Общероссийская общественная организация инвалидов
«Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых»

Общероссийская общественная
организация инвалидов
«ВСЕРОССИЙСКОЕ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

           

                                      Организация ВОС крупным планом

 

Среди некоммерческих организаций мы занимаем заметное место

 

     Не секрет, что во многом то, как живётся той или иной региональной организации ВОС,  зависит от умения её руководства выстраивать отношения с местными властями.   В этой связи успешный опыт председателя самарской областной организации ВОС Анатолия Григорьевича Казанцева, мог бы пригодиться многим. Впрочем, слово ему самому:

 

- Я руковожу организацией с 1997-го года. Численность на сегодняшний день 3240 членов. Девять местных организаций. Две городские организации – это Самара порядка 1200 членов ВОС. И Тольятти, это более 600. Остальные организации где-то численность от 130-140 до трехсот членов.

Среди некоммерческих организаций мы занимаем достаточно  заметное место. Мы представлены в Общественной палате Самарской области. Это и комиссия при губернаторе по делам инвалидов. Общественный совет при Самарской губернской Думе. И общественная комиссия при председателе Самарской губернской Думы по работе с ветеранскими организациями и общественными организациями инвалидов. И есть такой тоже орган – Общественное собрание Самарской области, которое ежегодно анализирует состояние исполнения бюджета Самарской области, и участвует в формировании проекта бюджета на следующий год. Мы там тоже представлены. Вот это все – форма нашего взаимодействия. Ну, и кроме того, мы являемся в моем лице членом коллегии Министерства социально-демографической семейной политики. Министерства труда, занятости и миграционной политики Самарской области. Все годы, что я работаю, мы получаем прямую финансовую поддержку из бюджета области. Это и гранты. Мы активно стали работать по этому направлению. Ставили себе задачу, чтобы научиться писать проекты и выигрывать их. Сегодня вроде бы у  нас в этом плане движение наметилось неплохое. В прошлый год мы выиграли грант национального благотворительного фонда по обучению незрячих GPS-навигации. В прошлом году нам средства поступили, в этом году мы этот грант реализовали. И уже выиграли грант на 2014-й год по социальной поддержке престарелых, инвалидов и участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла. Мы знаем, насколько сложно сегодня этим людям решать вопросы обеспечения техническими средствами реабилитации и  мы решили им помочь в этом деле, чтобы освободить их от этих хлопот.

Улучшилось положение и по сотрудничеству с министерством спорта. То есть значительные средства областного бюджета стали выделяться на развитие инвалидного спорта. Все мероприятия, которые мы планируем по физической культуре и спорту, они сегодня финансируются министерством. Все поездки, которые  осуществляются спортсменами для участия в общероссийских, межрегиональных соревнованиях, расходы покрываются Министерством спорта. Вот буквально через 2 недели будет проходить большая областная спартакиада инвалидов по зрению. В очень хорошем месте, на базе отдыха. Участвует там около 130-ти человек. Если мы раньше получали финансирование в основном только на участие в соревнованиях, то сегодня уже на проведение масштабных областных спортивных мероприятий.

Ещё одна форма очень хорошая у нас есть, в Самарской области, это премии Губернатора для лиц с ограниченными возможностями здоровья. На сегодняшний день эта премия у нас составляет 20 тысяч рублей. Её вручают в торжественной обстановке на областном мероприятии, посвящённом Дню инвалидов. Ежегодно 18 человек по шести номинациям получает такие премии. Мы выдвигаем своих людей. И 3-4 премии, как правило, каждый год – наши. Я считаю, что это хороший показатель. Уже сегодня таких лауреатов этой премии у нас  больше 50 человек

То есть в целом по области сотрудничество у нас складывается очень и очень неплохо.

– Как обстоит дело с ВОСовскими предприятиями? Удалось ли их сохранить?

Казанцев: - В принципе, в том или ином виде мы сохранили все те предприятия, которые у нас были в доперестроечный период. У нас в Самарской области было 5 предприятий: Самара два предприятия, Сызрань, Чапаевск и Похвистнево. Вот всего пять. Все производственные потенциалы, производственные площадки у нас сохранены.

 

К этому надо добавить, что вдобавок к вышеназванным - сохранённым производственным площадкам, за последние годы возникло новое предприятие - в Тольятти. Причём создано оно было по инициативе самих рабочих…

Впрочем, если у вас, уважаемые слушатели, сложилось слишком радужное  впечатление, что в самарском регионе всё обстоит самым благополучным образом, то, к сожалению должен сказать, что это не совсем так. На самом деле здесь, как и во многих других регионах России, велик процент незрячих людей, которые хотели бы работать и получать достойную заработную плату, но не имеют такой возможности… Да, общественная жизнь незрячего сообщества в самарском регионе достаточно оживлена, но ведь лишь конкурсами и экскурсиями сыт не будешь.  А без активной поддержки непосредственно городских и поселковых властей проблему занятости инвалидов решить сложно.  Поэтому я  спрашиваю у Анатолия Григорьевича, всегда ли он, как председатель, находит понимание у областных и городских  чиновников разного уровня.

- Везде где находятся наши филиалы встречаемся с главой города, но у них у каждого проблемы… Поэтому из городского бюджета предприятиям практически сегодня какую-то реальную помощь получить не удается. Пытаемся как-то влезть в муниципальный заказ. Но реально что-то сегодня получить пока не можем. Единственное, пожалуй,  мы хорошее содействие от властей получили в свое время, когда развивали сеть автоматов по продаже бахил. Решили такой проект провести. Закупили автоматов, Центральное Правление выделило деньги. Получили содействие от всех местных органов власти, чтобы эти автоматы были установлены в учреждениях здравоохранения.

Пытаемся, чтобы муниципалитеты коммунальные услуги нам компенсировали, налоговые платежи, которые сегодня идут в местный бюджет от наших филиалов, от тех людей, которые там работают. Ну, пока здесь положительных существенных сдвигов мы не наблюдаем. Хотя встречи были проведены со всеми руководителями городов, где находятся наши филиалы. Но думаю,  что с учётом тех нововведений, тех писем, которые сегодня Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации направило в регионы, мы повернем ситуацию. Готовится постановление правительства на выделение субсидий, по компенсации части дополнительных затрат на трудоустройство инвалидов.

 

Проблема трудоустройства незрячих актуальна даже для благополучной Москвы. Чтобы узнать, как обстоит дело с занятостью инвалидов по зрению в Самаре, я обращаюсь к начальнику отдела специальных программ Центра занятости городского округа Самары  Наталье Евгеньевне Ивановой.

 

- Мы наш отдел не первый год занимаемся трудоустройством инвалидов. То есть заключаем договор с работодателями на определённое количество мест и трудоустраиваем граждан. Например, в прошлом году было создано 20 рабочих мест для инвалиды со зрением и с общими заболеваниями.

На самом деле трудоустроить инвалида несколько проблематично. Сами граждане скептически относятся к трудоустройству. Они требуют к себе особого внимания, особого отношения. Либо какие-то специфические условия работы. Работодатель не всегда может оказать данное внимание и данное отношения. Потому и работодатели не все желают видеть у себя человека с ограниченными возможностями.

– А центр занятости проводит какую-то работу, чтобы мотивировать работодателей брать инвалидов?

- Конечно, мы организовываем различные круглые столы, где рассказываем обо всех программах, которые реализуются. В чем плюсы трудоустройства инвалидов. Организовываем встречи граждан с потенциальными работодателями. Те же ярмарки вакансий, где присутствуют предприятия, которые заведомо знают, что будут принимать граждан с инвалидностью.

