Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

 

 Организация ВОС крупным планом

 

Мы все одна семья

Александр Лапшин

 

У нас в редакции побывала председатель Рязанской областной организации ВОС Марина Викторовна Пронина.

- Я родилась, выросла и до сих пор живу в Рязани, окончила Рязанский радиотехнический институт, факультет вычислительной техники. По специальности инженер-конструктор. после окончания института работала в конструкторском бюро «Глобус», в Рязани, это оборонная промышленность. Работа мне моя очень нравилась. Родила сына, к тому времени я уже была замужем, и однажды как-то случилось несчастье, у меня неправильно поставили врачи диагноз. И лекарственная аллергия. И в результате стало падать зрение. Тогда мне было 26 лет. Сразу вторая группа, буквально через пару лет мне дали первую группу, но остаток зрения у меня есть. Я могу читать с лупой. Самое страшное, это вот не то, что я стала хуже видеть, я потеряла независимость. Совершенно не было самостоятельности, потому что я не умела владеть своим зрением, которое у меня было. Я как-то оказалась выбита совершенно из колеи. Естественно, по своей специальности я уже работать не могла, это чертежи. Единственное, что меня спасло, у меня в это время был маленький ребенок, и всю свою энергию, которая у меня осталась, я отдала своему сыну, стала его воспитывать. И как-то однажды, гуляя в соседнем дворе, а у меня сыну уже было 4,5 года, он у меня умел читать. Он идет и читает: Общество Слепых во дворе, в жилом доме, на подъезде на первом этаже вот эта организация. Я еще подумала – Общество Слепых это, наверное, для тех, кто совсем не видит. Ну, для слепых же. Мимо раз мы прошли, потом, решилась зайти. Оказалось, что это общество для слепых и слабовидящих. И я, имея инвалидность, а тогда еще второй группы, тоже могла вступить в это Общество. Посмотрела, как раз попала на реабилитационные мероприятия, были выставка поделок, я увидела, как люди могут совершенно незрячие вязать маленькие пинеточки и варежки, для меня это было, в общем-то, открытием. Да, и еще мне председатель местной организации, Екатерина Александровна Терентьева, сказала, что вот у нас при нашем предприятии, УПП ВОС, тогда назывались, есть тренажерный зал. А я в свое время в институте занималась спортом, у меня спортивное радио-ориентирование было и спортивная радиопеленгация, это охота на лис. Это было очень интересно, это постоянно в разъездах, в соревнованиях. И мне хотелось опять прийти в спорт, восстановиться, и тренажерный зал для меня был выход. И вот я вступила в Общество.

- А предприятие далеко от вашего дома?

- Рядом, буквально 200 метров от моего дома. Председатель тогда у нас был Латышев Анатолий Иванович, он пригласил меня на  встречу и сказал: Что ты сидишь дома? Давай, иди работай. Я говорю: «Да, а я разве могу работать"? Я же как бы не вижу». По тем меркам я думала, что я совершенно слепая. Он сказал: «Да вот сходи». И я пришла на УПП, я три года отработала слесарем-сборщиком. Я считаю, что вот лучше школы реабилитации, чем вот труд на предприятии, не найти. Я привыкла, я перестала хлюзить, потому что мне постоянно хотелось плакать, ну, вот я такая вот несчастная, себя пожалеть. А тут я увидела девчонок, причем многие были там и с высшим образованием, девчонки, которые еще учились. И вот они работали на УПП, у нас была молодежная бригада. Я даже боялась пользоваться ВОСовским билетом, чтобы бесплатно ездить в транспорте. Мне было как-то стыдно. Что это я буду показывать, что я незрячая? А тут девчонки меня научили всему, тогда было время дефицита, инвалиды без очереди обслуживались, можно было что-то купить. Мы выезжали вместе на природу, меня потом взяли в бюро местной организации при предприятии. Ну, отработала 3 года, тут 90-е, работы на предприятии нет. Мы получили квартиру в другом микрорайоне, и мы с мужем переехали, и мне приходилось вот мотаться. Приедешь – работы нет, опять назад. И муж сказал: Я зарабатываю столько в день, сколько ты в месяц. Давай-ка занимайся домом. И я вот села, ну, правда, отсидела недолго. Постоянно рвалась куда-то работать, на УПП работы не было, я пошла работать на рынок у знакомой. Мы пекли хычины, это вот такое изделие из теста с начинкой, на улице, на рынке, это раскатывается тесто, начинка, и в масле жарится. Пирожок такой. Я почти год отработала, потом работала в одной компании, в отделе кадров даже сидела консультантом. И была у меня еще работа репетитором, готовила детей по физике, математике в радиоинститут.

– Марина Викторовна, а вы не забыли, что вы инженер, что у вас инженерные знания есть.

 - А вы знаете, я, наверное, не знала, как я смогла б проявить свои знания, поскольку у меня очень слабое зрение, к тому времени уже была первая группа. Я даже не думала, что я могу кем-то работать на таких предприятиях, где работала раньше.

– Но между тем вы пока работали на предприятии, поневоле слышали, что собой представляет организация ВОС местная и областная.

 - Ну, да, я даже была в бюро местной организации.

– Вы уже знали проблемы.

 - Нет, наверное, проблем я никаких не знала, и меня это как-то не касалось. То есть работа, дом, друзья, самодеятельность. А как-то во все эти проблемы мы не вникали никогда. Тем более тогда еще было новое предприятие, были средства,  нас вывозили на какие-то соревнования. И вот в 90-м году я ушла. Я 13 лет отсидела как бы дома с перерывами на работу, надомницей работала вот. Ребенок у меня уже заканчивал школу. Он поступил в институт, и здесь мне было совсем скучно, я пошла учиться в институт Экономики и права. На юридический факультет. Заочно. И вот я поступила в институт, установочная сессия, это был 2006-й год, и одна из моих приятельниц, с которой мы работали на  предприятии, говорит: А у нас отчетно-выборная конференция, давай сходим. Я говорю: «Да мы даже с тобой не делегаты». – «Ну, и что, ведь разрешается, можно поприсутствовать». Я говорю: «Ой, ну, давай сходим, поскольку даже интересно, чем сейчас Общество живет». Я 13 лет практически была оторвана от жизни Общества, только приходила там, штампик в ВОСовском билете поставить, чтобы можно было ездить на электричке, в то время же по ВОСовскому билету было бесплатно. Пришла на конференцию, а ушла оттуда председателем. И получилось так, что вот меня выдвинули, я рассказала о себе, мне было в то время 45 лет. Рассказала, чем я хочу заниматься, что я хочу сделать. Ну, и как-то народ мне поверил, я думаю, авансом они меня избрали. Я когда пришла домой, сказала своим, потому что мои категорически были против, чтоб я где-то работала, особенно муж, ну, уж коли так получилось. Сын говорит: Какое счастье, теперь ты будешь меньше доставать меня. Он уже студент, ему хотелось свободы. На другой день вся эта процедура оформления. И я вот начала работать с 6-го года. Было немножко сложно, но потом втянулась, помогали члены бюро. Потому что не знала, что такое просить деньги, как их собирать на мероприятия, как организовывать мероприятия. И я, это было февраль 6-го года, а в марте в «Реакомпе» были курсы для председателей вновь избранных. Я попадаю на эти курсы, шикарные курсы. Нам историю ВОС, нам законодательство, психологию, как писать социальные проекты. Все, что можно было за две недели нам дали. У них там компьютер, мы даже ходили вечерами факультативно занимались на компьютере. Ну,  и тут, конечно, работа пошла. Нас научили, здесь как раз все стали писать проекты для получения грантов Социально значимые.

