодарностью принят, поскольку выяснилось, что в библиотеке дефицит русскоязычной классики и современной литературы.

Одной из самых знаменательных была  для меня встреча с исполнительным директором Института Брайля Анитой Райт. Анита любезно уделила мне более часа времени, подробно ответила на  вопросы об источниках финансирования, перспективах развития, эксклюзивных программах и технологиях.  Трудно поверить, но такая мощная структура со времён еёсоздания не является субъектом государственной поддержки, в основе финансирования лежат частные пожертвования и принципы волонтёрской работы. Энергичная  Райт с гордостью и блестящим чувством юмора провела экскурсию по технологическому центру института. Благодаря ей я имела возможность испробовать   последние разработки программного обеспечения для разных систем, попрактиковаться на самых современных моделях телеувеличителей, сканеров-ридеров, электронных чудес, облегчающих доступ к информации и позволяющих незрячим людям научиться восполнять недостаток зрения технологиями и делать всё, что они могли бы с 100% зрением, только по-другому. В технологическом центре преподают и консультируют слепые и слабовидящие «компьютерные гении», они же проводят мастер-классы по пользованию айфонами и айпэдами, смартфонами и планшетами с использованием экранных дикторов, устанавливают приложения специальных возможностей.

Менеджер по связям с прессой Мари Абрамс рассказала о трёх фокусных направлениях современного этапа деятельности Института Брайля: расширение внедрения технологий, компенсирующих недостаток зрения, обучение и поддержание навыков независимой жизни и социализация инвалидов по зрению путём создания сообществ разных направлений. Она подчеркнула, что защита прав инвалидов по зрению, адвокатура и лоббирование их интересов, а также прямое трудоустройство не являются прерогативой Института Брайля, этими вопросами занимаются другие общественные организации, имеющие узкую специализацию,  соответствующие  государственные структуры, кадровые агентства.  Тем не менее, многие программы института  связаны с решением этих задач,и действия всех профильных организаций и учреждений максимально скоординированы  и дополняют действия друг друга для достижения единой цели создания  равных возможностей для незрячих людей, «предоставление возможностей им жить полноценной жизнью», что является слоганом Института Брайля.

Комплекс программ образовательного, социального, культурно-спортивного и реабилитационного характера широк и разнообразен: от компьютерных курсов, обучения безопасному передвижению и пользованию белой тростью до занятий тхэквандо и латиноамериканскими танцами. Рассказывать о них можно бесконечно, поэтому остановлюсь на нескольких, которые особо тронули. Для меня как для женщины были особо интересны занятия  по искусству приготовления еды вслепую и очень впечатлили классы и тщательность отработки навыков ведения домашнего хозяйства, включая тактильную маркировку и использование приспособлений для стирки, глажки, уборки. Я наблюдала, как на скрупулёзно разработанных моделях шкафов и другой мебели, тренажёрах бытовых приборов слепые женщины и девушки шаг за шагом буквально начинали творить чудеса, с которыми не всякий зрячий справится. Отдаю должное и сильному полу —на особо полюбившихся мне занятиях мужчин было немало, они осваивали бытовые хитрости, особенно уделяя внимание многочисленным техническим приспособлениям, при успешном освоении которых степень самостоятельности и независимости в каждодневной жизни вырастает в разы.