 

Мой следующий собеседник - Низовцева Оксана Олеговна  Заместитель министра социальной защиты населения Министерства социальной демографической и семейной политики Самарской области. Я прошу её рассказать, что делаются самарскими властями для улучшения жизни местных инвалидов по зрению.

 

- Мы достаточно тесно сотрудничаем с Всероссийским Обществом Слепых, и с Самарской организацией. В частности, с Казанцевым Анатолием Григорьевичем. Проводим ежегодный туристический слет для инвалидов по зрению, где отбираются команды на всероссийские соревнования.

Работаем по «Доступной среде». То есть у  нас есть комиссия по делам инвалидов при губернаторе. Куда входит  Казанцев Анатолий Григорьевич.

– Программа «Доступная среда», что в нее входит?

- У нас есть отобранные социально-значимые объекты, которые были согласованы со всеми общественными организациями инвалидов, в том числе с ВОС. И ведется работа по возможной адаптации этих объектов для инвалидов различных категорий.

Кроме того, большой блок идет у нас по различным мероприятиям в целях социальной адаптации таких людей. У нас есть служба сопровождения инвалидов по зрению. Есть программа. она складывается из того, что у нас по различным районам, городам области существуют индивидуальные помощники, которые оказывают эту помощь. И отдельно мы разыгрываем госзаказ на территории города Тольятти для организации сопровождения инвалидов, проживающих на территории города Тольятти.

ВОС - одно из самых активных обществ. Потому что, конечно, инициатив много. Анатолий Григорьевич очень открытый к взаимодействию человек. Поэтому, конечно, таких проектов совместных у нас достаточно много.

                        

Реабилитация и мы

Антон Кротков

 

У нас сложилась великолепная команда

 

Самарская областная библиотека для слепых существует не в самых комфортных условиях. Её сотрудникам и читателям приходиться ютиться в небольших помещениях, к тому же расположенных в разных частях города. И, тем не менее, едва переступив порог, я ощутил доброжелательную клубную атмосферу. Руководит небольшим коллективом единомышленников Валентина Викторовна Тюгашева. Ей слово:

 

- В 2015-м году нам исполнится 60 лет. Библиотека стабильно развивается. С 1962-го года она находится в  здании по улице Спортивной, 12. Помещение, надо сказать, не очень хорошее. Полуподвальное. Но мы его пытаемся преобразить, сделать  более уютным. Вот буквально сейчас у нас начинается ремонт книгохранилища. Дело тяжелое. Упаковать фонд, вынести, сделать так, чтобы он сохранился  в нормальном виде.  Надеемся на то, что помещение станет лучше, уютнее после этого ремонта. И это послужит улучшению обслуживания читателей. Наша библиотека  имеет свои структурные подразделения в городах и в районных центрах Самарской области - в Чапаевске, в Сызрани.

На сегодняшний день в нашей библиотеке 2950 читателей. Сейчас мы сделали свой сервер книг с криптозащитой. У нас читают книги с сервера не только с Самарской области, но и с других регионов Российской Федерации. библиотека сегодня – это учреждение, которое формирует, наверное, читательский вкус формирует информационные, эстетические потребности.  Поэтому библиотека создала виртуальную площадку, голосовой чат для своих пользователей. Площадка существует всего год. Раскручиваем мы ее потихонечку. И на этой виртуальной площадке «Голосовой чат» мы проводим свои мероприятия. Если кто-то хочет зарегистрироваться в нашем чате, то надо зайти на сайт библиотеки, посмотреть условия регистрации. Они очень простые. Обратиться с письмом в адрес нашего программиста Александра Викторовича Грызунова. Могу назвать адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Разговор заходит об актуальной сейчас для многих библиотек проблеме оцифровки библиотечных фондов, хранящихся на устаревших плёночных носителях и создании базы книг для чтения в спецформате с помощью электронных плейеров. 

 

- Мы одна из первых библиотек в России, которая начала переводить mp3-формат в lkfдля плееров, для прослушивания говорящих книг. 2007-й год этот процесс начался, когда стали выдавать плееры. Получалось так, что по Гражданскому кодексу нельзя было в память компьютера копировать и так далее. Был изобретен специальный lkf-формат для прослушивания говорящих книг. И вот в этот формат мы переводим практически все мр-3 издания, какие получаем. И спокойно выдаем на флеш-карте. На сегодняшний день мы оцифруем только то, что касается творчества незрячих. То есть какие-то эксклюзивные материалы, которых нигде больше нет, касающиеся непосредственно нашей жизни - записи работы самодеятельности 70-90-е годы. Какие-то еще материалы. архив делаем.

Мы также издаем рельефно-точечным шрифтом. Сегодня это происходит, в основном, по заказу читателей. Официально брайль, на мой взгляд, все-таки не так много востребован, как это было раньше. Но, тем не менее, если возникает такая необходимость, то мы делаем рельефно-точечные издания. Мы также делаем рельефно-графические издания, на которых рисунки цветные. И это намного более лучше воспринимается теми, у кого остаточное зрение, кто рельефную графику воспринимает наощупь, плюс взгляд. Тактильные книги мы начали делать только с этого года. Раньше как-то у нас это направление не шло.

Ну что ещё. Мы начнем работать с факультетом коррекционной педагогики. Чтобы они как волонтеры занимались с детьми дошкольного возраста. Для того, чтобы, готовить их к школе. Всё-таки очень мало специальных игрушек и литературы адаптированной для детей – дошколят.. Мы стараемся это делать. И я думаю, что у нас начнется процесс занятий с такими детьми. Скорее всего, это будет индивидуально с помощью факультета коррекционной педагогики.

 За последние годы у нас сложилась великолепная команда сотрудников. Подобрались кадры, которые любят работу, которую они делают. И они хотят сделать ее как можно лучше. Я как руководитель всегда приветствую инициативу. Вот, например, с программистом, с Александром Викторовичем Грызуновым. Человек взялся - организовали «Голосовой чат». Ему захотелось это сделать. И он это сделал.

    

Аександр Викторович Грызунов - ведущий программист самарской областной библиотеки для слепых. Здесь он главный человек по компьютерным технологиям.

 

- В мои обязанности входит консультирование читателей. Читатели приходят с тифлофлешплеерами, с ноутбуками. Что-то нужно настроить, что-то не работает. Просто проконсультировать по каким-то программным обеспечениям. Что лучше, что удобнее. Другая моя работа – это обслуживание lkf-сервера. Вот сзади меня расположен сервер, отдельный компьютер. На нем размещена база lkf-книг. Он подключен через скоростной интернет. И  читатели Самарской областной библиотеки для слепых, и не только, могут скачивать эти книги с этого сервера. Я его обслуживаю. То есть  пополняю базу. Если какие-то возникают ошибки, перезагружаю этот сервер. Третья работа отдельная – это обслуживание голосового чата. То есть на этом же сервере установлена программа “TeamTalk”. С помощью нее и с помощью интернета мы имеем возможность выходить, как бы в общую комнату и там проводить какие-то мероприятия. Вот сейчас в данный момент три мероприятия проходит. Придумываем различные викторины, отгадывание кроссворда, обзор новых книг, встреча с психологом, регулярные встречи с юристом. Сейчас вот стала по  вторникам у нас новая рубрика – исторические чтения. В общем, различные мероприятия. Причем мы их время от времени обновляем, придумываем новые. И кроме читателей Самарской областной библиотеки для слепых к нам присоединились пользователи с других чатов, просто желающие интересно и с пользой проводить время.