 - Полуэктов Сергей Викторович был председателем областной организации, а меня избрали председателем местной организации, рязанской. 1000 с лишним человек, это единственная была в Рязани местная организация, вот я на местную попала сначала. Вот написала свой первый проект. Компьютерный класс. Было куплено три компьютера, была ставка руководителя. Установили в красном уголке областной организации, и за эти вот 10 месяцев, что дается на грант, обучили 36 человек. Желающих было очень много. У нас старое, ветхое здание, собственноручно с секретарем сделали ремонт в нашем помещении. Мы старую побелку смывали, клеили обои. Потолок нам натягивали, приходили нам ребята помогали. Потом мы наняли человека, он нам окна отреставрировал, и стало как-то уже уютнее, мебель тут мягкую спонсоры нам дали, мы приобрели компьютер.

– А спонсоры-то откуда взялись?

 - С Центробанка начали работать, искать спонсоров. Деньги на мероприятия никто же не дает. Ну, во-первых, мы ищем сначала по какому-нибудь рекламному проспекту или по справочнику, организацию, которую мы как бы знаем, в Рязани она более успешная. Это заводы, учреждения, магазины. Это какие-то салоны автомобильные. Банки. Начинаем звонить, говорят: «Вот так и так, мы такие вот, соедините, пожалуйста, с руководителем». Если удается, то разговариваем с руководителем, если нет, обычно в банках есть человек, который занимается благотворительностью. Кто работает с общественными организациями. Ну, и начинаешь им говорить, что вот наша организация, столько человек, нам надо на то-то, то-то, то-то, мы хотим провести или свозить людей на экскурсию. Нужны такие-то средства. Банки работают только по договору. Люди не очень любят давать наличкой, то есть деньгами. А вот пример, если, какую-то адресную помощь, на конкретного человека, то есть говоришь – вот такой человек, у него такая-то проблема, надо или на лечение, или нужно на ремонт помещения. Или там вот стиральную машинку надо. Вот нам не нужно ничего, вот вы конкретно окажите человеку, они оказывают. Или вот, например, за свое время мне пришлось сделать три ремонта, еще и в областной организации, мы ремонтировали клуб на предприятии, мы составили смету, написали все те материалы, которые нам нужны, и пишем письмо, и к этому письму мы прикладываем смету. То есть берет фирма, 400 тысяч, например, на ремонт клуба было найти очень сложно. Они говорят: «А мы можем вам, например, обои, и вот тут краску». Хорошо, мы на эти предметы выписываем счет в магазине. Все, они нам оплачивают, мы идем, получаем. В другую фирму мы уже идем, эти позиции мы вычеркиваем. И так мы набрали 400 тысяч на ремонт клуба.

Я немножко расскажу о нашем предприятии. Это Рязанское предприятие «Промпласткомплект», которое выпускает изделия из пластмасс. Это, в основном, уборочные метлы, литые метлы и сборочные. Потом это диски для подметальных уборочных машин. Это вот та основная продукция, которая выпускается нашим предприятием. Сбыт очень плохой, тяжело. Работает 85 человек, 47 инвалидов. В основном, конечно, специальности это рабочие у инвалидов, это сборщики, это упаковщики. Но есть 4 должности административных работников, тоже инвалиды, это менеджер по охране, менеджер по продажам, менеджер по социальной работе, и он у нас инструктор по туризму и спорту. Плюс клуб и медицинский пункт, это же все тоже ложится на стоимость метлы. Вот проблемы такие есть. У нас нет никаких льгот по коммунальным услугам, на электроэнергию, хотя до 2007-го года они были, наши предприятия приравнивались как с сельхозпроизводителям.

– Может быть, мы поговорим о том,  где вы выполняли просьбы, а где-то, может быть, проявляли собственную инициативу?

- Ой, ну, такие примеры сплошь и рядом. Обращаются с проблемами ремонта крыши. Очень, очень сложно отремонтировать крышу, очень дорого. Мы обращаемся в ЖЭУ с такой-то просьбой. Они обещают, никто не отказывает, но не делают. Вот совершенно недавно была такая проблема. Очень долго мы с этой компанией бодались, потому что они никак не хотели ремонтировать, хотели, чтобы жильцы заплатили деньги, а там была ситуация, что они уже деньги когда-то платили, но ремонт был некачественный. И опять крыша течет. Ну, нам пришлось даже обращаться и в управляющую компанию, и в администрацию города, и привлекать средства массовой информации. Теперь крыша не течет. Да, был у меня такой случай, живет недалеко от Рязани. Он сейчас умер, ему был 101 год, участник войны. Мы ему помогали, это был частный дом, поэтому прижать никого нельзя было. Мы через депутатов.

– Ну вот, значит, вот в этой повседневной толкотне прошли несколько лет.

 - Да, три года я отработала председателем местной организации. Здесь по здоровью, председатель Полуэктов Сергей Викторович уходит с работы. И вот предлагает меня Москва, члены правления поддержали. Члены Правления голосовали, потому что до конференции, было еще два года. И тогда ставился вопрос на Правлении, члены Правления сказали, что да, пусть работает. И я два года работала до отчетно-выборной конференции. Исполняла обязанности. Это уже совершенно другая работа. Это тебе не добыть деньги, это же надо было работать и с исполнительной властью, законодательной, городской, областной, со всеми. Я, конечно, этого не умела делать, и не знала как, я испугалась. Мне повезло с тем, что вот аппарат управления это вот специалисты областной организации были очень опытные работники, очень ответственные. Они сейчас все работают вместе со мной, то есть на них можно положиться. И вот даже тот факт, что вот мы провели за те вот пять лет два всероссийских мероприятия, это было КИСИ и конкурс самодеятельных поэтов ВОС провели, это все-таки большие мероприятия.

У нас 12 местных организаций. Почти все организации обслуживают по два, а одна и три района, то есть такие межрайонные.

Я хочу сказать, что в последнее время с властью стало работать гораздо легче. Сначала было очень тяжело, никакого понимания, никакой поддержки. Ну, например, приходим мы в Администрацию города, по соцвопросам. Или приходим в Министерство социальной защиты населения Рязанской области. Они говорят: «Нет, вот как бы сейчас у нас нет денег, может быть, потом». Хотя, в общем-то, они одно время нам помогали, давали нам на программу реабилитации. А на  местном уровне практически не было поддержки местных организаций, потому что в законе 181-м о защите инвалидов, Там не было графы, что некоммерческим организациям может оказывать местный бюджет за счет. Они все время на это ссылались и говорили, Это вот только может субъекты или РФ вам может помогать. Поэтому нет. 299-й, закон внес изменения в 181-й, теперь местные бюджеты могут помогать. Ну, ведь теперь же как еще - просто так не дают деньги, теперь только через проекты, только на конкурсной основе. Это через фонды, вот мы получили второй грант - на создание театрального кружка. На базе предприятия, мы на эти средства купили осветительное оборудование, микрофоны. Была открыта ставка руководителя, к нам замечательный человек пришел, это известный  человек в городе, из театра, преподаватель в Институте культуры, организатор всех праздников города Рязани  и Рязанской области.