Ещёодно программное направление, которое  Аткинсон начал развивать  в стенах Института Брайля с 1954 года и которое до сих пор является здесь эксклюзивно-приоритетной «изюминкой», —это предоставление бесплатных консультаций специалистами по реабилитации людей со слабымзрением.  На назначенную мне консультацию я приехала скорее из любопытства и желания изнутри познакомиться ещёс одной услугой центра. Я столько раз консультировалась у всевозможных специалистов в различныхных клиниках, центрах разных стран, что удивить меня крайне сложно. И тем не менее, специалисту-реабилитологу Хавьеру Рейесу это удалось. Он сразу предупредил, что он —не доктор, а консультация не носит медицинскийхарактер. Его задача —максимально точно определить степень остаточного зрения, его специфику и потенциал. Вторая задача —проанализировать все эти факторы и подобрать оптические и электронные приспособления, которые позволят максимально эффективно использовать их.  Я отвечала на его вопросы, не особо понимая их суть, позволяла проводить какие-то измерения, пробовала  стёкла при разном освещении и смене цветовых полей… Хавьер был очень вежлив, дружелюбен и остроумен. Я даже не сразу заметила, что читаю при помощи одного из подобранных им приборов довольно мелкий текст, абсолютно недоступный мне в обычных условиях. Рейес радовался успеху, как ребёнок, старался нащупать мои возможности и научить меня ими пользоваться. В итоге я не только поняла, что при определённых условиях могу реально лучше видеть, но и получила подробные рекомендации и список  предлагаемых приборов, включающих портативный электронный сканер-лупу с указанием подобранных настроек, какие-то невообразимые очки и, конечно,  многофункциональный  телеувеличитель из числа тех красавцев, которые я видела в технологическом центре института.   Консультант порекомендовал мне посетить брайлевский магазин, расположенный прямо у входа в вестибюль,и приобрести то, чего нет у него в наличии, а бинокулярные очки и 22-х дюймовый телеувеличитель, позволяющий мне работать с любыми плоскопечатными текстами,  предложил  сразу забрать с собой в качестве «назначенных» мне средств индивидуальной реабилитации. Хавьер Рейес заполнил какие-то документы на технические средства реабилитации и уже через несколько минут я выходила из кабинета с надеждой, приборами для еёвоплощения и… слезами на глазах.

Думаю, что каждый, хоть раз прошедший процедуру получения ТСР и оформление документов на него, меня отлично поймёт.

А превосходный магазин в здании института с разнообразным ассортиментом оптики, электроники, тростей, бытовых вспомогательных приспособлений я посетила позже и не раз: недёшево, но есть практически всё, что можно придумать и о чём можно мечтать в нашей теме, притомв одном, удобном для посещения месте. Единственным «средством реабилитации», которое нельзя приобрести в этом магазине, является собака-поводырь.

Среди посетителей Института Брайля немало людей с собаками-поводырями. В большинстве случаев это спокойные, дружелюбные и абсолютно преданные своим хозяевам-подопечным лабрадоры. С одной из них —чёрным лабрадором Никой, которой в день нашей встречи исполнилось 3 года, я познакомилась поближе. Еёхозяин, Кевин Ворден, с удовольствием рассказал их историю, в которой можно увидеть основные элементы системы предоставления государством специально подготовленных собак незрячим. Четвероногого помощника могут бесплатно получить те, кто нуждается в нёмпо состоянию зрения и обратился с соответствующим заявлением в местное отделение департамента реабилитации. До почти двухлетнего возраста щенков, отобранных в соответствии с определёнными критериями, воспитывают и тренируют по специальной программе в школе собак-поводырей. Будущий хозяин в это время  тоже готовится к предстоящей встрече и изменениям в жизни.  В частности, человек, частично или полностью потерявший зрение, сначала проходит полный курс ориентировкии передвижения с белой тростью. Только после получения соответствующего сертификата он может быть сертифицирован на передвижение и проживание с собакой-поводырём.  Когда оба подготовлены, их знакомят и они уже вместе проходят месячный курс, во время которого  учатся совместным правилам, привыкают друг к другу, отрабатывают навыки на практике, проходят тест на психологическую совместимость. По окончанииадаптационного курса домой они уже возвращаются вместе. При этом государство не оставляет их без поддержки: всегда можно обратиться за помощью и советом к специалистам, а на содержание и питание собаки ежемесячно выплачивается дополнительное пособие. По безупречному поведению отлично вышколенной Ники, еёпрекрасному внешнему виду, органичному взаимодействию  с Кевином, уверенному передвижению  этой пары в лабиринтах института я сделала вывод, что они вполне довольны друг другом, а система прекрасно работает.