– Помогаете людям, которые хотят, например, освоить GPS-навигацию?

Грызунов: Во-первых, библиотека выпустила аудиоучебник по GPS-навигации. Он будет доступен в Lkf-формате. Может его скачать любой человек. Этот учебник был напечатан и по системе брайля нашей библиотекой. Отдельная тема, если человек приходит, и у него есть телефон, смартфон Нокиа. Пожалуйста, устанавливаем в течение одного – двух дней, например, базу города Самары. Или другого города, если из области человек приехал. Ну и какие-то простейшие рекомендации, как пользоваться этой системой GPS-навигации. В мае – июне у нас были курсы. Собрали 18 человек по области, несколько человек с Самары. Они сюда приезжали раз в неделю, и  здесь были теоретические занятия на компьютере. Это не в самой библиотеке. То есть я от библиотеки был, как преподаватель. А сами занятия были в областном правлении ВОС. То есть, областное правление вместе с библиотекой как раз этот проект совместно проводили. Были и практические занятия. То есть мы ходили, учились ориентироваться на местности и так далее.

В крошечной студии звукозаписи царит творческая атмосфера. Здесь происходит запись очередной книги. Впрочем, слово  технику студии звукозаписи  Самарской библиотеки для слепых Любови Михайловне Грызуновой…

 

  - Я занимаюсь записью книг в формате мр3. Накладываю музыку, усиливая впечатление конкретных фрагментов. Чтецы приходят очень разные. Интересные люди. Заслуженная артистка России, Канонникова Галина. Начитываем повести и рассказы. В этом году мы выпустили два диска.

Сейчас мы начитываем наших Самарских писателей. Вот «Афганские былинки». Наш незрячий читатель написал. Он был в Афганистане, потерял зрение. Мы его начитали. Сейчас в работе «Желтая дама». В ней 17 частей. И каждая часть по часу.   Сейчас с  Еленой мы начитываем очень интересную книгу, называется она «Самарских улиц имена». Очень интересная книга о каждой улице. Почему она носит это имя. В ней 159 улиц, переулков, площадей. Думаю, что эта книга будет пользоваться большим спросом. И музыку мы подобрали.

Когда удачно накладываешь музыку, книга становится интереснее. Я раньше работала не по этой специальности. Пришлось обучиться. Вот уже шесть лет работаю здесь, как оператор.

Хроника событий

 

В центральном правлении ВОС

 

На заседании 19 сентябрябыл заслушан вопрос о Реализации Программы ВОС «О реабилитации инвалидов по зрению на 2012 год».

Программа была утверждена Центральным Правлением 16 февраля 2012 года. Объем финансирования составил 1 млрд 949 млн 900 тысяч рублей. В итоге на выполнение Программы было направлено 2 млрд 60 млн 400 тысяч рублей. Результаты по медицинской, социальной и профессиональной реабилитации в основном достигнуты. Программа выполнена на 105,6%.  Ее выполнение контролировали Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации, Министерство спорта Российской Федерации, Фонд социального медицинского страхования Российской Федерации, с которым ВОС работает в тесном взаимодействии.

На реализацию Программы в 2012 году из федерального бюджета направлено 1 млрд 17 млн 400 тыс. руб.

В 2012 году было выдано 13 357 путевок в санатории, дома отдыха и турбазы. Из них 10 134 путевки – членам ВОС.

48 незрячих спортсменов выступили на ХIVПараолимпийских играх в Лондоне, где завоевали 14 золотых, 14 серебряных и 12 бронзовых медалей.

За счет федеральных средств выпущена литература для слепых и внедрены инновационные средства для информационного обеспечения инвалидов по зрению на сумму 150 млн рублей. Для спецбиблиотек ИПТК «Логосвос» выпустил 29 наименований литературы укрупненным шрифтом, 22 наименования книг рельефно-точечным шрифтом Брайля тиражом 2640 экземпляров.  Более 320 «говорящих» книг был записано на кассеты и флешкарты. Кроме того, в плоскопечатном крупношрифтовом формате выпущено 12 номеров журнала «Наша жизнь» общим тиражом 75 000 экземпляров, в брайлевском  варианте – около 16 000 экземпляров.

Пять региональных организаций ВОС стали победителями конкурсов по получению грантов Общественной палаты РФ на общую сумму 2 млн 980 тыс. руб.

Региональные организации, хозяйственные общества и учреждения ВОС привлекли 719  млн. рублей из бюджетов субъектов РФ.

В 2012 году 21 481 инвалид по зрению был обеспечен тифломагнитофонами и тифлофлешплейерами на общую сумму 174,6 млн. руб.

Центральное правление Всероссийского общества слепых постановило:

- Информацию о реализации Программы «Реабилитация инвалидов по зрению на 2012 год» принять к сведению.

 

На этом же заседаниирассматривался вопрос о подготовке к празднованию 90-летия со дня образования ВОС. 6 апреля 1925 года было образовано Всероссийское общество слепых.

С целью качественной и своевременной подготовки к юбилею Центральное правление ВОС постановляет:

- Создать организационный комитет.

- Разработать план мероприятий.

- Предоставить оргкомитету право формирования рабочих групп для организации и выполнения мероприятий согласно утвержденному плану.

 

14 ноября в издательском комплексе «Логос»состоялось празднование 55-летия создания Совета ветеранов Московской городской организации ВОС. На торжество были приглашены руководители ВОС, председатели местных организаций, активисты  Московской городской организации и ветераны.

Совет ветеранов Москвы, отмечая заслуги организации ВОС и ее ветеранов, наградил многих из них Почетным знаком Совета и Почетными грамотами.

С приветственным словом к гостям праздника обратился Президент Всероссийского общества слепых  Александр Яковлевич Неумывакин. Он подчеркнул, что собрание проходит в стенах лучшего предприятия Московской городской организации. «Я от всего сердца поздравляю присутствующих здесь и по разным причинам не присутствующих ветеранов», - сказал он.

Затем, словно бы перелистывая страницы истории Московской городской организации, гости с интересом слушали выступления тех, кто принимал живое участие в развитии ВОС: участника Великой Отечественной войны, бывшего заместителя председателя Центрального правления Гусмана Аглеевича Хафизова, бывшего начальника управления промышленности ВОС Анны Павловны Язвиной, бывшего главного редактора журнала «Наша жизнь» Евгения Дмитриевича Агеева, бывшего руководителя Дома культуры ВОС Беллы Акимовны Торбиной и других.

Музыкальное сопровождение праздника обеспечивал Заслуженный артист России, незрячий баянист Вениамин Прокопьевич Палецкий.

Вечер прошел в теплой, дружеской обстановке, многие ветераны давно не встречались и с удовольствием пообщались друг с другом. Еще одним приятным моментом праздника стало то, что все присутствующие получили на память ценные подарки.

Хроника событий

Школа отстояла право на образование

 

17 сентября 2013 г. московская Школа-интернат для слепых детей №1 официально была переведена из Департамента образования в Департамент социальной защиты г. Москвы. Решение о смене ведомственного подчинения было принято по инициативе директора школы Константина Кравцова. При этом был допущен ряд нарушений: ни родительский комитет, ни Управляющий совет, ни трудовой коллектив школы не были заранее оповещены и привлечены к согласованию этого решения. О произошедших изменениях родители учеников узнали на открытом родительском собрании лишь 27 сентября.