При министерствах сейчас очень много общественных организаций, - при Министерстве социальной защиты населения есть общественный совет, при Министерстве по делам территориальных образований и общественных организаций, при Министерстве труда и занятости. Во все эти общественные советы входят наши инвалиды, плюс созданы Советы по делам инвалидов при губернаторе и при администрации. Я во все эти советы в городе Рязани вхожу, кроме того, на местах, местные организации, главы муниципальных образований такие советы тоже создают у себя. Они где называются Советами по делам инвалидов, где-то общественные советы, где-то попечительские советы, но везде наши инвалиды туда входят.

Ну, давайте возьмем Совет при Министерстве социальной защиты населения Рязанской области. Сейчас это Министерство разрабатывает и ведет программы «Доступная среда» региональные. Поэтому все наши председатели местных организаций, они входят в рабочие группы по обследованию этих объектов. Это очень удобно, мы свои замечания вносим, вот даже вот в этом году обследовали библиотеку имени Горького, это у нас большая библиотека в Рязани. Я сама лично ходила на это обследование, вроде бы, казалось, все доступно, есть пандус, есть какие-то там значки на входах, желтые круги для слабовидящих.

Ну, вот, казалось бы, такая мелочь, ступени и поручень заканчиваются не на последней ступеньке, а на предпоследней, то есть вот мы вносили свои коррективы. Мы пытались внести в программу «Доступная среда», нашу рязанскую, свои предложения, и эти предложения касались и поддержки нашего предприятия, потом хотели, чтобы люди получали помимо федерального  перечня технических средств, получали смартфоны, получали диктофоны. И мы просили, чтобы в программу «Доступная среда» нашу региональную были включены смартфоны и диктофоны для доступа к информации. И чтобы наши все организации местные, вернее, здания, где находятся местные организации, они были занесены в реестр тех зданий и сооружений, которые необходимо в первую очередь привести в достойный вид, то есть в доступный такой вид. Чтобы была безбарьерная среда. Но, к сожалению, вот в том году ни одно наше предложение принято не было, а вот в этом году здания и сооружения не внесли, а вот дорогу от остановки до нашего предприятия сказали - заасфальтируем, сделаем специальные ограждения, поручни, переходы, светофоры. А это только внесли в программу. И также от остановки и до Рязанской областной организации тоже внесли. И вот мы вместе с Министерством социальной защиты обсуждаем программу «Доступная среда», какие внести первоначально объекты. Я думаю, пока такой вот шажочек они нам сделали навстречу. Мы же не остановимся на этом, мы будем писать на следующий год свои предложения. Будем просить и опять поддержки предприятия, и опять смартфоны с диктофонами. Почему смартфоны и диктофоны, потому что уже в некоторых регионах в программу «Доступная среда» эти средства реабилитации были внесены.

В том году мы писали проект на создание кабинета реабилитации. При областной организации. Нам было выделено 200 тысяч, мы закупили более 100 единиц средств реабилитации, это лупы всевозможной кратности, трости, это стационарные и такие переносные РВУ, это диктофоны, это брелоки, в общем. Оформили такой вот кабинет реабилитации. Человек, который приходит вступать впервые, поздно ослепшие, как мы говорим, они пришли, они ничего не знают о средствах,  и мы им показываем, что вот это вот, вы можете получить по ИПР. Приходят. А это вот вы можете купить, мы им узнаем цены. Потом такие кабинеты реабилитации тоже сейчас созданы в двух районах у нас. Мы тоже обратились к депутатам, им оплатили счет, они купили, и кабинеты есть такие и в районах. Это вот первый проект, который мы как бы сделали. А вот теперь мы выиграли еще два проекта, тоже из местного бюджета, первый проект у нас социокультурная реабилитация, это мероприятия, экскурсионные поездки. Второй проект, мы  создаем правовые пункты в местных организациях, то есть формируется диск или флешка со всеми законами, которые могут интересовать и могут решить проблемы инвалидов, это соцзащита, пенсионный, потом мы закачиваем в этот диск информацию о школах, о детских садах, которые есть в Рязанской области. О библиотеке, о центрах реабилитации Волоколамск, о наших санаториях, о Кисловодске, то есть все, что может пригодиться инвалиду. То есть эта база будет постоянно пополняться. Не во всех местных организациях есть интернет, они не могут найти эту информацию. А флешка или диск, пожалуйста. Эту идею подсказал Сарычев, мы ей воспользовались.

– Давайте с вами поговорим о местных организациях.

 -  Местные организации вот это, наверное, те люди, которые непосредственно работают с инвалидами. Я сама работала председателем местной организации, я знаю, что это за труд. Конечно, в районах сложнее, работать с инвалидами, поскольку они живут по всему району, и в деревнях, где нет даже транспорта. Ну, например, такая форма работы, если доехать сложно, найти инвалида сложно, надо обратиться в соцзащиту, и в администрацию. В районах к руководителю по соцвопросам, подаешь список инвалидов и просишь оказать им, например, помощь хотя бы, слепым, допустим, ну, хотя бы раз в год. По поводу зерна, картофеля, яблок, это всегда решают председатели с руководителями совхозов, и это все развозят инвалидам бесплатно. Мы помогаем материально, продуктами. Если вот в 13-м году помощь в натуральном выражении Рязанской областной организации была 2 миллиона 89 тысяч.

– У вас есть такие пожилые люди, одинокие, и как решается их проблема?

 - Есть одинокие, их посещает групорг, у них есть соцработник. Помогаем, обязательно посещение хотя бы раз в год одного, ну, каждого инвалида групорги должны посетить, понятно, что сейчас по телефону все проблемы решаются. А чтобы человек чувствовал, что вот о нем помнят, что о нем заботятся. Стараемся каждый год, и чтоб с пустыми руками не идти групоргу, раз в год вот какие-то подарочки или администрация, или какой-то фонд дает, и человек идет, посещает этого человека. Прям совсем одиноких, вот таких у нас мало, потому что у них есть дети, у них есть внуки, они о них заботятся. Они говорят: вот, вы нам помогите, у нас вот такая проблема. Мы говорим: А где ваши родственники? Родственники не могут, они работают. Приходится звонить родственникам, приходится призывать их к совести, что у вас там брошенный там дядя или там отец. Помогает. Совести нет, мы тогда говорим: ищите себе работника, который там из соцработников или кто будет за вами ухаживать, опекать вас, а вы ему потом отдадите квартиру. Это очень действует на родственников, когда они боятся потерять квартиру.