Лариса Саевич

Окончание читайте в следующем номере.

       ПОЭЗИЯ

Геннадий Калинкин,

 Волжск, Республика Марий Эл

***

Стоят обелиски. Всего двадцать шесть их —

Сожжённых пожаром соломенных хат.

Алеют букеты в руках у пришедших,

И люди в молчанье глубоком скорбят.

Остался единственный житель Хатыни,

Что чудом от смерти тогда уцелел.

Пугающе дыбились трубы печные,

И груда чернела обугленных тел.

Твои, Белоруссия, слёзы и муки

Гранитом взметнулись над трудной судьбой!

Пусть годы промчались, но детские руки

По-прежнему тянутся к маме с мольбой.

Сияет простор, безмятежный и синий,

И вечный огонь стерегут деревца,

И пепел убитой, сожжённой Хатыни

Под крик колокольный стучится в сердца.

* * *

Гудел набатом сорок первый.

И облака — как седина,

И провода, живые нервы,

Несли: «Война, война, война!»

Ночами, кланяясь по пояс

Земле студёной и ветрам,

Мы провожали каждый поезд,

Спешащий к огненным фронтам.

И, презирая неудачи,

Бедой — нуждой опалены,

Решали взрослые задачи

Суровых грозных лет войны.

Нас согревали тёплым светом,

Хотя искомканы войной,

Те треугольные конверты

С отметкой почты полевой.

Мы забывали все обиды,

Хоть хлеба мало на обед.

Мужать учили инвалиды —

Военруки военных лет.

И, в мелочах сейчас не роясь,

Подводим в памяти итог:

Кристальна человечья совесть

Всех, кто, сражаясь, в землю лёг.

***

Нам в лицо дышала чернотою,

Жгла сердца военная гроза,

Молодость судьбу встречала стоя,

Глядя смерти в стылые глаза.

И до срока все мы повзрослели,

Молодых солдаток сыновья,

Примеряя ветхие шинели

И обувку — тоже из старья.

Не хватало книг в холодной школе —

Нам учитель жар души дарил.

И в морозы, жгучие до боли,

Я отца будёновку носил.

Уходили огненные годы,

Выжигая горечи дотла.

Юность, ты крепчала в непогоду,

В испытаньях совестью светла.

И когда палящим трудным летом

Молодость ушла за перевал,

Пламенем той юности согретый,

Я щедрей на дружбу к людям стал.

***

Он не мог рисовать на асфальте,

Но о счастье не мог не мечтать,

Душный, страшный барак в Бухенвальде

У него отнял Родину-мать.

За решётками — знойное лето.

У мальчишки в кудрях — серебро.

И рисует, рисует с рассвета

Он цветок, веря в жизнь и добро.

И дожди тот рисунок не смоют,

И не выцветет солнца поток,

Нацарапанный детской рукою

На стене неуклюжий цветок.

***

Ты не ждал от жизни привилегий,

Сеял хлеб, варил тугую сталь,

Дрался со шпаной, чинил телеги

И в рассветах видел жизни даль.

А пришла пора — ты стал солдатом,

Защищая землю, мир и кров...

И живёт легендою крылатой

Боевая молодость отцов.

Отгудели огненные вёрсты.

В схватках отступила злая тьма,

Но осталась в памяти потомства

Жизнь твоя — история сама!

***

Поля под солнцем летним млеют,

И на окраине села

Синица в бруствере траншеи

Гнездо для птенчиков свила.

И так случилось: спозаранку,

В разгар учений боевых,

Стальная гусеница танка

Остановилась возле них.

Тих разворот.

Пыль не клубится.

А из-под шлема долгий взгляд:

Не разорит гнездовья птицы

Российской Армии солдат.

***

Ему — берёзок-вдов поклоны

И гордый реквием земли:

Солдату юные мадонны

В ладонях солнце принесли.

Над ним — ветра военных буден

И зарево грядущих дней…

Живые, пусть известен будет

Нам каждый холмик-мавзолей.