Школа-интернат для слепых детей №1 – это старейшее образовательное учреждение Москвы. Недавно она отметила 130-летие своего существования. Более века  она обучает незрячих и слабовидящих детей Москвы и Московской области. Множество выпускников этой школы не только поступили в высшие учебные заведения страны, но и окончили аспирантуру, а также получили степени кандидатов и докторов наук.

Родителями и учителями школы-интерната №1 было написано несколько писем и собраны подписи, которые были переданы депутату Государственной Думы РФ Олегу Смолину, Руководителю Департамента Образования Москвы Исааку Калине. В поддержку родителей выступили также  многократная параолимпийская чемпионка, Депутат Государственной Думы Римма Баталова и член Общественной палаты, популярная певица Диана Гурцкая.

15 октября в Общественной палате состоялись слушания по вопросу о данном переводе. На них присутствовали бывшие воспитанники, выпускники школы и родители учащихся, Олег Смолин, Римма Баталова, представители руководства Департамента социальной защиты Татьяна Потяева и Департамента Образования Марина Смирницкая. Татьяна Потяева и Марина Смирницкая разъяснили слушателям, что данные изменения направлены на улучшение положения учащихся школы и заверили, что нововведение никаким образом не ослабит образовательной направленности школы.

Сотрудники радио ВОС записали выступления участников слушаний и любезно предоставили их в наше распоряжение. Предлагаем Вашему вниманию некоторые выступления по нашему выбору. Вел заседание Олег Смолин.

Слово предоставлено Сергею Новикову, выпускнику школы-интерната №1 для слепых детей 1979-го года, заместителю главного  редактора издательства «Репро».

 

- Новиков Сергей Анатольевич, выпускник школы-интерната №1 для слепых детей 1979-го года. В настоящий момент я работаю заместителем главного  редактора ООО МИПО «Репро». Для тех, кто не знает, расшифрую. МИПО – это Московское издательское полиграфическое объединение «Репро», который выпускает литературу рельефно-точечным шрифтом брайля и в частности литературу учебную.

С чего хотелось бы начать. Я сегодня много раз слышал слова о том, что «не бойтесь перемен, все будет только лучше». И я был бы рад в эти слова поверить. Но, к сожалению, я слышал эти слова до перестройки, как человек немолодой, в ходе перестройки  и после перестройки не раз. И вот, к сожалению, не всегда они оправдываются, эти слова.

Ну, вот смотрите. Школа-интернат №1 сейчас является действительно хорошим образовательным учреждением, откуда немало людей поступали в высшие учебные заведения. Целый ряд школ дают кадры для московских высших учебных заведений. Есть среди них хотя бы одно учебное заведение, которое находится в системе, в подчинении Департамента соцзащиты города Москвы или вообще какого-либо Департамента соцзащиты по России?

Вот поднимите руку, кто таких людей встречал в вузах. Вот у меня полностью нет зрения. Но я могу поручиться, что ни одной руки поднято здесь не было. Это о чем говорит? О том, что да, действительно, школы такие есть. Но они ориентируют детей совсем на другие вещи, да. Не на, скажем, профессиональный рост, не на развитие. А, может быть, действительно, там на реабилитацию, на выживание, на приспособление. Это тоже важно, но это совершенно другая статья.

Я также хотел очень сильно позавидовать Марине Владимировне в умение верить в то, что написано в законе. Вы знаете, в одном из юмористических рассказов Марка Твена было написано про одного персонажа, что  он был сумасшедший. То есть верил всему, что написано в субботних газетах. Точно так же, ну, понимаете, в законах Российской Федерации тоже есть немало декларативных положений. И вот на конференциях или на обсуждениях, которые устраивались, в частности, и под эгидой Олега Николаевича, мы не раз обсуждали. Почему многие буквы закона таки не становятся реальностью, да.

Вот встает вопрос. Мне очень понравилась откровенность, с которой Татьяна Александровна сказала здесь о печати. И вот информация о том, что в системе Департамента соцзащиты, оказывается, есть школы третьего и четвертого вида. Значит, они есть, да. Но как работник учреждения, которое по госзаказу поставляет учебники рельефно-точечным шрифтом брайля во все учебные заведения, я могу совершенно авторитетно сказать, что за 20 лет… А я работаю с 2001-го года в МИПО «Репро», за 20 лет ни одной заявки на брайлевские книги из этой школы третьего и четвертого вида не поступало. Как там учат детей? На чем? О каком брайле там идет речь?

И если такое преподавание существует уже в школах третьего и четвертого вида, то рано или поздно, когда произойдет смена кадров, когда исчезнет инерция определенная, которая есть сейчас, аналогичные процессы будут развиваться и в Первом интернате. И поэтому я прошу уважаемых чиновников понять, что исходя вот из этих соображений, среди выпускников первого интерната, среди родителей учащихся есть желание Первый интернат в соцзащиту не отдавать.

Речь идет о том, чтобы отменить или приостановить распоряжение от 17-го сентября в части, касающейся Первого интерната.

Но главное, по сути, понимаете, переходя из одного ведомства в другое, школа-интернат №1 меняет свое лицо. Она меняет устав, она меняет ценностные ориентации, она меняет свое назначение. Понимаете. А от этого никуда не  уйдешь. И по той судьбе, которая есть у учеников вот этих самых социальных учреждений, можно об этом судить. А в какие высшие учебные заведения поступают выпускники школы третьего и четвертого вида, о которой здесь было сказано? Вот какие у них есть достижения в сравнении  с достижениями школы-интерната?

Этот вопрос я задаю потому, что если там такие достижения невелики, то и в школе-интернате они со временем будут невелики.

Вот, понимаете, я сам проживаю в районе Бирюлево западное, да.

И на своем личном опыте я понял, что вот чиновникам лучше не доводить дело до той крайности, которая в этом самом районе, к сожалению, проявилась. И еще долго будет проявляться. Лучше решать вопрос не тогда, когда он усугубился, а тогда, когда он только начинает назревать. Вот поэтому я надеюсь, что будут донесены до соответствующего руководства соображения, что есть реальные основания у родителей возражать. И возражать категорично против переподчинения Первого интерната Департаменту социальной защиты. Спасибо.

Первый интернат мы не отдадим. И будем использовать все, разрешенные конституцией, средства для этого.

 

Слово переходит к следующему выступающему.

 

- Венера Закировна Денискина - заведующая лаборатории Институт коррекционной педагогики.

У меня такое ощущение, что начинает внедряться западная модель, а там специальные школы ценного образования не дают. В нашей стране пока образование можно получить хорошее, вот именно многим слепым. И тот, кто здесь присутствует из нас, инвалидов по зрению, с высшим образованием. Мы, в принципе, все закончили школу для слепых. В нашей стране пока другого пути нет. Когда решаете вопросы относительно инвалидов, постарайтесь услышать и наш голос. Потому что здесь не только вот как заведующая лаборатории, но как и инвалид уже.

В чем наши-то интересы? Да мы хотим работать, мы хотим быть конкурентоспособными, мы хотим платить налоги и мы  хотим быть гражданами страны равноправными. Как все. Но для этого в процессе образования надо учитывать наши особые образовательные потребности. Нас надо обучать по брайлю, без зрительного контроля владеть компьютером. И, конечно, нас учить приходится по специальным методикам. Но ведь и отдача есть.

Сколько среди нас и ученых, и математиков, и  аналитиков, и политологов, и филологов. Мы учились интегрировано. И вот в последнее время много ходит разговоров о том, что нас дорого учить.