У нас в каждом районе практически есть общественный совет, куда входит председатель. То есть он напрямую общается или с самим главой муниципального образования или по соцвопросам. Они знают друг друга всегда отлично. У нас есть председатель Михайловской местной организации, Раиса Николаевна, она, например, всегда желанный гость на всех праздниках, на всех мероприятиях, если надо. Особенно очень любит она нас, когда идет избирательная кампания, просто вот обожает нас, чтобы мы пришли все вместе и проголосовали, всегда звонит. Поэтому напрямую звонит, решает проблемы, просто даже вот по одному звонку решается проблема. Ну, это вот как бы хватка есть, конечно, не у всех. Кому-то приходится помогать, уже звонить председателю областной организации. Просить помочь одну из местных организаций хотели переносить совершенно в другую там часть вот этого города или районного центра. Туда очень тяжело, надо идти было в гору, очень далеко. Транспорт по районным городам практически ходит очень плохо, пришлось обратиться. Но и сам председатель не сидел на месте, он тоже выступал на всех советах. Эту организацию мы отстояли.

Минэкономразвития Рязанской области объявило конкурс, на подачу заявок, чтобы участвовать в программе развития малого и среднего предпринимательства. Это наша ведомственная программа. Там есть три направления, где наши предприятия могут участвовать. Это приобретение оборудования, и нам возвращается 50% от стоимости оборудования, но это не более 5 миллионов, но там определенные условия, то есть оборудование должно в течение скольких-то лет стоять и работать. И плюс там должна быть определенная заработная плата у инвалида. Вот когда конкурсы объявлялись раньше, у нас наша заработная плата не дотягивала до того уровня, который был объявлен в конкурсе. Они пошли на уступки, они снизили уровень заработной платы, теперь мы можем там принимать участие. И вторая очень интересная программа, это программа лизинг, это, то есть возврат денежных средств до 40% от стоимости оборудования. Вот как раз вот в этой программе по лизингу мы хотели бы поучаствовать в этом году, если, конечно, позволят средства. То есть хотели бы купить новое оборудование на предприятие, вот, очень этим сейчас озадачена Татьяна Николаевна Ульянова. Я думаю, что может получиться. Средняя заработная плата у инвалидов небольшая, 11500, уровень 13-го года я вам говорю.

– Приток новых членов Общества как организуется? У вас организация растет или тает?

 - Она то растет, то тает. Было, когда было менее 2000, было и 2000 там чуть побольше. Сейчас 2009 человек. Мы очень хорошо сработали в 13-м году, мы приняли 126 человек. Мы очень много различных рекламных проспектов отправили на МСЭ, это медикосоциальная экспертиза. Там лежат и наши альбомы, и бумажечки, с адресами со всеми. На местах работают председатели с социальной защитой в муниципальных образованиях. Они приходят, говорят о себе, оставляют номера телефонов, чтобы давали людям, потому что сейчас закон о защите персональных данных не дает возможности, чтобы нам дали списки, и мы их обзвонили. Только вот мы пишем – такая организация, чем мы занимаемся. Решаем проблемы, обращайтесь. Мы раздавали технические средства реабилитации. Заключили договор. Наше министерство соцзащиты закупало средства реабилитации, а раздавала наша областная организация. Поэтому люди, которые инвалиды, не члены нашего Общества. Они приходили к нам получать, и мы им в это время рассказывали о нашей организации.

– Какие есть контакты со школой?

 - Директор школы инвалид по зрению. Мы с ней работали вместе на предприятии, в одной бригаде, и с того времени дружим. Это Марина Владимировна Бойко. У нас есть школа-интернат. Отдельные спальни на 2 человека. Это вот благодаря инвалидам, родители, у которых дети  инвалиды, они поднимали этот вопрос, они ходили, просили. И за 15 лет существования школы примерно 100 человек выпустили. 96 человек из них поступили в высшие и средние учебные заведения. То есть всего 4 человека никуда не поступили, пошли работать.

– А, так сказать, связь ваша с организацией? То есть ребята знают?

 - Их директор у нас в правлении, и она председатель комиссии по работе с детьми и молодежью. Конечно, есть связь. Мы очень хорошо контактируем со школой. Школа всегда у нас на разных праздниках, конференциях, они выступают. Мы никогда не забываем детей к Дню защиты детей, 1 сентября, День Рождения школы. Мы стараемся тоже, ищем спонсоров. Благодаря Обществу Слепых был оборудован кабинет бытового обслуживания. То есть вся техника, плита, микроволновка, все это вот мы старались покупать. Если мы не сами, мы находили спонсора, и спонсоры привозили им туда аппаратуру. Мы помогали им с покупкой холодильника, швейную машинку покупали для поделок, детишки там шьют, что-то делают. И вот им нужна была машинка такая швейная. Теннисные столы мы покупали в школу, потому что детишки занимаются спортом, занимаются в нашей школе очень много. В последнее время мы оплачивали два велосипеда, тандема, купили для школы. Покупали и медицинское оборудование, потому что очень сильный медицинский блок в школе. Несколько компьютерных классов, очень много игровых комнат. 25 кружков работает. Занимаются футболом, мини-футболом, волейболом, баскетболом, плаваньем. Наши дети очень активные, они принимают участие во всех соревнованиях, они принимают участие в международных конкурсах. Вот совсем недавно были в Германии, Польше. Сейчас они стали потихонечку заниматься и велоспортом, есть первые успехи.

Мы вместе уже написали много проектов, и у себя внутри в регионе объявлялись конкурсы на проекты,  и мы практически каждый год писали на президентские проекты, правда,  не все выигрывали. Мы – одна команда. Надо будет сидеть до восьми – мы сидим до восьми вечера, то есть надо выйти в выходной, выйдут и в выходной, то есть такой уже коллектив там был, вот он сейчас и остался. Все это одна семья, и все друг друга поддерживают. Если кто-то и заболел, делает работу.

– И это все женщины.

 - Да, это женщины. Плюс правление, в общем-то, у меня очень сильное было, оно и сейчас есть. Вот, смотрите, в правлении нашей организации директор предприятия «Промпласткопмлект Татьяна Николаевна. Очень удобно, что в правлении, любые какие-то проблемы, а мы решаем вместе. В правлении директор специализированной школы-интерната для слепых и слабовидящих, у нас в правлении директор спецбиблиотеки. Тоже женщина. Она сейчас, правда, вот ушла, освободилась со своей должности. В правлении еще три председателя местных организаций, сильные председатели, с большим стажем работы. У нас один мужчина, это председатель Федерации спорта слепых, он у нас ведет шашки, шахматы, Горнев Аркадий Николаевич. Зам у меня вообще уникальный человек, это бывший начальник продовольственной службы десантного училища. Женщина. Можете представить, какие ответственные люди.

                                                                                      Реабилитация и мы

Звёздный билет

 

Репортаж Антона Кроткова

Мы побывали в Центральном  музее космонавтики, который находится в Москве возле станции метро «ВДНХ». Свой рассказ Заведующая научно-просветительским и методическим отделом Юлия Викторовна Костина начала прямо в фойе, ещё до того, как мы перешли собственно на экспозицию.