Мы пока еще признаемся дееспособными.

Я, честно говоря, вижу в этом насильственную интеграцию. Я не против интеграции. Но пока что у нас не созданы условия к интеграции. А начнут снижать вот этот цензовый уровень, и придется нашим ученикам идти в массовые школы. А массовые школы, квалифицированных педагогов нет, пособия нет, зрячие дети пока не готовы совместно  с незрячими учиться.

Если бы вы видели тех учеников, которые приходят из массовой школы, в специальную, вы видели бы, насколько они затравленные.

 

Микрофон переходит к Ирине Хватовой.

 

- Меня зовут Хватова Ирина Викторовна, я выпускница этой школы. Я заместитель директора по учебной работе этого учреждения. Я хочу, чтобы вы, уважаемые присутствующие здесь, задумались о том, насколько в праве вы брать на себя ответственность за решение судеб наших детей.

Сейчас у меня перед глазами наше 130-летие. Я играла там императрицу Марию Федоровну. Это именно она и лютеранский пастор ДюГоф приняли решение о создании школы. И моя замечательная фраза – повелеваю школе быть. Вы знаете, мне хочется ее опять сказать сегодня для всех вас. То, что здесь сегодня присутствуют наши выпускники, это наши звездочки. Это лучшие выпускники. И я, как мои коллеги, мы ими гордимся. Потому что это мы их вырастили. Это люди, которых хочется слушать. И нам не стыдно ни за одно слово, которое они произнесли.

Уважаемые родители, спасибо вам большое за то, что вы делаете, за вашу сдержанность, за вашу эмоциональность, когда вы умеете соединить и то, и другое в своих поступках. Ведь что такое, когда вам говорят в роддоме, что у вас родился незрячий ребенок. Люди никогда не представляли себе той катастрофы, которая их ждет по жизни. Я знаю свою маму, которая, когда я родилась… Но со мной даже гулять выходили в первые месяцы не на той площадке, где были обычные дети.

Они еще придут в соцзащиту. Но зачем мы сейчас это делаем, я тоже понять не могу. Они  так стремятся быть обычными детьми, и мы их таки воспитываем. Они хотят участвовать в обычных соревнованиях, в обычных олимпиадах, в обычных конкурсах. Зачем? Вот цель этого перехода, она до сих пор нам непонятна.

И еще я хочу сказать то, что коллеги мои, педагоги - это наше лицо, лицо нашей школы. Ведь не только директор делает лицо учреждения и его авторитет. Но почему изначально с нами разговаривают как с какими-то людьми, которые совершили что-то не то? Почему нас не хотят слушать, почему их раздражают наши вопросы – это ведь тоже непонятно.

За границей многие даже не употребляют слово инвалид, чтобы не оскорбить инвалида. И Венера Закировна сегодня, умница, об этом говорила. Нельзя решать судьбу инвалида без привлечения родителей, выпускников, общественности. Это такая категория населения и так уже ранима. И сколько бы реабилитаций мы ей не оказывали, наш незрячий ребенок выходит в город. И вы знаете, как трудно ему дойти до метро, как трудно ему пользоваться этим метро, как трудно ему в магазине.

Поэтому когда за нашей спиной чиновники о чем-то пытаются договориться и решить этот вопрос – это неправильно. И если бы изначально собрался такой круглый стол, то ситуация не была бы доведена до отчаяния, когда мы испытываем и давление со стороны, и угрозы. И я хочу обратиться к мэру Москвы. Мои коллеги меня тоже в этом поддерживают. Давайте приостановим это решение. Дайте нам шанс все-таки оказаться в образовании. Дайте нам возможность почувствовать себя на равных с вами.

Не надо нашу судьбу решать без нас. Когда говорят «закрой глаза – и ты поймешь, что такое незрячий»,– это неправда. Вы этот мир видели. И закрыв глаза, вы прекрасно знаете, что здесь стоит круглый стол и рядом сидят и смотрят на вас люди. А незрячий, он никогда его не видел. Незрячему действительно очень сложно. И мы как педагоги готовы с ним этот путь пройти.

 

Депутат государственной думы, 13-кратный параолимпийский чемпион Римма Баталова

 

- Вы знаете, уже все мнения тут были высказаны. У меня одна просьба к вам, Татьяна Александровна. Вы хотите, чтобы мы вас услышали. Такая же просьба у нас к вам. Вы тоже, пожалуйста, прислушайтесь к тем родителям, которые сегодня являются проводниками своих детей. Но, знаете, вот я на паралимпийских играх выступала 30 лет. И вижу, как уже просто со слепыми никто не хочет заниматься. Почему, потому что мы вот так объединяем всех вместе. В скором времени у нас в классе останутся один слепой, другой глухой, третий немой. И как мы будем их обучать?

 

Завершил слушания первый заместитель председателя комитета по образованию и науке Олег Смолин.

 

- Я абсолютно убежден, что принцип «ничего для нас без нас» должен соблюдаться. По смыслу закона о социальной защите инвалидов,   решение управляющего совета должно было приниматься во внимание. Я думаю, что независимо от того, чем все это закончится, сегодняшнее заседание, оно будет иметь серьезные последствия. Здесь прозвучало серьезное предложение о возможном заключении соглашения, подписания какого-то документа. Может быть, между двумя департаментами и управляющим советом школы. Но я думаю, что благодаря тому, что делают родители, управляющий совет, педагоги, мы уже получили некоторые дополнительные гарантии того, что образование в школе сохранится. Потому что прежде говорили, что устав будет радикально изменен. Сейчас говорят, что вся образовательная составляющая в уставе, включая название школы, сохранится. Если школа-интернат для незрячих ребят не очень укладывается в классические схемы финансирования, которые использует Департамент образования города Москвы, то надо было разработать специальные схемы для специальных школ. Я готов эти идеи передать наверх, на уровень Сергея Семеновича Собянина, на уровень руководства департаментов образования. Пока же я хочу сказать одно, вполне определенное. Коллеги,  в соответствии с принципом «ничего для нас без нас», я буду поддерживать мнение управляющего совета школы всеми имеющимися в моем распоряжении средствами депутата Государственной Думы.

 

 

Участники слушаний расходились неудовлетворенными обещаниями чиновников, и 19 октября в Новопушкинском сквере состоялся митинг, на котором помимо выпускников школы и педагогов присутствовали журналисты московских средств массовой информации. Выступления его участников так же были записаны сотрудниками радио ВОС. Перед началом митинга его ведущий  Сергей Новиков ответил на вопросы корреспондента.

 

- Новиков Сергей Анатольевич. Выпускник школы-интерната №1 1979-го года. Здесь митинг выпускников школы и учителей школы в поддержку обращения родителей детей, учащихся в школе-интернате в данный момент, в котором родители просят приостановить или отменить распоряжение мэра Москвы от 17-го сентября, в соответствии с которым школа-интернат переходит из ведения Департамента образования в ведение Департамента социальной защиты правительства Москвы. Решение это было принято фактически втайне от родителей. Был нарушен один из основополагающих принципов конвенции ООН о правах инвалидов, «ничего для нас без нас». А так же закон о социальной защите инвалидов Российской Федерации, который предполагает, что принятие  любых решений, касающихся инвалидов, невозможно без консультации с общественными организациями инвалидов. Данном случае все общественные организации были проигнорированы. Ну, а по сути, это решение означает фактическую постепенную ликвидацию школы-интерната №1 как  учебного заведения именно для слепых, где учебный процесс идет на основе рельефно-точечного шрифта брайля, которым печатаются и учебники. Для того чтобы ученики могли писать упражнения, решать задачи, писать сочинения и так далее. Это очень важно. Первоначально мы думали, что чиновников удастся убедить, и 15-го октября мы участвовали в заседании круглого стола, который был организован по инициативе Дианы Гурцкой. На этом заседании присутствовали представители департамента образования, представители социальной защиты. Но их твердокаменная позиция, их нежелание, неспособность услышать наш голос, убедили нас, что необходимы такие формы протеста, как митинг.