- Сейчас в нашем музее демонстрируется уникальная выставка, которая называется «Яркий след крылатого метеорита». Эта выставка посвящена столетию гениального конструктора ракетно-космической техники академика Владимира Николаевича Челомея. И, как всегда, на любой нашей временной выставке у нас есть экспонаты, которые людям с ограничениями по зрению можно потрогать. Вот первый в мире многоразовый возвращаемый аппарат, разработан был в конце 70-х годов, и предназначался для орбитальной пилотируемой станции «Алмаз». Несколько лет назад наш музей пережил реконструкцию.

Ну, а сейчас мы пройдем на нашу экспозицию, этот зал называется «Утро космической эры», прямо рядом с входом мы видим рельефно-графические изображения. Это повторы тех экспонатов, которые находятся за витринами, за стеклом. Мы специально консультировались, как сделать так, чтобы бросалось в глаза. Вот вы видите, они с такими яркими полосами.

В данном случае мы видим портрет Юрия Алексеевича Гагарина в гермошлеме, можно потрогать, представить его лицо.

Здесь же в этом зале, который посвящен начальному этапу отечественной космонавтики, находится макет космического корабля «Восток», на котором летали наши первые шесть космонавтов, это одноразовые корабли. Можно потрогать рельефно-графические изображения корабля, и прочитать комментарии на языке Брайля. Ракетоноситель, который вывел в космос первый пилотируемый корабль, тоже можно потрогать. Но ударный экспонат этого раздела – это макет в натуральную величину спускаемого аппарата того же корабля «Восток». Это часть корабля «Восток». Можно потрогать разъемы, они неострые. Раскрытая ладонь говорит о том, что наши посетители могут подойти и его потрогать.

Имеется в виду, что предназначенные для тактильного осмотра экспонаты имеют специальную маркировку в виде раскрытой ладони и ярко-жёлтых полос.

- Когда мы проводим группы, то, конечно, комментируем. Мы их приглашаем, чтобы люди с ограничением по зрению могли посмотреть. Вот здесь мы почувствуем стекло, это входной люк, космонавт садился сюда в кресло. Здесь же можно потрогать другой люк, парашютный, потому что первые космонавты не приземлялись в капсуле. В спускаемом аппарате, было раздельное приземление, спускаемый аппарат спускался отдельно на парашюте. А через вот этот люк на своем парашюте космонавт приземлялся. Вот, посмотрите, иллюминатор можно потрогать.

А это рельефно-графическое изображение всего скафандра. В витрине у нас полностью скафандр ярко-оранжевого цвета. Конечно, людям с ограничением по зрению можно подойти и к нашим мультимедийным экранам и услышать знаменитое гагаринское «Поехали!».

Надо сказать, что экспозиция музея рассказывает обо всех этапах развития Отечественной и мировой космонавтики. Отдельные разделы посвящены таким знаковым персоналиям, как первый генеральный конструктор ракетно-космической техники Сергей Павлович Королёв. Узнаете вы и о таких легендарных личностях, как Циолковский, Титов, Леонов, Савицкая и других.

Когда мы создавали нашу новую экспозицию, мы  хотели, чтобы космос стал ближе всем нашим посетителям, чтобы каждый, кто пришел в наш красивый, современный музей, достойный столицы первой в мире космической державы, ощущал себя человеком космической эры, патриотом своей страны. И хотелось, чтобы всем было комфортно, одинаково интересно,  чтобы хотелось вернуться в наш музей, посмотреть наши новые выставки, проникнуться новыми впечатлениями и эмоциями.

Космонавтика – это чрезвычайно интересная и в то же время очень сложная область человеческой деятельности. Ну, а наш музей можно рассматривать как увлекательный путеводитель по удивительной стране технических достижений. Музею более 30 лет, и все эти годы активно посещали наш музей люди с ограниченными возможностями здоровья. Здесь очень многое предусмотрено для того, чтобы эта категория посетителей получала те же впечатления, то же внимание, что и широкая публика. После реконструкции в 2009-м году наш музей был награжден дипломом правительства Москвы как победитель городского смотра-конкурса «Город для всех» за особые достижения по приспособлению городской инфраструктуры для инвалидов. Обновленный музей уже на стадии проектирования предусматривал потребности инвалидов и других маломобильных групп населения. Я имею в виду освещение экспонатов, их расположение, конструкции витрин, другого музейно-выставочного оборудования. Для того чтобы человек сориентировался в этом большом пространстве здесь во внутренней среде музея специально применены средства дизайна, визуальной, звуковой информации. Вы видите, у нас интерактивные стойки-навигаторы, которые расположены в разных частях нашего музея. Они помогают посетителям сориентироваться в каждом зале, а их у нас 5, можно получить исчерпывающую информацию по интересующей тематике.

У нас выстроены маршруты. Людям с ограничениями по зрению выдается альбом с рельефно-графическими изображениями, с языком Брайля, каталог по нашему музею. Но можно обратиться за помощью к администратору, они помогают сориентироваться.

- С кем-то вы консультировались по устройству этих систем для незрячих? Может, быть, с Обществом слепых? Откуда взяли модель музея?

- Когда мы открывали экспозицию в 2009-м году, ряд наших крупных московских передовых музеев уже проводил большую работу с этими категориями посетителей. Конечно, мы ориентировались на уже имеющийся опыт, ну и что-то привнесли свое. Я еще раз скажу, что слабовидящие и слепые посетители могут пользоваться специальными этикетками, прозрачными информационными пластинками со шрифтом Брайля для горизонтального чтения. Я уже сказала, что администраторами музея выдаются музейные каталоги в вестибюле. Ряд экспонатов стационарной экспозиции, как мы видим, доступен для того, чтобы их осмотреть руками.

Между тем мы двигаемся по экспозиции, и мой гид в этих стенах обращает моё внимание на новые экспонаты, которые могут быть интересны слушателям нашего журнала.

- Помимо спускаемого аппарата космического корабля «Восток», всегда привлекают внимание метеориты. Их можно потрогать. Жидкостный ракетный двигатель РД-107, ну и другие экспонаты. А в портфеле экскурсовода, если это заранее заказанная экскурсия, имеются, как я уже сказала, рельефно-графические материалы для слепых, изготовленные специально ИПТК «Логосвос».

Мы подходим к экспонату, который несколько десятилетий назад являлся одним из самых узнаваемых в мире объектов и символов технического прогресса.

- Это самоходный аппарат, знаменитый луноход, и фрагмент лунной поверхности. Это макет солнечной системы. А также имеются уменьшенные копии образцов космической техники в качестве тактильных предметов. Посещение музея людьми с ограниченными возможностями здоровья, это возможность приобщиться вот к культуре, ощутить особую, ни с чем несравнимую атмосферу нашего космического музея, его звездных экспонатов. Это возможность получить консультации наших специалистов, которые с удовольствием отвечают на очень широкий круг вопросов, который задается посетителями. И мы всегда рады видеть всех, кто приходит в наш музей. Ну, а сейчас я познакомлю вас с автором специальной экскурсии-демонстрации. Мы ее назвали «Знакомство с образцами космической техники». Она предназначена для незрячих и слабовидящих посетителей нашего музея. Она состоит из двух частей, первая часть – это 20-минутная экскурсия по основной экспозиции, вторая часть экскурсии-демонстрации проходит в учебном классе, он называется «Международная космическая станция». И давайте посмотрим, что мы здесь демонстрируем.

Людмила Юрьевна  Свиридова - Заведующая отделом комплектования. 

- Мы сейчас находимся в учебном классе, и вы видите здесь предметы космической техники,

- Такое занятие, так я понимаю, проводится специально для групп незрячих, которые к вам приходят?

- Да, конечно. И мы хотим, чтобы они  ощутили, что такое космическая техника. И некоторые предметы из тех, которыми пользуются космонавты. Мы здесь представили принадлежности скафандра, одежды и питания. Мы можем подвести человека и показать руками, как пользоваться тем или другим предметом. Вот перчатка, которая принадлежит космическому скафандру «Орлан», замечательный скафандр для выхода в открытый космос. Ее кстати можно примерить. Эта перчатка присоединяется  к скафандру с помощью специального механизма, вот так вот защелкивается, натягивается и пристегивается к скафандру. То есть там есть такой механизм, который позволяет пристыковать эту перчатку к скафандру «Орлан».

- Он реально был в космосе этот объект?

- Космонавты перед полетом в космос проходят очень серьезную тренировку в гидробассейне. И вот такая перчатка участвовала в тренировке.

Людмила Юрьевна предлагает обратить особое внимание на ткань, из которой сделана перчатка космического скафандра.

- Вот слышите, шуршит – это экранно-вакуумная изоляция. Есть несколько таких слоев, они позволяют космонавту сохранять тепло и таким образом не замерзать в космосе. Вот я сейчас шуршу как раз этой перчаткой. Еще один кусочек я вам покажу, размер его примерно 20-30 сантиметров, у него имеются такие тканевые, скобы, за которые космонавт в перчатке может удерживать. Это заплата, в случае какого-то порыва снаружи, космонавт выходит в отрытый космос в скафандре «Орлан» и производит ремонт. Вот на этом куске, куске экранно-вакуумной теплоизоляции есть такие специальные приспособления, которые позволяют присоединить этот кусочек, заплатку к той экранно-вакуумной теплоизоляции, которая находится на станции.

Еще один вам объект очень важный, это фиксатор, с помощью которого космонавт обязательно должен быть зафиксирован, чтобы не улететь в космос.

Сейчас мы говорим о выходе в открытый космос. На поверхности станции обязательно есть поручни. А у него два таких фиксатора. Перецепляя, один фиксатор, а второй у него остается на поручне, и он передвигается по станции, и не отсоединяется. Космонавт, конечно, должен быть очень внимательным. Вот такое приспособление есть на станции.

Космическое питание – это особая тема рассказа здешних экскурсоводов, которая интересна многим. 

- Это так называемая туба, в которой находится соки или соусы. Остальное питание в натуральном виде. Вот здесь вы видите хлеб, он в виде таких маленьких кусочков специально, в вакуумной  упаковке.

- То есть получается как такой миниатюрный батон.

- Да, маленький такой хлебушек, черный. Вот как раз звук от этой упаковки вакуумной. Вот следующая упаковка. Здесь может быть какой-нибудь суп, чай, кофе, вот вы видите в данном случае кофе. И космонавт с помощью специального мундштука может отсюда пить. Есть еще питание в обычных консервных банках, имеется специальный нож.

Вот вы видите набор. Так называемая укладочка, здесь находится ложечка маленькая, ложечка с длинным кончиком, все на специальных нитях толстых, и космонавт, может брать эту ложку или эту ложку, и питаться, допустим, теми же самыми консервами. В космосе все должно быть закреплено, чтобы не улетело. Вот это предмет, похож на колокольчик, он  для того, чтобы открывать тубы вот таким образом. Внутри этого колокольчика находится такое острие. И когда я вставляю в крышечку тубы, то могу, приложив усилие небольшое, открыть эту тубу вот таким вот образом.

- А что вызывает наибольший восторг у ваших незрячих посетителей? Обычно, что интересно им больше?

- Ребята молодые любят особенно одеть вот эту перчатку. Ну, девушки, мы им показываем ткани, из которых сшиты костюмы для космонавтов, тактильные ощущения. Это специальные ткани, они, проходят очень серьезный контроль, на наличие микробов. Они должны быть обязательно пожаробезопасными.  И должны иметь еще много свойств, должны быть удобными, приятными наощупь. Есть такие теплые ткани, утеплители костюмов, они состоят из двух слоев. Космонавт сам выбирает ткань цвет ткани. Вот, допустим, нравится шелковистая ткань на каком-то полетном костюме, он может выбрать такой костюм. Еще в этом классе мы видим тренажер космического корабля «Союз-ТМА». Такой же и в Звездном городке. Наши посетители могут дотронуться до внутренней обшивки аппарата ощутить ткань. Чтобы не было каких-то ударов, естественно делается интерьер мягким. Посетители даже могут сесть в космическое кресло, которое называется «Казбек», внутри его находится такой мягкий ложемент, эти ложементы индивидуальные, они обязательно изготавливаются космонавту по форме тела. Кого это интересует, могут подойти и потрогать, из чего сделан ложемент.

Это называется тренажер стыковки космического корабля «Союз» к орбитальной станции, есть пульт управления. Ребята здесь могут попробовать немножечко подвигать рулевыми рукоятками, понять, каким образом космонавты отрабатывают стыковку. Можно почувствовать как это нелегко, когда на руках у тебя перчатки.

Вот такой тактильный экспонат.  Его тоже можно потрогать. Система «Энергия Буран», представлена в уменьшенном  виде. Но, тем не менее, мощный ракетоноситель можно представить.

Кстати, полномасштабный макет знаменитого «Бурана» недавно установлен недалеко отсюда, на территории комплекса ВДНХ. Многотонная махина просто подавляет своими исполинскими размерами и угадываемой мощью. Поэтому прежде чем отправиться знакомиться  с легендарным советским космическим челноком, есть возможность тактильно понять, что он собой представляет. Ну, а наша демонстрационная экскурсия в специальном классе продолжается.

- В залах представлены такие темы, как строение солнечной системы, вселенной, планеты, космодромы мира, устройство международной космической станции, работа космонавтов в открытом космосе. Рядом с нашим музеем располагается Аллея героев космоса. Можно потрогать расположенные на ней многочисленные архитектурные памятники по космической тематике. По центральной оси аллеи расположен, если можно так сказать, «звездный путь». То есть на гранитных плитах установлены бронзовые звезды, на которых в хронологическом порядке отмечены основные достижения нашей космонавтики, имена  космонавтов. Как вы видите, наш музей идет в ногу со временем, постоянно совершенствует свои формы, методы работы с различными категориями посетителей, предлагает им новые музейные продукты.