Мы ожидаем, что голос наш будет услышан соответствующими департаментами, и что будет принято решение о возвращении школы-интерната №1 в ведение департамента образования. Это основное содержание нескольких писем, которые сейчас направлены Собянину. Копии направлены в другие учреждения.

– Вот у нас порядка 180-ти школ для слепых и слабовидящих в России. Может повториться и для них такая же вот история?

- Да. И когда информация об обращении и о митинге распространилась в интернете, довольно много было откликов со всей России. Потому что в целом ряде регионов происходит ликвидация школ-интернатов для слепых детей. Например, Маршанская школа-интернат для слепых детей была ликвидирована в Тамбовской области. И мы сейчас чувствуем, что если вопрос тут в Москве не  будет решен положительно, то это отразиться и на других школах.

 

Ольга Соколова, выпускница школы №1, параолимпийская чемпионка 2004 года в Греции, родительница учащегося школы.

 

- У меня сын учится в этой школе. Школу переводят в другой статус. То есть дети не будут получать там нормального аттестата. Там будет просто стоять клеймо лечебного учреждения. Это уже не будет нормальная образовательное учреждение. С этой бумагой, которая будет выдаваться в школе, просто не будут принимать в нормальные учебные вузы. Потому что там будет стоять это клеймо о здоровье. Это будет уже не школа. Это будет лечебное заведение, где детей будут просто учить реабилитации, учить просто одеваться, пуговицы застегивать и так далее. И лечить.

Новиков- Мы сегодня собрались в этот непогожий день потому, что по существу, втайне от родителей, учеников, школы-интерната №1 для слепых детей, или как она сейчас называется, специальная коррекционная школа третьего-четвертого вида №1 при полном отсутствии гласности было принято решение о переводе этой школы из ведения Департамента образование в ведение Департамента социальной защиты. Это решение может иметь самые далеко идущие последствия, о которых мы сегодня будем говорить. Но важно то, что это решение вопреки конвенции ООН о правах инвалидов, где есть принцип «ничего для нас без нас». Вопреки закону о социальной защите инвалидов, где сказано, что все решения, касающиеся инвалидов могут быть приняты только при условии консультации с общественными организациями инвалидов. Да и вопреки просто обычному здравому смыслу было принято без консультации с родителями, без консультации с тем сообществом, которое сегодня поддерживает образование незрячих детей.

 

Выступает Елена Насибуллова.

- Я член родительского комитета школы, член управляющего совета школы. Я не верю, что качество образования в Департаменте социальной защиты будет соответствовать качеству образования под эгидой Департамента образования. Я опять возвращаюсь к общественным слушаниям в палате. Татьяна Александровна Потяева перечисляла очень много учреждений, назвала цирковое училище, где тоже обучаются дети чуть ли не гениальные. Когда мы заглянули, оказалось, что там обучаются дети – сироты. Наши дети учатся по обычной общеобразовательной программе. Она отличается только тем, что она идет по системе брайля.

 

Микрофон переходит к Анастасии Днепровской.

 

- У меня ребенок учится в пятом классе именно в этой школе. Пять лет назад я его отдавала своего ребенка в систему образования. И хочу, чтобы мой ребенок окончил именно образовательное учреждение. Я не хочу, чтобы мой ребенок заканчивал социальное учреждение. Поэтому, просчитывая будущее, я решила задать вопрос  - готово ли образование взять моего слепого ребенка в обычную школу. Я составила письмо, которое отправила Исааку Иосифовичу Калине на сайт. В котором написала, что в связи со сложившейся ситуацией я рассматриваю возможность получения моим слепым ребенком образования в общеобразовательной школе. Для этого мне нужно, чтобы у ребенка было сопровождение, тифлосопровождение. Чтобы ребенок мой, который пойдет в обычную школу, имел психологическое сопровождение. Чтобы он имел весь набор тех средств, которые необходимы слепому ребенку для получения образования. Это учебники, брайлевская строка. Это нужна печатная машинка. Очень много средств,  которые должно вложить государство в образование слепого ребенка как в обычной школе, так и в специализированной. Я задала этот вопрос, вопрос был мой переадресован в другие ведомства. Я позвонила в свое окружное управление образования южного округа и задала этот вопрос. Готовы ли они мне предоставить школу, где будет обучаться мой ребенок. Мне сказали там официально, что для слепого ребенка инклюзии нет. Что моего ребенка не возьмут ни в одну школу общеобразовательную, как бы ни хотели они. Потому что ни один  директор на это не пойдет. И моего слепого ребенка не возьмут даже на надомное обучение. То есть я поняла, что если у всех детей есть выбор, где им обучаться, то у наших детей просто отбирают это право. Да мы и не отдадим наших детей в обычную школу. Мы хотим, чтобы наша школа осталась такой, как есть. Знаете, когда мой ребенок спрашивает: Мама, почему я такой? Я говорю: У кого-то нету зрения, у кого-то нету руки, у кого-то нету ноги. Это не говорит о том, что человек плохой, и что он в этом виноват. У наших детей только нету зрения, но должны быть точно такие же права, как и у любого ребенка. Поэтому, мне кажется, у нас единственный путь, это отстоять нашу школу. И право наших детей получать образование такое же, как обычные дети.        

   Насибуллова – Я вижу, что нас пришла поддержать Диана Гурцкая. Я хочу вам напомнить, что слушания в Общественной палате произошли именно после того как мы обратились к ней с открытым письмом родителей.

Гурцкая– Я сама заканчивала эту школу, я понимаю каждого из вас. Каждый родитель, приходя в эту школу, видел надежду. Надежду для своего ребенка. Так же, как видела несколько лет назад моя мама. Я понимаю, что вы ждали от этой школы очень много хорошего. Я еще раз говорю, я всегда с вами, с нашими малышами, с  нашими детьми. Давайте сделаем так, чтобы им было хорошо.

  Новиков - А сейчас перед нами хочет выступить Ирина Викторовна Хватова, завуч школы-интерната №1.

Хватова– Наш учебный план ничем не отличается от учебного плана массовой школы. А все часы, которые называются коррекцией – это не реабилитация. Потому что и развитие мелкой моторики, и представление об окружающем мире, и развитие остаточного зрения – это часы, которые непосредственно являются продолжением учебной деятельности. Они связаны с конкретными предметами. То же самое касается и средней школы, где у нас целый комплекс занятий, связанный с информатикой и информационными технологиями. Это не реабилитация, это подготовка детей к поступлению в вузы. Вы знаете, что все наши кружки направлены, прежде всего, на социальную адаптацию, а не на реабилитацию. Потому что ребята, заканчивая обучение в школе, занимаясь в кружках, поступают и в консерватории, и в училища музыкальные, в спортивные вузы. Давайте еще раз вернемся к  нашей ситуации. Наверное, действительно, если  бы с вами разговаривали по-другому, по человечески, если бы с нами сначала собирались, обсуждали, а потом принимали решения, ситуация была бы цивилизованной. Она не была бы такой циничной, когда нам объясняли, что два министра просто договорились.