Организация ВОС крупным планом

 

Главное найти себя и быть полезным людям

Репортаж  Антона Кроткова

 

Предлагаю вашему вниманию рассказ о городской организации ВОС Екатеринбурга. В этом небольшом коллективе я провёл всего несколько дней, но у меня сложилось чёткое впечатление о нём, как о дружной семье, в которой каждый, как в хорошо сыгранном ансамбле, исполняет свою партию с максимальным вдохновением и отдачей.  И начну я конечно с Председателя. Знакомьтесь: Валентина   Викторовна Попова.

- Наша организация - это 7 районов и пригород города Екатеринбург. На сегодняшний день объединяет 2 337 человек незрячих людей. Контингент разный: дети, ученики, студенты, рабочие и престарелый возраст. У нас много людей, которым за 90.

Конечно, мотивация вступления в ВОС у всех разная. И председателю периодически приходится сталкиваться с определённым меркантилизмом в этом вопросе.

- Есть люди, которые приходят к нам в организацию и спрашивают: «А что нам могут дать?» А что мы можем дать?

- Но когда люди к вам приходят, они все-таки что-то получают

- Обязательно, ни один человек не уйдет, если что-то я не могу решить,

- А обеспечение специальными электронными средствами? 

- Это посложнее. С получением необходимых инвалидам электронных помощников не всё обстоит так, как хотелось бы екатеринбургским инвалидам. Конечно, из федерального и местного бюджета на эти цели выделяются средства. Но, тем не менее, многим незрячим приходится годами ждать необходимых им приборов.

- Раньше Екатеринбург был город богатых людей, которые, хорошо жертвовали, а сейчас?

- Да, есть. Теплякова, директор банка, но особенно нам помогает Секачев Олег Владимирович – это молодой, перспективный предприниматель, он совершенно зрячий человек, молодой, спортивный. Он всегда нам поможет. Если он  не может через предприятие, то он с личной карты переводит нам средства.

У нас есть Черепанова Наталья Викторовна, которая занимается с детьми, проводят беседы с родителями, которые не знают, как вести себя с этими детками. Вот сейчас мамочка приезжает из Полевского она все думает, как ей поступить с ребенком. Ребёнку трудно в общеобразовательной школе учиться. Он у нее один единственный ребенок и возможно с 1 сентября, этот ребенок пойдет в Верхнюю Пышму.

В Верхней Пышме расположена специализированная школа для незрячих, где, кстати, сложился удивительный коллектив педагогов-единомышленников. Знаю это, ибо имел опыт посещения данного образовательного учреждения.

- А вот, вновь ослепшие наверняка сталкиваются с серьезными психологическими проблемами, многие замыкаются в себе?

- Таким людям очень сложно, мы тоже стараемся им помочь, если они физически здоровы, предлагаем им поступить в медколледж на массажиста, это очень престижная работа для нашей категории людей, но там нужно среднее образование. Есть те, которые не успели закончить школу, ну мало ли что в жизни бывает, мы стараемся им помочь или с Верхней Пышмой договариваемся или же здесь 78 школа-интернат у нас есть. Прямо вот в этом помещении у нас компьютерный класс, где занимается Калинин Андрей Владимирович, Он помогает освоить компьютер. Очень много обращается наших людей на обучение компьютеру.

-  Какого возраста приходят?

- В основном, как ни странно после 50-ти 60-ти лет. Даже за 70 есть, люди Вы знаете, такие головушки умные, прожили всю жизнь и сейчас они хотят шагать в ногу со всеми и вместе с молодыми, изучать и пользоваться интернетом. Очень много таких людей обучаются.

- А реально курсы помогают в  трудоустройстве людям, которым нужна работа?

- Сейчас у нас работу ищет Свяжен Петр он вроде бы, и компьютер знает, и закончил юридическую академию, но пока, трудоустроится, ему трудно. Ему хочется, что бы сразу устроится на хорошую работу и сразу чтобы получать денежки. Вот опыта пока ещё у него нет. Кто не гонится за деньгами, те, как-то потихонечку, потихонечку поднимаются и устраиваются на работу. У нас здесь есть предприятия «Гофротек», «Эпос».

- Если человек хочет найти работу на свободном рынке труда, то ваша организация может реально им помочь?

- Пытаемся. У нас со службой занятости есть связи.  Многие у нас являются индивидуальными предпринимателями. Вакансии, что нам предлагают, мы предлагаем нашим ребятам, но пока знаете, это очень сложно.

- А вообще, из своего опыта современные молодые люди они меркантильные?

- Они очень умные - чересчур, в шахматы занимают первые места, в математических олимпиадах участвуют. Но они под крылом мамочек и бабушек. Им сложнее.

Моя собеседница на собственном примере неоднократно наблюдала, когда чересчур опекаемые дети, повзрослев, тем не менее, в социальном плане словно застревали в детстве. Так бывает, когда родители чрезмерной опекой приучают своих любимых чад  не полагаться на собственные силы. Ведь для незрячего ребёнка сам по себе высокий интеллект или наличие энергичных родителей ещё не гарантирует нормального будущего.  Родители – не вечны. А без умения, к примеру, уверенно самостоятельно передвигаться по городу или обслуживать себя в быту незрячему человеку может на определённом этапе судьбы прийтись ой как сложно. Поэтому крайне необходимо, чтобы процесс всесторонней социализации ребёнка, подростка, юноши  шёл без запаздываний и срывов.

- А вы как пришли на свою должность?

- Я была совершенно здоровой девушкой, а потом потеряла зрение полностью, работала в Первоуральске на УПП, я всегда занималась общественной работой,  и люди меня выдвинули председателем, конечно, было  страшно, и сейчас очень переживаешь, потому что люди приходят каждый день с новым вопросом, с новыми просьбами.

Молодёжный активист Константин Пунегов рассказывает, что актив делает многое, чтобы сплотить городскую восовскую молодёжь. Для этого регулярно организуются различные мероприятия – спортивные, туристические. КВНы. Основная площадка - местный Дом Культуры ВОС. Вместе с тем, по словам моего собеседника, существует проблема неохваченных вниманием молодых людей, которые замыкаются в тесном мирке собственных квартир. Константин считает, что для того чтобы помочь человеку не оказаться в самоизоляции важно, чтобы рядом с ним вовремя оказался человек, способный зарядить его оптимизмом. Екатеринбургские активисты стараются вести такую работу. Например, этим летом они часто бывали гостями молодёжного лагеря, организованного администрацией верхнепышминской школы совместно с руководством региональной и городской организаций ВОС.

- Мы с ними сидели у костра, практически каждый день. Кто-то в массаж хотел идти, говорят, ну, расскажи плюсы, минусы. Я сидел-рассказывал. Молодёжь, её надо замотивировать. На самом деле к любому можно найти подход.

Я инвалид от рождения. Последний учебный год я отработал в интернате для детей с ДЦП, массажистом, хотя у меня высшее образование психолога. Но психологом я не пошел работать  из-за того, что там очень много бумаг, а так, в принципе, в жизни, это образование очень пригодилось, даже с теми же родителями с детьми найти подходы, и вообще с людьми, обществом. Я раньше боялся, подойти спросить какой троллейбус, как мне доехать? Сейчас вообще трудностей не вижу, допустим, пришел в какую-то контору, там спокойно к любому работнику подошел, сказал так и так. Точно так же вот летал в Москву, приехал в аэропорт, и говорю: «Ребят, я слепой мне нужно помочь улететь в Москву», все  и там целое приключение, очень позитивное было для меня, ребята на вокзале в Москве встречали, я в окружении 4-х сопровождающих, довольно забавная ситуация была.