Я пыталась сказать представителям департамента, что вправе ли они сейчас решать судьбу учреждения, которому 130 лет. Если чиновники эту ответственность просто с себя снимают, мы все равно пойдем до конца.

 

Депутат Государственной Думы Олег Николаевич Смолин в эфире радио «Эхо Москвы» поставил в известность слушателей радио, что усилия родителей и общественности не пропали даром. После его встреч с Руководителем Департамента социальной защиты Владимиром Петросяном и Руководителем Департамента образования Исааком Калиной, они побывали в школе-интернате и сильно продвинулись к пониманию того, что образовательная составляющая, независимо от ведомственной принадлежности, должна остаться ключевой в работе школы.

Человек, коллектив, общество

 

Доверие людей – для меня самое главное

 

Татарская республиканская  организация является одной из лучших в ВОС. Наш корреспондент Антон Кротков встретился с её руководителем. Знакомьтесь Владимир Алексеевич Федорин Председатель Татарской республиканской организации ВОС, член Центрального правления ВОС, полномочный представитель Президента ВОС в Приволжском федеральном округе.

 

- Родился я Лаишевский район, село Большие Кабаны. До 4-го класса учился в сельской школе, потом по состоянию зрения учиться не мог. Год глаза лечил. И в 1968-м году поступил в школу-интернат для слепых и слабовидящих детей, которая располагается в городе Лаишево. Тогда это был просто  рабочий поселок, где я родился. Школу-интернат закончил в 75-м году. Поступил в Казанский педагогический институт. Получил профессию учитель математики и физики. С 79-го года начал работать учителем в вечерней сменной школе для взрослых инвалидов по зрению. В 1985-м году стал директором этой школы. В 93-м году, когда пошла мода на реабилитационные центры, мы изучили работу реабилитационных центров нашей организации. И особенно центра в Волоколамске и института коррекционной педагогики. И обратились в правительство Республики Татарстан по созданию на базе нашей школы реабилитационного центра. Мы его назвали – Центр образования, реабилитации и профессиональной подготовки. И до сих пор этот реабилитационный центр существует.  Он стал больше заниматься реабилитацией инвалидов, как взрослых, так и детей. Там много работает преподавателями инвалидов по зрению. сейчас новые направления ведутся обучение работе инвалидов по зрению на компьютере. Вот сейчас начали обучать на базе этого центра инвалидов по GPS-навигации. Оборудование нам выдается по программе «Доступная среда».

– Владимир Алексеевич как вы пришли со  школы на должность председателя региональной организации?

- Я принимал для себя это решение очень сложно. Приезжал в то время на конференцию к нам Моложаев Валерий Александрович. Он со мной долго разговаривал. В конечном итоге в 95-м году, 27-го октября меня избрали председателем Татарской, в то время еще республиканской организации Всероссийского Общества Слепых. Опыт руководящей работы был. Но специфика другая. Я возглавлял бюджетное учреждение, где проблем не было. Здесь же финансовая ситуация организации была очень сложная. Были долги по зарплате не только на предприятиях, но и в самой общественной организации. Какое-то время был период, когда финансирование нашей организации осуществлялось напрямую от предприятий, которые находились у нас в Республике. Но у предприятий денег не было. Из четырех предприятий с небольшой прибылью работало только одно. И нам в счет отчисления отдавали продукцию предприятия. Те же крышки Елабужские. И приходилось реализовывать продукцию, и потом получать деньги. Трудности были большие.

Особенно сложно было вникать в работу предприятия. Потому что учитель и  экономика, в общем-то, довольно-таки далеко друг от друга. Ну, что ж, жизнь заставила. Начали вникать, начали работать.

– А можете вспомнить какой-то, может быть, самый драматичный момент, и самый большой успех, которым вы до сих пор гордитесь?

- За время моей работы, почти за 17 лет этих трудностей, неудач было, к сожалению, много. Нам предприятия давали продукцию, мы продавали, получали зарплату. Однажды, получив серьезный объем продукции, отдали на реализацию. Ну и нас кинули. долго не рассчитывались. В конечном итоге потом они все равно рассчитались Мы добились. Но уже не деньгами, а в виде выполненных услуг. Ремонт они нам сделали отопления. Драматические моменты были и на предприятиях. Когда выезжаешь на предприятие. Особенно на Бугульминское предприятие, которое в конечном итоге закралось. Люди говорят – вы руководитель, вы должны решить вопросы. И вплоть до того, что чуть не с кулаками налетали. Их не волнует, там, проблемы, не проблемы. Вот такие моменты были. И мы потеряли  предприятие, которое находилось в городе Бугульма. Это самое тяжёлое. Небольшое утешение, что все желающие инвалиды по зрению, проживающие в Бугульме, работают сейчас надомниками в нашем Елабужском предприятии «УкупрПласт». Так же нам удалось создать на базе бывшего цеха Бугульминского предприятия самостоятельное Альметьевское предприятие, которое сейчас стабильно работает и успешно развивается. Люди заняты, получают заработную плату, а Всероссийское общество слепых получает поддержку от этого предприятия в виде отчислений. А что касается достижений. Ну, наверное надо сказать, что когда я пришёл, у нас предприятия были в довольно-таки с ложной ситуации. Особенно Казанское и Чистопольское. Чистопольское  предприятие – вообще принимали решение о ликвидации. Но благодаря общим усилиям, в том числе помощи администрации городов, нам удалось подобрать специалистов, руководителей этих предприятий. И на сегодняшний день Казанское предприятие по изготовлению гофрированного картона и его переработке  работает стабильно, экономически устойчиво на мой взгляд. Одно из лучших во Всероссийском Обществе Слепых. Чистопольское предприятие с нуля фактически начало работать. Работать стали стабильно. Люди имеют зарплату. Предприятие безубыточное, так же, как и все остальные в республике предприятия.

Ну и наверное всё-таки самое главное достижение, что у нас в Республике есть, это люди инициативные творческие. Мне нравится какой подобран состав нашего Правления. И с такой командой легко работать.

– Сейчас есть такая проблема у многих регионов. Идет закрытие или реорганизация специализированных школ, детских учреждений. Как с этим обстоят дела в вашей региональной организации?

- Я как бывший учитель против инклюзивного образования на сегодняшний день. Соответственно, я за то, чтобы работали специализированные интернаты для инвалидов по зрению. Я сам воспитанник интерната, я знаю, какие люди выходят из интерната. И сейчас есть у меня возможность сравнивать, какие ребята выходят после надомного обучения. Такие ребята у нас есть. То есть это небо и земля. И по знаниям, и по реабилитированности. Категорически против закрытия, и это тревожит нас. Но слава Богу у нас в Республике на сегодняшний день вопроса о ликвидации этих школ не поднимается. У нас в декабре прошлого года был совет при президенте нашей Республики по делам инвалидов, где я являюсь членом. Мы давали свои предложения, как, что нужно делать в плане образования инвалидов по зрению. Начиная от начального образования и завершая средне-специальным и высшей профессиональной подготовкой. В этом году хотим провести конференцию. Именно по проблемам образования инвалидов по зрению. Проблем много, их надо решать. Но повторяю, что я категорически против закрытия специализированных школ для незрячих. А особенно есть такие моменты, что незрячих переводят в школу глухих. Я не знаю, как они там будут вообще учиться. Специфика обучения глухих и незрячих абсолютно несовместимы.

– Наверняка проблемы молодежи находятся у вас на особом контроле.

 

- В последнее время эта работа активизировалась. И в целом по ВОС, и у нас в региональной организации. Молодежь входит в состав руководящих органов. У нас  два молодых человека в составе Правления. Один из них курирует всю молодежную работу в Республике Татарстан. Это Казанцев Евгений Николаевич. Он возглавляет Совет  при президенте по работе с молодежью. Проводится много мероприятий. Мы проводили с 6-го по 9-е июня очередной четвертый слет молодежи Республики Татарстан. Слет был  информационно-образовательный. Программа была очень насыщенная. Там были и психологические тренинги, и различные конкурсы. И в течение трех дней велась деловая игра. 8 команд разрабатывало 8 проектов по «Доступной среде». Были интересные очень проекты. Обучали инвалидов пользоваться тактильной плиткой. Если не научить инвалида читать тактильную плитку, она, эта плитка, будет лежать без пользы. За все мероприятия были ответственные. У нас есть психологи инвалиды. Катя Краснова, она психолог. Сейчас учится в аспирантуре. Абсолютно слепая девушка, но замечательно проводит психологические тренинги. С этих психологических тренингов мы каждый такой слет начинаем. У нас есть свои ребята, которые разбираются очень хорошо в компьютерных технологиях. И они вели обучение по работе с компьютерными технологиями. С GPS-навигацией. Сабантуй мы проводили.

– Какие проекты у вас сейчас на столе, в рабочем состоянии. Что для вас наиболее актуально на сегодняшний день?

- Наиболее актуально для меня лично с первого дня прихода в общественную организацию, это трудоустройство инвалидов. На сегодняшний день в Республике основная база трудоустройства инвалидов с созданными специально рабочими местами, это остаются наши предприятия. Разрабатываем программы по поддержке предприятий, направляем в Правительство. К сожалению, на сегодняшний день в Республике нет программы поддержки предприятия инвалидов по зрению. Надеюсь, что все-таки мы добьемся результата. И особенно в разрезе того, что сейчас делается на уровне России.

– Вы какую-то адресную помощь оказываете людям, например, с первой группой, которые нуждаются в трудоустройстве, в каких-то средствах, навигации, реабилитации? У вас есть такие программы?

- К сожалению, у нас нет своего гарантированного перечня по дополнительному обеспечению техническими средствами реабилитации, кроме российского. В свое время, когда только я пришел, в 97-м году, у нас такой гарантированный перечень существовал. Когда во всей России нигде не было, у нас существовал. Но он работал в течение трех лет. Потом его прикрыли из-за недостатка финансирования. Мы постоянно эту тему поднимаем. И сейчас идет работа. Неоднократно было совещание по этому перечню. Я выступал там. Что-то включали, что-то не включали. Я думаю, этот гарантированный перечень доработаем. Я думаю, в этом году такой гарантированный перечень будет принят в Республике. Мы дали очень много предложений в том числе по обеспечению инвалидов по зрению современными средствами GPS-навигация. Сейчас вот ждем ответ от Министерства труда, занятости и социальной защиты по поводу этого гарантированного перечня.

– Как выстраиваются отношения с региональными властями?

-  Отношения выстраиваются неплохо. Есть программы. За прошлый год мы привлекли на поддержку предприятий, создание и сохранение рабочих мест по Республике где-то около 5 миллионов. Это именно через республиканские власти.  Мы добиваемся, чтобы была в Республике программа технического  перевооружения наших предприятий.

– А что касается программы «Доступная среда»? Насколько удается в этом сотрудничать с властями?

- У нас программа «Доступная среда» с 11-го года. Когда началась программа, ни инвалиды, ни государство не были готовы к решению этого вопроса. Мы должны были освоить серьезные деньги до конца 11-го года. Конечно, этого не случилось. Осваивали уже в 12-м году. Просто не готовы были. Частенько упирались в законы. Когда, скажем, ГОСТы говорят, что нужно делать в учреждении то-то и то-то. Пожарники говорят – нельзя здесь такого делать. Или, скажем по ГОСТам высота рельефа тактильной плитки 7 миллиметров как в помещении, так и на улице,  а врачи взбунтовались в больницах. Мы, говорят, катим больного после операции по этим рельефам – это очень тяжело. Сейчас мы в ГОСТы внесли изменения. В помещениях рельеф этой плитки от 3,5 до 5 миллиметров. Много таких вещей было. Что касается укладки плитки. Столько разночтений было. Мы так понимаем, проектанты по-другому, ответственные по третьему, строители никого не слушают, делают, как хотят. Много было казусов. Один из примеров - плитку рельефную укладывали вниз рельефом, чтобы крепче держалась. Были и такие моменты. Мы приезжаем, говорим  - вот здесь должна плитка лежать не с прямоугольным рифом, а конусообразным. Они говорят -  у нас какая была, такую и положили. А что такое заменить конусообразную прямоугольной, или наоборот. Это дать инвалиду  по зрению другую информацию. Потому что каждый рельеф несет свою информацию. Взять даже обычную направляющую полосу. Если она выложена по полоскам, она направляющая. Она несет информацию: «слепой Человек, беги по этой прямой, никуда не наткнешься. Придешь куда надо». А в другом месте она предупреждающая, когда лежит не вдоль, а в ширину дороги. Она предупреждает, что через 8 сантиметров будет переход через дорогу. Потому очень важно правильно выложить. Вот сегодня мы посмотрели на вокзал. Визуально смотрится красиво, мне все говорят. Дорожки идут, полоски. А столько там неточностей, столько там нарушений ГОСТов. Много у нас было столкновений. И обижались на нас. В первую очередь соцзащита обижалась. Потому что они отвечали за этот вопрос. Но когда конкретно по нашей инициативе мы провели совещание прямо на перекрестке, где была тактильная плитка неправильно положена. И конкретно я по себе показал. Говорю – вот вы положили направляющую не так, куда надо идти по дорожке, а как вы захотели. И человек идет, сориентировался по ней, и выходит на проезжую часть. Попадает под машину. Я говорю: «Вот, пожалуйста. Он попал под машину». Кто отвечать будет? Там были как раз соцзащита и строители,  проектанты. До этого строители убеждали, что надо так и оставить, ничего менять не надо, потому что это будут большие затраты. А социальщики говорят: «Срочно-срочно переделывайте».

После этого ситуация изменилась. Заместитель министра по социальным вопросам она потом эту тему неоднократно поднимала на правительстве. И она является членом коррекционного совета Российской Федерации по «Доступной среде». Это очень важно. Сейчас уже всё делается не так, как это было два года назад. Довольно-таки уже взвешено. Сейчас уже без согласования не делают. А вообще объектов очень много сделано по «Доступной среде». Объектов здравоохранения, Социальной защиты, культуры.

– При строительстве Казанского  метро удалось соблюсти интересы незрячих людей?

- Да, удалось.  Я думаю в неплохом объеме. Все везде уложено где ступеньки, где спуски, перед турникетами. Там, где были неточности, мы делали замечания, поправляли. Но надо что-то еще дорабатывать. Скажем, мы на каждой станции инвалида по зрению подводим через тактильную плитку к первому вагону. Есть у нас еще предложение подводить к последнему вагону. Это удобно. Чтобы с любой стороны станции подошел, спустился на платформу и подошел. Сейчас мы в этом плане работаем. Думаю, что сдвинем, эту ситуацию.