- Как Вы видите свое будущее? Какие-то есть проекты?

- У меня стаж массажа очень большой и на здоровье это начинает сказываться, тем более периодически нужно было очень много денег, и работал на двух работах. Сейчас руки болят,  колени  хочется маленький бар открыть, что бы там было всем комфортно. А вторая мечта – выбраться за город и построить свой дом. Есть тут рядышком Арамиль, хочется туда.

Константин говорит, что осознаёт все риски, связанные с открытием своего дела, и, что намерен пойти учиться бизнесу на какие-нибудь курсы. 

- Нет страха?

- Не попробовав, ты не узнаешь, каково это. В интернете с ребятами переписываюсь, читаю дневники. Очень много примеров, ребят, которые что-то открывали, не получалось, и они опять что-то новое придумывали и опять открывали  можно же всю жизнь бояться и дома просидеть лучше сделать, а потом пожалеть, нежели ничего не делать и сидеть горевать.

Активистка городской организации Раиса Бондарик по моей просьбе рассказывает о себе:

- В организации я с 14-ти лет, когда еще училась в школе в Верхней Пышме. Работаю я в городе, переплетчицей, хожу по организациям обрабатываю документы.

- А где эту специальность получили?

-В школе, у нас были мастерские картонажные и при выпуске нам выдавали свидетельства картонажника. Узнала, что у нас в городе есть фабрика деловых и канцелярских товаров и туда принимают инвалидов.  Меня взяли, понравилось. Фабрики давно уже нету, но есть свои организации Администрация города, ЗАГСы, Судебный департамент, страховые компании, я с ними и работаю

Жизнь была бы серой, если бы не городская организация, в которой, прежде всего, ценно общение. Какая-то подпитка энергией. Выезжаем на природу. Проводятся всякие конкурсы, где я участвую.

Наверное, была бы всем довольна, если бы родная организация ещё помогла со специальными техническими средствами, без которых социальная мобильность пока неполная. Например, бывает, дают незнакомый адрес сложновато найти.

Сейчас осваиваю компьютер на курсах. С говорящей программой. Стараюсь, конечно, освоить побыстрее.

Вот такие вот активные люди составляют костяк Екатеринбургской городской организации ВОС. Спорт занимает важное место в её жизни. т Курирует же это направление Игорь Астафьевич Новокийков.

- Я с 14 лет занимаюсь спортом

- И тогда уже были  проблемы со зрением?

- Да, у меня с детства проблемы со зрением, я в специализированной школе учился, сперва в Тюменской области, затем последние два года в Верхней Пышме с Верхней Пышмы уже активно занимался спортом, входил в сборную молодежную Союза по лыжам по инвалидам по зрению. И в РФ был и по легкой атлетике и по лыжам в сборной.

- В советское время поддержка спорта была мощная?

- С экипировкой проблемы были. То есть давалась какая-то экипировка, но поскольку она не устраивала спортсменов-профессионалов, приходилось закупать всякими путями самим, а с проведением мероприятий деньги ВОСовские были,

Новокийков: В 90-е спад как раз сам попал под эту раздачу.

- А как психологически пережили эти 90-е годы, как себя поддерживали? Ведь, наверное, многие и сломались?

- Все равно активно занимался спортом. Как раз в то время в 90-е годы неплохо предприятие Регентское работало, и вот за счет Регентского предприятия я занимался. Директор поддерживал меня лыжами, и всей экипировкой, даже вывозил в Норвегию за средства предприятия.

Сейчас гораздо проще, только занимайся,  государственная поддержка очень хорошая, я бегал за одни грамоты, ну и плюс предприятие там немножко выплачивало, то сейчас же у них у всех, кто в сборную входит. Стипендия плюс экипировка, какую они хотят, по их размеру, вообще красота. Прямо завидую им, ну, зависть конечно хорошая, что государственная поддержка. Сейчас выгодно заниматься большим спортом инвалидным

Конечно, без поддержки мы никуда местная власть, председатель Юдина Мавзиля Ахмадеевна плюс директора  без них не было бы спорта в области, командируют  ребят, питание, автобусы помогают в проведении мероприятий, допустим, мы проводили соревнования - туристическое многоборье, привозят экипировку

У нас двое были на Паралимпиаде в Сочи это Федорук Александр и Лысова. Лысова 5 медалей привезла, 3 золотых и 2 серебряных, Федорук был 12-м на Паралимпиаде,  это тоже неплохо, в общем то.

- А молодежь, которая смотрит на вот таких спортсменов, наверное, тоже стремится?

- Да, не сказать, что особо стремятся. Это надо здоровье адское чтобы заниматься большим спортом плюс надо жертвовать всем, это никаких праздников, ничего ты не можешь себе лишнего позволить, надо отказаться от всего. Это единицы, которые могут вот так все это выдержать. Я сам до 36-ти лет не мог себе позволить, нормального праздника, куда-то съездить в гости, где-то нормально отдохнуть, у меня все спортивный режим. Так же я вижу и у ребят, они не могут себе ничего позволить.

- Ну, может быть, спорт и многое дает незрячему человеку?

- Конечно, это реабилитация движение. Ориентировка в пространстве развивает, вот я работаю с  ребятами, много ребят, которые сидят дома, ничего не делают, а тут все-таки они общаются, познают мир. Я допустим, всю жизнь занимаюсь спортом и не жалею, я многое познал, многое увидел, даже порой здоровые столько не познали и не увидели. Мои братья живут в деревнях там, все спиваются.

- У вас были такие реальные случаи, когда из депрессии «вытаскивали» при помощи спорта?

- Вот Наташа Кокотова, привели ее, познакомились, женщина, учитель младших классов потеряла зрение, где-то простыла менингит у нее, несколько операций сделали, поставили ее на ноги с остатком зрения она видит 2-3 % и вот с этими 2-3 % она боится выходить. А парень тотально слепой, говорит: «Наташа, ты же видишь» «Да, вижу», «А, я вообще не вижу, вот  пойдем со мной». Я вместе с ребятами учил её. Говорю: «пойдём в поход». Она: «нет, я не пойду, я ничего не смогу». Я говорю: «мы тотально слепые идём и тебя берём, пошли». Она согласилась. Сейчас она уже прекрасно себя чувствует. Вот у нас один бывший «бандюга», у него завод, крутой парень  выводили из этого состояния ступора. Подвзорвали его, он вообще несколько лет никуда не выходил, дома сидел. Потерял зрение в результате покушения. Он живой остался, всех остальных убило.

Вот  его выводил из ступора активный образ жизни.

- Поменялось у него мировоззрение?

- Не знаю, какой он был раньше, сейчас он нашел себя. Занимается инвалидами.  Главное найти себя и быть кому-то полезным.